Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Малая "золотая" гостиная


Малая "золотая" гостиная

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://uploads.ru/i/6/a/R/6aR3m.jpg

Уютная роскошь, золото и лепнина, парча и гнутые ножки мебели. В небольшом по площади помещении мебели немного, но в то же время, места для свободных передвижений остается не так много. В этой гостиной принято принимать самых дорогих и доверенных гостей, пить чай или отдыхать от шума дворцовой жизни.

2

>>> От главного входа

Привычка, что тебе подчиняются в каждом жесте, каждом движении, понимая даже не слова, а малейшие жесты, - дурная привычка. Всполошенный улей дворца гудел новостью об обретении наследника в очередной (который по счету?) раз наследника. Принца. Фабиана Хеликса Мейна.
И каждый, каждый горел желанием увидеть, убедиться, узреть!.. А это очень мешало отдавать приказы привычным, уже въевшимся в кожу способом. Ее Величеству приходилось хмуриться, кривить губы в неудовольствии и повышать голос. Ужасно. Неслыханно!
- Мой мальчик, я понимаю, что ты устал, но позволь матери наглядеться на тебя.
Тихая, уютная роскошь золотой гостиной заполнилась шорохами одежды, запахами свежих сладостей и чая, а уставшая в ожидании сына мать с мягкой улыбкой усаживала свое счастливое приобретение. – Мой мальчик, - ласковые пальцы провели по волосам принца, и Маргарита успокоено вздохнула, обходя его кресло и устраиваясь на кушетке.
Ритуал тщательного расправления платья и укладывания аккуратных складок юбки, привычный и отточенный годами, занял всего с полминуты, после чего ласковый взгляд королевы, колючим льдом прошедшийся по тем из служанок, что дерзнули задержаться в комнате дольше необходимого, остановился на родном лице сына.
- Расскажи мне все, мой мальчик, - вот так запросто. И так же бесхитростно. Мать и королева хочет знать все. Что тут удивительного?

3

Главный вход в замок >>>

Она просила рассказать, что же случилось. Фабиан с удовольствием рассказал бы все начистоту, чтобы посмотреть как поменяется в лице Королева. Беда была лишь в том. что по стечению обстоятельств она была еще и его матерью, а рассказывать матери о том, что творилось с ним в Кеху не стал бы ни один любящий сын. Смотреть как она бледнеет и сама переживает все что пережил ты сам, за считанные минуты теряя время жизни и после находя в волосах снежно-белые нитки.
У кого-то еще остались подозрения, что крон-принц неблагодарный и бессердечный щенок?
Они уселись. Так чинно, будто на приеме в честь каких-то-там-впервые-вышедших-в-общество-жеманных-девиц, по-ощущениям моментально покрывшись пылью и пришившись к мебели сетками паутины под голодным взглядом фрейлин.
Баронесса де Кифт, опомнившись первой, едва не взашей вытолкала из Золотой гостиной всех посторонних, а себя улисилием воли заставила отойти от двери и даже не подслушивать. В конце концов, всегда можно узнать подробности от самого Фабиана, который раньше казался Габриэлле маленьким мальчиком, но чудо как повзрослел за каких-то пару месяцев.
Едва оказавшись с Ее Величеством наедине и дождавшись пока непокорные складки займут надлежащие им места в строгой последовательности, Фабио устало сполз с кресла и устроился прямо на мягком длинношерстном ковре у ног Королевы.
Как когда-то в детстве, когда они были еще просто Фабиан и Маргарита Вильценгер, и ни о каких королевствах и похиoениях разговоры не заходили.
- Это обязательно, матушка? - посочного цвета ворс пропускается сквозь пальцы, как шерсть любимой собаки. Которой ни у Марго, ни у ее сына никогда не было. - Не хочу поминать дурное рядом с Вами. Пусть остается в прошлом... Лучше расскажите мне как Вас едва не причислили к святым?
Его Высочество смотрит на мать задрав голову, привычним движением откинув назад отросшие волосы и выглядит крайне рассеянным. Пригревшемуся принцу ужасно хочется спать.

4

Если бы Фабио попросил, у него была бы не только собака. Ее Величество, даже в бытность всего лишь маркизой, животными интересовалась мало, уважая только лошадей и то – за исключительную полезность. Но если бы ее мальчику захотелось собаку…
Удивительную деликатность Габриэлы королева, казалось, пропустила мимо «ушей», но так могло показаться только на редкость невнимательному существу. Показывать, как бы то ни было, свое неудовольствие или одобрение в присутствии толпы лишних свидетелей Маргарита не считала такой уж необходимостью. Но в личном реестре Ее Величества появилась очередная закорючка напротив строчки, занимаемой баронессой де Кифт. И за всю ее деликатность крошке однажды воздастся. «Из нее могла бы получиться…»
- Это… желательно, - от постановки вопроса королева на мгновение растерялась, не зная как принимать такое проявление непослушания. Но разомлевший, сонный мальчик у ее ног, ее малыш, уставший с дороги, давно не бывший дома и, казалось бы, не стремившийся в холодные оковы дворца, которые сложно всерьез считать домом, тем более в его возрасте…
Пальцы, смирившись с отступлением от заранее намеченного сценария, коснулись темных прядей, значительно отросших за время «приключений», выпавших принцу, бережно провели по ним самыми кончиками, подушечками, затем скользнули между прядей и несильно потянули назад, на себя, заставляя всего-то уложить голову на колени сидящей женщине.
- Почему же – едва? – Тонкая, чуть насмешливая улыбка и серьезный взгляд, изучающий наново лицо ее собственного сына. – Вы, мой мальчик, сомневаетесь в своей матушке? Господин Виррид, кажется, с самого утра трубит о моей святости на всех перекрестках, - Марго тихонько хмыкнула и тряхнула пригревшемся на запястье браслетом. – В храме, во время службы, было знамение. Явилась посланница Зибилле из самого Киана. И просила защиты у Татеса. Мы обещали помочь, - королева улыбнулась скромно и только самую малость – многозначительно. И все это – не нарушая общей благочестивости образа и уютной естественности позы.

5

- Я бы не посмел сомневаться, - Фабиан улыбается устало, прикрывая глаза и отдаваясь во власть ухоженных тонких пальцев, блуждающих по его лицу. - Лишь надеялся, что на Ваши плечи не свалится еще и это. Святость - груз не из легких.
Он, конечно, не знает и не может знать, сколько уже вынесла эта женщина; ему остается только догадываться об этом, но скорее всего действительность превзошла бы любые дагадки.
Голова чуть кружится и принцу лишь остается тешить себя надеждой, что виной этому тепло и запрокинутая голова, и пляшущая в глазах золотая лепнина.
Иногда Фабио кажется, что в Городе Масок слишком много золота. И что оно слишком хорошо сочетается с багрянцем крови. Как бы эти цвета не заполнили Дагор по самые высокие башни. Как бы дагорцам не захлебнуться в них.
- Мы обещали помочь, - повторяет он эхом, примеряя это "мы" в первую очередь на себя. Заодно с королевскими регалиями. Зачем тешить себя надеждой что Его Величество опомнится и придет в себя, вновь вспомнив о своем долге. У Дагора скоро будет новый король. Скорее чем можно было себе представить. - Значит, будет война... - это должен был быть вопрос, но звучат слова твердо в своей безысходности. Война это всегда кровь. А в случае победы еще и золото. Похоже опасения крон-принца более чем оправданы. Осознание этого действует на него как красная тряпка на быка, сгоняя сонливость и окончательно соскабливая все те остатки детскости, что еще не содрали с него подводные камни прибрежных вод драконьего острова.
- Я хочу быть там. Должен. Вы можете запретить мне это как мать сыну. Но как Королева должны понимать что так нужно и должно. Дагору нужен Король, ведь так? - твердым голосом и взглядом, сведенными к переносице бровями, сухой ниткой губ. Его Высочеству пора становиться взрослым, а Королеве пора с этим смириться. - Вы хотели узнать что со мной было? Так знайте, что в Кеху я видел достаточно чтобы не бояться воевать и убивать.
Возможно, даже чтобы этого захотеть.
Ее маленький мальчик пропал в Кеху. Этот, тот кто вернулся, совсем на него не похож. Будто в кожу Фабиана зашили другое существо. Но может статься, что ему достанет силы и твердости удержать Дагор в узде как взбрыкнувшую лошадь.

6

Что ты можешь знать о тяжести, мальчик? Тяжесть бремени, тяжесть короны. Тяжесть дитя в чреве. Бог мой, Татес, как же это тяжко!
Подрагивают тонкие пальцы, кончиками касаясь незнакомого, юного лица. Знает ли королева этого юношу, что доверчиво сложил голову к ее коленям? Хочет ли она, чтобы он сложил голову? Нет, мой мальчик, я привяжу тебя к юбке, к трону, усажу за пиршественный стол, уложу в постель невесты и решу за тебя… Решу, что же лучше: пир или война. Героя, что идет к дому два десятка лет, я не дождусь.
Решишься ли ты отнять собственный престол у чуждых, загребущих рук? Нет, мой мальчик, я не хочу проверять этого. Нет, мой мальчик, я слишком люблю…
- Святость, мой принц, лишь ареол. Но иногда его различают и смертные, - Маргарита печально склоняет голову, удерживая себя от того, чтобы подергивать, сплетая узлами, пряди волос сына. Одну лишь такую прядь, оправив в серебро, можно хранить у сердца.
Будет война.
Королева согласилась легко, даже не поднимая глаз, не отвлекаясь от своего размеренного занятия. Рассыпанные кудри Фабиана складывались в замысловатый узор, сплетались, становясь цветами, стеблями и травами. Миг, шорох, дуновение – осыплется мир, выстроенный этой женщиной.
Ты все еще хочешь вести в бой армады? Не надо, мальчик, ты слишком юн, чтобы…
- Я могу запретить Вам, мой принц, как Королева. И никто не посмеет мне перечить. Дагору нужен Король. И король нужен – в Дагоре. Кого спасет Ваша безвестная кончина в глуши Кианских лесов? Меня? Или Ваш народ? – Нет, она не спросит, что же он видел в Кёху. Фабио слишком хорошо дал понять, что этой темы между ними не поднимется. И Марго приняла правила игры, установленные ее малышом.
Ее маленьким мальчиком, нежащимся на коленях матери. Нетерпеливым ребенком, спешащим к своим игрушкам. Только теперь его игрушки – смертельно опасны. И от нее вдруг стало зависеть, будет ли ее ребенок играть в эти игрушки.
- Вы обещали мне, что все будет хорошо.

Отредактировано Маргарита Дагорская (2012-03-29 00:59:56)

7

- О да, Ваше Величество. Вы можете мне запретить, но стану ли я слушать? - соглашается Фабиан. Можно подумать он мог бы сказать иначе. - И кто же тогда поведет дагорскую армию в Киан? Его Величество, который не ведает что творит? Годрагский волк? Или, быть может, Николас? Или лучше всего будет выставить впереди войска принцесс, если Вы конечно еще не продали их достопочтенным господам в качестве будущих жен. Кто, матушка?
Его Высочество намеренно не вспоминает о леди Брайс и бароне Яяти, о всех бывалых вояках которые знают свое дело и будут делать его как должно. У "короля" в этой шахматной партии совсем иная задача: быть штандартом и знаменем за которым солдаты пойдут в бой. Осознание того, что монарх не сидит за высокими стенами замка, а стоит на поле боя рядом со своими подданными придает ему в их глазах ореол все той же святости, о которой говорила Королева. Только так правитель может заслужить любовь и преданность солдат, которую не купить ни за какие деньги. А учитывая положение дел в Дагоре и общее недовольство властью, это в будущем может ох как пригодиться. Кто знает будет ли удовлетворена жажда перемен коронацией нового монарха или дагорцы дошли до своего предела и история Первой Эпохи повториться в Третью?
- Обещал и сдержу обещание, матушка. Если все пойдет так, как я представляю, нам не будет нужды заходить в эти леса. Если Татес и впредь не оставит нас, дагорская армия пройдет по Киану маршем, не пролив и капли крови... Мы ведь идем спасать, а не захватывать их земли.
Он и правда в это верил. После того что случилось... не мог Татес, будь он хоть трижды великим хитрецом и обманщиком так подставить своих. Нужно было только рискнуть. В этот раз выйти на бой с открытым забралом. К тому же...
- Говорят сейчас в Киане правит женщина. Разве это не... добрый знак? Я ни в коемм случае не смеюсь, матушка. Вы и леди Брайс прекрасное доказательство того, что женщины порой превосходят мужчин во многом. Но под конец Эпохи всегда приходит холод и мистчане забывают о былых разногласиях. Может быть и Киану с Дагором пора позабыть о вражде и вспомнить с чего все начиналось. Подумайте сами, существует не так уж мало способов связать наши государства.
Не упоминая известные ему и предоставляя Маргарите самой выбрать тот, что кажется наиболее верным. Она ведь женщина, значит, наверное... и Ромашка Полейн (боги, что за имя?) скорее всего выберет его же.

8

Если так будет нужно – я стану во главе армий. Если так будет нужно – я сложу голову. Даже на плахе. Но зачем ты говоришь со мной – так? Неужели ты это серьезно?
В глазах, льдистых и отстраненных, плеснулось что-то удивленное, разочарованное. Этой женщине было, что предъявить миру. Теперь у нее есть претензии и к собственному сыну. Коготки аккуратных пальчиков хищно встрепенулись, цепляя копну жестких, темных волос.
- У Годрагского Волка, несомненно, больше опыта в военном деле, чем у вас, мой принц. Глупая жертвенность не идет к лицу умному правителю, - Королева даже бровью не повела, но в лице ее изменилось что-то важное. Оплыла восковым нагаром мягкость, стекла, как кровь по зеркалу, уютная семейность. – Но вам бы, конечно, больше понравилось, если бы наши милые принцессы оказались заперты в четырех стенах без единой надежды создать семью и вырваться из отчего дома? Как жаль, что Татесу могут служить только мужчины. Впрочем, культ Зибилле, думаю, примет двух невинных девушек из королевской семьи. Особенно с рекомендациями ныне здравствующей Святой, отмеченной благодатью их покровительницы. Мы же идем спасать Киан.
А вот теперь тонкая, подчерненная бровь дернулась вверх, изгибаясь насмешливо и едва лишь – зло. Как известно, Ее Величество не любит, чтобы ей возражали.
- Вы противоречите самому себе, мой принц. Отчего же мысль продаться за клочок кианских угодий кажется вам менее отвратительной, чем женитьба принцесс с той же целью? Вам так хочется славы? – Насмешка с каждым словом становится все явственней и явственней, и голос даже не отдает горечью, лишь сочится ядом, пока пальцы тянут и цепляют пряди, пока они же отстраняются, занимая положенные этикетом места, пока ледяная корка сковывает фарфорово-бледные черты лица. – Это несмешная шутка, мой мальчик. И, я надеюсь, вы это поймете.
Только в наступившей тишине повисает недосказанное: «Когда подрастете».

Отредактировано Маргарита Дагорская (2012-04-12 00:50:56)

9

Резервный пост!

Надеюсь, в скором времени на этом месте появится финальный пост сцены.

Как только мы с Ее Величеством сыграем окончание этого разговора и оформим его надлежащим образом, на месте этого сообщения появится полноценный пост. Необходимо для охранения игровой хронологии.
С высочайшего дозволения Кии)

10

Коридоры >

Отрывистые звуки лёгких шагов, шуршание чистых юбок сопровождали девушек вечными спутниками. Однако, сейчас этих звуков стало чуть больше, и всё благодаря помощи пары служанок, что так быстро подали лучший сорт чая в гостиную, после чего те были вынужденны удалиться. Отчужденно вздохнув, Люциана еле поджала припухлые розовые губы и аккуратно села на софу, устало расправив рукой складку на юбке тёплого платья.
- Прошу Вас, присаживайтесь.
Более бодро улыбнувшись, мягкое лицо принцессы изменилось, когда та преподнесла фарфоровую чашку к губам, держа блюдце в другой руке. Напиток, несомненно, согревал. Дарил ощущение покоя и всё словно бы вновь становилось на свои места. Словно бы и не было этой холодной зимы, не было разговора с тёмным эльфом. Ничего не было, всё вновь было хорошо. Но лишь не на долго, ведь это иллюзия, очень даже правдоподобная. Эта мгновенная безмятежность заставила дух Вивьен подугаснуть, успокоиться, позволяя выдавать на показ эмоции более ценные, чем обычное нечто, что совсем недавно поселилось в ней и, как всегда, на короткий промежуток времени. Яркая зелень глаз поднялась на огненноволосую гостью, словно бы умоляя начать разговор первой, но вновь она начала:
- Доходили ли до Вас какие-либо слухи из замка? - спокойно поинтересовалась Мэйн, но не для того, чтобы послушать простые сплетни, а для того, чтобы знать, не ходят ли вести о кое-чем важном среди людей. Сама же Вивьен узнавала последние новости из уст болтливых фрейлин либо служанок. Они были народом не сильно толковым, но весьма неплохо осведомленным, в плане сплетен и слухов. Что естественно, так это то, что большая часть из этого было ложью, плодом больного воображения.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Малая "золотая" гостиная