Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15.3.1440] «Яблоки падают в небо, корабль плывет в Дагор»


[15.3.1440] «Яблоки падают в небо, корабль плывет в Дагор»

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Narcissus Noych, Cael Mor;
Время: ополудни, 15.3.1440
Место: Водное пространство Миста: Судно "Попутный".


http://s3.uploads.ru/Mj4Nx.png

2

«- Я принимаю тебя, доверяю тебе, храню тебя, тело и душу.
- Я принимаю тебя... что за Мблок?
- Ты хочешь иметь магическую куклу или нет?
- Да-да.
- Тогда повторяй. Я принимаю тебя, доверяю тебе, храню тебя, тело и душу.
- Ладно-ладно... Я принимаю тебя, доверяю тебе, храню тебя, тело и душу...»

Нарцисс пытался медленно открыть глаза, терпя головную боль. Блик-блик, розовыми ресницами по насыщенному каким-то резким запахом воздуху. Незнакомый потолок... Судя по всему, деревянный. Будто прогибается, а ещё качается. Или это земля качается. Глаза мало по малу начинали привыкать, фокусироваться. И головная боль, тоже, то ли начинала успокаиваться, то ли Нара уже просто начал привыкать. Что? Где? Когда? Какого Мблока?Одно было ясно: он лежал. Лежал непдвижно, даже не пытаясь ничем пошевелить. Просто потому, что тело было слишком истощено. Эта вселенская слабасть, видимо, проходила, т. к. Нара постепенно начинал чувствовать свои конечно, что, правда, не было хоть сколько-то приятно. Палец, рука, вторая. Мальчик осторожно привстал на кровати, поддерживая себя локтем и подпирая ноющую голову ладонями. Спустя несколько секунд в таком положении, нечто таки заставило его поднять и оглядеться вокруг. Какая-то деревянная комната, и он, одетый в свою рядовую домашнюю одежду, лежит на небрежно постеленной тконевой подстилке, на кровати, которая, судя по всему, была намного выше уровня пола. Любопытсво — вот порок. Недолго думая, Нарцисс, всё ещё держась ондой рукой за голову, заглянул за край кровати. Именно тогда и случилось непоправимое. Видимо, совершенно обессиленный, он немного не рассчитал и перевесился слишком сильно.
- А! - он и вскрикнуть толком ничего не успел, рухнув вниз.
Нарцисс мгновенно ощутил боль в нескольких точках на местах будущих синяков, но это была не самая большая проблема. Ведь он упал прямо на какую-то маленькую розоволосую девчушку, которая мирно лежала на первом этаже двухэтажной кровати.

Отредактировано Narcissus Noych (2013-03-16 19:10:13)

3

Начало игры
Но какой-то дурак понял сказку не так
И теперь у меня в голове кавардак

Секундой позже нового хозяина, словно его пробуждение стало толчком, открылись стеклянные глаза. Она моргнула, пытаясь понять, что же произошло. Ощущение было ровно такое же, как в момент сознания. Тишина и темнота вмиг перестала существовать, превратилась в целый мир. Деревянная обшивка каюты над головой, плавная качка корабля. Она никогда не плавала, не знала, что это такое. Заботливая рука укрыла и ее, быть может даже не подозревая, что кукле до этого не было ровным счетом никакого дела. Неужели она спала? Первый раз за полвека уснула? Но так же не бывает... Задумчиво, по привычке все еще подражая Мастеру, закусила губу и осмотрелась. Мальчишку она не увидела. Того, к которому ее вели, которому она поклялась служить, как научил хозяин. Но неужели эти слова что-то значили. Она знала, что многие обещания можно нарушить, а получится ли сейчас? От мыслей отвлекло падение. Неожиданность заставила обвить руками упавшее ровно на нее тело прежде, чем понять, кто же случилось. Обзор закрыли его волосы, розовые до безобразия. Она никогда еще не видела такого цвета где-то, кроме зеркала.
Мальчишка тихо вскрикнул. Еще не хватало, чтобы начал ныть. Кукла не привыкла к детям, тем более ноющим и не знала, что с ними делать. И за что Мастер ее бросил? Что она сделала не так?
-Все в порядке? - отчего-то спросила, бесцеремонно спихивая с себя чужое тело на кровать и садясь. Она свесила ноги, моргнула, встала на пол. Но деревянная маленькая комната пошатнулась и кукла, не устояв на ногах, пошатнулась и начала падать. Рефлексы, однако, сработали безотказно, и она ухватилась за дерево кровати, на которой недавно лежала без сознания.
-Какого...?! - но не продолжила, явно опасаясь за моральное здоровье малыша, хранителем которого стала. Она посмотрела на мальчика, внимательно его изучая. Видела она его недолго, сквозь опущенные ресницы, пребывая в некоем трансе и задумчивости, все еще стараясь понять, почему хозяин ее покинул, а потому рассмотреть его раньше не удалось.
Еще дитя, пусть и высокий, она таких не видела. Кто он? И почему - он? Разве могла она знать, что ее продали, как последнюю комнатную собачку? Разве думала, что людей продают и дешевле, потому что те имеют свойство изнашиваться и пытаться сбежать? О таком Мастер ей не успел рассказать.
Потом были слова, казалось бы, ничего не значащие, но после них наступила темнота и тишина, а из созданного тела исчезли силы, как будто вырезали камень, что был в груди вместо сердца. Вспомнив о камне, кукла подняла руку и судорожно схватилась за грудь. Нет, вроде все было хорошо, только казалось, что вовсе нет сил. Даже не пытаясь попробовать, она чувствовала, что стоит только попробовать произнести простое заклинание, как тело станет пустой оболочкой, а душа снова будет свободна. А, может, освободиться от оков? Только что будет потом? Она не знала и знать пока не хотела. Сначала надо понять, почему эта комната так противно ходит вверх-вниз.

4

Его глаза были как диски месяца в полнолуние. В то же мгновение его лицо было залито краской смущения. Нет, упасть прямо в кровать к какой-то девочке примерно твоего же возраста - это конечно, совершенно нормально, с кем не бывает, но... В первый раз! Нарцисс никогда не испытывал ничего и подобного близости с существом противоположного пола, даже если мы говорим об этом в буквальном смысле. И никогда раньше почему-то даже и не задумывался. Это было слишком молниеносно, пусть всего лишь на мгновение, но то, что девочка обхватила его руками, повергло его в шок. Благо, она очень резко прервала столь же внезапно возникшую неудобную паузу, показавшуюся Наре вечностью. Она просто нахально и безцеремонно сбросила его с себя! Да, Вы не ослышались, именно так все и было! Смущения и неудобства были разбиты вдребезги. Только тогда, присмотревшись к ней, хоть и со спины, в голове юноши мелькнула искра осознания. Он уже видел это тщедушное тельце, и даже помнил где. У себя дома. Дряной подарок. Что произошло? Это она во всем виновата.
- Что? Какого Мблока ты творишь, глупая кукла? - возмутился Нарцисс, когда она вдобавок ещё и чуть не упала, ему показалось, на него. Сначала сказал, потом подумал - ничего необычного. Он присел на кровати, свесив ноги и первый раз нормально осмотрелся. “Мы на корабле” - ударила в голову мысль, словно хмель, быстрее, чем донеслись до него её предпосылки, вроде деталей интерьера данной каюты: письменного стола, зеркала. картины, и, собственно, двухъярусной кровати.
Он перевел взгляд на куклу, которая на него бесстрасно пялилась. Невинная мелкая девчонка, но красивая до безобразия. И волосы... такие же, как у самого Нарцисса и у Маршала Ветров. Невольно напомнившие об отце. Только эти глаза. Очень странные, пустые. Пустые цветные стекляшки. Нарцисс точно не помнил, были ли магические куклы живыми мыслящими существами или же лишь каким-то подобием машин, т. к. своей у него никогда прежде не было и слышал он о них лишь понаслышке, но склонялся пока все же к варианту номер два.
- Что смотришь? Где мы? - а в ответ тишина. Как всегда, он был слишком нетерпелив. Видимо, прошло лишь несколько секунд, но он был слишком напуган и боялся признаться в этом прежде всего самому себе.
- Ну? Чего молчишь? Я тебя спрашиваю, - произнес он, невольно повысив голос, встав и тряхнув её за миниатюрное плечо, отчего-то чувствуя нарастающую тревогу.

Отредактировано Narcissus Noych (2012-11-19 22:23:52)

5

И двойная сплошная пролегла между ними
Мальчишка ныть не начал, но поступил куда более тривиально. Начал вредничать. В глазах куклы он был просто жалок. Ей никогда не хотелось кричать. Испуганный, вредный, маленький ребенок. Осталось только топнуть ножкой и расплакаться. И, признаться, будь она живой, она бы скривила с отвращением губы. Но в ее ситуации это требовало несколько больших усилий: вспомнить, как это делают другие и повторить. А так напрягаться сейчас она не хотела.
Кукла смутно вспоминала, что Мастер ей говорил о ребенке, за которым она должна будет следить. Но это было почти полвека назад! Почему этот ребенок появился только сейчас?
"Глупая кукла?!" слова ранили до глубины души, благо кроме души у этого существа ничего и не было. Люди так трепетно относятся к себе, своим телам... А у нее нет ровным счетом ничего своего, кроме этой самой души. И что теперь? Терпеть этого наглого мальчонку, которому в голову ударил переходный возраст? И сколько терпеть? Сколько он проживет? Она даже разозлилась, но где-то внутри, под неживой оболочкой, которая все так же держалась за дерево кровати, пытаясь понять, куда же она попала. Кукла снова взглянула на мальчишку. Красивые черты его лица искривились из-за криков, попытке что-то узнать. Она не задумывалась, но ее красота, быть может, была такой чистой только оттого, что характер не отражался на внешности, а эмоции никогда не кривили правильные черты лица, не оставляли на них следа злости или радости?
Кукла пыталась решить, слышал ли он ее слова и не пора ли, как всегда, прикинуться пеньком и перестать с ним разговаривать, раз он так к ней относится, пока не начнет нормально разговаривать? Идея показалась очень заманчивой, а мальчишка так смешно злился, что кукла решила проверить его на прочность. Наверное, его бешенство будет еще забавнее. Она лишь податливо тряхнулась, словно тряпичная, и так же спокойно подняла взор.
В итоге, кукла только помотала головой и развела руками, мол сама не знает и, для полноты картины, пожала плечами, вспоминая все движения тех, кого видела, когда они не могли ответить на вопрос. "Глупая кукла" выпрямилась и замерла, подобно статуе, лишь изредка прикрывая веками стекло неживых глаз, создавая впечатление калечного существования, не более того. Видимо, не желая показывать новому хозяину свою способность мыслить. Пусть думает что хочет. Чем хуже его мнения, тем меньше он будет просить, а разве это плохо? Вряд ли он, как Мастер, будет с ней разговаривать как с равной. Да и знает ли он что-нибудь так же, как Отец? Глупый, глупый мальчишка. Нет, неужели он и правда ее хозяин? Непреложное ощущение этого граничило с непониманием того, как можно ей владеть, а оттого кукла просто растерялась. И как его зовут, интересно? Впрочем, не так уж это важно, если Каэль не будет с ним разговаривать, как она и решила. Новая вола заставила куклу переступить с ноги на ногу, чтобы удержать равновесие, но она тут же вернулась в старую позу садовой статуи, словно чихнула и сделала вид, что это не она.

Отредактировано Cael Mor (2012-11-20 20:34:04)

6

Она была странная, но это было естественно. Двигалась, словно марионетка - с задержкой движений, которые по ниточкам, как команды, передавал обычно невидимый кукловод. Она, будто ребенок, учащийся разговаривать, думает перед тем, как что-то сказать, думала перед тем, как что-то сделать.
- Не знает она... - раздраженно прошептал себе под нос мальчик. Опять эта невольная имитация папочки - раздраженный, он начинал будто шипеть, понижая голос, а не повышая его.
Он смотрел ей в глаза, будто обвиняюще, а она лишь издеваясь стояла, как истукан. Пауза затянулась настолько, что только лишь сбившая её на мгновение с ног качка могла дать понять, что она ещё жива. Он отпустил её плечо и обиженно прикусил губу:
- От тебя ещё и проку никакого... - разочарованно произнес Нара, шагнув вперед, и, лишь слегка задев её плечом, подойдя к выходу из каюты.
Он схватился за шершавую деревянную ручку, неприятно колящую кожу, глубоко вдохнул, задержав дыхание, будто перед прыжком в воду, и осторожно начал открывать огромную, на его фоне, дверь. Она, хоть и не сразу, но поддалась. По кровавым глазам нечистокровной сирены больно ударил солнечный свет. Сощурившись, кое-как, но парень всё-таки стал различать на свету какие-то силуэты. В каюту ворвался порыв морского ветра. Нарцисс постепенно начинал привыкать смотреть сквозь слезящиеся глаза, разглядев, что от двери наверх, на палубу, ведет деревянная, как, в общем-то, и всё на корабле, лестница. По палубе неторопясь сновали туда-сюда матросы. Матросы, вселившие в Нарцисса страх. Казалось бы, ничего необычного ни в них, ни в корабле не было. Пусть и в лохмотьях, пусть и совершенно разнообраных рас, возрастов и социальных положений. Это ведь ни о чём не говорило, скорее наоборот, вполне могло навести на мысль, что команда сия проверенна временем, наверное, занимающаяся различными перевозками на протяжении долгих лет. Но именно это и пугало. Они не были какой-то специальной командой спецально обученных воинов и моряков, это был вовсе не один из тех кораблей, на которых мог передвигаться Маршал Ветров. Хотя.... на что он надеялся? На кругосветное путешествие с папочкой? Да и с чего бы это? Когда Маршал Ветров только-только вернулся в Академию.
Нарцисс резко испуганно захлопнул дверь, да так, что стороннему наблюдателю могло это показаться весьма странным после того, как Нарцисс предыдущие пару минут столбом пялился через открытую дверь. Мальчишка закрыл дверь на имевшуюся защелку, обернулся и подпер дверь спиной, тяжело дыша, как будто после пробежки, и тупо уставившись на куклу.

Отредактировано Narcissus Noych (2012-12-10 01:55:10)

7

Мальчик не начал вредничать, не начал кричать, что слегка расстроило куклу. Быть может, она пыталась его проверить, но проверка не получилась. В его почти змеином шипении она уловила нотки взрослого и разумного существа. Может, он не так юн, как кажется. Это, конечно, сулило некоторые неприятности, но не могло не порадовать. Она прикрыла стеклянные глаза. Что-то, может, тело, или душа, или что-то, о существовании чего она даже не подозревало, порывалось склонить голову в поклоне, и произнести: 'простите, хозяин', так, как она извинялась перед Мастером, когда его расстраивала. Но раньше это казалось чувством вины, то почему же сейчас, когда расстроен этот мальчишка, когда она не чувствует ни капли раскаяния, хочется извиниться и так неприятно, когда говорят, что от тебя никакого проку? Это искренне изумляло куклу, которая специально хотела распалить мальчишку.
Но кроме этого, было еще одно желание, куда более сильное: побежать к двери и посмотреть, что же там. Свет из-за двери, смутные фигуры там... Она хотела узнать, посмотреть...
Корабль... Понимание пришло внезапно. Она никогда не бывала на кораблях, но место казалось смутно знакомым, то ли из ярких фантазий, то ли из неуловимых ощущений, оставленных прошлой жизнью. Или это миф? Признаться, она даже не догадывалась, что жила раньше: Мастер не рассказывал том, как делаются куклы, хотя на ее глазах мастерил их. Но подлое подозрение, что она - такая же, как те сначала неживые, а потом ожившие игрушки, никогда не закрадывалось в наивную душу.
Она все так же бестолково стояла, не решаясь ничего делать без видимой просьбы мальчишки, не издавая ни звука.
Но та самая, сильная, но неуловимая память запечатанной в теле души, заставила странно пошевелиться. Со стороны это было похоже на глубокий вдох, хотя кукла не дышала. Каэль, вернее, что-то большее, чем она, хотела почувствовать тот приятный солоноватый запах моря, о котором слышала не раз, и который когда-то невыносимо давно чувствовало. Сильнейшее желание выскочить на палубу, пробежаться до борта, перегнуться через него, склониться над водой и смотреть на бег волн разрывало ее на части. Она только сжала подол простого платья и опустила голову, ожидая дальнейших действий мальчишки. Вдруг он так и сделает и не заметит восторга, с которым кукла вылетит на палубу.

8

Нарцисс медленно сполз по двери вниз, обхватив колени руками. Что? Где? Почему? Мысли его были сбивчивы и безудержны, словно впервые спущенные с цепи. В голову приходили не самые утешительные варианты. Его явно похитили. Кто? Зачем? А, неважно... мотивы прозрачны. Но почему с этой куклой? Да ещё и тогда, когда он грохнулся в обморок после... после чего? Точно, папа диктовал слова... он заключил некоторый контракт с этой куклой, как понял Нара. Эта глупая кукла... какое вообще отнощение она ко всему этому имеет? И отец... всё это происходило при нём... нет, что за бред... как Нарцисса тогда могли украсть?..
Мысли прервала внезапно дернувшаяся дверь и последовавший за тем стук в эту самую дверь. Тук-тук. Мягкий и элегантный, словно аристократичный. Не очень громкий, но отчетливо слышный. Настолько, что Нарцисс замер и невольно услышал собственное сердцебиение. Казалось, что средце вот-вот остановится. Тук-тук. Нет, к сожалению, это было вовсе не биение сердца, а второй, уже более настойчивый, легкий удар-другой по шершавой деревянной поверхности.
- Молодой господин... - послышался из-за двери голос странного, будто бы юношеского, тембра. Нарцисс уже определенно где-то слышал этот голос, но думать об этом было слишком страшно.
- Дайте лучше я попробую! - словно раскат грома среди ясного неба разразился грубый голос. А вслед за ним очередной стук. Непохожий на два предыдущих. БУХ-БУХ-БУХ!
Нарцисс резко вскочил с места, порываясь убежать. Но, единственное окно было защищено решеткой, и, так как бежать было некуда, взор его, будто уже смирившийся, лишь спокойно обратился на куклу. Она стояла с опущенной головой, сжимая руками подол своего платья. Стояла, словно виновато раскаиваясь, а может, ему просто показалось. В любом случае, сейчас это мало его волновало. Всего лишь пара спокойных, будто невероятно уравновешенных, шагов навстречу. Настолько, что до неё осталавалось всего несколько сантиметров. Когда он шепнул, словно на ухо, словно по секрету:
- Открой дверь.
БУХ-БУХ-БУХ!
- Эй, триста якорей мне в зад, есть там кто живой или нет?
- Стойте! Попридержите язык за зубами и остыньте, это всё-таки сын Маршала Ветров.
- А то я не знал. Надеюсь не расстает.
- Пожалуйста.
Нара отошел к кровати и залез на верхнюю полку, наивно полагая, что его не будет видно снизу. Он бы рванулся к кровати так быстро, как только смог бы, и забился бы в самый дальний угол, но в комнате кроме него были ещё эта Мблокова кукла, из-за которой всё и началось, и остатки гордости.
БУХ-БУХ-БУХ!

Отредактировано Narcissus Noych (2012-12-10 11:31:47)

9

И зачем он запер дверь? Кукла искренне не понимала. Боялся, что она сбежит? Да куда бежать, в ее-то положении, еще более жутком, чем рабство, пусть даже это не известно Каэль. Душа раба не связана с хозяином, он может воткнуть кинжал в спину. Девочке это было недоступно. Хотя бы потому, что это грозит собственной гибелью, а еще потому, что она физически не сможет этого сделать. Да и пробовать, сказать по правде, Каэль не собиралась...
Мальчик, когда в дверь начали стучать, будто вздрогнул и попятился. Она посмотрела на него удивленно, насколько это вообще возможно в ее положении. И зачем было запираться, чтобы потом бояться открыть дверь. Кукла пожала плечами (скорее машинально копируя привычку Мастера) и поднялась, не желая спорить с хозяином и показывать ему, что имеет собственное мнение на этот счет. Она только чуть скривила губы, когда прошла мимо, и неслышно, одними губами, прошептала:
-Трус.
И, признаться, это трусливость была странной. Из-за двери слышалось уважительное обращение «молодой господин». Каэль подозревала, что при похищениях, на кораблях, перевозящих рабов, и вообще на пиратских судах так с пассажирами обращаться не будут.
Да и чувство страха было кукле не известно еще с прошлой жизни, в которой она не отличалась осторожностью, а уж ни разу не почувствовав боли за полвека своего существования, чувство самосохранение, которое могло остаться пережитком прошлой жизни, пропало вовсе. А потому поступок мальчишки удивил и вызвал очередной приступ презрения, который был подобен тошноте.
А вот потом послышался голос и слова, более похожие на представления о пиратах во всей красе. Это заставило Каэль хитро улыбнуться. Несмотря на то, что она была куклой и, казалось бы, не могла иметь характера, Мор отличалась вредностью. И потому она почти бесшумно подкралась к двери (надеясь, что отпрыск Маршала Ветров, как поняла из разговора за дверью), не будет следить за нею, и, почти бесшумно открыла щеколду, подгадывая момент между ударами в дверь. Закончив с сим вредоносным занятием, очень быстро отошла от двери, и даже с траектории инертного движения того, кто ломится в дверь. Замерев на месте, почтительно склонила голову (все же в вежливости ей не было равных, когда ей хотелось быть вежливой), ожидая, когда наконец ввалится это грозное существо и разразится руганью.
План, надо сказать, оказался удачным. Мужчина, который с разбегу пытался выбить дверь, пролетел сквозь нее и пробежал еще половину каюты. Огромное, полуобнаженное тело, покрытое татуировками… Маленькая Каэль позеленела бы от зависти, если бы могла. Впрочем, она, правда, не задумывающаяся об этом, по крайней мере, никогда не лишится своего тела, а этот мужчина рано или поздно состарится.
Поток брани развеселил куклу, она услышала много новых и весьма интересных для себя оборотов, связанных с Мблоком, якорями, задницами и предками чуть ли не до десятого колена. Память мгновенно все зафиксировала.
Вслед за ним чинно и чопорно зашел второй мужчина. Видимо, тот самый, который обращался к мальчишке «молодой господин». И ладно бы Каэль, но почему этот, кажется, взрослый и самодостаточный человек, так пресмыкается перед этим трусливым ребенком? От Каэль, по крайней мере, и она была в этом полностью уверена, отпрыск Маршала Ветров такого не дождется ближайшие пару столетий.

10

- ...абордажный лом с хреном во все дыры 333 раза тебе, потный пожиратель рыбьих потрахов, мать твоя каракатица, Мблокова девчонка! - наконец, завершил свою тираду огромный, хотя бы если брать во внимание мышечную массу, пират. Он, право, давно бы свернул кукле шею, если бы не укоризненный взгляд второго вошедшего в каюту мужчины.
- Где же Нарцисс? - спросил этот, второй, и голос его показался Нарциссу до боли знакомым.
- Вы кого-то ищете?.. - послышался грубоватый голос со второго этажа кровати, откуда, полусидя, выглядывал какой-то небритый матрос с обветренным лицом и засаленными темными волосами в белой рубашке, которая, кажется, была ему слегка маловата. Лицо его искажала непонятная гримаса то-ли боли, то-ли шока, а взгляд был тупо и будто непонимающе уставлен в мужчину, одетого в некое подобие длинной чёрной юбки. Нет, он, конечно, не был одет в одну юбку, но это, почему-то, первым бросалось в глаза.
- Фок-грот-брамсель мне в левое ухо! - прогремел пират, - Маркус, чтоб морская болезнь высосала тебе мозги, что ты здесь делаешь? Ещё каких-то 5 минут назад, разрази меня гром, 5 минут, я видел тебя на палубе, недоумок палубный, драящим эту самую палубу!
- Грегг, успокойтесь и прекратите это. Я полагаю, 5 минут назад он и сам себя видел на палубе. Молодой господин, - произнес саламандр, обратившись к пирату с лицом бледнее простыни, лежащему на кровати, - к чему всё это баловство? Мне прекрасно известно о вашей врожденной способности и я, кажется, уже высказывал своё мнение по отношению к тому, как вы её используете. Слезайте оттуда немедленно.
Позвольте представить, это Лай-Ру, дворецкий дома Нойчь. Как и пологает дворецкому семьи Нойчь, он был как всегда идеален. Присущие саламандрам, ярко-бордовые волосы и глаза отлично сочитались с красными узорами на чёрном одеянии, похожем на плащ. Под длинным плащем виднелась длинная чёрная юбка с красными узорами снизу и смотрелось это, почему-то, вполне уже естественно, а может, Нарцисс уже просто привык к этой причуде дворецкого. И в одежде, и в манерах, он был изыскан и элегантен. В особенности в пристуствии посторонних.
- Прошу прощения... - виновато протянул лежащий на втором этаже кровати пират, на которого в данный момент были обращены три пары глаз. Всего на несколько секунд черты его лица исказились, а потом каким-то невообразимым образом изменились до неузнавания. Точнее, до узнавания, если можно так выразиться, ведь присуствиющие сразу безошибочно узнали в бывшем пару секунд назад пиратом мужчине смутившегося мальчишку Нарцисса. Не глядя на отвисающую челюсть пирата, которого Лай-Ру назвал Греггом, Нара осторожно слез с кровати.
- Я не знал... что это Вы... на этом корабле... по поручению отца... - с опущенным виноватым взглядом тихо и сбивчиво произнес мальчик, а потом, будто бы на секунду воодушевившись, спросил, - Он здесь?
- Именно об этом я и хотел поговорить, - мужчина то ли в женском одеянии, то ли в мужском говорил спокойно, правильно ставя ударения и делая в нужных местах нужные паузы. – Как Вам известно, моё имя – Лай-Ру, и, как Вы помните, я дворецкий семьи Нойчь. Мы направляемся в Дагор по просьбе бывшего маркиза, Вашего отца. На все вопросы или на большую их часть ответит записка, которую написал Ваш отец. Об остальном я рассказу позже.
Дворецкий подошел ближе и протянул свернутый несколько раз лист бумаги. Нарцисс молча развернул протянутый листок и, не веря своим глазам, вслух прочел написанное, надеясь, что хоть кто-то из присутствующих подтвердит то, что он произнесет.

«Дорогому сыну, Нарциссу Нойчь.

С тех пор, как Вы родились, прошло много времени. Вы росли, радуя мой взор. Я с гордостью могу называть Вас своим сыном, но как Вы знаете, я никогда не посвящал Вас в свои дела. На то были причины, не назову их великими и ужасными, они всего лишь были. Но теперь, когда Вы стали достаточно взрослым, чтобы решать, что для Вас важней и нужней, я хочу посвятить Вас в свои дела. И я же хочу, чтобы Вы приняли мой титул – маркиза Нойчь. Вы единственный мой сын, кому я могу его передать. И этот титул и то, какую ответственность он накладывает, являются центровыми в переговорах с Дагором. Я хочу надеяться, что Вас это нисколько не напугает, и я хочу верить в то, что Вы отнесетесь к этому титулу с такой же любовью, как и все поколения до Вас.

С наилучшими пожеланиями, Амариллис Кииеакаху.

Постскриптум: во все необходимые подробности Вас посвятит дворецкий дома Нойчь, Лай-Ру. И он единственный на кого Вы сможете положиться, несмотря ни на что. Доверяйте ему, как доверяю я ему свою жизнь.»

Отредактировано Narcissus Noych (2012-12-17 02:13:26)

11

Надо сказать, шалость не принесла желаемого удовольствия. А получают ли удовольствие куклы? Мысли и чувства, пусть она этого и не знала, были будто притупленными и погасшими, а потому даже единственно-верный способ порадоваться, известный многим поколениям в формуле: «Сделал гадость – сердцу радость» - не принес желаемого результата.
Мужчина, нашедший в кукле корень своих проблем, выговорил ей все, что думал, притом не в самых лестных выражениях и еще бы чуть-чуть и свернул бы девочке шею, да вот только ни к чему хорошему это бы не привело… Кукольных дел Мастера уж больно дороги нынче стали. Но для Каэль это было бы равносильно смерти. Смерти всего того, во что она верила. О своем относительном бессмертии, признаться, она еще не догадывалась.
Кукла лишь смиренно опустила голову и руки, поправляя юбку простого, недорогого платья, мол она ни за что и никогда не могла бы сотворить нечто такое, за что на нее можно так кричать. Ангельское личико, невинные фиолетовые глаза. Это тело давало много преимуществ и не менялось. Никто не мог знать, что же действительно в нем скрывается.
Мужчина, что вызвал раздражение привычкой пресмыкаться перед мальчонкой, оказался вполне себе нормальным и адекватным на вид. Кем он приходился мальчику знать кукла не могла, но ей было интересно. Кому в здравом уме захочется пресмыкаться перед подростками? Да еще такими.
Голос с того места, где должен быть мальчишка был… странным. Кукла обернулась и увидела матроса на койке. Конечно, увидеть гигантскую крысу, которая сожрала этого мальчишку, было бы куда приятнее (о священное незнание о силе собственных клятв), но увы…
Мужчина в юбке, однако понял, что произошло. Виноватый вид матроса открыл глаза и Каэль. Мальчишка! Ремня ему не хватает, а не дворецких и облизывания задницы! Узнав о способности Хозяина, Мор про себя повторила почти все услышанное от огромного и татуированного человека.
Слушать разговор мальчишки и мужчины в юбке, хотя тот своей смиренностью и спокойствием вызвал уважение Каэль (она редко видела таких спокойных людей в лавке Мастера, все что-то кричали, требовали, ругались, но очень редко – обладали таким холодным и непробиваемым спокойствием), кукле совершенно не хотелось, но где-то в глубине своей души она понимала, что должна слушать, потому что волею судьбы ввязана в это.
Лай-Ру, дворецкий, - записала память. Кукла же склонила голову в приветствии, но когда рядом был мальчишка, дворецкий явно не собирался обращать на нее внимание. Добиваться внимания было не в правилах Каэль, а потому она подошла к единственному стулу за письменным столом и присела на него, чтобы не отвлекать остальных до момента, когда она все-таки понадобится этим людям. Если такое когда-нибудь случится.

12

«uncomfortable silences...»*

В каюте повисла затянувшаяся пауза. Поскрипывание дерева и стальных гвоздей создавало некую гипнотическую атмосферу в каюте. Не могли нарушить этой атмосферы и призрачные движения куклы. Лишь спокойный и тем завораживающий голос Лай-Ру:
- Грегг, спасибо за помощь, вы пока можете идти, дальше я справлюсь сам, - вежливая официальная улыбка, не больше и не меньше, - Не хотелось бы отвлекать вас от куда более важных дел.
- Гхыыыы, - дикий, не понять что выражающий, оскал, и больше, и меньше, - Да-да, знаю, для тебя я лишь смрадная каракатица офигевающая от своей ромоупотребляющей зависимости. Ладно, как скажете, господин дворецкий, удаляюсь.
А с тобой, девчонка, мы ещё разберемся! - выходя бросил пират, совсем уж неподобающим образом тыкнув своим грязным пальцем в мирно сидящую на стуле девочку.
Слегка хлопнувшая дверь заставила Нарцисса проснуться от собственных мыслей. У этого клубка дождевых червей, рояющегося у него в голове, не было какого-либо направления движения, какой-либо эмоции. Это был хаос. Шок.
Малчишка лишь медленно поднял глаза на и взгялнул на дворецкого, ни один мускул на лице которого не дрогнул.
- Лай-Ру?.. - полушепотом переспросил Нара, будто не узнавая протянувшего эту громогласную записку со столь знакомым почерком выведенным на желтом папирусе.
- Все, что говорилось в записке, - в этот момент губы саламандры чуть подрагивают. – Правда. Теперь Вы молодой маркиз Нойчь и все, что принадлежало роду, принадлежит Вам. Посвящать в управленческие нюансы и политику я начну, как Вам станет лучше. Это не терпит отлагательств. На данный момент с Дагором у нас шатким мир, который смог родиться благодаря Вашему Отцу. Он попросил руки старшей принцессы дома Мэйн, Вивьен, и получил согласие. Свадьба будет в следующем году. И поэтому он не может быть и маркизом тоже. Думаю, Вы понимаете его положение и то, что может быть, если его раскроют. Война – вот чем все это грозит. Но ма… Кииеакаху достаточно уверен, что его сын сможет сделать все то, что необходимо в этой непростой ситуации. Вы сможете, Нарцисс Нойчь? И Вы понимаете какая на Вас ложится ответственность и то, как Вам доверяет Кииеакаху?
Я... да... - с придыханием выдавил из себя Нарцисс. Он присел на нижнюю кровать, хотя выглядело это так, словно он просто упал. Ноги и правда подкашивались, хоть сознание и возврашалось.
Лай-ру, казалось бы, не придал произошедшему большого значения и повернулся к всё ещё сидящей за письменным столом кукле, позволяя «молодому господину» собраться с мыслями.
- А вы, как я полагаю, та самая кукла, которую купил Маршал для молодого господина? - лицо его расплылось в довольно странной улыбке, будто нестеснительно выражавшей все его мысли: «Ох и не завидую же я Вам, дорогая», - Я уже представлялся, хотелось бы услышать и Ваше имя. Если оно у Вас, конечно, есть.
Он слегка склонил голову набок, улыбка уже давно расстворилась.
- Как Вы справедливо могли заметить, теперь у нас есть кое-что общее, - было довольно неловко, но невольно напрашивалось слово «проблема», которое, впрочем, так и не прозвучало, - Так что мне бы хотелось надеяться на Ваше понимание и сотрудничество.

*«Pulp Fiction»

13

Мастер когда-то говорил, что главное в этикете – быть непробиваемым, и даже если тебе хочется ударить кого-то, надо терпеть и мило улыбаться. Каэль, признаться, не особенно понимала это когда-то, но искренне старалась, а теперь, когда девочка увидела Лай-Ру и его непробиваемое спокойствие, удивительное для того, кого очень просто размазать одним движением кулака этого громилы (Кукла, правда, не сомневалась, что у дворецкого в рукаве припрятан не один козырь, чтобы избежать неожиданностей такого рода). И решила, что в этом спокойствии есть что-то, чему хочется подражать.
Она бы вздрогнула, если бы могла, на месте этого мужчины, когда матрос начал орать на него, но, как ни странно, сдержала в себе желание сказать, что она точно считает этого громилу – смардной каракатицей. И ведь теперь именно так и будет о нем думать. И, будто уловив эти мысли, человек заявил, что он еще с ней разберется. Каэль подняла взор, невинно взмахивая чернотой ресниц: к чему такие грубости? Училась она быстро, и сегодня учителем был Лай-Ру. И даже не подставила подножку, хотя почти почувствовала, как ноет нога.
Когда моряк ушел, Каэль слушала голос дворецкого, стараясь понять, о чем речь. А этот крысеныш внезапно получил титул. Она запоминала каждое слово Лай-Ру, хотя с удовольствием пропустила бы все мимо ушей. Свадьба, дворцовые интриги, какие-то понятные только Нарциссу проблемы. Но неприятная мысль, что теперь это не только его проблемы, заставляла расстроено поджимать губы и ждать, когда этот непонятный разговор закончится и мальчишка, пребывающий явно в шоке, решит выползти на палубу. Каэль очень хотелось туда, наверх, где волна бьется о борт корабля и шумит океан.
Но у всех были другие планы, а потому Каэль даже удивилась, когда дворецкий обратил на нее внимание. Она удивилась и тому, что он вежлив и, в отличие от мальчишки, не считает вещью, кем бы на самом деле она не являлась.
«Кукла, которую купил Маршал…» Мастер ее продал? Он говорил, что любил ее, он звал ее дочерью. Неужели эти существа могут продавать своих детей? Или в мире продается все, все зависит только от предложенной цены? Она была удивлена. Мастер всегда учил ее чему-то другому, рассказывал о любви и верности, но никогда не говорил о том, что продаст ее. И словно удар по голове. Если бы она дышала, ей бы не хватило воздуха. Но дворецкий снова отвлек от апокалипсиса местного масштаба, что происходил за стеклянными, ничего не выражающими глазами. Она поднялась, осторожно сжимая подол платья и чуть его приподнимая, присела в легком реверансе и склонила голову в знак приветствия.
-Мастер звал меня Каэль, - и ведь в этом голосе нет эмоций, и не понять, сколько всего происходит внутри. Есть ли там вообще хоть проблеск мысли или только желание служить. Вернее, нежелание ввязываться в эту глупую возню, но неотвратимость. Ведь ее купили.
Чужие мысли читать она не умела, а в заковыристых хитросплетениях слов (какие же трудные дворецкие, оказывается) не нашла смысла. От нее хотели чего-то, но она искренне не понимала, чего. Кукла осторожно присела обратно на стул, внимательно смотря на Лай-Ру.
-Полагаю, у меня нет выбора, - смешно просить у того, кто куплен и чья душа связана с кем-то, кто не знает, как эту связь оборвать, да и вообще не догадывается о силе этой связи, кого предали, и кто находится посреди океана, и, в общем-то, является дорогой игрушкой. Спрашивать, что от нее требуется не стала. Вряд ли ее считают достойной объяснений, а если в ее немногословности и принятии собственной участи Лай-Ру сможет найти признаки разума, он все расскажет сам, при хозяине или без него.
-Что вы имеете ввиду? – почти неприметное движение, взгляд на мальчишку, будто спрашивая, уж не об этой ли проблеме говорит Лай-Ру. И во всем облике будто бы сочувствие и снисходительность. Неужели не только ей кажется, что этому надменному гаденышу нужна порка? Или показалось?

14

- Приятно познакомиться, Каэль. Вижу, Вас хорошо обучили манерам и этикету в приличном обществе. - возможно, эта любезность и вежливость и правда были настоящими, искренними. Казалось, Лай-Ру не выходил за официальные рамки и при этом создавал какую-то саму по себе приятную атмосферу.
- Позвольте мне с Вами не согласиться. Выбор есть всегда. Знайте и помните, Вы не рабыня, Вы - помощник. Да, иногда инициатива наказуема, но иногда она просто необходима, - Лай-Ру, даже если и казался лишь послушным слугой, был очень мудрым и проницательным существом, и как никто другой понимал, зачем были созданы магические куклы, в чем их положительные и отрицательные стороны. Никому не нужны бездушные слуги, големы, нужны инициативные люди, которые, тем не менее, не смогут выйти из-под контроля и перерости своего создателя. Магические куклы являются великолепным решением этой проблемы в современном мире и их потенциал нужно развивать.
- Неужто я выразился слишком запутанно? Что ж, позвольте мне объясниться, я имел ввиду молодого маркиза Нойчь, - голос его, как и прежде, был удивительно спокоен и напоминал неспешно текущий горный ручеек. И поза его практически напоминала статую, лишь немного разбавляясь легкой жестикуляцией левой рукой, - Так уж сложилось, что и Ваша, и моя миссия в его судьбе лежат очень близко друг к другу - мы должны быть опорой, поддерживать и помогать во всём молодому и ещё не опытному Нарциссу Нойчь в его нелегком пути и возложенной на него ответственности. Он - нечто общее между нами, то, что нас объединяет.

Это был крах. Внезапно, яблоки начали падать вверх. И Нарцисс вместе с ними. Мальчик никогда даже не задумывался о том, что падает не только тот, кто высоко летает, но и тот, кто взлетает слишком стремительно. Наверное,.. нет, безусловно, Кииеакаху приходилось испытывать нечто подобное. Но для Нарцисса это было поистине откровением.
Правда. Маркиз. Нюансы. Политику. Мир. Благодаря отцу. Принцессы. Раскроют. Война. Уверен. Сможете. Сможете? Ответственность. Доверяет.
Слишком много. Слишком много всего сразу. Он доверяет? Он никогда не посвящал Нарцисса в политические дела, крайне редко даже просто-напросто виделся с сыном. Это шутка? Издевка? Проверка? Нет, слишком много мишуры, нет, этого не может быть.
Нара невольно обхватил голову руками. Нарциссу, казалось, что голова его так и норовит взорваться. Он издал пронзительный крик и, оттолкнув Лай-Ру с дороги, выбежал из каюты. Яркий свет ослепил его и из красных глаз полились слёзы, но он не остановился пока не добежал до поручня на противоположном борту. Он уперся в него и дал волю своему неотвратимому желанию наплевать на всё и заплакать, и плакать пока слезы не кончаться, и причиной было уже явно не солнце.
Матросы удивленно оглядывались на выбежавшего на палубу мальчишку. И, если бы Нарцисс позволил себе взглянуть на них, он бы увидел, что все они почему-то неотвратимо напоминают пиратов, а не обычных матросов с торгового судна и тем более не с военного корабля. Грегг явно был не самым необычным из них, как Нарциссу ранее пришло в голову, и это было крайне подозрительно, но ослепленному светом и переменами, ему некогда было обращать на это внимание...

Отредактировано Narcissus Noych (2013-03-16 19:11:32)

15

Люди часто говорят о своих чувствах. О сильных – почти постоянно. И очень часто – о страхе. Любопытно, но Каэль за полвека так и не поняла, что это значит. У нее не начинало бешено биться сердце, у нее не дрожали колени. Так, на самом деле, было еще страшнее, когда ты ничего не чувствуешь, но так до сих пор и не знаешь, почему нет запахов, почему ветер треплет волосы, но, в отличие от других, ты не морщишься от его порывов. Разве так – бывает?
-Благодарю, - машинально кивнула, скорее по привычке, благодаря давней отточенности манер с чужими людьми. В отличие от мальчишки, Лай-Ру не бросался в оскорбления, не требовал от нее ничего, а потому кукла, которой нравились вежливые люди (пусть и встречались они не часто), а потому сурово отмалчиваться и скрывать свою способность разговаривать она не собиралась. По крайней мере, от дворецкого. А мальчишка… Да пусть себе думает, что хочет. Вот и сейчас он толкнул дворецкого, выбегая из каюты и даже не обращая на нее внимания.
-Позвольте вам напомнить, что я не меньше... – она замялась, даже не представляя себе, как величать мальчишку, - маркиза, - нет, он никогда не будет в ее устах «молодым господином», ни за что. Она не собирается так унижаться перед нахальным подростком.
-удивлена тому факту, что мы на корабле, - она не рабыня? Ее продали, ее купили, ее не спросили, чего она хочет, и с создания внушили, что нужно служить, быть готовой к жертве ради Хозяина. Это, как и все, о чем говорил Мастер, пусть и очень давно, осталось в памяти и теперь постепенно обретало значение, вскоре готовое превратиться в действие.
-Так что не думаю, что есть разница, - она смотрела на Лай-Ру внимательно, будто проверяла его. Она, в общем-то, не рассчитывала на ответ, просто говорила то, что думала. Быть может, хотела в этом дворецком найти черты Мастера, ибо привычка слушать и верить кому-то, верить безоговорочно, осталась слишком сильна. Она почти физически нуждалась в правде и разговорах, да только разве можно получить это от наглого мальчишки? А дворецкий, если разглядит в этом создании желание и любопытство – вполне может помочь. Ну разве может существо, подобное ему, ничего не знать?
Она кивнула, как бы показывая, что понимает, о чем говорит Лай-Ру. Да только ни одной точной детали, ни одной точной мысли. Расплывчато – одна мысль: мальчишку надо беречь, ему надо помогать, но что ей с этим делать теперь? Собой от ветра и дождя закрывать?
-Я что-нибудь должна знать? – напрямую, смотря в глаза дворецкого, не мигая. Но ведь не так трудно смотреть в глаза кукле. Они не живые, в них только отражается свет, не мелькает разум, нет понимания или его полного отсутствия. Если с мальчишкой надо делать что-то особенное, пусть расскажут, что ждать сюрпризов и погоды у моря. Она все же обернулась на дверь каюты, смотря на солнце где-то там, где дует соленый ветер, который она никогда не сможет почувствовать, где волны бьются о борт. Но она терпеливо ждала ответа, ведь теперь, без мальчика, Лай-Ру вполне может сказать что-то, что тому не обязательно знать, раз уж их судьбы, как бы это бессмысленно ни звучало, связаны. Или он будет молчать и уплывать от ответа? На взгляд Каэль это было просто бессмысленно. Лучше молчать, или сказать, что это не ее, собственно, кукольного ума дело.
Но Лай-Ру только покачал головой.
-Я могу идти? – и снова молчаливый кивок. Каэль было, в общем-то все равно, о чем думает дворецкий этого безумного мальчишки. Кукла живо взбежала по лестнице и пробежалась по палубе, перегибаясь через борт и заглядывая в несущуюся внизу гладь воды – с абсолютно детским восторгом, убирая розовые пряди с лица. Выпрямилась, посмотрела наверх, и только потом заметила мальчишку. И он казался в этом ярком, искрящем свете таким маленьким и несчастным, что какие-то струны души все-таки вздрогнули. Кукла бесшумно прошагала по палубе, подходя почти вплотную, но так и не нарушая невидимой границы личного пространства. Развернулась и села прямо на палубу, прислоняясь спиной к борту.
-Знаешь, говорят, что темными ночами перед бурей на мачтах зажигаются огоньки. Представляешь? Наверное, красиво, - стеклянные глаза смотрели на мачты, а голова, будто в задумчивости, была склонена набок. Она не собиралась успокаивать его, не собиралась и няньчить, но его сутулость и слезы, которые заметила только сейчас все же не давали спокойно любоваться морем, таким непомерно огромным, не давали пройтись по кораблю и заглянуть в каждый угол, в каждую щелочку.
-Может, сядешь? – машинально подвинулась, уступая место около себя, но не взглянула на мальчишку.

Отредактировано Cael Mor (2013-03-16 23:42:04)

16

Действия Нарцисса были в каком-то смысле вполне предсказуемы для Лай-Ру, так что его ничего особо не впечатлило, и поводов менять своё мнение о мальчишке не представлялось. Дворецкий хотел последовать за маркизом и остановить его от выполнения каких-либо безрассудных действий, пока не поздно, но слова куклы заставили его задержаться.
- Что Вы должны знать? Хм. Например, то, что сейчас нам стоит поспешить успокоить маркиза, и у Вас в этом есть некоторое преимущество про сравнению со мной, для него Вы - ровесница. Он не так плох, как вы о нём думаете, у него просто очень сложный характер. Не обижайтесь на него, у Нарцисса есть свои причины поступать так, как он это делает сейчас. Откройтесь ему, и он откроется Вам, будьте умнее. В конце концов, от него зависит Ваша жизнь, - к тому времени, как Лай-Ру закончил свою тираду, он был совсем не уверен, что Каэль, лишь убежавшая со словами «Я могу идти?», вняла и половину его наставлений.
Дворецкий семьи Нойчь лишь глубоко вздохнул. Он поднялся по лестнице и спокойным шагом вышел из каюты вслед за куклой, предчувствуя надвигающиеся негативные последствия неконтролируемого поведения Нарцисса, негативно прославляющего семью в компании пиратов. Яркое солнце било прямо по глазам, но даже это не могло служить оправданием тому, что, даже сощурившись и привыкнув он не мог различить на палубе ни одной из двух фигур, которые искал. Взгляд его обратился наверх, туда, где стоял капитан судна «Попутный». Несмотря на мужскую одежду, в ней было легко узнать закаленную путешествиями женщину лет под сорок, черноволосую, с развитой мускулатурой и всегда держащую при себе оружие. Она лишь ухмыльнулась, взглянув на дворецкого. Эта женщина сочетала в себе не только железного капитана, но и искусного мага иллюзий.
- Спасибо, капитан.
- Всегда к вашим услугам, Лай-Ру.

Когда она что-то произнесла, слёз уже почти не было. Лишь обида и горечь. Обида на самого себя, на то, что когда время пришло и Он, наконец, решил поделился доверием, Нарцисс оказался не готов. Он был не готов к ТАКОЙ ответственности. А что, собственно, задавался он вопросом, если бы всё происходило более постепенно, изменило ли бы это что-то? Нарцисс уже начинал в этом сомневаться. Нет-нет-нет. Отец был прав всё это время, его сынишка ещё просто-напросто не вырос из того возраста, когда дети играют в куклы! Маленькие детские руки, сквозь кожу на которых просвечивались почти все вены сирены, впились своими крохотными коготками в дерево борта с такой силой, что из-под ногтей выступила кровь. Боль помогала убежать от собственных мыслей. Собственных мыслей, которых было слишком много.
И вдруг наступила тишина. Такая безмолвная, что он даже смог расслышать звуки легкого покачивания корабля на волнах. Такая беззвучная, что он слышал только Её. Словно на корабле не было больше никого, кроме них двоих.
Он открыл глаза и удивленно посмотрел на неё. Да, несомненно она была красива, но сейчас в его голове словно и не было ничего кроме пустоты. Пустоты и только что прозвучавших из её уст слов.
- Что?.. Ты, верно, говоришь о северном сиянии?..
С безымянного пальца левой руки на палубу упала крошечная капля крови. Кап. Нарцисс посмотрел вниз, а потом вновь поднял взгляд на куклу, которая, кажется, представилась как Каэль. Он не знал, откуда пришла эта безмятежность и пустота. Наверное, после слишком большого напряжения, наступает момент, когда тебе уже всё равно. Но сейчас он не мог об этом даже подумать, мысли, кажется, съели друг друга и более возвращаться не желали. Время текло как будто бы замедленно, а он словно плыв в этой комбинации пространства и времени.
Он лишь покорно упал на предложенное место, даже не зацепившись и осколком мысли за реальность. Он снова посмотрел на куклу своими глазами с красной радужкой и удивительно расширенными зрачками, и перевел взгляд на тот невидимый объект, в который словно вглядывалась кукла. Он ничего не видел там, куда смотрел. Пожалуй, даже если бы там что-то было, прямо перед его носом – он бы всё равно не заметил.
- Что ты здесь делаешь?.. Ка… эль?..

Отредактировано Narcissus Noych (2013-03-19 02:50:43)

17

Речи дворецкого напоминали книгу. Но не так, как речи Мастера. В речах Мастера, казалось, была душа, он будто перерабатывал содержимое, а Лай-Ру походил на книгу. Ни эмоций, ничего. Но Каэль все равно было интересно, скрывается ли за этим что-то, или он такой и есть. Хотя интересно было недолго. Речи никогда не вязались с реальностью, а реальность сейчас садилась рядом. Он был высок, но казался таким маленьким и беззащитным, что кукле хотелось его спрятать, как маленького котенка, за пазуху и там отогреть. Отчего-то сейчас она, ничего не понимающая, кажется, в человеческих эмоциях, поняла: он один. Почему такая мысль пришла к ней, Каэль ни за что бы не сказала, но она увидела это в сгорбленной фигурке у борта. Совсем один, и рядом никого нет.
-Как видишь, сижу, - и даже спокойно, без ноток злобы и сарказма. Просто констатация факта, не более того.
-Нет. Совсем нет. Представь огонек свечи. Вот такие маленькие огоньки иногда, перед бурей, загораются на мачтах. Не знаю, как их называют, но Мастер называл их свечами русалок. А про русалок ты слышал?
И она начала рассказ. Монотонный голос, похожий больше на шепот волн куклы поведал о глубине морей, о давно погибших существах. Они рассказывала старые, почти забытые легенды, говорила о существах, обитающих в глубине, придуманных и настоящих. Говорила долго и красиво, даже улыбнулась, ведь для нее эти рассказы значили не так уж мало. Мечты, тесно переплетенные с живым воображением, и забытыми сказками. Потом говорила о Диких землях и свободолюбивых кианцах, рассказывала о огромных полях так, что почти запахло весенними цветами, о ветре и о знаменах, что этот ветер развевал. Мальчишка, кажется, тоже задышал этим весенним ветром и травами, когда она тихо запела странную колыбельную людей, приговоренных к казни. Откуда знала - не известно. И музыкой стал шепот волн и тихий скрип мачт. В тихом голосе появились интонации, почти неприметные, но она старалась.
-А сегодня последняя ночь для последнего страха
Это люди боятся людей и поют голоса
Что же ты замолчал? Завтра ждет нас веселая плаха
А пока сквозь решетку так ясно видны небеса...

Она не знала, как мальчик, а она чувствовала холод камеры, безнадежность положения и жестокость людей, что уже утром, на рассвете, соберутся посмотреть на представление, не особо даже зная, за что казнят и кого казнят.
-И пока мы не знаем, за что нам подарят бессмертие,
И какие слова нам прошепчет палач
Это люди придумали глупые сказки о смерти
А пока засыпай, и не надо, не плачь...

Захотелось отчего-то приобнять, подарить тепло, но давно знала, что не может дарить тепло.
ы увидишь коней в своей огненной скачке
Видишь, ветер играет в степи ковыли...
Ты укройся плащом, сон так многое значит
Жаль, что завтра с утра мы уйдем не одни...

И, уже громче, прикрывая глаза
-И в рассвет будем петь мы последнюю песню
Я, наверно, уже никогда не забуду слова
У людей будет праздник, а мы - незаметно исчезнем
Только, мблок подери, как болит голова...

Она еще пела, пока, все так же, нараспев, но уже шепотом не произнесла усыпляющее заклинание:
-Эа ла каэ тог, - сил на одного, усталого мальчика для заклинания нужно было немного, но многого и не было. Кукла осторожно приобняла Нарцисса, который плавно осел на нее и задумчиво погладила розовые волосы мальчика.
-Спи, - странно хотелось дать ему покоя, но иначе делать кукла просто не умела. Лай-Ру явился изниоткуда, поднимая безвольное тело, а кукла поднялась и последовала за дворецким до каюты, где села у ног ребенка и прикрыла стеклянные глаза. У нее почти не было сил, и кукла откинулась к стене каюты, вспоминая старые песни и легенды. Она смотрела на спящего ребенка и слабо улыбалась. Несмотря на то, что мальчишка был упрямым и вредным, она каким-то невнятным, необъяснимым образом почувствовала, что он, на самом деле, был глубоко несчастным. Как еще объяснить его состояние? Любой другой бегал бы по палубе, искал рыб под водой, а этот - плакал. Что же у них случилось? Кукле одновременно хотелось и не хотелось знать об этом, и любопытство все же проиграло. По крайней мере, пока.

18

Когда до восхода солнца оставалось всего несколько часов, его глаза открылись снова. Взгляд был кристально чист. Сквозь чуточку приоткрытую дверь в комнату проникал лунный лучик света, вырисовывавшийся в виде белой полосы на шершавом деревянном полу. Тем не менее, в каюте было довольно темно, и многого ему разглядеть не удалось. Но её очертания он, тем не менее, узнал.
- Что ты здесь делаешь?.. - приподнявшись в кровати на одном локте недолго думая спросил Нарцисс. Искренне, спросонья, лишь чистый интерес.
- Мблок... - еле слышно произнес парень, взявшись рукой за голову и зажмурив глаза, он безвольно упал на кровать и уставился в потолок, который почему-то был слишком близко - вторая кровать. - Где-то я это уже слышал... Прости...
Воспоминания всплывали в его голове одно за другим, как пузырьки воздуха устремившиеся к поверхности, за которыми он так любил наблюдать во время купаний. Расплывчатые, прерывистые, тягучие. Все они были, словно родом из сна, который он внезапно вспомнил. Но. Одно лишь но. Она сидела здесь, он знал, что её зовут Каэль, и его взгляд всё ещё был уставлен в эту мблокову двухэтажную кровать. И не только это. Кое-что ещё изменилось. И он даже не знал, радоваться этому, или нет, но плакать уже точно не хотелось.
- Что вчера произошло?.. Это что, всё правда?.. - лишь сорвалось с его уст, когда он снова приподнялся и взглянул прям в её сиреневые глаза, отражающие те небольшие крупицы света, что ещё виднелись в этом помещении.
Он поднялся ещё выше на кровати, так, что полусидя оказался ещё ближе к Каэль. Он смотрел на её лицо, что было словно застывшая глиняная маска. Чёлка из её коротких бледно-розовых волос частично закрывала эти глаза нежно-лилового оттенка. Нарцисс не знал, что на него нашло. Верно, любопытство. Ему было любопытно узнать, не сошёл ли он с ума - ситуация-то сама была весьма прелюбопытная, почему бы и нет. Он подался лицом ещё ближе и нежно убрал с её лба пару прядей волос, освобождая глаза его жадному взору. Его сознание было кристально чисто, он был беспокоен внутри, но совершенно спокоен и даже неэмоционален снаружи. Сейчас они были словно две куклы, которыми незаметно управляет кукловод, две куклы, играющие собственный спектакль.
- Ответь же. Прошу. Сошел ли я с ума? - мучает меня вопрос, - лишь тихо прозвучал в темноте его голос, такой таинственный и проникновенный.

Отредактировано Narcissus Noych (2013-03-20 02:16:07)

19

На самом деле, быть куклой – довольно скучно. За полсотни лет она не забывалась блаженным сном, что решал все проблемы живых. Не-живые подобным похвастаться не могли. Каэль сначала рассматривала стены каюты, но когда выучила каждую трещинку и познакомилась с заскочившей крысой (кажется, она пряталась от орущего где-то снаружи по этому поводу матроса), дел совершенно не осталось. Стемнело довольно скоро, а кукла все сидела на койке мальчика, размышляя о детстве. Она его жалела, время от времени заботливо укрывала, когда он скидывал покрывало.
Она, наконец, скинула обувь и забралась на койку, притягивая к себе стопы и в обе стороны расставляя коленки, укрывая конструкцию от лишних глаз юбкой. Привычку так сидеть тоже подсмотрела у Мастера, и искренне решила, что так, видимо, удобнее (всем, конечно же), и заподозрила, что ей так сидеть тоже удобно, просто она этого никак не может понять, не чувствует. Наверное, именно поэтому и удобно.
И, устроившись поудобнее (как сама полагала), она отключилась. Именно в такие моменты ее секрет было не так трудно раскрыть: стекло глаз смотрело в пространство. Что видят эти стеклянные глаза? Увы, она не видела ни русалок, ни древние ужасы, ни даже полей Диких земель…
Он пошевелился рядом, заговорил. Кукла тоже шевельнулась, сбрасывая оковы бездвижности, и повернулась к мальчику. Вопрос ее, впрочем, не особенно удивил, но привыкать к тому, что кукла будет рядом всегда, пока у нее не появится новый хозяин (ну а куда ей еще деваться?), ему все же стоило начать.
-Сторожу твой сон на случай, если тебя захотят похитить русалки или еще какие чудовища, - вымученная в человеческом языке улыбка, на самом деле, просто тяжело дающаяся – ну, не приспособлена она к улыбкам, она умеет только защищать, готова заслонить, но улыбаться-то никто не просил. Сама решала, когда видела, как улыбаются друг другу здоровающиеся люди, как просто люди улыбаются друг другу. Им это нравилось, вот и кукла решила, что мальчику нужно улыбнуться.
Странно, что извинился, но внимания этому не придала. Те, кто чувствуют боль, вообще порой себя странно ведут. Видимо, у них постоянно что-то да болело. Ну как еще их странности можно объяснить?
-Да, - мальчишка как-то слишком быстро оказался рядом, убирая с глаз розовые пряди ее коротких волос. Кукла смотрела на него своими стеклянными и неподвижными глазами. Одним из плюсов ее положения (но в то же время огромным минусом) был такой простой факт, что ее сердце не забьется чаще, разгоняя в организме кровь, румянец не покроет искусственность щек, в крови не появятся гормоны по весне, а тельце не захочет оказаться ближе, коснуться, или, не дай мблок, поцеловать парнишку. Ей было очень его жалко, она хотела помочь, но не вполне понимала, что он делает и зачем он ее трогает, разве что в стекле огромных глаз свет луны отражался чуть теплее, чем давал оригинал.
-Лай-Ру сказал, что в твоем возрасте – это нормально, - тихо ответила. В общем-то, без задней мысли. Она была далека от его переживаний, а потому даже не знала, что делать с мальчиком. А мальчик не знал, что делать с собой. Замкнутый круг, в котором рано или поздно найдется виноватый. И отчего-то смутно подозревала, что речи мальчику не понравятся. Уж больно нервным он был. Интересно, сколько ему годков-то?


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15.3.1440] «Яблоки падают в небо, корабль плывет в Дагор»