Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом


[15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Участники: Николас Мейн, Йен Широ Тан, Кагито Лей, Леон де Виррид
Место: "Приличная" забегаловка на одной из центральных улиц Дагора
Время: Маскарад, за два дня до окончания, предсумеречье

  Над манежем и над ярмаркою праздничных одежд,   
над тревогой завсегдатаев, над ужасом невежд,       
похороненная заживо, являешься опять                   
тем, кто жаждет не высиживать, а падать и взлетать.
Окуджава

Дагор праздновал - вокруг текли потоки разумных существ, выряженных другими существами, менее (или более) разумными. К счастью все это было не совсем здесь, а за толстой достаточно каменной стеной таверны, пустой по раннему времени: для обеда было уже поздно, для ужина еще рано, а любителей пропустить эля в этом углу зала почти и не было - здесь было одинаково далеко и от стойки, где наливали и от окон, где было, на что поглазеть. Наверное это место было не лучшим в таверне, но хорошо одетого господина в сопровождении двух слуг оно явно более чем устраивало.
"Не иначе как провинциал" - подумал мимолетно трактирщик еще когда приносил сильно разбавленное вино за столик, где слуги хлопотали над своим господином. "Приехал на праздник посмотреть, а к толпе непривычный, теперь так и будет сидеть, пока народ к утру ближе по домам не поковыляет" - ехидства в мыслях трактирщика не было ни капли - ему все равно было, просидит "пострадавший" до вечера или до утра - в заведении было откровенно пустовато. Тут, впрочем, выпивохи у стойки потревовали долива и "провинциал" был забыт за хлопотами и беготней с кружками - возня слуг трактирщика не волновала.
Сам же "провинциал" сидел, запрокинув голову, прикрытую влажным компрессом, сотворенным из салфетки и, крепко удерживая одного из слуг за руку, очень тихо что-то говорил. Собеседник его, сдвинувший маску на высокий, с залысинами, лоб, слушал внимательно, но, по всему видно было - скептически. Судя по долетающим время от времени обрывкам слов обсуждался в разговоре всего-навсего дальнейший маршрут - будет ли он пролегать через забитую народом площадь перед Замком или же через парк и кривоватые переулки.

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-11 04:16:12)

2

Двери таверны раскрытились и в помещение вошла - а точнее, почти влетела толпа нарядно одетых посетителей. Только немногие оставались в масках, большую часть разгоряченных праздником людей жара и выпивка заставили сдвинуть маски на затылки или вовсе снять.
Разномастная толпа состояла наполовину из кёхуанцев, разодетых по моде Дагора, видимо, в честь празденств, а наполовину из местных, очевидно, прибившихся к веселой компании по дороге.
Верховодил толпой высокий по меркам Кёху, но не слишком высокий для Дагора светлосолосый мужчина, чье лицо было скрыто белой маской-баутой. Одет не лучше и не хуже других, но голос командный, такому сложно отказать, особенно если орет "ложись!".
Толпа мгновенно заполнила собой практически весь кабак - кто-то принялся двигать столы и лавки, кто-то требовал эля, кто-то уже хватил за округлый зад девчонку-разносчицу, а кто-то извлек лютню и начал пока тихонько перебирать струны, мурлыча средней приличности текст.
Трактирщик забегал, когда в кошельках зазвенело золото, из подсобных помещений появилось еще пару хорошеньких служанок, с кухни запахло жарящимся мясом, словом, трактир ожил.
...но мало кто из участников оживления трактира знал, что данная акция была спланирована, трактир выбран вовсе не случайно, да и их самих "приманили" дармовой выпивкой и хорошим обществом с вполне определенными целями. Создать шумовую и зрительную завесу, пока блондин получит то, что ему нужно. А нужно ему было ни много ни мало - полное представление о том, что представляет собой потенциальный наследник престола Дагора.  Празднование Маскарада было отличным поводом для неофициальной дипломатической миссии, что ни говори.

Иволга, а это был он, выпил пол-кружки вина с компанией, послушал песню и задал тему разговора, которую подхватили и которая должна была увлечь людей надолго.
Во всяком случае он на это надеялся.
Он тронул за плечо Райдо, инкуба, которого адъютантом не назначал официально только из вредности - ну и из нежелание огрызаться от беззлобных подколок со стороны Фэн Ю и Камиля. Уж слишком неоднозначная должность, исторически, а отношения Иволги с Райдо были уставными почти от и до, разве что за исключением сниженного градуса официоза, которого генерал не любил.
Райдо повернулся на скамейке, локтями опираясь о стол за своей спиной, снял маску гражданина, и никто не заметил, что ещё под маской бледные губы произнелси заклинание - "эа фа мена тог" - а за здравницами и звоном бокалов и слышно не было.
Никакого вреда людям это заклиание не принесло, и не должно было, просто слегка рассеять внимание, чтобы те не могли сконцентрироваться на беседе. И не смогли передать её потом никому.
Иволга подошел к столу, удерживая в пальцах "бокал" - кувшин вина на две пинты.
Сощурился, рассматривая внешний облик принца Дагорского. Получше, чем на довезенных до императорских дочерей гравюрах, но для мужчины внешний вид и не главное.
- Добрый вечер, - голос генерала был мягок, как кошачьи лапы. - Позволите составить вам компанию?

3

"Везет как.. дагорскому принцу" - краткая мысль была реакцией рассудка на ввалившуюся шумную толпу - нет, ну разумеется, как только ты попытаешься искать одиночества, чтобы привести свои мысли в порядок, как только попытаешься манкировать собственным решением и вети себя неподобающе, судьба немедленно отвесит оплеуху достаточно весомую, чтобы вернуться на покинутый было курс: захотел участвовать в Маскараде и приучать себя к эмоциям толпы, не послушал увещеваний, упершись фирменным, пусть и воображаемым, рогом династии Мэйн и продемонстрировав соответствующее упрямство - хлебай до дна, держи "фасон". В познавательности сегодняшней прогулки Николас уже сомневался - разумные вокруг так громко радовались, что периодически от их эмоций начинала кружиться голова - собственно, так он и оказался в этом заведении, но, если впрямь пытаться совершить послезавтра задуманное, придется терпеть и привыкать.
"Не пытаться, а совершить"
А пока что прикрыть глаза и обратно надвинуть узкую маску с размалеванными огромными глазами, затеняющие глаза настоящие. Она, конечно, ничего особенно не скрывала, но немного сбивала с толку, а внешность? А что внешность - мало кто мог опознать его в лицо из тех, кому положено не было, особенно если глаза закрыть и не вставать. Впрочем, даже если и вставать... Празднование Маскарада было отличным поводом всерьез опробовать свои силы, что ни говори.
Беседа с Леонардом перешла от обсуждений маршрута их дальнейшего пути к краткому описанию происходящего - шума было много, хохот и пение сбивали несколько с толку, а уж "угадать", кто как одет и что собою представляет... нет, зачем гадать, если можно спросить? Для угадывания даже после описания остается не так мало, особенно когда один из шумных "гостей столицы" возникает рядом с вопросом. "Не хватило места? Уже разругались? Нет, ссоры точно не было, хотя они, похоже, сильно пьяные уже - мысли и эмоции путаются. Тогда что? Любопытство? Желание пьяной беседы?" Едва заметное пожатие ладони перемещает Леонарда, заставляя замереть за правым плечом вместе с компрессом и собственной маской в руках - он невозмутим как выдуманный бог и столь же неподвижен, а вот нового слугу придется занять делом - слишком уж заметно мальчик занервничал.
- Разумеется позволю, - закрытые глаза тонут в тени глазниц маски, все как обычно - простой человеческий дворянчик не посмел отказать шумному кёхуанцу, а может решил побыть хозяином на родном празднике, - садитесь, будем пить и праздновать. Или праздновать и пить - уж как пойдет веселее. Эр, пусть хозяин принесет еще вина и мяса, хлеба и зелени - мы будем праздновать Маскарад, пока он не успел совсем закончиться!

4

- Я думал, праздновать Маскарад полагается на переполненных людским ручьем улицах, - усмехнулся Иволга, присаживаясь на лавку напротив принца. Он не собирался скрывать имени, но, похоже, наследник решил, что его не узнали. И не узнал сам. Хотя, откуда бы. Последний раз Йен Широ был в Дагоре - дайте богини памяти - пятсот лет назад. Тогда на свете не существовало, вроде бы, и самой династии, к которой принадлежал Николас Мэйн, хотя - публичных домов хватало и шлюхи были так же хороши.
- Во всяком случае так было раньше. - пространно заметил демон, не уточняя, насколько "раньше" он помнит. - Ваше здоровье, Николас, - достаточно тихо, чтобы услышал обостренным слухом принц, но недостаточно громко, чтобы услышал кто-либо из компании за соседним столом. Он поднял кувшин, салютуя, отпил глоток.  Генерал двгался так, что не было слышно его движений: только голос. Для того, кто может подбросить на левзии меча наполненную чашу-отёко, и покуда та падает, идеально-ровно срезать десять камышин вокруг себя, а после еще и поймать чашу снова на меч, это не такая уж сложная задача.
Йен Широ знал о том, что принц - эмпат и утаить от него эмоции будет сложно. Увы, единственное, что мог изобразить генерал из своего эмоционального фона, было бы - спокойствие, а ледяной покой в разгар праздника вызвал бы слишком много мысленных вопросов. Недоверия. Поэтому демон и решил не скрывать того факта, что знает, кто перед ним, и своего настоящего имени тоже не скрывать.
Нет, о том, каков из себя Николас Мэйн с простыми людьми, Иволга читал в отчетах шпионов. Все сходились в том, что тот просто ангел. Настало время посмотреть, каков он на самом деле.
- Моё имя - Иволга, - представился демон "домашним" прозвищем, тем самым, согласно кёхуанским представлениям об этикете беседы, предлагая  неофициальный тон. - хотя иные зовут меня Белым Таном.
Генерал в Кёху не менялся достаточно давно, а всем наследникам благородных кровей преподавали новейшую историю вместе с геральдикой. Императорские и королевские дети заучивали как знатные семьи собственной державы, так и соседней.  Сам Иволга мог перечислить не только кёхуанские, но и дагорские аристократические семьи. Не всех смог бы узнать в лицо, но не все и претендовали на престол.

Отредактировано Йен Широ Тан (2011-07-11 23:09:10)

5

- Кого только не заносит в столицу на Маскарад, - шутка была оценена, взвешена и принята. Узнавать лица за Николаса мог разве что Леонард, но.. не узнал, да и стоит ли корить старого слугу за то, что в трактирном посетителе, прятавшемся под маской-баутой не узнал грозного кёхуанца? Николас не был уверен, что, будь даже он сам - зряч, ему бы в голову пришло предполагать наличие такого рода фигуры в Дагорском кабаке, хотя.. сам же он в этом самом кабаке сидит, верно? Собеседник не врал, этого было достаточно - вчитываться не хотелось, тем более что, так же как жесты генерала были неразличимы за общим гомоном, так же точно и эмоции "Иволги" приходилось бы отделять от окружающих помех. Нет, Николас решительно не желал вчитываться и вслушиваться - хотелось, напротив, закрыть ладонями уши, словно бы это могло приглушить окружающий гомон. Немного, самую малость, от этого шума помогало разбавленное пряным напитком вино:
- Ваше здоровье, Иволга и здоровья Вашим близким, - короткий жест отсылает обоих слуг за тем самым мясом и вином. Обоих, потому что Николас совершенно не обманывается - вздумай всерьез кто-нибудь, не обязательно даже бравый кёхуанский генерал, его убить - никакие слуги его не спасут. Во всяком случае те, кого он взял сегодня с собою не спасут точно - есть ли тогда смысл бояться?
- Маскарад, как верно было сказано, положено праздновать на улицах, но так же точно его положено праздновать без перерыва и, как мне кажется - самое главное - искренне. Если хочешь домой - иди домой, но не порти ближним праздник нытьем и жалобами, разве не так? Отоспись, поешь, соберись с силами и возвращайся в круговерть Маскарада снова и снова. Простое правило, вполне по силам каждому. Поэтому я немного передохну и отправлюсь праздновать дальше, думаю как и все, кто здесь есть. Маскарад. Для людей он не так часто наступает, чтобы зря терять время на огорчения. Ведь Вы здесь тоже ради Маскарада?  - осознанная и наивная двусмысленность.
Касасние пальцев приводит в порядок маску - эдакая ирония: быть неузнанным собственными горожанами и сразу же, не успев толком обрадоваться своей безнаказанной свободе, попасться иноземцу. Да и как, практически с поличным, в уличном кабаке - Николас почувствовал себя сейчас мальчишкой, застуканным за  внеочередной шкодой, и невольно широко улыбнулся - определенно, выходка, из-за которой он едва не разругался с Леонардом, того стоила.

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-11 23:42:17)

6

Благодарить за встречу стоило шпионов. Без их информации, Йен Широ никогда бы не нашел принца и не узнал бы его под маской, но описание наряда юноши, его маски, его спутников... да, крохотные певчие птички не клюют свой хлеб даром.
Николас говорил о маскараде и манера его речи напоминала Иволге стихи. Безликий поэт со смешным именем заворочался внутри, подбивая ответить, отражая зеркалом напевность речи, но генерал Кёху поэтом не был. Официально  - не был.
И пока что он не готов к столь близкому общению с дагорским принцем, а для Широ поэзия была чем-то куда более интимным, чем объятия.
- Ради Маскарада? - вскинул брови под маской демон. - О, да, конечно. Маскарад мне по душе. Праздник жизни и движения. У нас все празденства связаны с покоем и созерцанием, не сильно разбежишься веселиться без перерыва. А Вы каждый год принимаете участие в Маскараде? - столь же невинный вопрос с двойным дном.
Иволга вдруг понял, что пожелай он смерти этому юноше, то того вряд ли спасли бы слуги и тот факт, что он находится в центре Дагора. Осознание - спокойное, без агрессии или злобы, да и без страха.
Маски создавали иллюзию беседы на равных - они оба не видели лиц друг друга.
- Я слышал, Вас редко можно застать в городе. - ещё один прозрачный намёк.

7

- Ради Игры. Когда-то, давно, если верить написанным книгам, слово это звучало иначе, несло в себе другой смысл: Маскерад... Маске-рад, вслушайтесь, Иволга. Несколько дней, без перерыва, во имя Татеса - это так.. заманчиво, верно? Дагор вообще любит шуметь - созерцание и покой здесь - почти что синонимы траура, так мне кажется.
Благодарный слуге кивок - кубок снова наполнен и стоит именно там, где должен стоять - впереди и немного справа - именно там, где привыкли искать его пальцы слепого. От подогретого вина пахнет специями и пряностями, заставляя встряхнуться - Николас не торопится пить, только вдыхает бодрящий запах, открывая второй кусочек явной и тайной картины своего мира. Правдивого. Двоякого.
- Нет, не каждый год, а официально и вовсе давно не принимал: моя маска не горела уже лет.. десять, не меньше, - ощутимый, но гармонично-спокойный взгляд упирается в маску напротив, нет, не в саму маску, а слоем ниже - туда, где должно было бы быть чужое лицо, - я не часто выбираюсь сюда, в город - вне праздников сложно не привлекать к себе лишнего внимания, а во время праздников горе тем, кто хорошо чувствует других людей. Но этот год - совсем другой - может быть и Маскарад кончится необычно, маски оживут, а огни потухнут, как положено, все в один миг? Я хочу проверить, услышать и.. посмотреть сам на то, что творится, - отголоском утреннего спора, промелькнувшим упрямством в словах. Проверить, возможно ли.. нет, не проскользнуть незамеченным или выбраться из Замка, не погулять в кабаке - нет, для этого всего не был бы нужен Маскарад. Но ведь некоторые вещи не сделать иначе  в другое время или в другом месте, а значит - здесь и сейчас. Почти что здесь. Почти сейчас.
- Я слышал, Вы выбираетесь к соседям не чаще чем я - в Город, - полуулыбкой ответного вопроса, почти что в лоб.

8

Слов становилось много и много пустых, якобы скрывавших философские мудрости, но то ли Иволге словесная вязь была уже чужда, то ли генерал просто не видел за обилием слов и уточнений высших знаков. Горящие маски, ожившие маски, потухшие огни...
Генерал поставил галочку в воображаемом списке достоинств, пороков и прочей информации о принце Дагора.
Николас говорил "посмотреть", но, наверное, каждая собака во всем Мисте знает, что принц - слеп. Что же это было - иносказание, или?..
Невидящий взгляд сквозь маску почти ощущался кожей,
- Верно слышали. - подтвердил демон, отпивая из своей кружки-кувшина. - Последний раз я был в Дагоре в девятисотом году. Прожил здесь около года, и еще по пол-года в Киане и Академии. Малый срок странствий, если сравнивать с. Но Дагор, как это ни странно, мало поменялся. По дороге у меня дважды пытались срезать кошелек, один раз - ограбить, угрожая оружием, а уж сколько я получил непристойных приглашений - и со счету сбиться. Мне нравится местный ритм жизни. - он улыбнулся. - Вы ведь не были в Кёху? Возможно, Вам понравились бы многие из наших традиций. И уверен, что понравился бы покой. Сидеть на веранде минка, пить сливовое вино, наслаждаться третью птиц и мелодией сямисэна в руках служанки. Или гейко.  Поэзия, песни цикад, аромат чая и магнолий. Время застыло в Кёху, есть только покой и свобода.
Прямого приглашения приехать в гости Йен Широ не озвучил, но, несомненно, подразумевал.
Вряд ли старый король отпустит наследника, но не наследного принца "погостить" в Кёху, а зря - ничего дурного бы с ним там не сделали.  Даже наоборот. Иволга был уверен, что зрение парню вернуть можно: с уровнем магов-целителей Академии это могло бы стать плевым делом... вопрос в том, кому выгодно, чтобы на престол сел Фабио, а не Николас. Той же Академии и выгодно: по слухам, Маршал Ветров едва ли не принимал младшего принца на свет.

Отредактировано Йен Широ Тан (2011-07-12 11:12:33)

9

Целый год, а потом еще два раза по половине - жить в других городах, встречать других людей (или не-людей), узнавать новое и просто путешествовать - все заботы о Маскараде, скрытые в иносказаниях, отошли на второй план перед давним и страстным желанием, которое даже спрятать не очень получается. Или не очень хочется - в конце концов у них же неофицальная беседа - ее вообще нет и ни для кого больше не было. Хорошо когда вокруг Маскарад.
- Для Дагора у Вас слишком яркая внешность в сочетании с повседневным костюмом. Думаю, даже ходи Вы по улице нагишом, непристойного рода предложений было бы меньше чем в сочетании с привычной одеждой, - интонации беседы неявно меняются, смягчаются. Разумеется Белый Тан притягивает взгляды как варенье притягивает ос и Николас предполагал, что дело даже не в командном голосе или в том, каким массивно-прочным на самом деле ощущался кёхуанский генерал - не нужно даже было быть эмпатом, чтобы это ощущать. Нет, но сочетание этого с тем особым способом двигаться, который присущ профессиональным военным и который с необыкновенной чувствительностью улавливают женщины и зеленые мальчишки... Для изнеженного Города Генерал и впрямь должен был быть неотразим - скорее всего и попытку "грабежа" следовало списать именно в графу непристойных предложений.
-  Вряд ли батюшка отпустит меня даже не на два года - на половину, но и пара месяцев - лучше чем вовсе ничего: я вообще не был за пределами Дагора, хотя и, не скрою, весьма хотел бы быть - книги и рассказы, в сущности, нельзя даже сравнивать с ... тем, что там есть на самом деле. Вне темных комнат дворца и узких улиц Города, - я хочу это знать. Знать, как именно время застыло в Кёху, оставляя его жителям лишь покой и свободу. Покой среди всех, среди воинов, слуг, придворных,  покой армий, песни цикад и поэзия. Полюбоваться на недостижимую для людей гармонию, царящую .. волей Императора? Волей Драконов. Дни, проведенные на террасе под пение .. сямисэна, неотличимые один от другого, дни в покое и равновесии - такая размеренная... удачная жизнь.  Вы любите такой покой, Иволга? - кожа на скулах едва заметно бледнеет, выдавая.. эмоцию, которую сам Николас пытается скрыть, прикрываясь кубком ровно на один аккуратный глоток.

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-12 12:55:58)

10

- У меня как раз вполне нормальная внешность, - возразил Иволга, старательно избегавший зеркал и разговоров о собственной внешности. Уж слишком велик был искус, повернувшись так и эдак перед зеркалом, сказать себе "я великолепен, черт возьми!". Недостойно мужчины и генерала, ай-яй, проклятая демоническая сущность. - Хотя, может быть, на фоне разноцветных шевелюр либрисов, которых празник манит так же как и мёд пчел... - он отмахнулся.
Довольно. Вон как побледнело лицо не-наследного дагорского принца. Говорят, слепой подчас видит больше, чем зрячий. Испугался бы Николас, если бы Иволга снял маску - не бауту, и даже не человеческое лицо, а маску с души, представая таким, каким создали богини, не скрывая эмоций, желаний и стремлений?
Уж навряд ли стал бы говорить так же свободно. И не зря, наверное: королевская кровь отчего-то манила демона, хотя он и не понимал, что на самом деле заставляет его интересоваться императорами и императрицами, королями и принцами. Ведь все, по сути, кожаные мешки из мяса и костей, кровь у всех одного цвета и одинаково солёна. Молодой принц совершенно не походил на Фэн Ю или его царственную мать, но и его было интересно... изучить. Рассмотреть со всех сторон, не будучи стесненным в возможностях.
У всех свои слабости на старости-то лет, вот и генерал не был исключением. Только ли в этом дело?
- Всему есть свое место и свое время в жизни, - серьезно ответил Белый Тан. - И покою, и празднику. И созерцанию, и действию. Вот, к примеру. Улицы наводнены людским потоком, маски смеются и радуются, пляшут пьяно - движение, жизнь? А вместе с тем, посреди этого океана - островок спокойствия: мы с Вами пьем сладкое вино и беседа течёт неспешно. В Кёху этот островок просто намного шире. Уж такова суть и такова природа. Но и там, если есть желание, всегда можно найти приключения. Люблю ли я покой. Люблю. Я не люблю праздность. - он усмехнулся под маской, отпил вина, чувствуя только разливающееся по телу тепло. Голове станет тепло кувшина таких же через два-три.
А хорошо, если наследник думает, что в Кёху и во дворце покой, и в армии покой. Не стоит его в этом разубеждать. Да, по сравнению с иными странами Кёху кажется драконом. Древним, прекрасным, мудрым и спокойным. Однако золотые глаза только выглядят подернутыми паволокой сонного тумана: огнем дракон плюется так, что мало не покажется, однако нет доблести в том, чтобы плевать на потеху публике или доказывая неизвестно что.
Будет время и для кёхуанского дракона расправить крылься и огласить победным ревом Мист.
- Уверен, Ваш король-отец не станет возражать, если его императорское величество Фэн Ю пригласит Вас погостить в Кёху. Ведь это выразит недоверие, а между нашими великими державами вот уже две эпохи мир да покой. - в голосе генерала зазвучала улыбка. - Никому не нужно напряжение, так ведь? Что лучше убедит народ в стабильном мира, как не добрые отношения правящих особ? Главное, чтобы Вы сами хотели посетить Кёху. Принимая во внимание... некоторые политические тонкости, Император не станет говорить с Вашим отцом об этой поездке без Вашего на то желания. - почву для размышлений принцу он дал. Возможность устроить все в лучшем виде, без опасных афер навроде "а давайте я вас похищу!", официальный визит в Кёху и в какой-то мере даже полезно для политических отношений между державами.
"Что скажешь, принц?.."

11

- Это, на улице - не движение, нет. Это брожение - ведь у них нет цели, а у нас - так или иначе,  - цель есть. Иначе мы бы не встретились и не разговаривали сейчас - на Маскараде нет бессмысленных встреч.
Потому что если бы встреча была бессмысленной - можно было бы не встретиться, не узнать друг друга (это Николасу особенно хорошо удавалось без чужих подсказок) и не пришлось бы говорить - это не сказано, но подуманно достаточно громко, успокоением самого себя. На что же он так среагировал, что пришлось отвлекаться? Что-то же.. ах, да.. Покой...
Полегчавший изрядно кубок становится на место - отметкой и точкой - фу, Николас, фу. Немедленно прекратить себя накручивать - это все толпа за стеной, да шумные гуляки за спиною кёхуанского военачальника. Напились и уже вовсею что-то горланят. Если прислушаться (а Николас по наивности прислушался) - удивишься, как столы не покоробило. Уши от этого предательски краснеют, главное чтобы не запунцоветь там, где волосы не скрывают от взглядов, вернуться в разговор, не давая себе услышать еще чего-нибудь познавательного из области анатомии.
О чем это мы? О покое?
- В моей короткой жизни пока что было достаточно много и покоя.. и даже праздности - теперь мне бы их не хотелось, напротив мне кажется, что.. любой человек, или не-человек может, при желании приностить пользу, а не только пребывать в покое и равновесии. Пока что мне не хватает для этого знаний.
Политические тонкости, это забавно звучит, звучало бы забавно, если бы.. удалось. Это - спурт, а не осень будет - осторожно, не сломайте шею.
И в этом утверждении есть свой резон.
- И eсли мой Батюшка сочтет это возможным, я с великим удовольствием погощу в вашем городе некоторое время, - не о чем размышлять, все равно это - только намерение, декларация собственного желания  оглядываться по сторонам и возможность... жить, просто, глотая воздух, а не пыль Замковых комнат, - мимолетно проскользнувший страх, словно перед шагом в неизвестное, - уже забыт, но проявлять в полной мере свободный интерес тоже рано.
- Возможно я найду там какой-нибудь неизвестный мне вид покоя... или, Татес, закрой уши, - новый вид приключений...

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-13 18:40:13)

12

Плавный ритм, напевность речи  куда больше подошло бы жрецу, а не будущему - как надеялся генерал - королю. Все сильные мира сего любили играть словами, так уж повелось, что самым острым и быстрым у короля должен быть ум и язык, но если бы королей выбирали исключительно по этим качествам - как знать... Несколько потерявшись в косноязычии, Иволга искренне пожалел, что нельзя хлебнуть пол-кувшина, стукнуть им об стол, чтоб задребезжала вся посуда и рявкнуть: "Значит так, красивый. Я тебя зову в Кёху. Погостить. Под мою ответственность - ниче плохого с тобой там не будет. Отвечать прямо и понятно - "никак нет" или "так точно" - Поедешь в Кёху?..".
Генерал улыбнулся спокойно и загадочно, кивая - да-да, праздник, здесь и там, большие разницы, знания, покой, что там еще было, хотя на уровне солнечного сплетения всё клокотало - какого хрена он должен подстраиваться под слепого мальчишку?.. Какого хрена вообще должен изображать из себя непойми что, прячась за чередой масок?!
"Надо говорить с людьми на их языке", - пытался успокоить себя демон, - "люди очень хрупкие и физически, и духовно, неосторожные прикосновения или необдуманные слова производят на них плохое влияние, они от этого портятся, некотороые даже самубиваются, надо осторожно, как со снежинкой на ладони..."
И голосом Императрицы - "Ты - лицо Кёху сейчас, ты говоришь не от себя, но от всей Империи, веди же себя достойно, Йен Широ Тан!"
От необходимости носить человеческое лицо хотелось выть в голос уже не первый век.
Но дыхательная гимнастика приводила мысли и чувства в порядок, помогала найти равновесие, вот только с каждым годом это внутреннее равновесие становилось все более шатким.
- Знаком ли Вашему Высочеству такой вид покоя, как гармония? - поинтересовался Иволга, - Гармония души и тела, души - и окружающего мира. Говорят, великие мудрецы, постигшие гармонию и остановившие круг своих перерождений, могли чувствовать мир настолько тонко, что без труда предсказывали любое его дыхание. Знали, какой лепесток упадет с цветущей вишни первым и какому камню стать трухой. - он вздохнул, со светлой печалью, отпил вина, - Но это, конечно, тот путь, по которому идешь вечно. И не для каждого он подходит. Императорский дворец в Кёху поражает обилием существ и всевозможных событий. Зависит от того, чего жаждете. Для полного покоя лучше отправиться в горы, в летний императорский дворец, вот уж где застыло время! Старый монах-перевозчик в немом молчании привозит в беседку посреди огромного озера и только тихий плеск его шеста о волны может отвлечь от мыслей о вечном.

13

Интересно, если прямо здесь и сейчас он возьмет и.. треснет кёхуанского генерала промеж рогов (Николас не помнил, есть эти самые рога на челе генерала или нет - сейчас отчего-то казалось что есть) - да, даже если попытается треснуть - доставит ли это ему, Николасу, удовлетворение? Достаточную сатисфакцию? В конце концов - удовольствие?
Николас всерьез опасался что доставит - если эскапада удастся и даже если она удастся не совсем - все равно.
Впрочем, судя по промелькнувшему, почти не ощутимому впечатлению в подобных эмоциях Николас был не одинок - что-то такое мелькнуло и погасло, а сам генерал немедленно начал ... оскорблять интеллект принца враками. То есть нет, враками в смысле "неправдой" сказанное не было - оно было просто совершенно не тем, что Иволга хотел сказать. Если вообще хотел.
Больше всего хотелось предложить не использовать уши в качестве вешалки - потому что в Йен Широ Тана, нашедшего дагорского принца ради бесед о потаенных прелестях гармонии Николас не верил, увы.
Нет, ходили конечно по Дагору слухи что принц... простоват, но не идиот же.
- Вы ради этой увлекательнейшей темы начали наш разговор? - бровь приподнимается на миллиметр - долгая муштра мимических дает о себе знать - управлять ими осознанно не приходится - сейчас Николас почти что злится и голос меняется - былая мягкость пропадает бесследно, как пропадает с нею "мелкопоместный дворянчик из провинции", - нет, мне не знакома гармония. Более того, если вчитаться в разнообразные трактаты - по медицине, к примеру, можно узнать, что гармония вообще достижима только гармоничными людьми. Мне кажется что я к ним уже не отношусь, поэтому за поисками этой субстанции могу только наблюдать - меня она, увы, не манит - есть масса более интересных, насущных и ... важных для меня вещей чем достижение личной гармонии. Я не жажду покоя, созерцания падающих лепестков (даже если вообразить, что я их могу видеть) или отвлекаться от мыслей о вечном. Мои мысли и желания пребывают в насущном. Вот видите, я ответил Вам открыто и честно - мы сэкономили массу времени, опустив высокопарные эпитеты и околичности. А теперь Вы, Иволга, попробуйте сказать мне открыто или честно - зачем Вам этот разговор и о чем Вы хотите говорить?

14

Генерал расхохотался. Снял бауту, аккуратно укладывая её рядом на стол - на сей раз так, чтобы было слышно. Николас не мог видеть его лица, но услышал движение - и понял, должен был понять.
Кивнул Райдо. Инкуб, вроде как последних полчаса занимавшийся исключительно выпивкой и общением, повернулся, произнося следующую формулу. Спутники принца и вовсе перестали, казалось, воспринимать окружающую действительность.
- Такое мне больше по душе, - широко скалясь и не скрывая довольства, произнес Тан. - Не переживай о спутниках. Они очухаются через несколько минут, так что времени мало. Не обращал бы ты внимания на светский треп, как же иначе - беседы на высшем уровне, думаешь, часто можно поговорить с рыбой покрупней селедки без сотни-другой иносказаний? Хрен там. - он говорил быстро, довольно резко и зло, взглядом впившись в незрячее лицо Николаса. - Мне вообще не всралось говорить с тобой о гармонии. Я здорово натаскался за тысячу лет карьеры говорить об этом, но вот удовольствия ни на гран. Разговор о - представь себе - я действительно приглашаю тебя в Кёху. И представь себе - с самыми благородными целями. Ни единый волос с головы не упадет. И более того - вернуться сможешь как только захочешь. Зачем зову... - Иволга бросил быстрый взгляд на сопровождавших принца мужчин. - Они и так донесут твоему отцу и не только ему, в подробностях, весь наш разговор. Скажем так. Вопросы, которые я бы хотел обсудить с тобой, слишком важны, чтобы говорить об этом в таверне. И, боюсь, во всем Дагоре. Да, речь о политике. А теперь... через тридцать секунд... можешь передать через своих дорогих слуг мачехе то послание, которое сочтете нужным, ваше высочество. Что ей доставит удовольствие? Если вы мило согласитесь как-нибудь приехать в Кёху?.. Если вы обзовете меня мерзким демном? Решайтесь, ваше высочество, времени все меньше!

15

"Не вкуда ему говорить со мною? Ох... "
Как нe странно непривычная манера речи Белого Тана вызвала скорее радостную улыбку чем отторжение - как то так само собою случилось что в надлежащем возрасте принц от чужого влияния был огражден и смысл употребления большей части крепких выражений от него ускользал. Нет, он понимал, что это слово - ругательное, но в основном не понимал вкладываемого смысла, поэтому от попытки представить себе Иволгу, которому..."не всралось говорить о гармонии" - удержать серьезное выражение на лице удалось с некоторым трудом.
А может демонический хохот заразил и отсутствие масок.
- Это верно, здесь не поговорить - тайно. Я уже сказал: я хочу принять это приглашение, но не владею собой в таких вещах. Отец официально запретит - мне придется остаться, я не могу сбежать как невеста на тайное венчание или как подпасок пастуха от побоев. Если отец .. хотя бы промолчит - приеду с удовольствием, - уверенный кивок подтверждает сказанное в очередной за сегодня раз, а в голосе вовсе нет тах... дворцовых интонаций, что призваны скрывать капкан, ловушку или двойное дно - скорее там благодарность за откровенность.
- Кстати Леонард или любой из Старых слуг никому ничего не доносит, Иволга, - новые - да, эти - нет, - а раз нет, раз рядом только Леонард, а новый слуга еще не вернулся обратно, застряв где-то между спутниками кёхуанского генерала и стойкой, нет смысла говорить околичностями, тем более что от скачков настроений вокруг сосредоточиться на расшифровке двойных и тройных смыслов сложно. Скакать от экивоков к искренности, а от нее - к лжи? Нет, спасибо, Николас предпочитал не говорить неправды совсем - куда надежнее одеть свою искренность в пристойную одежду слов, не выставляя напоказ "голой правды".
- Думаю что наибольшее количество эмоций Королеве Маргарите доставит не фраза, а происшествие - случайная драка, после которой ей придется вплотную заняться моим хрупким здоровьем и, разумеется, она будет против этой поездки. Скорее всего по той же причине она будет весьма ... огорчена.

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-15 11:57:27)

16

Искренность и нарочитая грубость сделали то, чего не смог сделать высокий и вежливый штиль - заставили обоих расслабиться и перестать плясать по льду осторожности танцы поиска. Сразу бы так - но сразу нельзя, увы.
Доверять человеку, которого знаешь меньше пары сотен лет, Иволга находил слишком наивным. С другой стороны у Николаса и не было в запасе этой пары сотни лет. Сам он привык - если играешь при дворце - не доверяй, никому, даже тем, кто клянется в верности до гроба. Особенно тем.
Он покачал головой, осуждая, но не сказал ни слова.
Слуги - они как кошки - сидят на коленях у тех, кто вкуснее кормит. Если кормят из разных мисок - не гнушаются и этим.
Чтобы слуга не выдал секретов, он должен быть немым и неграмотным. А желательно и вовсе неживым. Генерал относился к слугам как к вещам, но знал, что далеко не все разделяют подобные отношения, многие даже... - странно подумать! - дружат со слугами.
- Станет ли ваш король-отец официально отказывать его императорскому величеству в официальном приглашении?.. - удивился Тан.
Райдо, тем временем, вспорхнул с места и направился к стойке. Совершенно случайно натолкнулся на возвращающегося от стойки мужчину. Совершенно случайно и довольно сильно.
Иволга проследил краем глаза за "драмой", записал еще минуты полторы свободными и снова повернулся к принцу.
- Скажем, если все ты получишь официальное приглашение на праздник Жатвы. Отказ короля отпустить принца - будет значить неуважение и недоверие Дагора к Кёху. Вряд ли он станет рисковать добрыми отношениями стран. Войны из-за отказа, разумеется, не будет, но даже такое напряжение отношений никому не нужно, верно?.. Не хотелось бы прибегать к таким мерам, но приглашение будет отправлено только потому, что ты подтвердил свое желание. - Иволга улыбнулся.
Николас и сам должен был понимать, насколько тонки дипломатические отношения между странами и сколько усилий прилагают послы обеих стран, чтобы прикрыть всех своих шпионов и не испортить ни словом, ни делом "добрососедские" отношения. Говоря же это, Иволга надеялся, что у Николаса есть рычаги влияния на отца и если вдруг король упрется и не захочет отпускать, то юноша напомнит ему, чем это может быть чревато.
- Я не в курсе ваших семейных отношений, по правде говоря. Если нужна драка - мы это легко устроим. Лишь бы не сказалось на нашей задумке. - губы генерала чуть дрогнули в легкой улыбке, когда он говорил "нашей". Это слово как будто объединяло, как и задуманное - ибо ничто не связывает крепче, чем общая шалость.
В какой-то мере сговор генерала Кёху с принцем дагорским о том как бы безболезненно для отца последнего выехать в гости - и был шалостью.

17

- Официального отказа не последует, но есть множество.. причин, по которым приглашение не может быть принято безо всякого скандала. К примеру болезнь приглашенного лица - всему Дагору известно, что я - инвалид и калека, - жесткие слова, но правдивые, что не отменяет к ним нелюбви. Агрессивной застарелой нелюбви, прорвавшейся на миг и снова затихшей как тлеющие угли - реакцию гасит касание Леонарда, очнувшегося, среагировавшего на мимику принца и сразу же отошедшего обратно - старый слуга "читает" своего питомца лучше любого из телепатов и иногда даже лучше чем сам Николас - сказывается двадцатилетний стаж наблюдений и искреннее внимание. Слышать и слушать разговор он не хочет, отлично зная, что его, Леонардово, незнание таких разговоров - лучшая помощь и защита его подопечному. Леонард внимательно наблюдает, но слушает только полубессвязные высказывания подгулявшей компании.
- Поэтому драки не нужно, Иволга, это лишнее и не сыграет на руку задумке. Нет... разумеется, никаких резких движений никто совершать не будет, - дипломатический скандал совершенно не то, к чему следует стремиться. Это было бы худшее из возможных событий.

Николас это все.. шалостью не считал. Нет, совсем не считал - не обернувшись на звук "происшествия" он думал, едва заметно хмурясь, думал быстро, пытаясь оценить реальность задумки. Разумеется кёхуанский генерал почти не рискует внешне - что там творится в "спокойном" Кёху внутри принц даже не пытался себе представить - не было для этого банальнейших знаний, а вот чем рискует он сам? Впрочем, чем бы ни рисковал - все события подбирались одно к одному, словно именно сейчас его вдруг.. направляли. Ощущение гадостное, но привычное до омерзения и пальцы в перчатке, забыв о маске, теребят прядь на виске. Николас считает, потому что пока что ходить по длинным канатам над пропастями не умеет и сам прекрасно это осознает.
- Мне нужны точные даты, чтобы подготовить к ним ряд "случайных" событий и "совпадений"... Лучше, если это случится после закрытия Маскарада.

18

ООС: с разрешения обеих сторон Дедушка немного встрянет...

Дагор всегда отличался строгими наказаниями и весьма вольным прочтением протокола. На самом деле всем было глубоко наплевать на то, соблюдает ли отправляющийся "в люди" представитель королевской семьи все предписанные на этот случай нормы и правила, но при этом, случись с ним что-то, головы бы полетели у всех, кто был хоть как-то причастен к происшествию. Именно по-этому в Дагоре всегда было очень большое поле деятельности для тайной службы и коль скоро светские власти особенно не стремились финансировать подобные проекты, то свободную нишу плотно заняла Церковь Татеса и созданная ей Инквизиция.
В Дагоре и за его пределами бытовало мнение, что Инквизиция интересуется исключительно вопросами веры и ереси - ошибочное мнение. Кругозор людей в разноцветных плащах был куда шире. Инквизиция держала под контролем все ключевые стороны жизни дагорского общества а в особенности жизнь королевского двора и безопасность членов королевской семьи. Вот и сейчас, когда два неотрывно следовавших за принцем соглядатая вдруг потеряли всякий интерес к объекту своей слежки, а отслеживающие состояние их сознания артефакты вдруг синхронно послали сигнал тревоги, Первому Инквизитору ничего не оставалось как оторваться от праздничного стола, накрытого во внутреннем дворике Храма Татеса и, собрав вернейших слуг, стремглав мчаться к месту происшествия...
Вся компания появилась в зале той самой "приличной забегаловки" с легким хлопком. В наличии имелось - шестеро мужчин в красно-белых доспехах, двое мужчин в красных плащах и один пожилой мужчина в плаще белом. Именно он молчаливо обозрел зал, потом посмотрел на столик, за котором сидели дагорский принц и кёхуанский генерал, задумчиво почесал бороду и тихо но отчетливо произнес:
- Эа-фа-лана-эр.
Столик за которым сидел принц вместе с отрядом Инквизиции оказался отрезан от оставшегося кабака и его посетителей пространственным барьером. Вот теперь можно было побеседовать...
- Какая встреча-то, - воскликнул Виррид, всплеснув руками, - а я уж думал - спасать надо. Ох уж эти ваши фокусы, благородный Тан... Вы уж в следующий раз поосторожнее, здесь в Дагоре такие вольности вполне могут счесть за покушение на жизнь монаршей особы, а зачем нам международные скандалы? Непонимание, знаете ли, самая частая причина ссор между государствами - а ведь на самом деле причина ссоры обычно и выеденного яйца не стоит. Ох, нравы-нравы. Да и мне, старику, каждый раз вот так не побегаешь из одного конца Дагора в другой.
Первый Инквизитор взял свободный стул, крякнул, взявшись свободной рукой за поясницу и без приглашения подсел к принцу и генералу.
- Вы ведь не возражаете? По глазам вижу, что нет. Ну так о чем беседовали?

Отредактировано Леон де Виррид (2011-07-16 13:29:41)

19

Оказавшийся за барьером Райдо улыбнулся и насколько Тан знал его улыбку - инкуб был готов, если что, не выпустить из таверны живым никого.
Кёхуанская часть компании вроде как не обратила никакого внимания на возникших посреди компании чужаков, но полученные указания гласили - ничего не предпринимать и вообще не отсвечивать до момента драки.
Иволга будто бы не сразу понял, что обращаются к нему, хотя засек чужое присутствие сразу же.
Об инквизиторе был наслышан. Подозревал, что не все слухи - правда, хотя если верить слухам о нем самом... инквизитору впору было являться сюда во главе большого вооруженного отряда и сходу убивать Иволгу.
Паясничанье, по мнению генерала, было совершенно не к лицу убеленному сединами благородному мужу.
Йен Широ изобразил соответствующую случаю улыбку. Замечание о возрасте звучало, по меньшей мере, смешно.
А вот когда инквизитор сел за стол и сходу начал с панибратства, Иволга окончательно определился с уровнем антипатии к этому человеку.
Как для смертного - многовато самомнения. И слишком много наглости.
Отчитываться перед инквизитором Иволга не собирался. Не только потому, что считал это ниже своего достоинства... но и потому, что был уверен - этот человек не в последнюю очередь замешан в столь изящной смене наследника престола в Дагоре.
А еще у Тана были и другие причины повести себя так, как собирался.
- Уверен, ни один заговор не ускользнет от Вашего бдительного взгляда, инквизитор,- демон улыбнулся так мило, как только был способен. -  А приватные беседы Вас волновать не должны. Угрозы жизни монаршьей особы не наблюдается, равно как и попыток как-либо навредить. Можете подождать его высочество снаружи. Или вон у той стенки еще есть свободный столик. А я бы хотел продолжить беседовать с принцем. Если Вы не возражаете. По глазам вижу, что нет.

20

- Хватит.
Дагор? Разумеется это Дагор - Николас ни на секунду не сомневался, что в Киане или Кёху такая ситуация совершенно невозможна, но в Дагоре, да еще во время Маскарада - возможно все даже Инквизиция, внезапно появляющаяся там, где ее присутствия.. никто не ждет. Хтоя до некоторой степени это было неправдой - к внезапному появлению служителей Татеса слепой дагорский принц был готов в любое время дня и ночи, относясь к этому примерно как к дождю - никто же не вздрагивает, когда внезапно идет дождь? Если водобоязни нет.
Поэтому естественным образом взволновал Николаса не факт появления Инквизиторов и даже не то, что среди них оказался не много ни мало, а сам Леон де Виррид - взволновала его возможная реакция со стороны Кёхуанских гостей, которая могла быть любой, но, к чести собравшихся, пока что обстановку не усугубляла. Маска, скрывающая часть лица, отошедший Леонард и полутьма в целом давала иллюзорный шанс на ... нет, не давало, поскольку направился Годрагский Bолк прямо к ним, да и реплика Иволги... Кто именно заставлял сейчас принца разозлиться сильнее - невовремя явившийся "Дедушка",  вызвавший легко и ясно читаемые эмоции у Белого Тана, или сам Белый Тан, решивший все-таки не ответить на важный (на взгляд Николаса) вопрос, а вместо этого принявшийся с явным удовольствием и совершенно осознанно подогревать Первого Инквизитора (вспомнились слова из детской сказки "низводить и курощать"), а может быть просто два взрослых человека, решивших внешне ни с того ни с сего затеять в его присутствии свару - факт остался фактом: Николас Аллен Мэйн был недоволен и подыгрывать этому спектаклю не собирался.
Неформальная часть беседы необратимо канула в прошлое вместе с весельем Маскарада и обращением "Николас" - маска покидает лицо, расставляя все акценты по своим местам, от легкомысленной позы и жестов не остается и следа.
- Более чем достаточно.
- Барон де Годраг, я очень признателен Вам за беспокойство о жизни нашего гостя,  я рад, что вопросами сохранности представителя дружественного государства, пусть и в .. неофициальном визите, занимаетесь лично Вы,
- руки в перчатках спокойно опираются на край столешницы, а слова текут ровно и размеренно, словно бы ничего такого или даже эдакого не случилось. Вряд ли Иволга способен узнать эти интонации, но вот в том, что Леон де Виррид, барон де Годраг их может опознать сомнений нет ни малейших.
- Однако Вы, как бы не были взволнованы необходимостью его спасать, не можете сейчас помешать Нашему разговору... - уверяю Вас, Нашему гостю ничего не грозит. Генерал так увлекательно рассказывал о гармонии, покое и спокойствии в этой неофициальной беседе, что я не готов с ним так просто расстаться не дослушав. 

Отредактировано Николас Мэйн (2011-07-18 15:37:16)

21

Первый Инквизитор всегда был сторонником теории, согласно которой в условиях многомерной мультивселенной истинный возраст существа совершенно не обязательно должен соответствовать его возрасту календарному. Напротив, этот показатель определяется не только и не столько прожитыми годами, сколько сложным комплексом факторов, включающих в себя внутреннее самосознание интересующего нас существа, степень усвояемости им жизненного опыта, духовное развитие, умственные способности и еще многое другое, о чем говорить сейчас совершенно не обязательно. Если же говорить проще, то по данной теории даже вечный эльвириум, остановившийся в своем развитии на уровне одиннадцати лет, и в три и в пять тысяч будет таким же одиннадцатилетнем обалдуем. Именно поэтому, Первый Инквизитор легко мог назвать 150 летнего фурия из своей личной охраны «отроком» а к трехсотлетнему архангелу «Сеятелю Правды» (он как раз стоял позади Белого Плаща) с легкостью обращался «мой мальчик». Как обращаться к двухтысячелетнему демону с повадками бравого гусара Первый Инквизитор еще не решил и пока что для пользы дела использовал нейтральные формы – «мой генерал» или «благородный Тан».
А еще Первый Инквизитор точно знал, что резня в дагорской таверне в присутствии местного принца, кехуанского генерала и его скромной персоны будет с вероятностью приближающейся к ста процентам означать войну между двумя государствами. Интересно, такое развитие событий устраивало кого-то из присутствовавших? Впрочем…
- Ваше Высочество, - приветствуя принца Белый Плащ встал со стула и, сделав шаг в сторону, изобразил даже слишком глубокий для образа дряхлого старика поклон. – Рад видеть вас с добром здравии, милорд.
Что касается реплики генерала, то ее Первый Инквизитор, похоже, проигнорировал, что, в принципе, было и не удивительно – не пристало человеку, стоящему в дагорской табели о рангах на одном уровне с коннетаблем и Первый Жрецом Татеса выполнять приказы заезжих гастролеров, даже если они занимали высшие государственные посты в соседних государствах.
- Приношу свои искренние извинения и с радостью выполню вашу просьбу, мой принц, - тем временем продолжал инквизитор, - однако заботясь в первую очередь о вашей безопасности я вынужден прежде попросить Его Светлость, - герцогский титул по отношению к генералу использован весьма вольно, скорее в знак примирения и как к представителю высшей военной аристократии, - отослать подальше своих головорезов и сопровождающих их магов. Чтобы ничего не мешало вашему разговору.
Повернувшись к кехуанцу, Белый Плащ вопросительно поднял брови.
- Что скажите, мой генерал? Только вы и принц и никаких лишних ушей и клинков. А ваших людей я провожу в прекрасный трактир в паре миль отсюда. Даю слово, ни с одного из них не упадет и волос.

Отредактировано Леон де Виррид (2011-07-20 12:42:47)

22

Иволга мысленно поапплодировал принцу дагорскому и мысленно же похвалил интуицию - свою и императора. Оба они были уверены, что... впрочем, да. В ситуации близкой к конфликту, Николас легко расставил все по местам и свел почти на нет возможность этого самого конфликта.
Он не мог выразить признательность и симпатию принцу жестом, словами тоже - по понятным причинам. Понадеявшись, что дагорец поймет правильно, позволил себе эту самую симпанию ощутить в полной мере, не тая эмоций, хотя и сохраняя спокойно-улыбчивое лицо.
Демон осознавал, что инквизитор вспомнил о манерах исключительно из-за слов принца.
Конечно, его предложение было совершенно не равносильным - здесь останется как минимум хозяин таверны и другие посетители... если те еще не сбежали, завидев сухую птичью фигуру барона де Виррида.
"Похоже, принца придется едва ли не похищать для визита в Кёху", с тоской подумал Иволга.
Видимо, они недооценили ограничение свободы для принца в исключительно "мирных и благородных" целях.
- Недоверие, оказываемое Вами, господин барон, глубоко ранит моё сердце. - почтительно и даже, казалось, с долей огорчения сказал Белый Тан. - Однако во имя сохранения мирных отношений между нашими державами я смирю сердце и постараюсь не придать значения Вашим словам. - за смиренными словами явно слышалось "пока". - Хорошо, господин барон, только я и принц и никаких лишних ушей. Я лично прослежу, чтобы ослушавшиеся приказа уши были... наказаны со всей строгостью. -  он улыбнулся, глядя в глаза инквизитора "и меня не волнует, кому они будут принадлежать - кёхуанцу или дагорцу" - читалось во взгляде.
Иволга поднялся из-за стола, с неудовольствием отмечая, что в Дагоре не возвышается на полторы головы над всеми присутствующими. Это для невысоких кёхуанцев он казался огромным, здесь же - просто высокий мужчина, коими богат Дагор. "Может быть, мои неведомые родители были отсюда?" - не в первый раз думал Тан.
- Рад, ты слышал. - обратился к инкубу Иволга. - Его Милость проводит вас в соседний трактир и проследит, чтобы вы и там получили достойное угощение. Радуйся, друг, не каждый день выпадает шанс оценить дагорское гостеприимство, оказанное самим господином инквизитором лично.
Иволга же сел на лавку, подпер щеку кулаком и спросил Николаса, вкладывая в голос самое искреннее недоумение.
- И так ли нужны эти ракировки для того, чтобы выпить вина и пообщаться о поэзии? Чудны дела твои, Дагор. В кабак принцу можно, а о поэзии без инквизитора - нельзя!..
О существовании барона он, казалось, забыл, но не забыл Райдо, уже построивший отрядец (присоединившиеся по пути дагорцы потихоньку оставляли трактир, вовремя уразумев, что на них милость инквизиции не распространяется. И слава богам) и ожидавший дальнейших указаний.
Девять пар раскосых глаз, принадлежавших "головорезам и магам" внимательно смотрели на де Виррида.
- Ведите? - наконец уточнил инкуб.

Отредактировано Йен Широ Тан (2011-07-20 13:18:15)

23

- Благодарю Вас, барон. Надеюсь, это не будет для Вас излишне обременительно, но тишина и впрямь подходит для такого рода бесед намного больше чем шум таверны. Господа, я был рад с вами встретиться, - ответный медленнный кивок и кёхуанцам и Инквизиторам был признанием пополам с благодарностью. Разумеется Николас совершенно не имел мыслей о том, что уйдут абсолютно все, - кто-нибудь всегда остается из тех самых "самых лучших побуждений", но даже если останется трактирщик, потерявший всех посетителей (но не свободу пока еще), кроме самых стойких гуляк, да разом, судя по ощущениям, протрезвевшие выпивохи у стойки - даже тогда находиться здесь лично ему, Николасу, будет намного приятнее чем в толпе. В изрядно прореженом от живых существ пространстве можно даже позволить себе откинуть со лба мешающие пряди волос, словно сняв очередную маску. Хотя та, первая, с перьями и бисером, была, наверное, краше собственного лица Николаса, открывшегося сейчас - по крайней мере лицо бисером точно изукрашено не было.
- В кабак принцу тоже не следует, не сомневаюсь что барон де Годраг не применет побеседовать со мною о моей беспечности... чуть позже. Его огорчение понятно - Инквизиция отвечает за безопасность, а не за.. посещение принцами таверн, пусть даже вполне благопристойных. Но ведь Маскарад. Маске можно и в кабак и в поэзию, - совершенно спокойная и не менее искренняя улыбка адресована в равной степени Белому Плащу и Иволге - обоим, тем не менее по крайней мере пока дагорский принц возвращаться в прежнее полулегкомысленное состояние не спешит или не может - вокруг столько эмоций, пусть даже несколько пригашенных расстоянием, что Николас запирается в официальные жесты почти автоматически.
Выдает его разве что попытка плотнее вдеть руки в перчатки - машинальное стремление отгородиться...
- И все же о различии покоя и спокойствия. Неужели они отличаются только праздностью? А как же тогда безделье и созерцание?

24

Первый Инквизитор всегда умилялся самоуверенности бессмертных и их вере в собственную исключительность. Вот он сидит здесь, улыбается, стреляет глазами - вполне милое лицо, красивое, с правильными чертами. Наверное за такого "героя" барон де Годраг отдал бы замуж свою дочь, если бы она у него была. И он прекрасно понимает, что к войне приведет любой акт открытой агрессии, но все равно продолжает показывать мускулы - хочет чтобы именно за ним осталось последнее слово? Пожалуйста, мой генерал, сколько пожелаете, быть может тогда вы оцените дагорское гостеприимство.
Белый плащ улыбнулся и коротко кивнул своим спутникам. Окружавший столик пространственный барьер исчез и они также выстроились параллельно строю кёхуанцев - ну пряма как на параде.
- Рад был повидать вас, благородный Тан, - инквизитор отвесил генералу поклон, такой же легкий, но быть может чуть менее глубокий чем накануне Его Высочеству. - Смею надеяться вы еще как-нибудь посетите наш славный город... со столь же мирным визитом. Когда закончите, приходит в заведение "Золотая Подкова" - ваши люди будут там.
Следом он повернулся к принцу и положил перед ним небольшой кулон - простой голубоватый камешек на веревочке.
- Коснитесь, когда закончится разговор или если вам будет угрожать опасность. Всего вам доброго, Ваше Высочество.
После этого Первый Инквизитор развернулся и, перейдя на свою обычную стариковскую походку, покинул трактир. Пестрая толпа из служителей Татеса и Инквизиторов последовала за ним. На улице к ним присоединился еще и отряд дворцовой стражи и все вместе они и правда прошествовали в "Золотую Подкову" уже заблаговременно накрытую временной антимагической хаосной защитой. Сам же Первый Инквизитор вернулся в Храм Татеса...

Отредактировано Леон де Виррид (2011-07-22 19:57:00)

25

Иволга ответил инквизитору столь же вежливым поклоном головы, правда, не вставая из-за стола.
Не смотря на почти неприкрытую дерзость, на грани оскорбления, человек не стал ссориться, хотя в общем-то имел полное право. Считал себя неуполномоченным отвечать на предложение мелкого... межгосударственного... конфликта? Считал, что Дагор не готов к напряженным отношениям с Кёху?.. Не хотел подвергать опасности жизнь Николаса, опасаясь начала разборок с легендарно-вспыльчивым Таном прямо здесь и сейчас?..
Судя по выраженной на прощание надежде, конфликта с Кёху он действительно не хотел. Ну что ж. Человеку в почтенном для людей возрасте вполне позволено не желать войны. Человеку его положения вполне логично не желать быть даже косвенно причиной конфликта.
Встречу с дагорским инквизитором стоит обдумать после, а пока сосредоточиться на другом оружии - мече красноречия и иносказаний. Слабое место генерала. Беседовать стальным оружием получалось гораздо лучше.

- Покой и спокойствие отличаются не праздностью, мой принц. - покачал головой Иволга, успокаиваясь и настраивая эмоции на доброжелательный лад. - Покой подобен застывшему полудню, тогда как спокойствие может быть и скалой в снежной буре. Покой без созерцания становится бездельем, а без гармонии - праздностью. Созерцая и постигая гармонию, через покой находишь свободу. - Тан вдруг засмеялся, легко и непринужденно. - Так говорят наши мудрецы, из тех, которым не хватает соображалки придумать свои притчи, или того самого созерцания - найти эти притчи и мудрости в жизни. В Кёху, бывает, даже с крестьянином можно побеседовать о покое, вечности, перерождениях и искусстве. Однажды... расскажу тебе одну историю. Я ехал в свой клан, и колесо моей колесницы сломалось. Слуги поставили мне навес и я сел читать книгу. Мастер-колесник ремонтировал колесницу. Я отложил книгу и наблюдал за его работой. Почему он работал сам, без помощников? Ведь тогда дело пошло бы быстрее. Я спросил его об этом и он ответил мне: "у меня есть сыновья. Я научил их своему ремеслу и они делают хорошие колеса, но я не могу передать им своё искусство. А здесь требуется искусство". Я рассердился и потребовал объяснить. Тогда старик сказал мне: "Книга, которую ты читаешь. Жив ли человек, который написал её?". Я рассердился ещё больше - какое отношение книга имеет тому, что он так долго возится с колесницей? Но уважение к старости удержало меня от опрометчивых слов и поступков. И тогда мастер продолжил: "Мои сыновья делают хорошие колеса, но они не достигли совершенства. Если сделать колесо прочным, оно будет грубым и некрасивым. Если делать его изящным - оно быстро сломается. Где та грань, где золотая середина? Она внутри меня, я постиг её и делаю прочные и изящные колеса. Но передать это искусство не в моих силах. Так же и книга которую ты читаешь: человек, написавший её, достиг высокого понимания, но передать это понимание невозможно". - Иволга замолчал, улыбаясь воспоминаниям. Продолжил: - И так же с созерцанием и покоем. Я не великий мудрец, мой принц, я вообще не мудрец. Я воин и моё оружие - меч, а не слово. Я могу лишь иногда ощутить этот покой, в минуты особого просветления и спокойствия души. Как я могу передать тебе, что это?..

26

- Конечно, барон. Я благодарен Вам за заботу, - нащупать осторожно веревочку амулета, вынужденно расставшись с одной из перчаток и теперь ощупывая шнурок. Это хорошо, что в таверне уже практически никого не осталось, кроме испуганного трактирщика и пары слуг - Леонард вряд ли сейчас подпустит к принцу лишние уши, а еще точнее - лишние источники эмоцию, но перчатку Николас торопливо надевает обратно. Веревочка найдена, а слишком плотный контакт с окружающим миром отдает ломотой в висках - еще не хватало чтобы снова носом пошла кровь и Николас машинально запрокидывает голову повыше, словно вслушиваясь, хотя напрягать слух нужды нет. Неловкое движение выдает сосредоточенность на другом, не на расположении... предметов на столе - чаша, задетая рукою на движении, с грохотом летит на пол. Николас вздрагивает от звука почти незаметно, но голос все еще спокоен:
- Этот старик странный. Пока он жив, он может сказать своим сыновьям достигнута ли грань. И он может заменить их работу своею, если им не удалось. А так.. так его сыновья никогда и не будут искать этой грани, потому что за них все делает отец. Они не будут стараться, потому что он не допускает их к работе действительно важной, а значит у них нет стимула извне. Единицы готовы добиваться совершенства ради себя самих, а не ради того.. чтобы их работа выше ценилась или чтобы избежать наказания за.. халтуру. Так же и с книгой.. Наверное я не понимаю чего-то совсем уж глобального, а значит и впрямь нет никакого смысла в том, чтобы передать мне Ваш покой. Еще в том, чтобы рассказать, как он достигается - возможно...
Короткая тирада... как пауза, использованная на то, чтобы успокоиться и выровнять дыхание после долгого бега. Равновесие. С виду хрупкое, но совершенно необходимое равновесие в мыслях и настроениях оно выражено новой улыбкой.
- Но мы говорили не об этом - не думаю, что Вы пришли сюда, чтобы взяться... меня чему-то учить, Йен Широ Тан.

27

Он хотел сказать, что старик работал сам, так как чинил колесницу генерала и что смысл вообще был не в том, но мысленно махнул рукой. Объяснять очевидное кёхуанцу, но, видимо, неочевидное для дагорца в силу разницы менталитета было бы бесполезно.
- Вижу, Вы любите подвергать критическому анализу любые слова. - усмехнулся Тан, - Не скажу, что это плохо. Я здесь не для того, чтобы учить Вас, Ваше Высочество. В общем-то и не для того, чтобы загружать притчами или размышлениями о смысле жизни. Я здесь вообще случайно.  Так же, как и Вы.
Говорить напрямую было невозможно. Иволга вовсе не был уверен, что "спасательный" амулет, который инквизитор оставил принцу, не был еще и прослушивающим. Доверять дагорцам у него не было причин. Этот разговор лучше сделать полностью нейтральным, никак не намекая более на предполагаемый визит в Кёху, а чтобы у барона не возникло подозрений, придется ещё разбавить дагорский праздник кёхуанскими притчами.
- Просто не мог отказать себе в удовольствии побеседовать с Вами, принц. Вряд ли нам бы предоставился шанс спокойно поболтать где-нибудь во дворце на приеме... хотя и тут Ваши люди...бдят. Кстати о бдительности. Признаться, появление барона ди Виррида заставило меня позабыть о чем же мы с Вами общались. Память уже не та, что в юности. - Иволга улыбнулся, демонстрируя ряд ровных зубов. - Если Вы будете столь любезны напомнить, мы с можем продолжить разговор с той точки, на которой закончили.
Тан предлагал Николасу самому выбрать тему для разговора - ту, которую сочтет безопасной.
Учитывая напряженность обстановки все серьезные разговоры лучше было бы отложить до поры, но если он уйдет сейчас - это будет верный знак для инквизитора, что с принцем демон хотел не просто так поболтать о жизни.

28

Качнуть головою  с улыбкой. Случайно? Нет, в это при всей своей наивности Николас поверить не мог. На самом деле основное отличие принца Николаса от махрового и замшелого параноика заключалось в почти невесомом ньюансе: параноиками люди становились со временем, Николас же с рождения не просто догадывался, а точно знал, что за ним следят и следят всегда, когда он спит, когда он бодрствует, когда он наедине и когда в толпе. Это.. было такой же частью его жизни, как сон, еда, наличие крыши над головою. Некоторым природным условием, накладывающим особенный отпечаток на поведение и восприятие. Сам он и раньше и уж тем более теперь не мог отследить, как именно происходит слежка - через людей, через слуг, через амулеты или через волю богов, каковым вдруг зачем-то интересно было бы узнать все подробности его, Николаса, жизни... Именно поэтому старший дагорский принц, так уж само получилось, в повседневной жизни вел себя так, словно в любой абсолютно момент может оказаться в толпе людей, а комнат, личного пространства и запоров нет вообще. Привычка эта имела под собою некоторые основания, но даже такая, заметно ослабленная версия параноийи не давала предположить, что можно просто так зайти в дагорский кабак (первый раз за последние незнамо сколько лет) и встретить там кёхуанского генерала.. случайно. Поверит ли в это Леон де Виррид, барон де Годраг, Белый Плащ и Первый Инквизитор? Отчего-то казалось, что нет... Глоток чего-то такого .. вольного, свежего и интересного оказался одним только глотком, а дальше... все стало неуловимо "как всегда" - осторожные намеки, сумрачные тени чужих планов, околичности и слова с тысячами толкований. Терпение - высшая из добродетелей, но иногда больше хотелось услышать правду.
- Мы говорили о созерцании, о Кёху, о цветении деревьев, немного о датах, - позволяя понимать под этим перечислением все что угодно, - но, честно говоря, про покой и спокойствие мы, кажется, уже договорили. Мне было бы интересно другое, но это не так просто спросить.. и еще сложнее рассказать. Попробую обьяснить. Книги, по которым я.. немного знаю о Вашем городе, они бывают двух разных видов - одни.. для тех, кто никогда в Кёху не был, - в них рассказано, как выглядит город, сколько в нем домов, какие - красивые, какие.. некрасивые, но не сказано ничего о том, как город живет и чем. Есть другие - их пишут те, кто живет в Кёху. Но они тоже описывают только из ряда вон выходящие события - кому интересно читать про ежедневное, такое которое происходит постоянно за окном? Мне же уже не интересны рассказы про здания, но еще странно слышать рассказы про странности.

29

С Его Высочества позволенья.
Логичность необходима во всем.
Отрубать хвосты тоже нужно правильно.

В то время как Белый Тан и Принц продолжали беседу, у самого выхода некий коротышка из кехуанских солдат совершенно беспрепятственно ввалился в трактир, попросту не зная о договоренности генерала с Инквизитором. Пройти через охрану если ты не рядишься в восточные халаты, а морды твоей бандитской из-за маски совсем не видно более чем легко.
Его изрядно покачивало, будто опрокинуть в себя этот косолапый успел не одну бочку, и теперь посетители трактира расходились от него как круги на воде от брошенного камня.
Кагито Лей, тайсей Кеху умудрился потерять среди празднующих одного беловолосого дылду. В Кеху такого никогда не случилось бы, но дагорцы не отличались низкорослостью - громадина среди коренных кехуанцев, здесь Тан не слишком то сильно выделялся из толпы.
Однако, взять след удалось.
Столкнувшийся с Леем Ренджи с самым заговорщицким видом поведам адмиралу о том, что Широ-доно заседает в "Маскараде"с самим дагорским принцем, тем самым что незряч, и первый инквизитор заходил на огонек, за жизнь потрепаться. Разумеется Кагито поплелся искать злосчастный трактир, что оказалось не так уж и сложно - Маскарад был известен далеко за пределами дагора, а его вывеска бросалась в глаза как красная тряпка быку. Попробуй-ка пройти мимо!
Так вот, Громовой кулак, поровнявшись с генералом, этим самым кулаком легонько тюкнул того по макушке.
- Сбежать от меня хотел, подлец? - будь у адмирала другой голос, можно было б решить, что бедного Широ поймала с полюбовником сварливая жена. Впрочем, не жена тоже вполне могла его ловить и быть не енее сварливой. Но Лей никакого отношения ко всем этим личностям не имел. С давних пор всех их разборки были куда более шутливы, чем выглядели со стороны.
- О том что постоянно происходит за окном вам расскажут только в Кеху, Принц, - Невоспитанная скотина с темным прошлым и светлым будущим не считала необходимым здороваться и называть свое имя. В конце-концов он сюда пришел не с принцем о сакуре разговаривать, а ухватить Широ за шкварник и уволочь успокаивать его, между прочим, перебравших солдат. - Просто потому, что те, кто это замечает в большинстве своем попросту не умеют писать и не имеют денег на то чтобы приехать в Дагор, дабы поведать вам свои безыскусные истории.
Отдавленная нога должна была прозрачно намекнуть демону, что разговор пора сворачивать потому как у них есть дела поважнее, но Тан сегодня похоже был в настроении подставить приятеля еще разок-другой. А потому, извинившись перед принцем ретировался, оставив вместо себя коротышку со странным говором, странным запахом и сдвинутой на затылок старенькой маской. Такие уже как четыре столетия безвозвратно вышли из моды.
Адмирал Кагито сидел, подперев щеку кулаком и во весь свой правый глаз смотрел на Его Высочество.

30

Его Высочество, нужно отдать ему должное, почти и не удивился. То есть вместо того чтобы как полагается пискнуть, испугаться, упасть в обморок или начать хвататься за амулеты и оружие (которого, к слову сказать, у Николаса при себе не было), вести себя как девица на выданье или мышь на крупе Его слепое Высочество просто недоуменно вздыбил брови, невольно переключившись с собственной мимики на чужие голоса, а с околополитической поэзии на .. Нет, вот такого опыта кабацких заседаний у принца не было, поэтому переключиться не вышло. Вместо этого он словно завороженный балаганным фокусом ребенок чуть заметно подался вперед, пытаясь уследить за ... Ну да, он почти сразу устыдился что, похоже, подглядывает и даже кончики ушей (хорошо что их никому не видно) слегка покраснели.
- Тогда проще им оплатить дорогу чем ехать самому.
Чтобы не вертеть головою вслед за Таном, потом - за новым неизвестным собеседником, потом - просто напряженно прислушиваясь, чтобы вообще не вертеться и казаться отстраненной политической куклой приходилось прикладывать массу усилий. В нос ударял запах, которого Николас никогда прежде не слышал, и..
- Думаю что на те деньги, в которые выливаются поездки под охраной можно нанять достаточно много из этих кёхуанских сказителей о былях за окном...
... и немного потерялся, запутавшись в такой резкой смене всего и сразу. По чести сказать собеседники Его Высочества редко позволяли себе смыться так стремительно как это сделал Белый Тан. Или навязаться так категорично как этот, второй, чей странный взгляд Николас на себе чувствовал и отчего-то, наверное чутье эмпата подложило подлянку, краснел неудержимо, словно новобранец в нечищеных сапогах под взглядом генерала.
"Кёхуанцы" - подумалось как-то почти обреченно.
- Может быть вина? - сказалось как-то немного невпопад, потому что чужая поза и сам невидимый собеседник отчего-то совсем не ощущались трезвыми.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом