Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Поместье Графа N


Поместье Графа N

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s019.radikal.ru/i619/1210/df/a02e25a5fedc.jpg

   Старинный особняк, некогда принадлежавший одному знатному дагорскому роду, еще во времена второй эпохи. Позже, весь род вымер, а уже в 1424 году третьей поместье приобрел Граф.
   Это высокое величественное здание, больше похожее на замок, нежели на особняк. Два крыла - восточное и западное, жилые комнаты для гостей, огромная библиотека, потрясающий воображение бальный зал, с хрустальными люстрами под потолком. В западном крыле расположены: кабинет Графа, его спальня, кабинет для приема важных гостей. В восточном крыле находятся: кухня, комнаты прислуги, винный погреб, а так же огромный обеденный зал. Вся центральная часть особняка представляет собой большой приемный зал: войдя внутрь, гости выходят по ковровой дорожке к двум винтовым лестницам, ведущим соответственно в западное и восточное крыло.
   Через несколько дней, когда бал состоится, по обеим сторонам этой дорожки будут стоять лакеи.
Перед самим же особняком находится небольшая площадь, на которой будут останавливаться кареты. Конюхи Графа, одетые соответствующе важному событию, будут встречать гостей и провожать кучеров до конюшни, где последние будут дожидаться окончания бала.

2

>>>Дагорский Лес

- Зачем ты притащил ЭТО ко мне в дом? - возмущался Граф.
- Не смог пройти мимо - он был бедный, голодный, напуганный. Я еще с детства тащил всякую живность в дом. Привычка... - невинным тоном произнес Дрэйвен. - Ты его крепко связал?
- Крепче не бывает, - заговорил третий голос, принадлежащий начальнику личной охраны Графа. - Что с ним делать?
- Пускай пока полежит тут, до утра. Утром вернется некромант и...
- Почему это ты распоряжаешься в моем доме? Это раз! Два - ты хоть знаешь стоимость этой мебели, куда ты столь безответственно повалил...
- ...этого странного, плохо-пахнущего, мокрого и превращающегося в ходячего мертвеца человека? Знаю.
Граф ничего не сказал. Он просто молча удалился из комнаты, жестом приказав начальнику охраны следовать за ним.
"Вампир, что с него взять? - Дрэйвен проводил уходящих обезоруживающей улыбкой и сел на кресло-качалку, напротив камина, предварительно плеснув себе вина из личных запасов Графа. - И зачем тебе, кровососу, вино? Ты все равно не чувствуешь его вкус..."
Отхлебнув немного, вор тяжело вздохнул: "Как, впрочем, и я".
Встав с кресла-качалки, Дрэйвен неторопливо прошелся по комнате, подкинул еще пару поленьев в камин, отчего они тут же затрещали и остановился напротив книжного шкафа, выбирая что почитать.
"Традиции Дагора" вора не прельщали, что можно было сказать и о "Истории знатных домов". Для "Сказок Кёху" было неподходящее настроение, а что касается художественной литературы, то тут был только "Забытый вор", да "Полет Дракона". Про самого себя читать не хотелось, поэтому выбор пал на вторую книгу.
После прочтения пары страниц, Дрэйвен пришел в недоумение, как подобный бред вообще опубликовали. Книгу писал человек, явно не имевший представления о драконах.
Переборов желание бросить книгу в камин, вслед за поленьями, и положив её обратно на полку, вор уселся обратно на кресло-качалку и стал ждать пробуждения Хьюберта.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-19 15:08:38)

3

Дрэйвен
Лес
Разуму человека казалось, что есть возможность избавиться от этого кошмара. Комбинация моральных принципов, которые по идее должен был бы исповедовать образцовый солдат, наиболее эффективно противостояла внешнему контролю, но, к сожалению, у Хьюберта оставалось не так много сил, чтобы с помощью этого набора отбросить волю противника. Ему нужно было мысленно передохнуть и накопить сил. Но тот, внешний голос продолжал натиск с той яростью, что и в самом начале.
Однако наступил очередной момент в этой битве – Хьюберт начал приходить в сознание. Первым контроль над телом получил человек. Глаза резко распахнулись, он дернулся и увидел ситуацию – он лежит на каком-то диване, крепко связанный. Оружия в руках не было. Первой же мыслью была попытка освободиться и убраться куда подальше. Однако пара рывков показала, что это не поможет. Поэтому Хьюберт использовал ценные мгновения на создание быстрого плана. Он решил заманить врага в западню. Оставив лишь контроль над чувствами, он абстрагировался от своего тела в каком-то смысле.  Он решил, что если враг будет тратить силы на контроль тела, то он будет слабее. И пока враг тратит силы на бесполезные команды типа «вырваться», Хьюберт может немного отдохнуть и ударить врага.
Наконец пришел и этот монстр. Он быстро взял под свой контроль тело солдата.  Внешне Хьюберт вдруг начал изо всех сил пытаться порвать на себе путы, с глубинным ревом тянул крепкие веревки. Мышцы напряглись изо всех сил, даже покрывшиеся коркой раны вновь начали кровоточить. В глазах плясал огонь, изо рта потекла кровь. Казалось, что ничего разумного в этом существе нет. Но тут Хьюберт неожиданно мысленно толкнул со всей силы своего противника. Так как тот был занят телом, он был не так силен в мысленно плане и в результате отступил немного. Тело перешло к Хьюберту, он резко прекратил напрягаться и обмяк на диване, а из глаз, которые теперь казались совершенно нормальными, потекли слезы боли. Однако недолго было подобное счастье, болезнь вновь овладела Хьюбертом, и снова начались рывки, рев и бешенство. Так и продолжалось довольно долго – то Хьюберт получал тело и успокаивался, то вновь становился одержимым и безумным.
В одно из мгновений покоя Хьюберт увидел, что он не один.  Он увидел того самого человека, что был с ним у костра. К тому времени Сайскинд уже понял, что так ему не победить. Он, глядя на этого человека, начал умолять.
-Прошу, во имя всех богов, прекрати это! Дай мне покой!!! Помоги мне, пожалуйста!!!

4

Дрэйвен неторопливо раскачивался в кресле-качалке, туда-сюда, взад-вперед, наблюдая за тем, как корчится в агонии его новый знакомый. Вору не приходилось быть укушенным ожившим мертвецом, поэтому об ощущениях Хьюберта он мог лишь смутно догадываться. Понятно было лишь одно - это чертовски неприятно.
"Ну и как мне помочь тебе продержаться до утра? Накачать алкоголем до потери пульса? Позвать лекаря Графа? Или же опять отправить в отключку? Что из всего этого верное решение?"
Хью тем временем просил о помощи, умоляя прервать его страдания. Если Дрэйвен все правильно понял, то от него требовалось достать кинжал и перерезать глотку вояке.
- Я конечно могу дать тебе покой, как ты просишь, но тогда беспокойно станет мне и Графу, когда ты очнешься в своей... новой ипостаси. Нам тут бродячие мертвяки не нужны. Одного меня уже хватает за глаза, - Дрэй загадочно улыбнулся и продолжил. - Не поверишь, но тут в погребах есть целые склада элитного алкоголя. Уж не знаю, где Граф все это раздобыл, но не просыхать можно лет сто подряд. Жаль, что я забыл как это - "хмелеть". Впрочем, у тебя то еще не все потеряно. До рассвета осталось немного, потом приедет некромант и либо вылечит тебя, либо... - вор снова улыбнулся. - Впрочем, об этом сейчас лучше не думать.
Тихонечко скрипнула дверь и Дрэйвен обернулся на звук. В пижаме и смешных, наверняка привезенных из Кёху, тапочках, на пороге стоял сам мэтр Лейвин - личный лекарь Графа. Держа в руках керосиновую лампу и зевая, этот низенький человечек лет пятидесяти на вид, прошел в комнату и наклонился над Хьюбертом:
- Тяжелый, очень тяжелый случай. Единственное, что я могу сделать, это дать ему макового молока, чтобы он забылся ненадолго.
- С тем же успехом я могу влить в него бочонок крепкого кианского, и его гарантировано вырубит до утра. Вопрос в том - поможет ли? - вор подошел к мэтру, положил руку ему на плечо и отодвинул на безопасное расстояние. - Наш гость немного не в себе, так что давайте будем соблюдать меры предосторожности.
- Да, да, конечно... - сонно произнес Лейвин, подкрепляя свои слова зевком. - Собственно говоря, зачем меня вызвали?
"Судя по всему затем, чтобы убедиться в том, что ты ничего не знаешь", - подумал вор, а вслух сказал:
- Думал, вы сможете поставить диагноз... и отодвинуть превращение до утра.
- Ох! Если бы я мог! - всплеснул руками мэтр и направился в сторону выхода. - Если вдруг передумаете на счет макового молока, то вы всегда знаете где меня искать.
Дрэйвен кивнул ему на прощание, после чего подошел к камину и принялся набивать трубку табаком:
- Я полагаю ты все слышал? Терпи вояка, помощь уже в пути.
"У Графа наверняка есть способ связи с некромантом, а тому ничего не стоит оказаться здесь в любую минуту. Но Граф из-за собственного упрямства не станет мне помогать - его интересует только конечная цель и уж никак не интересуют мои приоритеты."
Взглянув украдкой на Хьюберта, вор продолжил наполнять трубку:
"С другой стороны, действительно, какое мне дело до этого несчастного? Захотелось с кем-то поболтать? Не-е-ет. У меня далеко идущие планы. Мне нужен человек знающий Дагор. Человек, который когда-то был членом стражи и знает все её теперешние фокусы. Нужно подать эту идею некроманту, как на блюдечке. У мага, конечно, есть знакомый начальник..."
Чего? Стражи? Караула? Или просто патруля? Дрэйвен не помнил.
Высшие чины это всегда здорово, но может понадобиться тот, кто знает армию с низов. А он лежит сейчас на диване и помирает, грозясь в итоге обернуться кровожадным монстром.
- Держись Хью, мне с тобой еще многое нужно будет обсудить, - сказал вор тихо, себе под нос, параллельно закуривая трубку. - Ну что, вояка! - это было сказано уже громче, - плеснуть тебе вина?

5

Дрэйвен
Хьюберт почти не слушал разговор рядом с собой. Он и так был сильно занят своими муками. Он еле-еле чувства свои воспринимал, чего уж тут пытаться осознавать смысл слов людей, что говорили над ним. Воспаленное сознание Хьюберта уже не могло проанализировать вообще никакой внешней информации. Будь рядом с ним что угодно, явная смертельная угроза или явный путь к блаженству (бутылка крепчайшего алкоголя, например) Хьюберт бы даже не осознал таких вещей. В такую ситуацию он ни разу не попадал, хотя были у него на редкость алкогольные деньки.
Однако состояние сознания и рассудка солдата отличалось от алкогольного опьянения. Если будучи пьяным, наступало расслабление и легкая эйфория, то сейчас было боль и безумие. Это было похоже на муки совести, горя и отчаяния, только не имеющие никакого объяснения, почему он эти чувства испытывает. А физическая боль уже проявлялась в основном в голове. В нее словно втыкали раскаленные иглы. Физически это проявлялось в сильной дрожи, Хьюберт не рвался никуда, лишь дергался, словно в припадке. Изо рта шла кровь, смешанная со слюной, а из глаз текли слезы. Перед глазами стоял кровавый туман, не было видно почти ничего, а в ушах стоял лишь гул бегущей крови, да бешеный бой сердца. В животе ныло сильно, но это было практически не заметно на фоне головной боли. Из горла время от времени вылетали стоны и рычание.
Казалось, что враждебная ему сила была не слепой. Вместо того, чтобы пытаться снова подчинить тело, она начала выжигать разум Хьюберта, перегружая его чувственную сторону и разрушая всю логическую часть. Каждый из принципов и моральных устоев опровергался, втаптывался в грязь и предавался забвению. Его воспоминания горели огнем, Сайскинд начал забывать многие вещи. Кто его родители, его жизнь в деревне, суровое воспитание – все это начинало тлеть с самого низа, словно древняя рукопись, брошенная в камин. А с эмоциональной частью было хуже всего. Инфекции не нужно было наводить какие-нибудь кошмарные галлюцинации  или заставлять вспоминать мучительные факты. Ведь в ее руках было прямое управление, она могла просто заставить испытывать какие-то эмоции. И не было от этого защиты, потому что Хьюберт никак не мог объяснить эти мучения для себя и абстрагироваться от них. Никаких надежд уже не было, все мосты для спасения выглядели разрушенными. Внешние чувства отключились, осталась лишь боль и забвение.
Тело Хьюберта уже не дергалось, словно он умер. Изо рта и глаз больше не текло, были видны лишь следы, оставшиеся на грязном лице. Дыхание замедлилось до критического уровня, рефлексы заставляли его работать, удерживая тело на грани жизни.

6

Он пил вино жадными глотками, наблюдая как корчится Хьюберт, возможно, в предсмертной агонии.
Он пил вино и курил трубку, курил трубку и пил вино, потом ходил нервно взад-вперед по комнате и снова пил вино, курил трубку, ходил взад-вперед...
Нервы, нервы и еще раз нервы. Те самые нервы, которых у него не могло быть по определению в этом, казавшимся идеальным на первый взгляд, теле. Но тем не менее он нервничал, психовал и пытался взять себя в руки. А вернее, вспоминал какого это - психовать и нервничать, а потом воспроизводил, подсознательно, на инстинктивном уровне, но зато какая потрясающая актерская игра!
Вот, в камин летит трубка, а за ней и бокал. Трубка так и не загорелась, ведь она была сделана из бриара. А вот бокал разлетелся на маленькие осколочки, которые не сразу, но постепенно стали плавиться.
"Черт бы побрал этого Графа! Его и некроманта в придачу!"
Так продолжать было нельзя. Нужно идти наверх, в личные покои хозяина этого особняка и делать то, чего больше всего делать не хотелось - просить вызвать сюда их общего покровителя.
"Пару минут унижения не испортят моей жизни", - думал Дрэйвен, уверенным шагом направляясь к двери. Уже протягивая руку, чтобы открыть её, он заметил, что она открывается сама, ему навстречу. Почти уверовав, что ему открылся дар телекинеза, вор слегка прибавил в шаге... но в следующую минуту понял, что ошибся.
В комнату ворвался ветер - необычный, темный ветер, пахнущий гниением, разложением и магией. Несколько свечей погасли. Отшатнулся назад Дрэйвен, пропуская внутрь комнаты фигуру в темном плаще.
Словно сама смерть, некромант переступил порог. Его голову скрывал капюшон, из-за которого не было видно лица - лишь глаза светились янтарным цветом.
- Ну, малыш Дрэй, что ты учудил на этот раз? - скрипучим голосом, который у многих вызывал мурашки, а у вора - раздражение, произнес маг. Он прошелся до дивана, на котором лежал Хьюберт и склонился над ним:
- Что это за грязь, ты принес к Графу в дом? Небось, из самого Дагора тащил? - усмехаясь, спросил некромант.
- Нет, - произнёс вор и правдиво ответил, - в лесу нашел.
- Значит они уже и в лес полезли... надо же, - фигура в плаще усмехнулась и из бесконечных складок её одеяния показалась скрюченная, морщинистая и когтистая рука, мертвенно-бледного цвета. Проведя ею над телом Хьюберта, некромант кашлянул:
- И ты хочешь, чтобы я вернул его к жизни? Вопрос лишь в том, зачем он тебе, мой мальчик?
- Мне нужен человек в низах армии Дагора, - снова правдиво ответил Дрэйвен.
- У меня уже есть целая куча людей, в самых низах армии Дагора, если не еще ниже, - парировал некромант.
- Еще один не помешает, - вор обернулся в дверной проем - без всяких сомнений там стоял Граф.
- Вы можете хоть до утра препираться, но уберите с моего дивана эту мерзость, - сказал хозяин особняка и растворился в темноте, оставляя мага и вора наедине.
Образовалась тишина.
Некромант испытующе смотрел на Дрэйвена, а тот не знал, что ему ответить. Все варианты, крутившиеся в голове, как-то не подходили под текущую ситуацию - весь богатый жизненный опыт вора показывал, что просить о чьем-то воскрешении ему ещё не приходилось.
В конце концов, первым не выдержал некромант:
- Ладно, - начал он, - мне в принципе все равно, но знай, что у твоего "друга" два варианта - либо он станет таким как ты, и мне удастся регенерировать тело, либо он останется в этом мире в качестве бесплотного духа...
-...и ему легче будет проникать в интересующие нас дома. Если же удастся восстановить тело, то напарник мне бы не помешал.
Фигура в плаще пожала плечами и жестом попросила вора удалиться. В комнате будет твориться магия - темная и злая, и незачем кому-то постороннему при этом присутствовать.
Час прошел в ожидании. За этот самый час, вор успел сходить в библиотеку, прочитав пару страниц из одной занятной книжицы, под названием: "Основы Алхимии".
Читать приходилось при тусклом свете свечи, в полумраке, но Дрэйвена все устраивало.
После библиотеки он направился в покои Графа. Тот, естественно, не спал, как и полагается вампиру.
Сначала беседа не клеилась, но потом, слово за слово, они разговорились и хозяин особняка пообещал забыть о том, что вор испачкал его "дорогущую мебель".
А потом явился некромант. Его лица по-прежнему не было видно, но янтарные глаза улыбались из-под капюшона:
- Я закончил, - произнес он.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-20 19:10:23)

7

Дрэйвен
Хьюберту казалось, что муки почти бесконечные, он уже не мог вообще соображать и лишь тщетно пытался абстрагироваться от душевных страданий. Какой-то контроль над чувствами еще был, но он ничего явного не видел. Силуэты, которые двигались над ним, да тени. Никаких звуков он не воспринимал. Зато осязание четко указывало, что тело болит в очень многих местах. Во рту стоял вкус крови, однако сосредоточиться на нем Хьюберт не мог – болезнь все также играла на его чувствах, словно пьяница, играющий на колоколах – без конца дергает случайные веревочки.
Сквозь этот кошмар до него вдруг донесся хрипловатый, скрипучий голос.
-Ну и что мы тут имеем? Обезумевшего от боли и мучений человечка. Так, ну посмотрим, что с твоими мозгами творится, ведь надо посмотреть, с чем ты жить то будешь. Или не жить.
Сайскинд почувствовал, что у него в голове возникла еще какая-то сила. Отчаяние высказало мысль Нам тут двоим и так тесно, зачем еще???. Возник перед мысленным взором какой-то  темный силуэт, бродящий и осматривающийся вокруг. Послышалось, что кто-то цокнул языком.
-Да, ну дела. Мозги в дырочку. Память держится на честном слове, все правое полушарие  уничтожено. Связей со спинным мозгом нет, придется их создавать магически. Да, большая часть этих вещей тебе все равно не понадобится, но я бы хотел, чтобы не было такого количества замен. Так, ты меня слушаешь, как тебя там… Хьюберт? Ну и отвратное имя. Ладно, давай тебя вытащим, чтобы ты мог хотя бы на вопросы ответить смог.
Вдруг все погасло, не осталось боли, ощущений, страданий. Словно он сейчас во сне каком-то. Только к нему вернулась способность мыслить, он помнил все. Первая же мысль Я умер? Все, это закончилось? И тут голос вернулся.
-Ну да, ты умер. В каком-то смысле. Твоя душа сейчас отсоединена от тела. Вот смотри, каков расклад. Твое тело сейчас почти что без мозгов и нервов. Ну, для нежити это не особая проблема, просто лучше бы какие-то вещи остались на месте, чтобы не пришлось их заменять. Там память наверно неплохо бы сохранить, контроль над внешними чувствами, связь со спинным мозгом и аналитическую часть. Сомневаюсь, что ты сейчас меня понял, но вот суть – Если я попытаюсь создать нежить, это не будешь совсем полноценный ты. Я не могу сказать, что конкретно в тебе поменяется. Наверно забудешь немалое, мыслить будешь немного иначе. В общем, ты понял. Или же куда более простой вариант – я уничтожаю твое тело, и если у тебя есть, так сказать, незавершенные дела, то ты останешься в виде призрака. Но это будешь ты, без сомнения. Вся твоя память, твое, хех, двоемыслие, и прочие чудесные личностные качества. Ну, так что – ты выбрал?
Хьюберт думал. Несуществующие шестерни тихо щелкали, он пытался придумать, что выбрать. Однако вариант стать призраком казался куда более подходящим. Вот что-что, а свое мышление он любил в каком-то смысле. Он не гонялся за новыми ощущениями и вообще на гедониста не походил. Потому физическое воплощение казалось не особо нужным.
-Я буду призраком.
-Ну хорошо, мне же проще. А незавершенные дела у тебя  есть?
-Да. Защита свое Страны.
-Хех, ну ладно патриот, выбор сделан. Не думаю, что ты бы хотел попрощаться со своим  телом, провести последние минуты в нем.
Неожиданно темнота рассеялась и обрела форму комнаты. Перед ним стояла какая-то фигура в плаще и смотрела немного снизу вверх. Хьюберт попытался понять, неужели он такой высокий. Посмотрев вниз, он увидел, что завис в нескольких сантиметрах над полом. Поднеся руку к лицу, он увидел пол сквозь нее. Тем временем темная фигура показала на диван. На нем лежало тело, которое не могло быть ничем иным, кроме как телом солдата. Выглядело оно ужасно, судороги создали на лице отвратительную гримасу, а сведенные мышцы придали связанному корпусу странное положение. Хьюберт отшатнулся и сказал.
-Жутковато. Хотя все равно внутри было ужасней, чем снаружи. Брррр.
-Это уж точно, ты там с ума сходил. Ладно, таких тел у меня полно, а тебе, я думаю, оно без надобности. По крайней мере ты не будешь век мне должен, ведь я фактически ничего не сделал.
Фигура в плаще пошевелила рукой и что-то сказало. Тело стало медленно рассыпаться в прах, пока не осталась длинная кучка пепла. Некромант развернулся и пошел к выходу из комнаты.  На половине пути он остановился.
-Наверняка с тобой захочет поговорить тот, кто принес сюда твою тушку и испортил отличный диван.
Хьюберт услышал это, но не ответил, продолжая изучать себя. Он выглядел достаточно нормально, примерно тот вид, который был до всего этого кошмара – рубашка, брюки с сапогами, дублет,  пояс без ножен со шпагой. Могло быть и хуже. Привыкнув к способу перемещения, он последовал за некромантом. Появившись в комнате, он замер рядом со стеной, изучая это странное собрание. Говорить что-то не особо хотелось, мало ли зачем эти люди собрались. Хотя какие они люди?

8

Они было собрались достать шахматы и сыграть "партейку", как появился некромант.
"Как всегда вовремя", - вздохнул про себя вор, но отчасти он был рад появлению мага. Ожидание томило Дрэйвена. Прошел уже целый час с того момента, как перед его носом закрылась комната с Хьюбертом.
Что с ним стало? Выжило ли его тело? Станет он бесплотным духом или же исчезнет насовсем?
Из теории, которую Дрэй когда-то подцепил читая книги в библиотеке Графа, было ясно, что душа в этом мире может задержаться лишь в том случае, если у неё тут есть неоконченные дела. Предполагать пока что было рано, но что-то подсказывало вору, что у такого человека как Хью из неоконченных дел может быть только долг Родине. Впрочем, может Дрэйвен и ошибался.
"Лучше бы я ошибался", - уточнил он, усаживаясь поудобнее и присматриваясь к новому обличью Хью.
Приведений вор раньше не встречал, да и встречать как-то не хотел. Совсем не горел желанием видеть усопших "не во плоти". А точнее вообще без плоти, какой бы то ни было. Даже бродячий скелет боится меча. А дух? Руби его не руби, ему все до одного места. Впрочем, призрак и сам не сможет навредить человеку.
"Так было написано в книге, - призадумался Дрэйвен, положив подбородок на ладонь и упершись локтем в стол. - Но теория, обычно, бывает очень далека от практики".
Граф поморщился, разглядывая душу того, кто, по его мнению, испортил ему (Графу) мебель. Вернее испортил её вор, но чьим телом. Следовательно, первый вопрос, который можно было ожидать от хозяина особняка, был:
- А его усопшая тушка до сих пор лежит на моём прекрасном Кёхуанском ложе?
Некромант на вопрос не ответил, лишь блеснул своими янтарными глазами и Граф всё понял, прикрыв глаза ладонью, изображая свою бездонную печаль.
Второй вопрос, прозвучавший в этой комнате, задал Дрэйвен:
- Почему он без тела? Не было возможности его восстановить?
- Была, - некромант повернулся в сторону вора, - но Хью изъявил желание от него отказаться. Желание клиента для меня закон, - лица мага не было видно, но почему-то было ясно, что он улыбается. - Другой вопрос, что ты с ним собираешься делать? Я воскресил его, как ты меня и просил...
- Я не просил тебе о привидении! Я хотел вполне материального человека... хорошо, живого мертвеца. Но чтобы он хоть оружие в руках держать мог, - начал было Дрэйвен, но некромант прервал его жестом:
- Ну уж нет. Ты сказал, что привидению тоже будешь рад. Получи привидение. К тому же, наш Хьюберт пожелал сохранить индивидуальность взамен телу.
Повисла тишина, в течение которой некромант продолжал сверлить глазами Дрэйвена, а тот о чем-то размышлял. Граф же абстрагировался от всех и переставлял фигурки на шахматной доске.
- Но мою же индивидуальность ты смог сохранить? - спросил наконец воскресший вор.
- Ты совсем другое дело, мой друг. То заклинание, которым я поднимал тебя, составлялось очень долго и тщательно. Тут же мне пришлось действовать быстро. У меня не было времени на тщательную проработку магической формулы и...
Дрэйвен поднял руку вверх, прося мага прекратить:
- Я все равно не разбираюсь во всем этом. Ты мне лучше скажи вот что - он будет выполнять мои приказы или нет?
- Советую спросить у него. Но прошу учесть, что он остался самодостаточной личностью, как и все в этой комнате. Хьюберт не послушная марионетка, а живой организм, способный принимать решения самостоятельно.
"Что никак не играет мне на руку", - поморщился вор. Но делать было нечего, что сделано, то сделано.
- Хьюберт, ты будешь работать с нами? - спросил Граф, опережая Дрэйвена, а потом добавил:
- У нас скоро будет гость. Давно хочу вас всех ему представить.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-21 11:15:06)

9

Дрэйвен
Хьюберт пока что свыкался со своим телом. Точнее с его отсутствием. Это было удивительно. Однако на этой ноте он не заканчивал свои развлечения. Он вдруг осознал, что слышит мысли абсолютно всех в комнате. Мысли Дрэйвена, ведь он теперь знал из мыслей, как зовут этого «лесничего», о том, почему привидение, а не нежить. Досада Графа, который все сокрушался о своем диване. Ну, по крайней мере, это только диван, а не вся комната и не весь особняк. Хотя если бы я попытался разрушить особняк, то этот вампир попытался бы изгнать меня из этого мира чисто ради мести. Ну да ладно, еще успеем повеселиться. Так, а предметы я поднимать смогу? Помню, что призраки это умеют силой воли.
Когда же этот граф начал уже устно возмущаться по поводу дивана, Хьюберт не выдержал и решил вставить пару саркастичных ноток.
-Уж простите милорд за дерзость, но я был изначально против перемещения своей персоны в любое цивилизованное место, но этот варвар –призрак показал пальцем на того, кто его собственно принес -Против воли принес меня сюда и тем самым испортил вашу мебель. Очень жаль, что я не оценил достоинства этого дивана, будучи еще при теле.
Пока Дрэйвен и некромант спорили по его поводу, Хьюберт решил опробовать свои силы. В конце концов, лучше это сделать аккуратно. Вещи Графа трогать не хотелось, тот и так воет без конца о своем диване, а вот вещи этого парня… Хьюберт сосредоточил внимание на кинжале, что был в ножнах на поясе у его собеседника и силой воли попытался медленно и аккуратно достать оружие. Это вышло легче, чем ожидалось. Оружие мягко выпорхнуло и застыло под его контролем. Призрак силой воли перенес его к себе и заставил немного покрутиться и полетать, не обращая внимания на остальных людей в комнате. Точнее – существ в комнате, людей здесь не было.  Пару раз Хью даже продел кинжал через свою руку, а затем сделал несколько быстрых выпадов в воздухе. Закончив играться, он вернул кинжал его законному владельцу. Да уж, теперь я могу  продолжать совершенствовать свое фехтовальное искусство, только теперь не надо будет думать о защите, можно будет максимально сосредоточиться на нападении. Вот веселье!
Тем временем осуждение продолжалось, некромант говорил о том, что личность вояки в целостности. Хьюберт хмыкнул, услышав мысли Дрэйвена по этому поводу.
Да уж, не играет. И на ногу не сыграет. Зато возможно сыграет на твою шею, в отместку  за мою чуть не сломанную шею. Ладно, не будем это озвучивать, рано раскрывать все карты.
Его спросили о работе. Вот уж неожиданность, Хьюберт сделал демонстративно удивленное лицо.
- Работа? О какой работе еще шла речь? Не увидел никакого договора, предложений, даже открытки мблоковой не прислали. Зато получил кучу неприятных вещей, не связанных с работой. Ты –Хьюберт поглядел на Дрейвена – Обманывал меня, задушил меня, сделал так, чтобы на меня сыпались претензии по поводу мблокова дивана, оставался глухим к моим мольбам  убить меня и продолжал наблюдать за моими мучениями. Граф, от вас я не слышал также ничего, не касающееся этого дивана. Единственный, к кому я по идее могу испытывать благодарность – вот он. –Призрак показал на некроманта  - Единственный, кто все-таки убил меня, избавив от страданий. Я понимаю, что он не из милосердия сделал это, но сегодня у меня день рожденья в каком-то смысле, почему бы и не побыть чуточку добрым. На этом моя критика исчерпывается. Пока что, как работодатели, вы выглядите неважно.
Хьюберт продолжал парить в воздухе, но уже с немного другим выражением лица. В конце концов, его забавляло то, что здесь происходило.

10

Дрэйвен разглядывал Хьюберта, предполагая, что тот сейчас испытывает. Гнев? Страх? Любопытство?
- Просто замечательно, - начал вор, после недолгой паузы. - У нас теперь в компании вампира, мертвеца и некроманта, появился ещё и призрак! Нам не хватает только демона и какой-нибудь болотной твари, для полноты картины.
Дрэй встал и подошел к некроманту - как раз в этот момент Хью, наигравшись с кинжалом, вернул его обратно. Хозяин оружия взял его за рукоять, мастерски повертел в руке и убрал в ножны.
- Начнем я полагаю с плюсов: призрак может легко проникать в дома, обходить любую защиту и, наконец, дар телекинеза - просто незаменимая штука.
Но где плюсы, там и минусы,
- вор вздохнул. - Я же чувствую, что он всеми фибрами души меня теперь недолюбливает. Тем более, что только душа от него и осталась. Да Хьюберт, ты прав, я душил тебя, приволок сюда, испортил бедному Графу его Кёхуанскую безделушку...
- Позволь! - прервал вора вампир. - Безделушку?! Нет. Чтобы такую безделушку добыть...
-...я должен пахать на тебя всю оставшуюся "нежизнь", а это ой как немало, - снова вернул себе инициативу Дрэйвен. - В моей прошлой жизни у меня таких безделушек было столько же, сколько у тебя волос на голове. Но мы сейчас не об этом.
Вор повернулся к бывшему солдату Дагорской армии и еще раз оглядел его с ног до головы. Призрак ему, конечно же, не помешал бы, но его сложнее контролировать. Теперь, по крайне мере, было ясно, чего добивался некромант.
"Ни тебе, ни мне значит? Хитрый ход. И чего ты этим хотел мне показать?", - вор конечно знал, что Хьюберт теперь может читать мысли, но не думать он не умел. Любое живое существо постоянно находится в процессе мышления: от низменных "Чего бы пожрать?", до высоких "Как захватить мир?".
Впрочем, вор не был уверен и в том, что сам некромант его мыслей не слышит - за этими хитрыми, янтарными глазами, скрывалось не столько могущество, сколько мудрость и богатый жизненный опыт. Не самый лучший соперник из всех возможных. Порою Дрэйвену было приятно, что у него такой могущественный покровитель и тогда он твердил себе:
"Не прыгай выше головы!"
Но порой так хотелось...
- Ладно Хью, прости, что наше знакомство вышло таким... сумбурным. Я, конечно, мог оставить тебя в лесу, чтобы ты медленно превращался в тупую скотину, с одним единственным желанием - убивать. И никто бы не дал никаких гарантий, что ты не вышел бы к какой-нибудь деревеньке и не устроил там бойню. Как раз к востоку, от того места, где я развел костер, на расстоянии одного километра находилось жилое поселение. Не многочисленное, но тем не менее... По поводу Графа не переживай - он отходчивый, я сам в этом убедился.
- Глаза б мои тебя не видели, - произнес вышеупомянутый Граф и тут же добавил:
- Никто выпить не желает? У меня в глотке пересохло. Хьюберту не предлагаю. - С этими словами он достал колокольчик и позвонил в него. Тут же прибежала девушка-служанка, лет восемнадцати на вид (а на деле ей было около шестидесяти - вампиры не стареют) и выслушала пожелания гостей: некромант и вор сошлись на крепком кианском, Граф пил исключительно кровь, а Хьюберт удостоился лишь девичьей улыбки.
- Работодатели мы и впрямь неважные, но наше дело только начинает жить, - раздался скрипучий голос некроманта. - Всё что вам нужно знать, на данном этапе, так это то, что я хочу сместить власть в Дагоре. Ты, Хьюберт, конечно можешь быть против этого, но взгляни сам - теперешнее правительство полностью не контролирует происходящее. Им, кажется, просто наплевать на все то, что происходит вокруг. Я хочу встать во главе Дагора отнюдь не из благих намерений, но таких беспорядков я бы точно не допустил.
- А мы нужны ему, чтобы контролировать разные слои населения, его будущего королевства. Я возьму под контроль весь криминал - без него никуда, ведь он тоже приносит солидные пени в казну. Тебе, как я понял, достанется стража, а Граф... - Дрэйвен запнулся, и за него продолжил некромант:
- ...возьмет на себя ответственность за знать и станет казначеем, вдобавок.
Усмехнулся хозяин этого особняка:
- Мне, конечно, идея идеального мира кажется абсурдом, но я хочу попробовать - жизнь скучна и хочется новых впечатлений. Свергать власть мне еще не приходилось.
"Как и никому в этой комнате" - мысленно добавил Дрэйвен.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-21 14:08:08)

11

Дрэйвен
Хьюберт принял сидячую позу в воздухе. Словно под ним был какое-то кресло, но его не было. Он решил успокоиться и перестать издеваться. В конце концов, да, ему ничего не стоит отомстить потом. Можно будет спокойно поговорить. Вор ему что-то говорил про то, мол, он мог остаться в лесу и убить людей в каком-то поселении. Хьюберт улыбнулся.
-Ну знаешь, здесь ты ступаешь на весьма зыбкую почву. Кто знает, вдруг, когда болезнь там полностью овладела мной, то я бы умер и рядом с бредущим телом появился бы призрак меня? Тогда я бы спокойно обезвредил в подобной форме свое тело – изрубил бы шпагой. Кстати, ты видимо оставил мое оружие в лесу? Ну ты гад. Так что неизвестно, оказалась ли полезной переноска моего тела сюда. Так что не считай себя прощенным. Ладно, потом все это.
Он раздумывал о нашествии зомби, пытаясь прикинуть, сколько оно продлиться. Он вспоминал все, что знает об армии, ее структуре. Хорошо, что вся его учеба в этом вопросе была относительно недавно. Он попытался представить себя в роли генерала армии, выдумать стратегию. Самым простым решением казалось созыв подкреплений с окрестностей. Это одновременно самый долгий, но очень надежный способ. Хьюберт попытался представить себе маршруты гонцов, время на сбор армии и поход ее к городу. Также попытался представить себе худший сценарий, связанный с этим планом. И пять дней растягиваются в две недели.
Тут некромант как раз поднял какую-то тему. Призрак ее выслушал достаточно спокойно.  Он много раз слышал всяких людей, которые воображали себя лучшими правителями. Однако конец у них был почти всегда один. Наконец, когда все закончили смаковать  возможную власть, Хьюберт решил высказаться.
-Если у вас нет готового плана, ресурсов, информации, то лучше откажитесь или выберите другой «подходящий случай». За две недели полную ликвидацию королевской семьи, имея в распоряжении двух неживых, клан каких-то вампиров, да свою магию просто невозможно организовать.
Граф тут же вспылил.
-Каких-то? Да мы же самые…
Однако он замолк под видом некроманта, который сначала сверкнул на него своими янтарными глазами и поднял руку в жесте «замолчи». Маг обернулся на Хьюберта и сказал.
-Что еще за две недели?
-Это самый крайний срок, за который армия разберется с мертвецами в городе, при самом худшем сценарии развития событий. Я бы скорее сказал, что все закончится через  4-5 дней. Это только если действует армия по пути медленного, но надежного способа победы, может инквизиция или орден что-то хитрое выдумают и все закончится еще быстрее. Так что контроль вернется очень и очень быстро. Еще раз скажу, если у вас нет чего-то реально особого, то лучше отказаться или делать все намного более медленно. Плюс ко всему прочему я лично просто против смены власти в момент ослабления страны. Мало того, что это будет серьезный удар по стране, который может стать критическим. Так если забыть об этом, то вы получите под свой контроль сильно ослабленную, обескровленную переворотом и наверняка голодающую страну. Вероятность восстания и гражданской войны с легкостью перейдет в определенность. Лучше помогите стране, завоюйте популярность народа и попробуйте занять государственный пост. Граф ведь знатного происхождения, чин при дворе получить можно. Вы сможете через него пытаться добиться статуса советника.  А оттуда можно будет пытаться провести реформы так, чтобы вы решали важные для блага страны вопросы.
Хьюберт постарался высказаться правильно, одновременно чтобы никого не обидеть и чтобы послужить стране хоть каким-то образом. Страна это больше чем правительство. И даже если у штурвала стоят идиоты, то это не повод топить корабль с помощью саботажа.

12

"Граф, наш вспыльчивый, дорогой Граф, неужели ты думал, что мы действительно начнем захват власти сейчас, когда страна меньше всего готова нас принять?" - Дрэйвен вопросительно посмотрел на хозяина особняка.
Пока Хьберт рассуждал вслух, девушка-служанка принесла кровь и вино. Откланявшись, она удалилась, получив легкий шлепок по мягкому месту от вора, что вызвало неодобрительный взгляд Графа. Дрэйвен усмехнулся:
- Тебе что, жалко, если я порадую девочку?
- Абсолютно нет. Но по её словам, ты каждую ночь её "радуешь", а она не может тебе отказать.
- Я настолько обаятелен?
- Ты настолько нагл, - раздраженно произнес Граф, - а девочка знает, что навредить твоему телу нельзя. Её могут наказать, - взгляд вампира обратился к некроманту, который спокойно пил вино. Со стороны казалось, что он просто заливает его в капюшон и напиток бесследно исчезает.
- Пускай мальчик развлекается, - произнёс маг, осушив бокал до дна. - Между прочим, Дрэй, башковитого парня ты нам достал. В отличии от многоуважаемого Графа, да не обидится он на меня, Хьюберт сразу понял, что власть захватывается не одним днём. У меня есть готовая кампания, расписанная на год вперёд. И она уже началась... Именно сейчас, в этот самый момент, люди Графа, его личная стража, помогает людям на улицах Дагора.
Другая часть стражи, в которой когда-то служил Хью, действует от имени Дрэйвена - не отходя далеко от легенды, его считают братом Графа, а значит он тоже знатных кровей. Любовь народа штука сложная, и неплохо ею заручиться - об этом я тоже подумал.

- В этом доме все распоряжаются моими людьми... Кроме меня, наверное, - тяжело вздохнул Граф, поболтав бокал с кровью и отпив немного. - Что будет дальше?
- Дальше у нас по плану бал. Там Дрэйвен должен будет представиться прибывшей знати. Графа уже многие знают.
- У меня вопрос, - выпив вина, вор поставил бокал на стол и встретился взглядом с некромантом. - Почему стража действует от моего имени, а не от имени правительства Дагора?
- Не вся стража, мой мальчик, но не самая меньшая её часть. Всё продаётся и покупается. С любым человеком можно договориться, пока им движет алчность, жажда власти и денег. Я просто показал что могу им дать, и они чуть ли не попадали на колени, готовые возносить мне молитвы.
- А что Инквизиция? - вопросительно изогнул бровь вор.
- Всё в своё время. Не все тайны за один вечер.
Дрэйвен прекрасно знал, что у некроманта в рукаве есть ещё много козырных тузов и пешек, таких как Граф. За магом стояла внушительная сила.
"Не удивлюсь если ему покровительствует одна из Лож, - о ложах вору рассказал Граф. - Их люди, да люди некроманта, плюс немаленький клан вампира, растущий с каждый днём - и через год можно захватывать власть открытым противостоянием. И всё равно мы будем действовать тихо и аккуратно. Гражданская война стране ни к чему.
Другой вопрос - неужто правительство Дагора настолько глухо и слепо, что не может заметить растущий, словно гнойник, заговор?
"
- И мне не нужна власть, Хьюберт. У меня иные цели. Я хочу привести в Дагор демократию, - вор чуть вином не поперхнулся, услышав такое.
"Демократию? Ты не хочешь встать у руля сам? Ложь! Это же явная ложь... если только у тебя нету ещё более коварного плана".
Поразмышляв ещё немного, Дрэйвен пришел к выводу, что демократия - наилучший выход. Править страной будет единый Высокий Совет... которым, в свою очередь, будет править кто-то ещё. Народ видит то, что хочет видеть. Им будут вешать на уши лапшу о равенстве, братстве и прочем, а на деле...
- А на деле, все так оно и будет. Равенство, братство и прочее, - некромант блеснул янтарными глазами и хохотнул. - Малыш Дрэй, хватит подозревать меня во всех смертных грехах. Я хочу вести страну к процветанию и более того, знаю как. Слишком долго Дагор сохранял холодные отношения с Академией. Слишком долго на престоле сидит одна и та же династия, с закоренелыми, а значит устаревшими взглядами. Слишком долго эта страна катится в никуда - надо остановить это. Я с Первой Эпохи наблюдал за всем этим. Я когда-то состоял в Высоком Совете. Я знаю всё то, что вам, знающим страну лишь с низов, не понять. Власть прогнила изнутри. Пора открыть форточку и впустить свежий воздух. Когда-нибудь, когда так же устареем и мы, кто-то другой принесет новые веяния. И тогда, в отличии от современного правительства, мы не закроем на них глаза, а внимательного выслушаем.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-23 12:16:41)

13

Дрэйвен
Призрак не особо обращал внимания на мелкие потасовки, типа той, что произошла между Дрейвеном и Графом. В конце концов, какое значение имеет то, что кто-то шлепнул девушку пониже спины. Если обращать внимание каждый раз на подобные вещи, никакой жизни не хватит. Так что Хьюберт даже не моргнул и продолжал выражать свои мысли. А вот некроманта он слушал внимательно. В конце концов, он говорил по делу. С теми частями плана, что некромант думал и говорил, Хьюберт был согласен, пока что этот революционер поступает разумно, не нанося вред стране. Так что пока Хьюберт не стал думать о том, чтобы помешать ему. Хотя куда лучше бы узнать весь план, потому что какой-нибудь плохой шаг, который призраку не понравится, может оказаться на такой стадии, когда эту самую революцию нельзя будет остановить.
Солдат также подслушал мысленный вопрос Дрейвена о слепоте правительства к заговорщикам. Также услышал новое для себя слово «Демократия». Он понятия не имел, что это слово вообще значит. Лишь контекст из монолога некроманта подсказал ему, что это какая-то форма правления, отличная от той формы, что была сейчас, а судя по тому, что этот человек говорит, что он не получит много власти, значит там будет властвовать группа людей.
Хьюберт вспомнил одну байку среди солдат. Почему лучше нанять группу солдат Дагора, а не просто случайных искателей приключений для всяких исследовательских заданий. Ответ очень прост – солдаты не перебьют друг друга в конце задания, если будет хороший куш, а просто поделят его. Потому что они друг друга хорошо знают, они живут практически вместе и вместе служат. А наемники видят друг друга первый раз, и им куда легче под конец убить друг друга, чтобы победитель получил весь гонорар.
Вот и здесь было подозрение на подобное. Когда есть возможность получить в свои руки власть над целой страной – здесь кто угодно может начать рискованную игру. Взять того же вора. Что ему мешает убить всех и встать у руля? Хьюберт решил высказаться, в конце концов, это важное дело. 
-Дело не только во внешней угрозе. Да, правительство не будет сидеть, сложа руки, растущая популярность Графа и его так называемого «брата» никому не нужна. Очень легко организовывается какое-нибудь дело или пускается слух с парой сфабрикованных улик и популярность тает как летний туман. Но все это решаемые проблемы. Меня вот куда больше волнует внутренняя угроза. Я не знаю лично, что такое демократия, но приблизительно понял, что это форма правления с группой людей во главе правительства. Я думаю, что большинство граждан Дагора также не знает, что такое демократия. Но всякие очень образованные люди знают значение этого слова, и могут использовать законы или правила в свою пользу, чтобы обмануть тех, кто не знает. Это делается весьма просто, как и в любой игре, где не все игроки знают правила. Я уверен, что появится очень серьезная проблема, связанная с этим. Дальше - хуже. Вот может вы и весь из себя идеалист, которому не нужна власть. Но вы уверены, что все, вовлеченные в заговор - идеалисты, и готовы, не лукавя, заявить, что откажутся от власти над страной ради этой новой формы правления. На кону все-таки не мешок с картошкой, а реально огромная власть. За такой куш только фанатик не начнет рискованную игру. За год спланировать убийство неугодных заговорщиков, претворить его в жизнь по окончанию переворота – не думаю, что это будет очень сложно. Таким образом, будет получен лишь очередной узурпатор, который не будет наверняка сильно отличаться от законного правительства – ну кроме того, что он узурпатор. Вот такие пироги. Все еще много глобальных дыр в этом деле.

14

Дрэйвен сжал зубы и кулаки, так, что костяшки на последних аж побелели.
Как? Как можно было быть таким друраком, чтобы сразу не догадаться, что его читают, как открытую книгу?
Все, абсолютно все его мысли, были у некроманта как на ладони.
"А я еще пытался строить против него козни? Идиот!"
"Ты теперь марионетка, - твердил внутренний голос, - так что смирись. Тебя дергают за ниточки, а ты послушно пляшешь. Забудь про такую глупость, как собственное Я - оно сдохло там, в Первой Эпое, сгнило в сырой земле, изъеденное червями. Выполни смиренно свою роль и отправляйся обратно в могилу".
- Ну зачем же в могилу? - произнес некромант после того, как закончил говорить Хьюберт. Было ясно, что маг улыбается.
- Буду обновлять тебя каждый век и глядишь, лет эдак через "тыщу", ты перестанешь считать меня занозой в заднице. может даже спасибо скажешь.
- От него не дождешься, - вставил свое слово Граф. - Лучше мне каждый век мой испорченный диван реставрируй - я тебя на руках носить буду.
Повисло молчание, во время которого некромант смотрел на вора, тот барабанил пальцами по столу, а хозяин особняка вздохнул:-
- Шуток вы, господа, не понимаете.
- Я вот только одного не понимаю. Ты же Высший вампир, а ведешь себя, как скоморох на Ярмарке, - с укоризной произнес Дрэйвен.
- После тысячи лет жизни начинаешь завидовать ярмарочному скомороху, - грустно улыбнулся Граф и обратился к некроманту:
- Разъясните гостю, что такое демократия, и почему мы столь уверены в нашем плане.
- С радостью. Давайте начнем с самого главного - с человеческой жажды власти.
Если во главе государство встанет разрозненный сброд, то очевидно все выйдет так, как вы рассуждали: грызня за власть, косые взгляды в Совете, страдания просто люда и прочие "радости".
Но, прошу заметить, страной будут править те, кто долго и тщательно отбирался, обучался и готовился к этой роли. Именно тех, вышеупомянутых идеалистов, мы и собираемся поставить у "руля". Они фанатики, в хорошем смысле этого слова, готовые ради страны пожертвовать всем. Истинные патриоты!
А если и такой ответ не удовлетворит вас, то вот еще один аргумент - за Советом будет вестись наблюдение, дополнительный контроль, если угодно. Кто захочет предать идеалы и начнет действовать в собственных целях, а не во благо Родины, будет наказан. На его место встанет другой, но он уже трижды подумает, прежде чем пойти против системы.
Вдобавок, двое из шести членов Совета, будут выбираться самим народом. Если народные избранники не справятся с возложенными на них обязанностями, их можно будет переизбрать.
Вы можете сказать: "Раз вы так тщательно контролируете Совет, то и править будете вы!"
Нет, не собираемся мы править - лишь наблюдать. Мы будем "совестью Совета", а не его "мозгом" - оставим управление страной, людям более близким, к политическим прениям.
Теперь перейдем к нынешней власти. Убивать их, как минимум глупо - можно даже сохранить положение королевской семьи, с условием, что они не будут принимать активного участия в политической жизни страны. Они могут стать символом, "гербом" державы, но не её основой.
Между прочим, Хьюберт, вы можете так же предложить свои идеи по улучшению...

- Да все мое естество кричит, что ты врешь! - не выдержал Дрэйвен. - Не могу я поверить в то, что люди будут лишь править во благо страны, не пытаясь использовать власть в своих целях. Это невозможно, как ни посмотри! В самом этом слове заложен тайный смысл - "власть". Люди стремятся к ней, чтобы возвыситься над другими и уж никак, чтобы нести чушь вроде: "Мира во всем мире".
Некромант усмехнулся:
- Я предлагаю пари. Если мы организуем переворот и все будет так, как сказал я,ты будешь служить мне верно, исполняя любую просьбу, даже самую абсурдную.
- А если все будет иначе?
- Я отпущу тебя на все четыре стороны и каждые сто лет буду возобновлять твою энергию, да дам еще сундук золота сверху, чтобы ты мог жить припеваючи. Идет?
- Ты в любом случае останешься в выигрыше - переворот свершится. Хитрый старый лис... - и тем не менее они пожали руки.
- Если ты уже устал от нашей болтовни, Хью, то мы тебя не держим. Если готов присоединиться к нашему братству - мы посвятим тебя в дальнейшие планы и найдем тебе роль по вкусу, - подвел итоги некромант.

15

Хьюберт опять сначала размышлял, сосредоточенно обдумывая слова, которые высказывались в этой комнате. Улыбнулся шутке Графа, скорее, из вежливости, чем из реальной оценки юмора. Он слушал слова некроманта сначала с сосредоточенной миной, но затем начал улыбаться широкой улыбкой. В самом конце разговора он чуть ли не смеялся и, сделав легкий воздушный пируэт, похлопал в ладоши.
-Я не устал от болтовни. В конце концов, когда срок существования увеличился во много раз, можно и развлечься небольшой дискуссией. Граф, вы совсем не ярмарочный скоморох. Настоящий шут – вот он – Хьюберт указал рукой на некроманта - Дрейвен, будь спокоен, пари ты выиграешь. Потому что, фактически, в результате переворота у нас будет всего лишь еще один узурпатор. Который прячется за спинами других людей и не обладает прямым контролем, хотя и это под сомнением. Уважаемый, да вам бы в дипломатию, столько красивых слов и идей для банального захвата власти. Успокойтесь, сейчас я объясню свою позицию.
Хьюберт чувствовал, что его практически прожигают глаза трех присутствующих материальных созданий в комнате. Прожигайте, сейчас я вам покажу свою безупречную логику.
Он начал спокойно «бродить» по комнате, больше для чувства собственной важности и для контроля внимания слушателей. Речь в голове отрепетирована, можно начинать.
-Давайте по порядку. Кто же эта такая группа правления. Кем они воспитаны, чему они обучены, из кого отобраны? Совершенно очевидно, что им привиты идеи этой самой вашей «демократии» и того, как по идее надо править. Ну и кто автор этих идей? Ладно, некультурно показывать пальцем. Вы всего лишь орудуете чужими руками. Попытаюсь привести простую аналогию. Офицер говорит отряду солдат – «Пойдите и убейте всех в здании». Как они будут убивать каждого в здании – расстреляют из луков или изрубят мечами, его не волнует. Ведь основная идея «убейте всех в здании» принадлежит офицеру! А вдруг солдаты захотели бы выгнать всех из здания, но никого не убивать? Или оглушить всех и вынести за город? Или сжечь здание вообще к мблоку в задницу? Думаете, за это офицер их погладит по головке? Нет, он отправит их в штрафную роту, и прослывет жестоким командиром. Но офицеру неохота идти самому в здание и убивать всех самостоятельно. У него же есть солдаты. У вас абсолютно то же самое, только чуть более глобально. Вы задумывались об этом? Ведь если ваша «группа правления» издаст какой-нибудь закон, который не отвечает вашим идеям о «демократии» вы их по головке не погладите. Но они не издадут такого закона, ведь вы им предварительно уже промыли мозги и наполнили вашими идеями. Так что если вы не налгали мне в три короба и не забыли какой-нибудь чудовищно важный факт, то вы только что описали план узурпации власти. Чтобы привести мир к власти народа или власти группы, надо взять десяток случайных людей и время от времени свергать самого умного и самого бездеятельного. И заменять другими случайными людьми. Кроме этого их больше никак не контролировать. Ну и время от времени свергать вообще всех и заменять новыми случайными людьми. Вот тогда это и будет власть народа. Или сделать огромную очередь из правящих семей, чтобы они правили, например, по неделям или даже дням. Ладно, хватит бредовых идей, взятых с потолка. Ну, в общем, я могу еще раз повторить – вы собираетесь узурпировать власть с таким планом. И в таком деле я вам не помощник.
Хьюберт, наконец, успокоился и снова принял сидячую позу. На лице играла самодовольная мина. Воцарилось небольшое молчание, словно народ пока переваривал его слова. Хьюберту не надо было заглядывать в их мысли – все и так ясно.

16

начало игры
Ночь. Это слово слишком много значит для маркиза. Впрочем, подобное утверждение – сущее лукавство, ибо ночь для маркиза – всё. Он не знает более ничего, кроме неё, вся его жизнь, все это несметное количество лет, проходит под покровом ночи. Вот и нынче – да, так уж случилось – ничего иного не произошло. Ночь поглотила мир и опасно молчаливый лес, провожающий немыми, тяжёлыми, излишне внимательными взглядами, которых нет, одинокий экипаж. Кони, слуги, хрупкое средство передвижения – всё было проглочено ночным мраком. Как и замок, вырастающий впереди, безразмерной кляксой теряющий свои очертания в ночном небе.
Там, за спиной, оставался Дагор, охваченный безумием. Впрочем, Катриш де Найри не видел этого своими глазами, что, однако, не помешало ему посмотреть на всё глазами чужими. И сейчас там, в Дагоре, были подняты знамёна де Найри, ведь факт того, что вампир – маркиз, никто не отменял. Он верный слуга своего короля, потому сейчас и его отряды обнажили мечи за высокими городскими стенами.
Самому же маркизу присутствовать там вовсе не обязательно. Он и так узнает о любых изменениях в числе первых, пусть сам при этом окажется хоть в подземных катакомбах Академии – осведомлённость для него не проблема. Так же не обязательно сидеть в Нав. В конце концов, клан создавался полностью самостоятельным, с тем расчётом, чтобы за ним не нужен был ежеминутный контроль и постоянное присутствие Главы. К тому же и дела у последнего могут оказаться и за пределами собственного замка. Как, например, сейчас.
Злой и колючий ветер начал рвать меховую накидку на плечах вампира, шагнувшего из своего экипажа на брусчатку перед крыльцом особняка. Граф, член клана де Найри, настоятельно просил своего Главу быть у него как можно скорее, даже не смотря на то, что сам маркиз был в числе приглашённых на бал, который состоится в этом особняке через несколько дней. Этот вампир был не из тех, кто склонен к пустым капризам, он прекрасно осведомлён о том, что случается с теми, кто тревожит своего Главу по пустякам, да и отношения у него с Высшим были особые, потому последний не посчитал для себя затруднительным прибыть на бал раньше означенного срока.
Слуги графа уже уводили лошадей в конюшни, слуги маркиза несли вслед своему господину небольшой багаж, а сам он уже переступил порог дома. Лоснящийся мех накидки оказался в руках одного из вампиров графа, которые являлись слугами в особняке.
- Приготовь комнаты, - Катриш легко повёл кистью, давая знак вампирам поторапливаться с выполнением поручений. – Своему господину можешь не докладывать о моём прибытии. – просто незачем: хозяин особняка и так уже в курсе; у двух древних вампиров есть каналы не только невербального общения, но и такого, которое не предполагает нахождение визави даже в зоне видимости.
Холл опустел, а де Найри начал подниматься по лестнице. Необходимо всё же отдать дань этикету и засвидетельствовать своё почтение радушному хозяину лично.

17

Если некромант и обиделся на слова Хьюберта, то виду не показал.
"Вот уж железная выдержка, да?", - Дрэйвен допивал свое вино, исподлобья глядя на своего покровителя.
Впрочем, чего уж обижаться на правду? Слишком уж утопичной казалась вся эта идея с переворотом в стране. Слишком нереальной и идеальной, настолько нелепой, что даже нищий на улицах Дагора, ничего не понимающий в политических делах и тот, обсмеет за подобную речь.
- Я и не ждал, что вы поймете, господа, - произнес маг. В его голосе не было ни намека на обиду, разочарование или же злость - спокойный, слегка скрипучий, раздражающий вора голос, без всяких эмоций. Порою даже казалось, что и сам некромант тоже является трупом, который кто-то поднял из могилы и теперь уверенно дергает за ниточки.
Но нет, от этого человека (и человека ли?) веяло просто потрясающим могуществом - если бы Хьюберт сохранил свое тело, он бы в девяносто девяти случаях из ста, уже прыгал бы на задних лапках, как послушный песик, просто умоляя, чтобы ему дали какой-нибудь приказ.
"Но призраку ведь все равно? - Дрэй допил вино и поставил пустой бокал на стол. - Ему ничего не будет стоить вылететь из особняка Графа и полететь прямиком к правительству Дагора, изобличая нас, рассказывая о жутких и коварных планах. Сколько тогда продержится ваше тайное общество?"
- Дрэйвен, мальчик мой, пожалуйста, давай ты перестанешь пытаться представлять самые наихудшие картины? - маг вздохнул. - Мы, все же, взрослые люди.
- Я бы сказал даже чересчур, - улыбнулся вор.
- Тем более. То что мы пытаемся сделать, мы делаем на благо страны. И если Хьюберту не нравятся некоторые наши методы, пусть предложит свои - я с радостью его выслушаю.
- Конечно, с радостью, - Дрэй прищурил глаза, - ведь перерезать ему глотку и скинуть в ближайшее озеро у тебя уже не получится. А так он слишком опасный свидетель, чтобы отпускать его далеко от себя.
Маг тяжело вздохнул, так, словно в эту самую минуту рухнули все его надежды:
- Я прекрасно понимаю твое недоверие ко мне, но неужели ты думаешь, что я настолько недальновиден, чтобы допускать подобные огрехи? Я знал, что рискую, но рассчитываю на благоразумие Хьюберта. Если он любит эту страну, то должен понять, что пора что-то менять в текущей ситуации, сложившейся на политической арене государства. Нам нужны патриоты, подобные ему.
Пустые слова, по мнению вора.
Граф тем временем поднялся со стула и произнес:
- Господа, я всех вас хочу кое с кем познакомить. Нашего уважаемого мага особенно. Гость представится сам, - с этими словами, дверь в кабинет хозяина особняка распахнулась.
Увидев вошедшего, вор протер глаза, думая что спит, - а ведь спать он не мог в принципе.
"Не может этого быть!"

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-25 23:40:18)

18

Призрак парил в воздухе, спокойно разглядывая окружающих. Он был рад, что никаких особых проблем не возникло. Мало ли, начали бы кидаться заклятьями, угрожали бы рассеиванием или типа того. Но нет, все обошлось. Хорошо, что хотя бы Дрейвен оценил его монолог и понял нереальность этой «демократии». Возможно, это сыграло решающую роль в дальнейшем поведении некроманта. Тот сказал, что-то про понимание. Хьюберт решил прекратить насмешки. В конце концов, этот субъект был достаточно серьезным и могущественным, в какой-то момент шутки могут стать очень и очень печальными.
-Ну, здесь всегда проблемы были. Непризнанных идей было великое множество. Кто знает, может ваша идея может развиться во что-то хорошее. Просто общество к этой идее не готово.
Проследил он также и мысль вора о полете к правительству. На это он ответил легкой улыбкой. Идея забавная, но лишена многих деталей. Для начала вероятность того, что какой-то призрак может свидетельствовать против древнего и уважаемого дворянина, стремиться к нулю с немалой скоростью. Но лучше уж сыграть на этом.
-Ну да, я мог бы донести на все это собрание. Но пока что я не вижу прямой угрозы правительству, которую надо остановить. Зато, если я подумаю и выдам какую-то реально хорошую идею, то может это общество и принесет пользу Дагору, а не будет, лишь выдвигать неясные идеи, прикрываясь «благом для страны»? Посмотрим.
Хьюберт продолжал слушать местные диалоги. Его позабавила мысль об убийстве себя. Действительно, теперь можно не волноваться о своей смертности в какой-то степени.
-Эх, жалко только что кладбища и так наполнены людьми, которые считают себя незаменимыми. С чего вы взяли, что справитесь с политикой лучше, чем семья, которая имеет уже порядочный практический опыт в этом деле? Если вам кажется, что надо поменять какую-то деталь внутри страны, так добейтесь аудиенции, укажите главе страны на проблему и предложите свое решение. Если вы скажите, что вас не станут слушать, то попытайтесь применить свой дар убеждения.
Если немного подумать, правитель, против которого не наговаривает народ – этот тот правитель, которого народ заслуживает. Потому что если он будет править хуже требуемого – то на него будут роптать как на тирана и узурпатора. А если он будет слишком прогрессивным, станет делать кучу перемен во благо общества – его заклеймят как чудака или даже безумца. На текущее правительство ропота нет. Так пусть и сидит на троне, для страны это не очень важно. Еще раз говорю – добейтесь места при дворе и попытайтесь помочь текущему правительству в заботе о государстве. И тогда может история запомнит вас как не бунтаря и узурпатора, а реформатора, продвинувшего Дагор вперед.

Хьюберт думал продолжить монолог, но тут подал голос Граф, сообщивший о прибытии важного гостя. Призрак был спиной к дверям и не видел вошедшего. Однако лицо вора показало, что это кто-то реально важный. Хьюберт решил не говорить и, обернувшись, постарался придать себе почтительный вид. Однако на лице до сих пор оставались следы недоверия.

Отредактировано Хьюберт (2012-10-26 14:31:42)

19

Брови Высшего приподнялись в вежливом удивлении, ибо старый знакомый действительно сумел преподнести своему гостю очаровательный сюрприз.
Итак, его ждали. Это было весьма прелестно, ведь получалось, что хотя бы одна причина для спешки всё же была. Но вот кто именно ждал – это оказалось гораздо увлекательнее. Сам граф, вампир, проживший дольше двух тысяч лет, успевший поучаствовать в таких делах, о которых нынешние мистчане смеют лишь мечтать в витиеватых словесах легенд. Призрак, сквозь подобие тела которого открывается замечательный вид на… что-то, близкое по природе своей магической кукле: душа в искусственном теле. Кукловод-вампир разбирался в подобных тонкостях мастерски. «Изумительная работа», - блеснул огонёк интереса в глазах де Найри, чтобы в следующее мгновение взгляд будто по бесплотной путеводной нити скользнул в сторону, к средоточию мощи в гостиной, мощи холодной и давящей, скрытой под неприметным балахоном.
Каждый из присутствующих по отдельности представлял из себя интерес, все вместе же… Все вместе они едва ли тонко давали понять, что пустыми разговорами в этой комнате воздух не сотрясают. Подобные собрания в высшем свете любят именовать себя клубом по интересам – и этой игре слов невозможно отказать в логике, ведь интересы бывают крайне разнообразными. И следуя разумению гостеприимного хозяина, маркиз мог найти здесь и свой интерес. Впрочем, он уже не ошибся…
Оценив присутствующих за долю мгновения и выделив для себя два любопытнейших объекта, Высший позволил тонкой вежливой улыбке скользнуть по губам и склонил голову в знак приветствия.
- Я желаю вам доброй ночи, господа, - бархатный низкий голос вампира разрушил тишину. – Позвольте представиться: Катриш де Найри, - вставлять титул вновь поклонившийся вампир смысла не видел: тот, кто осведомлён о существовании клана де Найри, и так знает, кто является его Главной, прочим же лишнее слово мало что скажет. - Смею ли я, мой добрый граф, рассчитывать на то, что вы представите мне ваших дорогих гостей? – улыбка вампира стала чуть более хищной, скорее выражая уже настоящий интерес, а не предписанную этикетом вежливость. А взгляд тёмных глаз, направленный на безликую фигуру в капюшоне, давал понять, кто живее всех вызывает этот интерес.
Маг был для телепата-вампира закрыт, как моллюск в своём герметичном панцире. Более того, сила мага не давала читать и его… ну, куклой бы Катриш не назвал этого мужчину с весьма броской внешностью, однако и другого определения подобрать пока не мог. Впрочем, последний не был скрыт так глухо, и отголоски достаточно бурных эмоций Высший всё же ловил. Хотя не обязательно надо обладать даром телепата, чтобы прочитать в голубых глазах удивление и неверие. …с которыми можно разобраться чуть позже, после того как Граф, пожелавший поиграть в манеры и отказавшийся что-либо пояснить в мысленной речи, всё же выполнит волю долгожданного гостя… Благо последнего тоже никто из присутствующих прочесть не мог – сохранится доля неожиданности, которой Граф решил разнообразить сегодняшнюю ночь.

20

Вор быстро справился с нахлынувшими эмоциями. Достаточно быстро, чтобы вновь откинуться на спинку кресла и попробовать не думать ни о чем - телепаты в этой комнате плодились словно кролики на ярмарке.
Граф приветливо улыбнулся, встречая гостя и поклонился ему, соблюдая все правила этикета.
- И вам доброй ночи, маркиз. Ради вас всё что угодно, но мне кажется, что гости хотят представиться сами.
Дрэйвен встал со стула и так же поклонился, немного правда по-шутовски, нежели действительно показывая свою вежливость - после воскрешения он, как-то неожиданно для себя понял, что все сделанное им ранее, не имеет смысла; будучи мертвым нет необходимости подчиняться правилам живых.
- Доброй ночи, многоуважаемый. Моё имя Дрэйвен. Рад видеть вас снова. Тогда, мне помнится, у вас были ожоги на лице, а я был немного в другом теле, но это не столь важно, я полагаю, - с этими словами вор сел обратно, наблюдая за реакцией маркиза.
В это время слуги принесли два стула, украшенных изысканной резьбой (сразу была видна работа мастера), чтобы некромант и только что явившийся гость могли присесть.
- Не желаете ли чего-нибудь, мой дорогой друг? - Граф неожиданно стал чересчур вежливым, не переходя при этом грани, когда обычная вежливость превращается в подхалимство.
Потом принесли еще крови и вина, жаренных рябчиков в сметанном соусе для некроманта, фаршированный бараниной перец и рыбу под кисло-сладким соусом из Кёху.
"Еда для тех, кто не чувствует её вкуса, в то время как на улицах Дагора гибнет народ", - не стесняясь, вор переложил себе на тарелку фаршированный перец и стал нарезать его мелкими кусочками, пока представлялся некромант:
- Моё имя вам ничего не скажет, а посему вы можете называть меня как вам угодно, маркиз.
- Пушистый мблок в самый раз, - пережевывая еду, вставил вор. Некромант упустил эту колкость и продолжил:
- Прошу простить меня за мое затворничество, но это необходимо. Полагаю, Граф ввёл вас в курс дела? Или же решил сохранить интрижку? Не удивлюсь если второе - он любит удивлять.
Если говорить вкратце, то нас не устраивает текущее положение в стране. Говоря "нас", я имею ввиду еще некоторое количество людей, которым сегодня не довелось здесь присутствовать. Их интересы будет представлять ваш скромный слуга в моем лице.
Метод который мы выбрали, по мнению некоторых, присутствующих здесь лиц, слишком далек от идеального. Слышать такое совсем не приятно, ведь наш план прорабатывался годами.
Хьюберт, называя нас узурпаторами, вы забыли одну маленькую, но важную вещь - любовь народа можно купить. Мы готовы сделать все, чтобы к тому моменту, когда наша задумка придет в движение, простой люд просто мечтал видеть в стране лишь "демократию" и никакую иную форму правления. Это, может, звучит не так приятно, но на деле окажется лишь благом. И тогда, когда мы придем к власти, мы будем не тиранами, но спасителями!
К тому же, если пробежаться по истории, то вспомните конец Первой Эпохи - линчевание короля и некоторых высокопоставленных господ, на главной площади. К власти пришла другая семья, другой род. И что было после этого? Упадок, борьба за трон. Но в конце концов положение нормализовалось.
Но что мы видим сейчас? Закрытые границы, убийство иномирцев не наказуемо и поощряется. На Дагор смотрят как на бешеную собаку, обходя ее стороной. Мы же предлагаем снять железный занавес, вывести экономику страны на новый уровень, заключить мирные договора с Кианом и Кёху - по ту сторону моря у нас есть сторонники.
Теперь, после всего вышесказанного, мне очень хотелось бы услышать мнение маркиза, обо всем этом.

Повисла тишина.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-26 17:05:14)

21

Призрак попытался оценить гостя. Да, важная личность. Хьюберт что-то слышал о вампирском клане ди Найри, и потому решил что это действительно серьезно. Потому попытался принять культурный вид и представился.
-Хьюберт Сайскинд, солдат Дагора.
Хьюберта забавляло это пиршество. Да уж, теперь ему есть не надо совершенно. Но он принял в воздухе сидячее положение, чтобы быть на одном уровне с остальными. А то будет глуповато выглядеть. Призрак во весь рот ухмыльнулся от того, как представился некромант. Чего-то подобного он ожидал. Он спокойно молчал, выслушивая длинную речь некроманта. Ну, может ты и прав, но это не особо важный повод сменить форму правления. Эта «демократия» уже начинает раздражать. Неужели так сложно вместо всего этой дребедени поставить нового правителя?  Народ же просто так не одобрит демократию, они привыкли к наличию одной персоны во главе страны.
Хьюберт посидел и подумал, а затем заговорил.
-Это все конечно прекрасно, покупка хорошего отношения народа никому не вредила. Но как долго вы можете покупать  его благорасположение? Никакой правитель не будет без конца ходить на поводу у масс, выполняя все требования. Это ведет же к упадку и разорению. Вы можете купить благорасположение народа на тот отрезок времени, в течение которого вы будете совершать переворот. Но когда это закончится, у народа возникнет множество вопросов, что это за демократия такая и с чем ее едят? Вполне могут возникнуть волнения, которые будут весьма чувствительны для страны, ослабленной восстанием. Не легче просто создать одного нового правителя? Не думаю, что это сильно повредит изменению политики, зато у людей отпадут вопросы и вполне вероятно, что переворот пройдет менее болезненно. Я бы сказал больше – он просто пройдет менее болезненно, без всяких «вероятно», но мы все-таки говорим о Дагоре. Эта страна может преподнести очень немалое количество сюрпризов. И да, внешняя политика. Ее тоже лучше проводить при наличии просто нового правителя, чем при появлении этой вашей «демократии». Чем страннее выглядит твой собеседник, тем сложнее с ним договориться, не правда ли? Я, конечно, слишком слабо образован, чтобы рассуждать о таких вещах, но когда ты правитель какого-то государства, то вид переворота, совершаемого в соседней стране, а также смена одиночного правителя на власть так называемого «народа» - все это выглядит не очень красиво. Я бы на месте правителя начал бы бояться за свое место и поостерегся вообще контактировать с такой страной. Собственно вот и самое основное мое мнение по этому вопросу. Действительно любопытно выслушать кого-то еще, да и еще более сведущего в политике, чем простой солдат.
Хьюберт слегка наклонил голову набок, желая выслушать маркиза. А то бесконечный спор с некромантом начинает утомлять. Хорошо, что усталости не будет – нечему утомляться. Можно по идее бесконечно трепать языком.

Отредактировано Хьюберт (2012-10-27 11:50:35)

22

«Дрэйвен» - хрупким осколком отголосков прошлого имя царапнуло слух и заставило всколыхнуться тяжёлые волны памяти. Те начали лениво ворочаться, послушные воли хозяина, с трудом колыша бездну той информации, что хранилась в воспоминаниях вампира. Процесс этот был крайне не скорый, и подсказки нового старого знакомого были столь расплывчаты, что не ускоряли его. Не выражающий ровным счётом ничего, кроме вежливого интереса, взгляд прошёлся по фигуре собеседника, цепляясь за каждую деталь: за смеющийся прищур глаз, за мимику, за движения. Пусть тело и было другим, как говорил визави, но все эти мелочи остаются неизменными, потому что принадлежат не плоти, а духу. Уж не кукловоду ли не знать…
Катриш благодарно кивнул вампиру, предложившему ему стул подле Графа, не отказался и от угощений старого друга, приняв источающие соблазнительные ароматы блюдо. Сегодняшняя ночь отняла много сил и времени, оставив его только на бокал крови в собственном замке – а одной кровью сыт не будешь.
Небольшая заминка позволила Высшему пронаблюдать за тем, с кем однажды уже сводила судьба. Громада памяти, неуклюжее переваливаясь, навевала тем не менее вполне мирное настроение. Похоже, конфликта с Дрэйвеном в прошлом не было… Было даже какое-то взаимопонимание. И что-то даже важное…
- Второе лицо, - словно бы не сам, а его абсолютная память, произнёс наконец маркиз – и улыбнулся старому знакомому той самой улыбкой, за которой таятся великие свершения и преступления мира, которые касаются всего лишь двоих из присутствующих в этой комнате. - Как тесен Мист, кто бы мог подумать… Граф, вы, думается, и не подозревали, какой сюрприз мне сделаете, - маркиз перевёл взгляд на соклановца и обратно на Дрэйвена. – Да, признаюсь, в прошлую нашу встречу мы оба выглядели несколько иначе.
Было желание узнать, что же произошло с талантливым вором – было. Но кому как не долгожителю вроде де Найри знать, что всему есть своё время и что лучше не мешать одно с другим.
Расставив приоритеты, вампир почтительно кивнул призраку. Отголоски его мыслей Катриш всё же улавливал, и благодаря столь любезной, пусть и нечаянной помощи Хьюберта был в курсе всего того, что произошло в особняке Графа этой ночью. И не только в особняке, и не только ночью…
– Полагаю, что в этот самый момент мои люди могут бок о бок защищать Дагор с вашими боевыми товарищами. – маркиз был воплощением вежливости и учтивости, даже не натужной и наносной – нет, искренней. Да, говорят, что есть такая степень заядлой лживости, которую называют чистой совестью. – Мы многим обязаны простым солдатам.
Наконец слово взял самый интригующий гость Графа. Высший обратился в слух. Дар телепата обволакивал таинственную фигуру, но не мог вытянуть ни обрывка мысли. Нечасто попадаются вампиру достойные соперники на том поприще, на котором он искренне считает себя докой, и даже если не брать ментальную защиту мага во внимание, один Дрэйвен стоил искреннего признания мастерства некроманта. Да, сила мага не стала для Главы дагорского клана секретом: за столько лет, сколько прожил он, невозможно было не иметь дела с этой братией.
- Уважаемый, - низкий голос вампира прятал в себе едва уловимые нотки кошачьего мурлыканья, - позвольте мне называть вас Мастером – как знак восхищения вашими талантами, - едва уловимо взгляд стрельнул в сторону Дрэйвена – знак, предназначенный одному лишь магу.
И раздав почести, маркиз смог наконец услышать всё то, что пока лишь образами похищал из памяти Хьюберта и расщедрившегося Графа.
- Я не могу отказать в разумности суждений каждому из вас, - Катриш сидел, свободно расправив плечи и играя глотком крови на дне своего бокала, задумчиво следя за всплесками «элексира жизни». – Ваша идея, Мастер, не лишена смысла хотя бы по той простой причине, что абсолютной власти короля ли, императора, никогда не было и быть не может. Монарх не в состоянии охватить сознанием всё, что требует управление страной, потому у каждого правителя есть советники, помощники, министры – их по-разному называют, - те, кто принимает какие-то решения за него, а уже потом преподносит их своему господину, чтобы уже он дал им добро или отказался от них. Таким образом, страной управляет целый круг людей. И неплохо справляется, верно? – вампир улыбнулся, не размыкая губ. – Это я вам как Глава клана могу сказать, что разделение власти – самое рациональное решение. Вот только… знают о подобном лишь немногие, а простой люд, увы, этого даже не подозревает. В его представлении монарх – что воплощение бога в нашем неидеальном мире, он живёт лишь страданиями своего народа и знает обо всём, что творится в его стране. Разумеется, это позволяет ему принимать единственно верные решения при правлении… И поверьте мне, так думают не только в Дагоре: подданные со всего Миста уверены в этом. Так уж и получается, что воплощением справедливого правителя для них может быть лишь кто-то один. Им нужен образ, которому можно поклоняться. Ставленник богов на земле. Собрание, которое будет выполнять функции правителя при демократии, таким образом стать не сможет.
Катриш замолчал, давно перестав играться с бокалом и теперь глядя сквозь его тонкие стенки на пламя в камине, но не видя его, обратившись к собственным мыслям. Возможно, он один в этой комнате знал о нынешней политической ситуации Дагора… о непростой ситуации.
- Но в Дагоре надо что-то менять. То, что собирается делать нынешний правитель, ничего хорошего не принесёт. Чтобы пережить зиму, нужна несколько иная тактика, - закончил вампир.
«Ну и задачку же вы мне задали, дорогой Граф, - обратился маркиз к своему соратнику. – Но вы как всегда угадали мои желания», - он отсалютировал вампиру бокалом и допил кровь.

23

В ответ на мысли Катриша, Граф поднял бокал в ответ: "Угадывать ваши желания, маркиз, моя прямая обязанность".
Некромант, как всегда когда думал, созерцал пустоту перед собой; хорошо, что именно пустоту маг пронзал взглядом - Дрэйвену порой казалось, что взгляд, насыщенный такой думой, переполненной и тяжелой, смертелен для живых существ. Даже ему, уже умершему, было страшно. Нет, не о только что сказанных словах думал некромант, а словно по самим пластам мироздания растекалась его мысль, уносясь далеко к Магическому Древу и возвращаясь обратно.
Воскресший вор поежился, положив еще один кусочек пищи себе в рот и переключив внимание на его пережевывание; обстановка в комнате до сих пор не изменилась - Хьюберт по-прежнему не соглашался, маг вроде как и не настаивал, а маркиз...
Про него сложно было что-то сказать. Дрэйвен замечательно его помнил. Даже не по лицу он его опознал - то было скрыто ожогами, когда они виделись еще тогда, в Первую Эпоху. Глаза! Глаза выдали Катриша с потрохами. Тогда его, помнится, звали Вой - теперь его зовут по-другому, но для такого существа имя, все равно что перчатки; снимая и одевая их, он придает себе нужный вид для каждого конкретного случая - очень удобно. Вор тоже так делал, и именно маркизу благодарен был Дрэйвен за эту идею.
Помимо всего прочего, именно с "сэра Воя" и начались долгие поиски бессмертия, которые, как стало известно, не увенчались успехом. Вечная жизнь нашла Дрэя гораздо позже, уже после его смерти, в лице некроманта, который продолжал смотреть в никуда, так и не притронувшись к еде. В какой-то миг, вору показалось, что маг просто уснул - тот тут же развеял его подозрения, улыбкой янтарных глаз.
- Что ж, маркиз, спасибо вам за комплимент - я очень польщен; более того, я просто не достоин подобных слов, право. "Мастер"... Но будь по-вашему, тем более, что мною же было разрешено называть меня как угодно.
Хьюберт, мальчик мой, прости, но я уже не знаю, чем тебе доказать, что наши намерения не только чисты, но и практичны.
Стране не нужен помазанник божий на престоле. Я не хочу повторяться, но конец Первой Эпохи это явно доказал. Да, король действительно не может охватить своим сознанием все то, что окружает его - для того и был придуман Совет. Но какая у Совета может быть власть, если правитель в любой момент в состоянии распустить его и собрать новый? Как вы думаете, какие решения будут принимать люди, когда их положение напрямую зависит от одного человека? Я думаю никто из здесь присутствующих не смог бы думать здраво и ясно, если бы над ним стояли с "палкой" и постоянно держали под контролем.
Нынешний парламент это сборище существ, борющихся за власть, гонящихся за тем, чтобы угодить королю. Но раз сам король, как тут уже упоминалось, не может охватить сознанием всю ситуацию в целом, а вместо Совета у него толпа подхалимов, то о каком нормальном правлении может идти речь?
Другое дело, если правитель не мог бы сместить свой Совет, но попробуйте посоветовать ему это - я полюбуюсь на вашу голову, окунутую в смолу и насаженную на пику.
И наконец, кто и когда прислушивался к мнению простого народа? Давайте вспомним всё ту же Первую Эпоху, войну с Академией. Сколько погибло солдат? Много. Кто-нибудь спрашивал их мнение, хотят они воевать или нет? Никто.
Хьюберт, тебе конечно уже все равно, но ответь - будучи живым, ты бы хотел сражаться за то, чего не знаешь? Ты бы хотел сражаться за того, кто развязал кровавый конфликт из-за одного косого взгляда, который может был и вовсе случайным? Ты бы хотел умереть не за правое дело, а за "просто так"?
Я лишь хочу предложить народу избавиться от оков власти. Я хочу чтобы эта страна была для её граждан, а не для кучки "избранных" сидящих наверху, в своих замках и крепостях, в высоких башнях и наблюдающих за тем, как внизу мрут как мухи простые люди.
Ты видел ситуацию в Дагоре, Хью. Видел, не отрицай. Войскам кто-нибудь дал приказ сражаться? Вам было велено оставаться в казармах и ждать сигнала, обосновав это тем, что заражение может распространиться. А некоторых, так и вообще не оповестили - тебя беда застала в публичном доме, я видел, когда доставал душу из тела, хоть это и не мое право, прости.
А знаешь чего они на самом деле боялись? Я слишком долго был в Совете, чтобы понять их мотивы.
Они боятся того, что когда простой люд хлынет к ним в замки, под их крепкие стены в поисках защиты, стража будет слишком занята мертвецами, чтобы выгнать людей обратно. Даже в этот трудный час они не думают о благе страны, они думают каждый о собственной шкуре.
Вот и все. Какие хотите, такие и делайте выводы, но демократия - единственный разумный выбор. Власть народа. Все равны и каждый обладает равными правами.
Вампиры, конечно же, будут и дальше жить кланами - их эта реформа не затронет, ведь века показали, что они гораздо дисциплинированнее нас, людей. Но людям надо что-то менять - пока у власти кто-то один, кто-то другой будет дышать через раз.

Повисла тишина. Потухло несколько свечей, из-за ворвавшегося сквозняка; вслед за ним вошел слуга и доложил, что комнаты готовы.
Дрэйвен плеснул себе еще вина и поболтал его в бокале, наблюдая как играет свет на багряной поверхности. Вор все еще не понимал, зачем некроманту нужен он, для исполнения этого плана. Нужны были политики, солдаты и тот же простой народ.
"Зачем тебе простой вор?" - подумал Дрэй и хлебнул вина.
"Не все тайны за один вечер, мой мальчик", - повторил свою излюбленную фразу маг, но уже в голове воскресшего.

Отредактировано Дрэйвен (2012-10-29 18:05:34)

24

Хьюберт  сидел и думал о том, что говорил некромант. В конце концов, это же просто ужас. Столько тезисов, утверждений. Призрак гадал, какую важную часть он так должен хранить правительству? Пусть его свергают, пусть хоть кто угодно у руля встанет. Разве патриотизм заключается в том, чтобы поддерживать текущее правительство независимо от ситуации? Нет. Патриотизм заключается в выполнении заданий, угодных стране (именно стране, не правительству) не задавая вопросов. Слышал он одну историю о солдате. Это был, сколько не военный, сколько шпион. Ему нужно было добыть очень важную информацию для своей страны. Чтобы попасть в ту группировку, где эта информация хранилась, нужно было показать себя врагом, как своей страны, так и той страны, в которую он вторгся.  И он это сделал, организовал рейд на казармы внутри своей страны, похитил арбалет и из этого арбалета застрелил члена Совета. Его страна отреклась от него, чтобы не вступить в военный конфликт, и послала отряд убийц. Этот шпион все равно добыл информацию и передал ее вместе с убийцами, после того как они убили его. Да, история запомнила его как мерзкого предателя. Но он остался самым преданным патриотом своей страны.
Молчание затянулось надолго, Хьюберт во время размышлений крутил вилкой вокруг пальцев. Иногда получалось не очень красиво, когда пальцы проходили сквозь вилку, или вилка крутилась слишком быстро. Но тренироваться в телекинезе не мешало никогда. Наконец он положил ее на стол и заговорил.
-Чем солдат отличается от воина? Воин отвечает, прежде всего, перед собой, он защищает тех, кого сочтет достойным этого. А солдат выполняет приказы, не задавая вопросов. Можно подумать, что мы рабы, не имеющие права голоса, но это не совсем так. Может кто-то из обычных солдат и хочет задавать вопросы, но это не патриотичный солдат. Патриот не будет задавать вопросов, каким бы абсурдным приказ не был. У него нет вопросов касательно правильности своего задания. Вот лучшее доказательство верности своему отечеству. Жалко, что ни у меня, ни  у вас наверно такого патриотизма не найдется.
Ладно, не буду дальше думать над всей этой политикой. Через век-другой – может быть, стану достаточно опытным для рассуждения. Будем считать, что рот вы мне заткнули, я не полечу разглашать местный заговор. Кстати я не понял, зачем вы все-таки начали этот разговор при мне. У меня не было особого повода следить за вами. Дрейвен, я что-то помню про то, буду ли я с тобой работать. Но зачем вам именно я? Мало призраков, которые бы работали с большей охотой над свержением правительства? Да кладбища наверно доверху забиты всякими бунтовщиками и заговорщиками.

Хьюберт снова задумался над какой-то ерундой, в голове играла расслабленная печальная музыка. Читать чужие мысли ему было совершенно неохота, но он все-таки слегка скользнул по присутствующим взглядом, пытаясь прочесть мысли. Некроманта можно даже не пытаться прочесть, у него там не магическая защита, а что-то еще. У Графа опять какая-то ерунда, а вор с маркизом радуются узнаванию друг друга спустя множество лет. Все равно легкая меланхолия не отпускала Хьюберта, что не особо удивительно – потеря тела плохо повлияет на кого угодно.

25

Повисшую паузу, будто стеклянную стену, разбил на мириады звонких осколков появившийся в гостиной слуга. Если бы он не сделал это по стечению обстоятельств, возможно, пришлось бы заставить его сделать это, потому что более Катриш не собирался участвовать в вежливом споре. Не сейчас. Такие вопросы не решаются за один вечер. Даже за один год. Тем более не решаются они в компании незнакомых тебе ранее существ. Чтобы решить что-то определённое, необходимо побеседовать с каждым, кому есть, что сказать, отдельно. Подумать, сравнить и сделать вывод. А уж для того, чтобы озвучить собственное окончательное мнение, времени на раздумья понадобится и того больше. Потому Высший пока не намеревался высказываться как-то однозначно, и ему было совершенно не важно, как это может выглядеть в глазах присутствующих. Да, ответил он обтекаемо и размыто, для того, чтобы показать свою заинтересованность в обсуждаемом вопросе и готовность принимать участие в его решении. Но пока – ничего сверх этого. Слишком рано. Не только месть является тем блюдом, которое подают холодным. В серьёзных политических играх всё меню преимущественно холодно.
- Благодарю, - намёком на кивок отпустил де Найри слугу. Да, в этом доме он мог позволить себе подобное самоуправство поперёк законного хозяина. – Искренне прошу прощения, господа, - обратился он к присутствующим, поднимаясь из своего кресла. – После долгой дороги необходимо расположиться в комнатах. И рассвет уже слишком близок для того, чтобы я мог продолжать нашу беседу с ясной головой. А она, несомненно, требует именно этого. Как бы мне ни было жаль, но я вынужден вас оставить. – вежливая, грустная и мягкая улыбка была будто бы самым ярким доказательством слов вампира. – Господин Сайскинд, - Катриш склонил голову в сторону призрака, - господин Дрэйвен, - поклон старому знакомому, - Мастер, - поклон. – Я буду искренне рад вернуться к этой теме ещё раз в вашей компании. Надеюсь, наша встреча далеко не последняя. Теперь разрешите откланяться. Граф, - так же коротко склонился вампир.
- Да, - подал голос присутствующий в комнате маг, - мне тоже сейчас надо уехать по делам, так что наш разговор на сегодня в любом случае закончен.
В итоге некромант тоже распрощался с присутствующими, и гостиную покинули уже оба. Оказавшись в отведённых для себя комнатах, Катриш, однако, не торопился готовиться ко сну. Для этого у него есть верный слуга из расы магических кукол, одно из творений самого маркиза. Он и так всё сделал по высшему разряду, не требуя присутствия своего хозяина в комнатах, он же поможет вампиру перед сном. И останется рядом с восходом солнца. Его же хозяин пока внимательно «следил» за едва уловимым ощущением источника магии смерти в этом особняке. Если некромант покинет поместье, это даст возможность вампиру всё же удовлетворить своё любопытство, которое – помилуйте – никогда не являлось пороком. Возможно, если бы не это чувство, все вампиры давно вымерли бы как вид.
Когда собственных сил стало не хватать для отслеживания некроманта – как ни крути, приближающийся рассвет даже маркиз де Найри отложить не в силах, - на помощь пришли слуги Графа. Не добровольно, конечно, однако телепату-Высшему всё равно мгновенно стало известно о том, когда маг покинул поместье. Что ж, теперь можно позволить себе слабость и бросить силы на её удовлетворение.
Бесшумной тенью вампир покинул отведённые ему покои. Более ему не надо было играть роль аристократа и достопочтимого дворянина, теперь можно было дать волю хищнику, каким и является каждый вампир. Впрочем, даже к подобным мерам было прибегать совершенно необязательно, так как известного свойства магия позволила бы де Найри пройти незамеченным перед отрядом отборных инквизиторов. …но могут быть у Высших свои причуды?..
Маркизу нужен был в замке один-единственный его обитатель, с которым ещё не всё было обговорено. В конце концов, такие неизвестные величины, как свидетели твоего прошлого, не должны оставаться в тылу: они могут нанести непредсказуемый удар в любой момент. Тем более если за такими свидетелями стоит столь колоссальная во всех смыслах фигура, как новый знакомый маркиза – некромант.
- Дрейвен, - мягко, но хищно улыбнулся вампир. – Я смотрю, сон вам не нужен?

26

Некромант ушел как всегда.
Он любил покидать людей с некоей завесой тайны, иногда даже молча: не раз маг вставал из-за стола в полной тишине, не доев ужин и не попрощавшись, и удалялся в одному ему известном направлении. Граф и Дрэйвен уже привыкли к подобному отношению, так что, когда Мастер оповестил присутствующих о том, что у него возникли дела и он должен уйти, Граф лишь хмыкнул, а Дрэйвен улыбнулся.
То что некромант уважал Катриша было видно еще тогда, когда Высший только появился в комнате. А теперь в этом можно было и не сомневаться.
Все стали расходиться по своим комнатам.
Особняк медленно замирал, готовясь к наступающему утру. Подобно людям, которые ложатся спать с приходом темноты, уходили в подвалы вампиры: лакеи, часть стражи, оставшейся здесь, а не ушедшей в Дагор, повара и поварята - тоже кровососы, но человеческую пищу они готовили отменно.
Вор шел по длинному коридору, ведущему в его комнату, рассматривая портреты, висящие на стенах. Тут были представители того самого рода, умершего от неизвестной болезни - им когда-то и принадлежало сие строение. Женщины висели с левой стороны, мужчины напротив. Иногда попадались групповые портреты.
На одном из них две маленькие девочки, с собакой, напоминавшей гончую, играли в саду. Вор даже знал это место. Сейчас там практически не было никакой растительности, за исключением засохших кустов, да целой оравы сорняков. К грядущему балу, правда, прислуга обещала привести все в надлежащий вид. Граф же вел себя так, будто ему было все равно в каком виде будет его поместье, когда приедут гости.
Комната Дрэйвена была большой и просторной, с тремя большими окнами, одно из которых выходило в сторону леса. Сейчас оно было распахнуто, дул ветер, колыхались занавески.
Из темноты выпорхнул вампир, словно соткавшись из воздуха. Будучи Дрэйвен живым, испугался бы наверное - сейчас он лишь невольно потянулся к кинжалу, но это было излишним. Бархатным голосом слуга сообщил, что чистое постельное белье было подано, а старое он забрал, дабы отдать прачкам.
"Сколько здесь живу, а все никак не привыкну", - подумал про себя Дрэйвен и выдал вслух:
- Хорошо.
Закрыв на всякий случай окно, вор устроился на кровати, всматриваясь куда-то в темноту - что такое спать он уже давным-давно забыл. Но ему не преминули напомнить:
- Я смотрю, сон вам не нужен? - Когда маркиз оказался в его комнате? Когда он успел проникнуть сюда еще тише и незаметнее, чем тот, кто унес грязное белье?
В этот раз вор даже не стал тянуться к кинжалу - не было смысла.
- Увы и ах, но я забыл, что такое ночной покой, уважаемый, - Дрэй улыбнулся, зная, что даже в темноте его улыбка будет видна гостю, после чего рассмеялся и горячо пожал руку Катришу. - Не поверишь, но тебя я действительно рад видеть. Единственный отголосок моего прошлого, который напоминает мне, что я действительно жил.
Вор хотел еще что-то добавить, но тут же подавил эту мысль в зародыше, не дав ей разрастись - некромант мог его слышать, даже на далеком расстоянии. А ведь ему столько надо рассказать маркизу. Маг являлся отнюдь не тем, кем хотел показаться. Словно немой, Дрэйвен посмотрел на вампира, с мольбой о помощи в глазах.

27

Вампир с лёгким интересом наблюдал за бывшим легендарным вором. Из чистой вежливости, которая в его нынешней жизни заняла гораздо более высокое место в списке приоритетов, чем в предыдущие две эпохи. Впрочем, и особого внимания чужим словам не уделялось: прошлое Дрэйвена волновало Высшего только в точке соприкосновения с его собственным. А вот что было гораздо более увлекательно в данный момент, так это новая природа старого знакомого. Движения, речь, мимика, рассуждения – Дрэйвен был полностью самостоятелен в плане разума, хотя создан был по принципу магической куклы, и этим сильно от неё отличался. Катриш всё это очень хорошо чувствовал, и новое в, казалось бы, давно известном разжигало в нём азарт учёного, холодный и беспощадный. Наверное, это чувство ещё более жестоко, чем жажда убийства буйного умалишённого. Потому что хладнокровный учёный отдаёт себе полный отчёт в своих действиях.
Ощутив рукопожатие, де Найри не спешил разжимать пальцы, а наоборот, ухватил чужую ладонь покрепче, чтобы та не вырвалась раньше времени. В его глазах уже давно зажёгся огонёк настоящего исследовательского интереса, и не только в переносном смысле. На лицо собеседника упали алые отсветы: сейчас зрачки вампира сияли, точно раскалённые угли. В купе с тонкой, вполне приветливой, но в то же время жёсткой улыбкой это смотрелось, вероятно, достаточно внушительно.
Впрочем, до этого Катришу было мало дела. Телепат начал очень аккуратно, едва касаясь чужих плетений, но настойчиво прощупывать ментальную защиту разума Дрэйвена. Да, ставил эту защиту тот, кто разбирается в своём деле… но и маркиз, позвольте отметить, не вчера родился. Не отводя взгляда от глаз вора, гипнотизируя не столько магией, сколько своей полной и неживой неподвижностью, не выпуская чужой руки, чтобы иметь дополнительную помощь в своей ювелирной работе, де Найри всё глубже погружался в разум возвращённой из Пустоты души. Ему было необходимо отвоевать у ментальной – больше похожей на крепостную – стены маленький островок в голове Дрэйвена для себя и для него самого, и чтобы больше никто третий, держи он хоть свою куклу под полным контролем, не мог влезть в это укромное местечко. Чтобы там могли прятаться воспоминания, которые не должны стать более ничьим достоянием.
Прошло не так уж мало времени, прежде чем Высший наконец нарушил молчание. Будто бы кто-то мог его подслушивать, вампир почему-то понизил голос да заговорщицкого шёпота. Хотя в конце концов, немного игры на публику ещё никому не вредило. Конкретно этому жителю Миста так точно.
- Наш общий знакомый славно постарался в своей работе, - Катриш снова окинул тело Дрейвена изучающим взглядом, причём улыбка его, пусть и слабая, была столь довольной, как будто бы вампир хвалился собственными достижениями. – Но и мне кое-что надо. Так что теперь, что мы ни обсудим, некромант не узнает ни слова из нашего разговора, если я того не пожелаю. А на данный момент, признаюсь, я не хочу, чтобы Мастер что-то знал о нашей прошлой встрече, там, в Академии. Вот только добраться до нужных воспоминаний и закрыть их я не могу так просто, на это потребуется время, которого этой ночью у меня попросту нет. Потому предлагаю сделку. Прошу дать мне возможность закрыть нужные мне воспоминания. Для этого потребуется всего лишь одна ночь и непосредственный контакт. Со своей стороны обещаю выполнить твою просьбу, Дрэйвен. Ведь есть такая, я прав? – вампир продолжал свою лёгкую игру, чуть прищурившись на последних словах, и наконец отпустил руку вора.
Конечно, маркизу было нужно не только то, что он озвучил. Он хотел хотя бы визуально изучить представшую перед ним магическую куклу, столь не похожую на всё, что ему пока приходилось видеть. Но этот небольшой каприз вполне мог подождать: у вампира ещё куча времени. Может быть, столько же, сколько он уже прожил, может, больше. Многое можно успеть. А вот вопрос с тайной своего прошлого обозначен сейчас гораздо острее, его желательно решить в ближайшие дни. Любым способом. Де Найри решил начать с более мягкого.
И оставалось надеяться, что ещё некромант не успел разобраться в воспоминаниях своего подопечного.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Поместье Графа N