Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [xx.12.1439] «Льстец - тот, кто правду говорит»


[xx.12.1439] «Льстец - тот, кто правду говорит»

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Участники: Литера Миу, Джеальбе Ройг, Лиана Шелуна, Врунгаузен;
Время: 1439 год Третьей Эпохи. Начало зимы.
Место: Дагор, рыночная площадь.

Я истины твержу наоборот.
Твердящий ничего не утверждает,
И больше всех конечно знает тот,
Кто говорит, что ничего не знает.

За правду рьяно борются лжецы,
Бездарность популярнее талантов,
Добру и чести учат подлецы,
Затаптывают карлики гигантов.

(с) Франсуа Вийон,
"Баллада истин наизнанку"


День начинался замечательно. Поднасобирав монеток, Джеальбе бодренькой походкою вышла из дому и направилась в сторону рыночной площади. Благо дело, не особо далеко было, да и ежели быстро шагать, то еще быстрее. Однако, видать, не суждено было лепрекону сегодня просто-напросто и спокойненько пройтися за хлебушком. Ну, в общем, как всегда… а хотелось же как лучше! Но судьба решила заранее. Судьба любит приключения. Очень любит. А приключения любят пятую точку Джеальбе Ройг. Впрочем, не только Джеальбе, но и всех остальных представителей семьи Ройг (кишащей родней и родственниками отовсюду, ну почти со всего Миста)…
Поэтому, когда Джеальбе завидела где-то в паре метров от себя вонючего «недо-пьяницу», поочередно подтаскивающего свои обмякшие ноги, она не особо удивилась. Но вот когда это существо (иначе не обозначишь уж) принялось тянуть к девчушке руки какого-то непонятного сизо-фиолетового цвета и издавать гортанно-утробные звуки (причем каждый раз разные), рыжая не удержалась и во всю глотку… нет, не завизжала, а просто пискнула. Странная реакция, правда же? Не сообразила, что это «недо-пьяница» на самом деле является зомби, да-да, тем самым, который из-под земли выполз и, по сути, с ее стороны ожидаются две реакции: либо дикий вопль (или даже вопли), или бегство. Или и то, и другое вместе. Но рыжая стояла и с нескрываемым любопытством глазела на непонятное и прежде невиданное существо. И лишь когда мертвец «голодными» глазами зыркнул на лепрекона, вполне красноречиво выражая свои намерения звуком «агрргрх!», Ройгдже сообразила наконец и, не сдерживая себя, принялась действовать: вначале разинула рот как можно шире, а потом уж, набрав побольше воздуха в хрупкую девичью грудь, от души огласила улочки Дагора нечеловеческим воплем. Того и гляди, выскочит кто-то поглядеть, не жрет ли кого зомбяк. Хотя бы и не вылез – кому ж хочется стать пищей мертвеца?!
- Не… Не трогай меня! Ну погоди… Ну давай же договоримся! – лепетала девушка, отступая назад и краем глаза оглядывая улочку в поисках хоть чего-то, чем можно защититься. Подыскав где-то булыжник, Ройг, боковым зрением наблюдая за опасным противником, нагнулась за камнем и, посильнее замахнувшись, метнула его, точно снаряд, в сторону ходячего мертвеца. Ей уже было все равно, что там станется с этим чудовищем, – где-то слышались вопли госпожи Кайссы, хозяйки булочной, - рыжевласая торговка теперь мчалась по улочкам Дагора, виляя там да сям, сокращая дорогу и стараясь не натыкаться на вылезших из-под земли гостей. Хоть и сложновато было не встречаться с ними, да и камни находились не всюду, да и не в каждый дом пускали… В общем, кое-как добравшись до булочной, девушка тут же метнулась в сторону кладовой. Госпожа Кайсса, наверное, сама бы справилась с мертвецами, а вот насчет ее юной помощницы Эрнер довольно-таки сильно сомневалась. Благо дело, по пути она захватила две скалки (точнее довольно настойчиво «выпросила» их у одной жительницы города масок), больше похожие на какие-то самодельные мини-дубинки, но… при отсутствии оружия – и такое сойдет.
- Бу! Ну-ну, не прыгай только, я это, я. Пришла спасать.. ся, - довольно-таки веселенько произнесла рыжая, подкравшись к помощнице хозяйки булочной, и легонько стукнула ее скалкой по боку, якобы в честь приветствия. И протянула второе «оружие» новой почти знакомой.
Ну ведь могла же Ройг пройти мимо, спрятаться куда-то там… Но нет, ей просто необходимо было вляпаться в неприятность-приключение и помчаться всех «спасать». Мерзкий характер, тем более уж для девчонки, согласитесь?...

Отредактировано Jealbe Roig (2012-09-13 20:58:11)

2

Открыв дверь в кладовую, Лита окинула ее взглядом в поисках неорина - и остолбенела от ужаса.В полу была огромная дыра, в которую протискивался полуразложившийся мертвец.Судя по звуку там, внизу таких как он было еще предостаточно.Из ступора девушку вывела подбежавшая незнакомка.
- Вот ты это..не беги...Я друг, пришла спасать...ся... - сказала незнакомая девушка и протянула ей скалку.
- То еще оружие - хмыкнув, оценила Литера и уже собиралась выбежать из кладовой, как о себе напомнил заверещавший аниука:
- Аниу! Бе... Не беги! Аниу!Аниу! - взвыл зверек и бросившись бежать от второго зомби полез на полки.
Места для него там было явно не достаточно и он перепрыгнул на другую полку. Забравшись на нее, неорин стал присматривать место получше...
Придя в себя Литера бросилась к неорину и зажав его ушки руками сделала то, что в подобной ситуации присуще большинству женщин - она закричала. Но крик!.. Он только в первое мгновение был нормальным. Его звук сразу же исчез, а беззвучный крик дико резанул по перепонкам. Лита, ладонями своими зажав уши аниуки, набирала в легкие воздух и снова кричала. Ее крик, похожий на какой-то ультразвук, пробил бы перепонки обычному человеку, но зомби не обращали на это внимания.
Увидев, что зомби продолжают наступать, Лита схватила неорина за шкирку и спрыгнув поближе к двери, выскочила из кладовки.
П.С. Результат атаки магией звука - неорин, слегка недослышит.

Отредактировано Литера Миу (2012-09-20 13:31:13)

3

салочки #4.1
Эти живые никуда не годились. Не успел из подвалы выкарабкаться второй зомби, а они уже развели такую панику, будто в гости к ним заглянул сам Пятый, а у них белье нестираное. Мертвяки не обращали внимания друг на друга и были напрочь лишены чувства жалости, но, по крайней мере, единственное как они мешали друг другу - это толкались в узком коридоре, создавая затор.
Живые поднаторели в устройстве гадостей друг другу куда больше.
Пара искр рассыпавшихся с пушистого неориньего хвоста попали на холщовый мешок, который тут же начал тлеть. Это был еще не пожар, но долго ли до него, когда вокруг столько всего горючего? Хорошо хоть выскобленный пол не загорелся... Искры попавшие на зомби не нанесли тому особых увечий, зато прибавили знатную нотку паленого тухлого мяса к общему аромату. Пекарней тут давно не пахло.
Подгоревший мертвяк попытался было изловить и схарчить наглого зверька, но только бесполезно прохлопал руками: неорин был довольно шустер. А вот вздумавшей спасти его девчушке досталось по полной. На ее визг мертвецы всего лишь повернули головы, да и то ненадолго. Две липкие вонючие руки схватили ее за плечи, оставляя синяки на нежной коже, а отвратительное лицо зомби приблизилось почти вплотную. Еще миг и девица могла бы попрощаться с жизнью...
Свист меча не смог пересилить ее крик, но отсек зомби голову. На рот Литеры тут же легла жесткая мужская рука, а на ухо закричали, явно страдая от потери слуха.
- Не ори! Помощь тут! - молодой, но уже побывавший в деле служитель культа Татеса подтолкнул девчонку веред, прочь от кладовой. К остальным невинным жертвам. - Ярго, тащи сюда свою дрянь! Зальем вниз, забьем эту крысиную нору и дальше! Пока не полыхнуло. А не то Волк из нас самих зомбей понаделает! - закричал жрец вбивая очередного мертвого гостя обратно в подвал ударом тяжелого сапога в изуродованное лицо. Мертвец скатился вниз, развалив пирамиду из собратьев.
Названный Ярго поправил платок на лице и деловито подкатил к временно пустующему лазу бочонок. Секунда - и тугая пробка оказалась выбита, выпуская темное содержимое бочки в жадно распахнутый пролом. Его напарник, наскоро попросив у Татеса помощи, запечатывал дыру, выращивая крепкие корни прямо из мертвой древесины.

Госпожу Кайссу и Джеальбе уже во всю пытались разоружить, убеждая, что скалкой делу не поможешь, и что помогать тут некому. Бабам в драке не место, считали спасители.
- Уходим отсюда. Вы, - взгляд командира отряда уперся в женщин, которых как раз заталкивали за тяжелую дверь, в личные покои хозяйки пекарни, где один из инквизиторов успел приметить прикрытый потертым ковром каменный пол и тяжелый сундук. - носу не кажете за эту дверь. Рольф, остаешься проследить чтоб все прошло как по маслу. Отчитаешься потом.

4

Неорин карабкался вверх по полкам, когда неожиданно его кто-то схватил за шкирку. Врунгаузен решив, что это зомби сцапал его, стал брыкаться и попытался вырваться. «Ну, всё, мне крышка», - решил было зажмуривший от страха глаза аниука, что сейчас ему голову откусят, а затем и всё остальное сожрут и не подавятся - не останется от пушистого зверька ни лапок, ни ушек. Стоило вспомнить про свое ушастое достояние, как кто-то перехватил Врунгаузена поудобнее и зажал ему уши. Неорин удивленно приоткрыл один глаз. К его облегчению, оказался вовсе не мертвяк-эстет, который просто замешкался, доставая столовые приборы, чтобы культурно и по всем правилам этикета скушать пойманную живность, а темноволосая девушка, которую звали Лита. Едва улучшившееся расположение духа, что ему удалось избежать смерти, рассыпалось в пыль и прах, когда юная дева так закричала, что у бедного Врунгаузена чуть барабанные перепонки не лопнули. Звучание еще такое было невыносимое, словно неорину в каждое ухо воткнули по вилке и стали крутить, чтобы расковырять до мозга. Это была настоящая живодерская пытка, которая, казалось, длилась бесконечно длительное время. Аниука корчился, жалобно выл и царапался, чтобы прекратить свое мучение. 
     Наконец крик прекратился, но аниука, находясь в оглушенном и дезориентированном состоянии, не в силах был обращать внимание на внешний мир. Он полностью был поглощен своей болью в ушах и внутри своей маленькой черепушки. Врунгаузен почувствовал перемещение того, кто его держал. Неорин ошалело разомкнул веки, чтобы посмотреть что случилось. В кладовой двое вооруженных мужчин заткнули проделанную зомби дыру бочкой, которая благодаря произнесенному магическому заклинанию начала срастаться корнями с деревянным полом. Врунгаузен не был уверен, что подобные действия помогут долго сдерживать оживших мертвецов. Ведь что может помешать зомби проделать еще один лаз в полу? Так что зверьку очень хотелось, как можно скорее смыться отсюда.
     После того, как их спасители сделали свое дело, находящихся в пекарне отвели в чью-то спальню, где один из мужчин что-то сказал им, но аниука из-за заложенности в ушах не разобрал, однако повелительная интонация не оставляла сомнений, что им приказали не выходить из комнаты.
     Неорин соскочил с рук Литы и, подбежав к закрытому ставнями оконному проему, залез на подоконник. Решив, что если мертвяки сюда ворвутся, то у него будет шанс улизнуть через окно, если, конечно, ему удастся открыть ставни.
     Уши у аниуки все еще продолжали болеть, но заложенность, кажется, частично прошла. Зверек стал чистить свою шерсть лапками, одним глазом косясь на находящихся в спальне разумных созданий. «Мблок их знает, что от них ожидать, - рассудил Врунгаузен, - ведь как никак совсем недавно хотел ограбить их».
     Неорин заметил в их компании незнакомое лицо, которое он раньше не видел в пекарне, когда разрабатывал план по грабежу булок. Это была рыжеволосая девочка с бойкими манерами. Врунгаузену было любопытно, кто она. Дочь госпожи Кайссы или просто покупательница? Скорее покупательница, решил аниука, так как на хозяйку пекарни она совсем не была похоже внешне. А может, всего лишь прохожая, которая спасалась от зомби и забежала в пекарню? Мертвяки выползают из своих захоронений по всему Дагору или это только кондитерской госпожи Кайссы так повезло? Мысли Врунгаузена так и были переполнены тревожными размышлениями, которые в основном так и оставались в виде заданных самому себе вопросов, оставленных без ответа из-за недостатка информации, что происходит вокруг. 
     От тревожных раздумий аниуку отвлекло то, что Хозяйка пекарни стала вопрошать с истеричными нотками в голосе, да что же в Дагоре твориться, раз такие ужасы случаются. Женщина продолжала что-то громко и эмоционально говорить, постепенно переходя на визгливый крик, но Врунгаузен из-за своих пострадавших ушей лишь разбирал отдельные слова - «убытки», «разорена», «обесчещена». Вдруг госпожа Кайсса грохнулась в обморок.

Отредактировано Врунгаузен (2012-09-26 09:38:03)

5

- Ай-ай! Ай-яй-яй! - завизжала Джеальбе, морщась от крика незнакомой девушки, крика, превратившегося в некий непонятный не то вопль, не то восклик какой-нибудь там сирены. «Уши, уши!» - пульсировала единственная мысль в голове, и руки автоматически потянулись к «слуховым аппаратам». Что есть сил зажав их, лепрекон зажмурилась, а на лице отразилось болезненно сморщенное выражение. «Больно...» - по-прежнему морщась и кривясь, девушка, сама того не понимая, двинулась вперед, однако возникшая по пути преграда в виде чужой ноги стала значительной проблемой для «незрячего» существа, так что, покачнувшись, рыжей ничего не оставалось, кроме как плюхнуться прямо к ногам незнакомки.
- Уэк... - «вякнула» она, как только вопли прекратились. С трудом разлепив глаза, ресницы которых старательно перепутались между собой, Ройгдже рассеянно поморгала и глянула вверх — в руках помощница госпожи Кайссы держала какого-то зверька, видать, неорина. Или как там эти зверьки зовутся? - Ну зачем же так кричать... Они ж не укусили тебя, не съели, руку не оторвали, - недовольно мямлила рыжевласая, неуклюже поднимаясь, опираясь на ладони, пятой точкой вверх. В общем, к мблоку манеры, главное ощутить под пятками землюшку родную... «А уши болеть будут долго...» - но отчего-то левое болело все же сильнее. «Почему?»
Несколько даже недоуменно глянув на спасителей, прооравших помощнице хозяйки пекарни в самое ухо «помощь тут!» и, мол, орать нечего, хватит, Ройг воистину почувствовала себя отомщенной. «Ну хоть кто-то оглушит ее за место меня.» - хитро и во весь рот и во все свои 27 зубов «ухмылыбаясь», как-то даже по-детски злорадствовала девчушка. И лишь сейчас вспомнив, что полы-то все же в пекарне не особо и чистые, кое-где — сдоба, кое-где — мука, а кое-где и вовсе пыль расположилась. Легла и лежит себе, пролеживает свои пыльные пылиные бока. «Ленивица.» - хихикнув, Бренрэ додумалась пошлепать ладонями по поверхности льняного сюрко, а после уже, нагнувшись, и по зеленой (уже ставшей грязно-нефритового оттенка) ткани нижнего платьица. Проверив себя на наличие на теле висящих сумок с «драгоценностями» и прочей всячинкой, Ройг хоть и рассеянно, но все же удовлетворенно и даже с какой-то долей уверенности кивнула. Все было на месте, хоть и в пыли, муке и прочей «нечисти».
Но когда прибывшие спасители и спасатели принялись разоружать лепрекона, со стороны последней это вызвало жуткое сопротивление. И в словесной, и в … и во всех других формах.
- Да нет! Ну! Не надо! Мне это нужно! - кричала на всю пекарню зеленоокая. - Иначе чем же я защищаться буду?! - под конец отсутствующим голосом выкликнула она и машинально, инстинктивно, даже как-то слепо и бессознательно развела руками. Кончики пальцев рефлекторно подергивались, выдавая шалящие нервы. Когда же мужчины отобрали последнюю защиту, последнюю надежду на спасение, торговка удрученно опустила руки. Губы дрожали, а брови даже взлетели вверх.
- Нечестно! - завопила она, когда всех представительниц слабого пола затолкали в спальню хозяйки пекарни. Пнула тяжелую дубовую дверь. Сначала коленом. Потом повернулась спиной, и с силой постучала пяткой. Сначала правой, потом левой. Потом наоборот. Даже раздраженно попрыгала, стараясь создать как можно больше шуму.
Никакой реакции, ни единого ответа, даже гневного окрика в ответ, ни звука. Тишина. Только звуки истерики госпожи Кайссы, а потом — глухое падение тела женщины.
- А давайте ее отдадим ходячим? - пасмурным тоном, хмурясь, и как-то исподлобья, насупленно предложила Эрнер. - Все равно ж в обмороке. А мы успеем убежать пока они будут трапезничать... - естественно, рыжая знала, что эти слова вызовут однозначно негативную, бурную негативную реакцию у присутствующих. Можно сказать, она даже надеялась на это. Однако когда первый поток гнева прошел и лепрекон успела подостыть, включился разум.
«Нужен чердак. Крыши. Храм или замок. Там точно не могло бы быть могил...». Но тут пришлось обратить внимание на зверька, пристроившегося на подоконнике и недоверчиво косящегося на рыжекудрую незнакомку. Улыбнувшись, девушка, не задумываясь, вприпрыжку подскочила к ставням и по-доброму пролепетала:
- О-о, а кто это? Ты кто? - настороженно ткнув пальчиком в шерстку зверька, Джеальбе залилась искренним звенящим смехом. «Странный такой... Чего это он боится?» - А я Джеальбе. Джеальбе Бренрэ. А ты кто? Откуда? Чего так смотришь? Чего боишься? - протянула два пальца зверьку в знак знакомства. - Не бойся, я тебе волосы вырывать не стану! - расплывшись в усмешке, заверила зеленоглазая.

6

Перед глазами все плыло, мысли сумасбродной кашей роились в голове, заставляя снова и снова переживать тот ужасный момент, когда Лита чудом не стала обедом для зомби. - Смерть прошла так близко...Еще чуть-чуть...еще немного и... - думала девушка,практически забыв про действительность.Литера даже не заметила, как пронеся через всю пекарню, ставшую грязной и неприглядной, ее заперли в комнате хозяйки.Потихоньку отходить она стала, услышав звук глухих ударов от дерево, отдаленно напомнивших о шаманских бубнах. Они подействовали на нее как холодный душ.С каждым толчком сознание Литы прояснялось, возвращался интерес к жизни.Окинув мутным взглядом комнату, девушка увидела несколько размытых фигур - огненно рыжую, большую и какой-то маленький, серый комочек, который был замечен только потому, что постоянно вертелся, издавая смешные звуки. Постепенно возвращающееся сознание подсказало, что перед ней тот самый неорин, спасая которого она чуть было не погибла. Вяло улыбнувшись, Литера заскребла по стенам в попытках подняться. - Да помогите же мне в конце концов!
- А давайте ее отдадим ходячим? - пасмурным тоном,предложила незнакомая рыжая девушка, которая только что дергала дверь - Все равно ж в обмороке. А мы успеем убежать пока они будут трапезничать...
- Неужели она это обо мне? - разминая кисти,с отвращением подумала Лита, но оглянувшись вокруг увидела неподвижно лежащую Кайссу.
- Ийй хозяика! - вскрикнула девушка и спотыкаясь, подползя к ней попыталась привести в чувство.Бесполезно, женщина была в глубоком обмороке, поэтому Лита ограничилась тем, что положила ей под голову подушку.
После, повернувшись к аниуке и прыгающей вокруг него рыжей девчонки, спросила:
- Ну что, будем знакомится?Меня зовут Литера, я тут работаю...А вы? - тут девушка немного замялась, собирая мысли в кучку - Ты неорин, как я уже слышала тоже разговариваешь, так что сможешь ответить на мой вопрос. - лучше уж сразу узнать что у них да как - Кстати, дверь открывается в другую сторону, нежели ты только что долбила. - с улыбкой обратилась она к незнакомке.

Отредактировано Литера Миу (2013-03-22 17:39:06)

7

Ушки все еще болели весьма изрядно, хоть и чуточку поменьше, нежели пару минут назад. Реальность казалось тягучей, да настолько, что мгновения казались целыми часами, а что там уж говаривать про минуты – те, по ощущениям Джеальбе, и вовсе приравнивались к дням, ежель не неделям и не месяцам. Покачнувшись на миг, рыжевласая чуть не присоединилась к хозяйке пекарни, госпоже Кайссе, но все же лепрекон была помоложе; и покрепче: духом, телом, и нервами (чего уж там таить), поэтому, пересилив накатившие чувство тошноты и головокружение, устояла на ногах. «Мне от того, как она ползет по стеночке, аж самой дурно стало…» - косо глянув на незнакомку, поднимающуюся на ноги с помощью той самой «стеночки», подумала торговка.
- Чего вы так кричите, августейшая?! – не поскупилась девчушка на красивое, поэтичное даже, словечко. Услыхала когда-то давненько от сестрицы, да и к тому же, на данный момент, наверное, оно хоть и не совсем к месту было, но все же… подбадривало, хоть и весьма вяленько. «Мне тут ухи, между прочим, ноют…» - мозг бунтовал, а разум заставлял бренное, тщедушное тело «жарко» желать свежей водицы. – Пи-и-и-ить! – страдальчески заныла она, осев на пол, но спустя секунду подскочив, точно ошпаренная свежим кипяточком, – половица подозрительно визгливо скрипнула, будто ее рвали из-под низу. «Не-е-е, не хочется как бы сделаться ужином… али обедом… для ентих-то!» - передернувшись, Ройг скосилась на леди, пытавшуюся привести г. Кайссу в чувства. Разумеется, абсолютно бесполезно….
- Она в обмороке. И от ужаса, и от удара… - скромненько так сообщила зеленоокая, хоть и не бывшая сильнющей в медицине, но бывшая (да и чего греха таить, и ныне являющаяся) дивчиной весьма здравомыслящей и довольно-таки разумной… в некоторых вещах.
Представившаяся Летирой (да-да, не пужайтесь, дражайшие, енто уже воображалка джеальбевская заработала во всю прыть свою) юная леди довольно-таки учтиво сообщила торговке, что, мол, ничего б у тебя с дверкой-то не вышло и не впредь, кстати, тоже не выйдет, она ж, треклятая, с другой сторонки отворяется. А там, с другой сторонки, видимо, еще и стульчиком каким притворили, чтоб бабеньки на свет божий не выдрались. «Ну что ж… это такое…» - угрюмо и расстроенно вздохнув, подумала рыжая. Это (да, все вот это вот, все это происходящее!) казалось неким «узлом» в неком замке, системе, что ли… Ну, знаете, ведь в замках есть входы, выходы, а есть и темницы, всяческие тупики… Вот тут так же.
- Выход, - шумно выдохнула мисс Бренрэ и огляделась в поисках оного. Да-да, выхода. Конечно, можно было б прыгнуть через окно, да вот только кто знает, не прыгнешь ли ты прямо в «пасть» к ходячему… «А что насчет чердака?» - Чердак. Здесь есть чердак? – с вопросом обратилась рыженькая к Летти, однако тут же развернулась на пятках, крутанулась волчком вокруг своей оси и замолкла. «Как-никак мне задали вопрос…» - опешенно вспомнила она и тут же широко распахнула глаза.
- Джеальбе Бренрэ, - отвесив театральный поклон, как ее учила когда-то Олеэлла, выпалила девчонка. – Бренрэ, - еще раз, как-то даже неосознанно, чуть тише, повторила она и несколько глуповато, по-шутовски, во весь рот, улыбнулась. – Летира? – вполне осознанно коверкая имя новой знакомой, переспросила торговка, по-прежнему улыбаясь во все 27 свои лепреконских зуба. – Летти? – «наскоро» сократила она, шутливо жмурясь помощнице Кайссы, ни в коем случае не желая обидеть ту коверканьем имени. – Вообще, я всегда так, так что без обид, - невинно ухмыльнувшись, тихонечко, почти что неслышно добавила Джеальбе.
- Я… Ну, я дочь кузнеца и ювелира… Лепрекон вот, как видишь… - рассмеявшись, добавила рыжая, но тут же спохватилась и завершила, - денех даю только за загадки хорошенькие! А так – неее! А ты? Ты хто за зверь? – уделив до этого должного вниманию аниуке, девчонка тем же скачковым «шагом» попрыгала к Летти. Приблизившись, ткнула в нее пальчиком. Хоть и не очень сильно, но довольно болезненно. Впору бедной кирани поморщиться… - Хто за фруктик? Откудыва? – подражая «необразованникам», принялась вопрошать Ройг, повернувшись почти всем корпусом к допрашиваемой, но все же краешком ока позыркивая на зверька на подоконнике. Чтоб никогошечки не обидеть!

8

Когда госпожа Кайсса упала в обморок, Врунгаузен оторвался от наведения красоты и посмотрел на разворачивающееся представление. Кажется, слух уже практически полностью вернулся, так как неорину удалось расслышать, как рыжая девчонка вместо того, чтобы помочь чем-либо потерявшей сознание женщине, наоборот, предложила отдать хозяйку пекарни в качестве отвлекающей закуски для зомби, пока остальные будут сматываться.
     Неорин громко фыркнул. Предложение Рыженькой было из разряда, именуемых, как и смех, и грех - вроде, как и рассмеяться хочется, да в реальности самому не хотелось оказаться в представленной ситуации. «А деточка-то явно с черным юмором». Вспомнив, как его самого совсем недавно хотел один «весельчак» продать Ловцам из Ордена Креста и Розы на опыты в обмен на сумку с яблоками, Врунгаузену перестало быть смешно. «Розги по мягкому месту этих юмористов плачут».
     Вдруг рыжеволосая девочка подскочила к тому месту, где сидел пушистый зверек, ткнула пальцем в него и стала спрашивать, кто он такой. Аниука недовольно почесал бок, проверяя, не сломано ли ребро, и решил так осторожненько и незаметно увеличить расстояние между собой и зеленоглазой хулиганкой. А то Мблок ее знает, эту молодежь - вдруг беспредельщики какие-нибудь попадутся и затискают до смерти. Или ещё чего похуже придумают - Врунгаузену вспомнил свои детские забавы в человеческой ипостаси, - надуют как лягушку через соломинку или привяжут к воздушному змею и устроят смертельно опасные полёты.
     Рыжеволосая девочка представилась, как Джеальбе Бренрэ, и назадавала неорину целую кучу вопросов, желая узнать, кто он таков. На протянутые для дружеского пожатия пальцы Врунгаузен посмотрел с настороженным видом и не решился поздороваться с новой знакомой. Зверек еще раз подозрительно осмотрел с головы до ног Джеальбе. Она походила на лепрекона со своим низким ростом, рыжей шевелюрой, зелеными глазками и того же тона одеждой.
     «Ага, - хитро подумал аниука, стараясь сделать глупую морду, будто ни шиша не понял из сказанного новой знакомой, - так я тебя и сказал. Дудки, куколка. Нашла идиота. Еще решишь потом продать меня кому-нибудь, когда узнаешь, что умею разговаривать. Знаем мы вас хитропопых лепреконов». Поэтому Врунгаузен решил играть роль немого партизана на допросе в подвалах у Инквизиторов.
     Зверек услышал женский вскрик и повернулся на источник шума. Наконец хоть кто-то, а именно Лита, помощница пекаря, подбежала к лежащей в бессознательном положении женщине и стала оказывать помощь. Однако, как видно, госпожа Кайсса испытала сильное потрясение, и у девушки с каштановыми волосами не получалось ничем помочь, кроме как, подложить под голову подушку. После чего девица повернулась в сторону неорина и Джеальбе и предложила познакомиться, назвав себя Литерой. Все бы ничего, да Лита сдала Врунгаузена с потрохами, озвучив вслух, что он умеет разговаривать. Аниука посмотрел на нее с молчаливым укором, потому что боялся, что теперь его попытаются поймать и продать. Из-за этого расстроенный зверек даже не рассмеялся над каламбурной шуткой девушки, адресованной Джеальбе по поводу того, что дверь открывается в другую сторону, нежели она только долбила.
     Рыжая девчонка обернулась к Лите, и сначала возмутилась, что она так кричит, затем прокомментировала состояние госпожи Кайссы, а затем заново назвала свое имя и расу (она и правда, оказалась лепреконом!), завершив свою речь тем, что поинтересовалась, что он за фрукт.
      Из-за быстрой и частой смены тем разговора Врунгаузен едва поспевал понимать и следить за беседой. «Ох, уж эти женские создания, - аниука разглядывал своих новых знакомых со снисходительным взором. Как мужчина, он испытывал самодовольство и явное превосходство сильного пола над слабым. - Болтушки вы все, одним словом».
     Зверек задумался над тем, что же стоит рассказать находящимся в комнате девушкам, а что для собственного блага умолчать. Джеальбе Бренрэ была непростой и не глупой девицей, хоть и пыталась косить под необразованную деревенщину, поэтому было неизвестно, чего от нее можно было ожидать. А вот Литере все-таки неорин чуточку доверял - она самоотверженно бросилась его спасать, не смотря на то, что ей самой грозила опасность. «Может, все-таки рассказать им правду, - размышлял аниука, стараясь предугадать варианты развития событий. - Если что даже и случится, то Лита защитит меня. Возможно, они даже могли бы мне помочь разрешить мои проблемы».
     - Зовут Врунгаузен, - неорин изо всех сил пытался говорить внятно и понятно. Как обычно все усложнялось тем, что ему приходилось врать, применяя в своей речи противоположные по смыслу слова или вставлять отрицания в предложениях, иначе бедному зверьку приходилось испытывать невыносимую боль. То, что его зовут Врунгаузеном, на самом деле не было правдой, ведь в человеческой ипостаси его имя было Бруно Гаузен.
     Аниука задумчиво почесал ухо, не зная, как лучше объяснить, чтобы его поняли и не приняли за сумасшедшего.
     - Врунгаузен - не говорящий неорин, - он покрутил круговыми движениями лапками вокруг друг друга, стараясь подобным жестом объяснить, чтобы его слова понимали наоборот. - На самом деле простой аниука, - пушистик имел в виду, что он не простой зверек. Он постарался делать акценты на частицах не или выделял интонацией те слова, которые ему приходилось заменять на вранье. - Врунгаузен не был человеком, и богиня Зибилле не прокляла его, не превратив в зверька.
     Неорин прокрутил в голове то, что услышали его собеседники и понял, что подобное мог гнать либо полный псих, либо существо, объевшееся фиолетовых грибов. В досаде на самого себя Врунгаузен прикрыл лапкой свои лупастые глаза и печально покачал головой. Его так расстраивало, что из-за своего проклятия ему приходится постоянно врать и следить за своим языком прежде, чем что-то сказать. Аниуке захотелось с горя объесться шоколадом или сдобой. И все же его оптимистичная часть натуры нашла плюс в сложившейся отстойной ситуации - по крайней мере, теперь неорина точно не продадут, а будут шарахаться, ибо многие считают, что безумие заразно. Жаль только, что о деле придется забыть, и все свои проблемы придется решать самому. А из-за проклятия все сделать самому не получается, потому что Врунгаузена мало кто воспринимал всерьез. Неужели он никогда не сможет спасти друга и вернуть себе человеческий облик?

Отредактировано Врунгаузен (2012-10-18 15:49:45)

9

Джеальбе, разве твой персонаж уже знает что я кирани?

- Джеальбе Бренрэ, - отвесив поклон выпалила рыжеволосая девушка. – Бренрэ -  и во весь рот, улыбнулась. – Летира? – ужасно коверкая имя произнесла новая знакомая – Летти?
Литера поморщилась.-Как можно так извратить имя?
Вообще, я всегда так, так что без обид, - невинно ухмыльнувшись добавила Джеальбе.
-Замечательно конечно, но лучше называй меня нормальным именем.В крайнем случае Лита, хорошо? - примиряющие сказала девушка.-А она симпатичная...Даже очень.
- Я… Ну, я дочь кузнеца и ювелира… Лепрекон вот, как видишь… - рассмеявшись, добавила рыжая
- Лепрекон?Ну тогда все понятно...- незлобливо усмехнулась про себя Литера.
- Денех даю только за загадки хорошенькие! А так – неее! А ты? Ты хто за зверь? – приблизившись, лепрекон пребольно ткнула Литу пальцем.На ее глазах выступили слезы.- Хто за фруктик? Откудыва?
-Но манеры...Больно ведь!
-Ну я...- замялась Литера.В Доме, перед отъездом в Дагор ей строго-настрого запретили раскрывать свою расу перед чужаками.А то мало ли.-Эх, как же я не люблю этого делать но придется соврать. - Я просто человек, жила в деревне, недавно приехала на работу сюда.Других посмотреть, себя показать так сказать... - С черезчур открытой, чтобы быть правдивой улыбкой сказала девушка - Хоть бы поверили,хоть бы...
- Зовут Врунгаузен, - обратил на себя внимание неорин,почесав ушко. -Фуух, спасибо милый зверек!- Врунгаузен - не говорящий неорин, - крутя лапками вокруг друг друга, говорил аниука.-На самом деле простой аниука, Врунгаузен не был человеком, и богиня Зибилле не прокляла его, не превратив в зверька.
- "Не" - это у тебя речевая особенность такая? - сказала кирани, кивнув на Джеальбе, с ее деревенской манерой разговора. - Или ты говоришь что ты не говорящий неорин(вот уж враки), итебя никто не проклинал, превращая в зверька или... - тут девушка окончательно запуталась.

Отредактировано Литера Миу (2013-03-22 17:43:41)

10

Коли признаться честно, то Джеальбе ложь не любила. Если не сказать, что ненавидела. Поэтому реакция на слова Летти у нее была преимущественно не особенно положительная. Нет, чтоб сморщиться, начать шипеть и кусаться да царапаться, то нет, конечно же, воспитание б такого не позволило попросту. Однако в тот момент, когда девушка объявила себя человеком, внутри лепрекона вспыхнул мелкий костерок. «Человек? У людей магия звука бывает?!». Вопрос-то был в том, что шестое чувство торговку обманывало достаточно редко, и буквально пару минут назад оно, это чувство, подсказало, что перед Ройг – истинная, чистокровнейшая кирани. Правда, к этому предпосылки были еще в самом начале, ведь если пораскинуть мозгами, то вполне можно рассудить, что если крик сильный был такой, значит, вероятна магия звука, а при такой силе вероятно также и то, что она врожденная. А потом уже, методом научного тыка, шлеп – и в кирани! Хотя, по сути, доказательств особенных и не было… Потому Бренрэ решила просто поверить новой знакомой на слово. «Уж проверить я всегда успею.» - решила она и «забила» большой осиновый кол на нестыковку «истинности» и предположений ее интуиции.
- Человек… А я-то уж было подумала, что кирани! – девчушка расхохоталась во все горло. – Какая глупость, однако же, правда? – она с выжиданием взглянула на Летти, пытаясь склонить ее в сторону правды. Если, конечно, то, что она человек, не являлось правдою. Тогда уже рыжей никуда не выйдет юную леди склонить. Хотя, при желании… ну да ладно.
- Лита… - точно пробуя на язык незнакомое, новое имя, протянула зеленоокая хитрюга. «Литта… Летти… Да, по сути, ведь разницы особой и нету…» - Но Летти мне больше нравится! – возразила она, не успев прикусить язык. «Мблок! Я же хотела это просто подумать… а тут… вырвалось! Вот незадача!» - Извиняюсь, - присев в неуклюжем реверансе, вякнула девчонка, скромно, «отрывками» поглядывая на Литеру.
Хмм… Да где там скромно? Скромность в характере у Джеальбе и не ночевала. И даже не дневала. И ничего другого тоже не делала! Впрочем, как и разумность, спокойствие и уравновешенность. Разве что все последнее, в ряду необязательных качеств характера, неприоритетных и искаженных до невозможности. Хотя, что только лепреконы не искажают!...
Когда на глазах у прекрасной леди выступили слезы, рыжая даже испытала некоторые муки совести. «Ей больно!... было.» - не сумев не поморщиться, торговка осторожно погладила пальчиками «человеко-кирани» по тому месту, куда сама же ткнула пальцем, пытаясь в прямом смысле загладить вину.
Однако стоило зверьку начать говорить (а точнее, дойти до середины своей грандиозной и величественной речи), как Ройг не выдержала и выдохнула: «Бред безумца…». Нет, ну на самом деле то, что «извергал» из себя неорин, было на самом деле абсолютнейшей околесицей. Такое могло прийти на ум лишь умалишенному. Хотя… Ведь в каждом безумии есть своя логика. Быть может…
- Быть может, все наоборот, - задумчиво произнесла Джеальбе, хмуря брови. На лбу выступили мелкие морщинки, а брови практически сошлись на переносице. Учитывая достаточно младой возраст хмурящейся, со стороны сие зрелище выглядело весьма и весьма комично. Однако это было не важно. Ройг думала. «Важнейший процесс в жизни,» - хохотнуло подсознание над рыженькой торговкой, однако та послала несчастное подсознательное ироничное нечто подальше и поглубже, и продолжила размышленции. – Он говорящий. Но говорит, что не говорящий неорин, и что простой. Может, не является простым? – недоуменно вопросила присутствующих лепрекон и глянула на зверька, как бы спрашивая – в ту степь она «гонит» аль нет.

11

Начало игры.

Где-то на окраине рыночной площади расположилось неприметное двухэтажное здание, завлекающее взгляды только довольно яркой вывеской. На ней было изображено несколько колбочек с разноцветными в них жидкостями, а дым, исходящий из них, образовывал довольно корявую, но все же разбираемую надпись "Снадобья". Именно оттуда вышла довольно молодая девушка с белыми, как снег, волосами и голубыми безразличными глазами, в обычном голубом платье, в котором летом бывает жарко, а зимой холодно, и очень простых кожаных сапожках, кутаясь лишь для виду одной рукой в темно-синюю шаль, а другой держа корзинку, прикрытую плотной серой тканью. Открывшийся ей вид сильно удивил ее впервые за несколько лет. На рыночной площади и так было достаточно беспорядков, но это было слишком даже для нее. Многие непонятно откуда взявшиеся мертвецы пытались добраться до толпы людей, отбивавшимися от них камнями, палками и вообще всем, что только под руку попадется. Из корзинки на шум вылез недовольный майол, но увидев творившееся и почувствовав ужасный запах, спрятался под шалью своей хозяйки. Лиана быстро заметила приближающихся к ней мертвецов, достала свой стилет из ножен и стала отрубать им тянущиеся руки, а затем и головы. Таким не хитрым образом она таки продвинулась туда, куда ей нужно было попасть, а именно в низенький домик мастера-стеклодува. Но дверь оказалась уже заперта. Не долго раздумывая, Лиана решила вернуться и забрать колбы завтра, но она не заметила, подобравшейся сзади нежити, которая крепко схватила ее за ногу. Пытаясь вырваться из его грязных лап, Лиана упала. Девушка не боялась, что ее съедят, она же кукла, но вот своего маленького майола готова была защищать любой ценой, поэтому она тут же рассекла туловище мертвеца стилетом и осторожно встала, убедившись, что ее питомец в порядке. К сожалению, ее одежда совсем испачкалось в какой-то гадости, и совсем не оставалось надежды ее отстирать.

Отредактировано Лиана Шелуна (2012-10-26 19:03:21)

12

Девчонки обменялись завуалированными под воспитанный обмен любезностями колкостями (вернее даже будет сказать, маленькими шпильками) с расстановкой приоритетов, кто какой расы и как его имя произносится правильно.
     Сперва там возникло небольшое недоразумение с определением расы Литеры. Джеальбе приняла почему-то Литу за кирани, а девушка с каштановыми волосами отчего-то утверждала, что она человек, но при этом как-то, как показалось Врунгаузену, вначале была не очень-то и правдоподобной, из-за того, что в мимике и в жестах проскользнула некая неуверенность, как будто, ей требовалось время придумать ложь (уж ему ли, вечному врунишке не знать об этом?).
     «Может, она просто стеснительная?», - мысленно пожал плечами аниука, не понимая, почему может понадобиться скрывать свою расовую принадлежность. Однако его проснувшееся любопытство стало подстрекать засунуть свой досужий нос, чтобы выяснить, что скрывает новая знакомая. Неорин-человек обожал секреты, тайны и все новое - они его к себе притягивали, словно кусочек железа к магниту. А потом Врунгаузен решил махнуть рукой (по крайней мере, пока!) - у него у самого тараканов в голове было в предостаточном количестве, чтобы еще и в чужих букашках копаться. Поэтому он, не став ничего спрашивать, тоже представился своим новым знакомым, правда, без особой надежды, что его поймут из-за его мании к вранью.
     Рыженькая в силу своего темперамента или по причине юного возраста была из созданий, про которых говорят «что на уме, то и на языке», сразу же по окончанию речи зверька прокомментировала, сказав, что это бред безумца. Из речи Литы Врунгаузен понял, что девушка тоже запуталась из-за его непонятного объяснения. Опечаленный и расстроенный неорин выпал в осадок. В очередной раз, проклиная и обзывая себя всевозможными нехорошими словами из-за того, что посмел оскорбить и разгневать богиню Зибилле, когда с друзьями вдрызг напился и отправился на охоту. Как же ему помочь своему другу, ведь помощник отца убьет гнома, который всё знает про проклятие Бруно Гаузена. «Нечего ныть и скулить, - одернул сам себя Врунгаузен. - Должен быть выход. Надо хорошенько подумать, и найти решение проблемы».
     Неожиданно лепрекон с видом великого мыслителя сего Миста предположила, что, возможно, все наоборот, и стала переводить недавно сказанную речь, при этом вопросительно посмотрела на неорина.
     Аниука готов был расцеловать этого рыжего славного лепрекончика, с которым недавно отнесся с предубеждением и опаской, за то, что умная девочка смогла разобрать его речь. «Вот ведь умный народ эти лепреконы!»
     От счастья Врунгаузен чуть не брякнул правду, сказав «да», но вовремя успел остановиться, а то он бы тогда корчился в жутких и мучительных страданиях.
     - Нет, - лживо ответил неорин, при этом он усиленно закивал головой, стараясь таким способом указать, что имел в виду обратное по значению слова.
     Врунгаузен пристально посмотрел на своих новых знакомых. Раз девчонки его теперь могут понять, то и можно попросить их помочь. Удача, как видно, снова ему улыбнулась.
     - Не хотите заработать денег? - вопрос явно прозвучал двусмысленно. Такие вопросы обычно развратные или пьяные мужчины адресуют женщинам, предлагая подзаработать ясно каким местом и способом. Ведь за такое предложение и по морде можно огрести. Маленький зверек поспешил реабилитироваться, чтобы его не прибили, а то ведь сначала пристукнуть, а потом и вопросов некому будет задать: - У Врунгаузена есть враг. Враг не попал в беду и не грозит смерть.
     Аниука пытался им поведать про друга, который попал в смертельно опасную беду.
     Неорин сделал жалостливый вид, глядя на девчонок. Он печально опустил свои ушки, прижав их к голове, лапки сложил, как будто молится и уповает на их милосердие, и шмыгнул носом для пущей убедительности. На всякий случай Врунгаузен решил, если они не поведутся на его жалобный образ, то возможно их заинтересует вознаграждение, обещанное в случае содействия.
     - Врунгаузен не наградит за помощь, - он выделил интонацией частицу «не», чтобы те поняли, что это ложь.
     Пушистый зверек стал ждать реакцию своих новых знакомых, очень надеясь, что все-таки им захочется узнать подробности.

Отредактировано Врунгаузен (2012-10-31 01:05:12)

13

- Человек… А я-то уж было подумала, что кирани! –расхохоталась во все горло рыжеволосая бестия.Литера похолодела – Какая глупость, однако же, правда?
- Глупость...да... - ошарашенно пролепетала девушка.Однако нужно было взять себя в руки. - А почему именно кирани? Мне конечно очень лестно ведь это прекраснейшая, благородная раса каких мало.Они никогда не принадлежали ни свету, ни тьме и виртуозно балансировали на этой грани тысячелетия своего существования. - тут Лита маленько увлеклась расписыванием своей расы - Однако...разве они не детская сказка? - несколько удивленно посмотрела она на лепрекона.
Если честно, то Литере уже порядком надоело врать.Как существо легкомысленное, она уже вовсю сомневалась в опасности при раскрытии своей расы. - Все.Если они и сейчас будут сомневаться то я прекращу разыгрывать этот цирк. И с успокоенной совестью кирани принялась слушать неорина. Тот нес полную чушь.
Но когда Джеальбе высказала свое предположение в голове у кирани немного прояснилось.
- Но возможно...это заклятие? - спросила Литера, вопросительно взглянув на других.Аниука что-то упоминал о Зибилле.Собрав все что я слышала о ней...
-Не хотите ли заработать денег? - неожиданно спросил неорин.
- Хотите - склонив набок голову и удивленно рассматривая зверька, ответила девушка. - А откуда у него деньги?
Далее пошел полный бред, и Литера опять начала запутываться в сопоставлениях.Хотя, если сопоставить с версией о заклятье, что-то начинало прояснятся.
- Зибилле заставила тебя врать? - наобум предположила девушка

Отредактировано Литера Миу (2012-10-31 09:34:11)

14

Картинка происходящего хоть и постепенно, пошагово, но все же довольно верно и четко складывалась перед глазами юного лепрекона. Это как найти выход из запутанных улочек незнакомого города, а если учесть прекрасную, почти феноменальную зрительную память Джеальбе, то разбуди ее ночью и попроси нарисовать карту улиц, по которым она шныряла вчерашним утром, она бы с легкостью выполнила просьбу. «Издержки профессии,» - улыбнулась девчушка. Сложившаяся жизнь, вне сомнения, обязывала. Потому, поглядывая то на зверька, то на Летти, торговка наконец доканчивала соображать, что такое вокруг нее творится.
- Да, - с каким-то жарким придыханием выпалила она, когда Врунгаузен произнес абсолютно противоположное. Все, баста, все понятно! Надо только теперь перевернуть все его слова шиворот-навыворот и все тип-топ! – Наоборот, - пояснила Ройг, а сама же вскинула брови от удивления. Правую – вниз, левую – вверх. К счастью, сия юная леди принадлежала к узкому кругу тех, кто мог, умел и практиковал «вскидывания» (а также подкидывания, подбросы и прочие фокусы-покусы, и кролики из шляпы, и платки из носа) одной из бровей.
Летти тоже соображала очень даже недурно, потому торговка не удержалась и даже немножко поаплодировала подруге. Чуточку и тихонечко, но поаплодировала. «А что? Каждому – свое. Похвала тоже важна…». Однако не смотря на то, что соображала-то она недурно, врала она очень даже… дурно. «По лицу же видно!» - возмутилась рыжая, чуть было не высказав свои претензии вслух. Но все же сумела удержаться! Браво! Браво терпеливым лепреконам, лепрекошкам и лепрекошечкам!
- Действительно? Прекраснейшая, благороднейшая, - пафосным тоном повторила последние высокопарные слова, которые извлекла из своих уст человек. По совести говоря, на лепреконе было видно, что она кра-а-айне слабо верит в то, что говорит о своей расе эта леди. «Ну да ладно, ее ведь дело… Однако ж,» - расплывшись в улыбке кота, сожравшего целую огромную миску вкусной сметанки, Ройгдже продолжила свой мини-концерт, - как вы о них отзываетесь здорово. Есть знакомые кирани? – с интересом глянула на Летти. – Сказки… - выдохнула рыжая хитрюга. - В таком случае, я – тоже сказка, - она хохотнула, - и горшочки с золотом, очевидно, тоже. И либрисы, создающие разноцветные огни – это тоже сказка. Все это, все вокруг нас, - торговка широко-широко развела руками, точно пытаясь охватить все окружающее ее пространство, - сказка. Только то, что за окном, вовсе не добрая сказка. Однако если это сказка, и все мы – сказка, и все вокруг нас – просто надуманно, в таком случае это сон, - увлекшись, с глубокомысленным выражением лица и серьезнейшим из серьезнейших тонов рассуждала лепрекон. – Но если это сон, то вопрос в том, как же нам проснуться? – прошагав широкими шагами до кровати госпожи Кайссы, озорница прыгнула на нее. Попрыгала. Потом, вскочив, с задумчивым видом подскочила к Летти:
- И ты, вестимо, тоже… сказка, - рыжая девчушка залилась чистым, звенящим хохотом.
Но, тут же отвлекшись от сказочной не-кирани, Бренрэ отошла от нее на пару шагов и взглянула на зверька. «Вознаграждение,» - чуткий слух лепрекона уловил бы это слово даже в самом сильном шуме, а тут, когда было довольно тихо, только хищный лязг ходячих за окном нарушал почти гробовую тишину… это было не сложнее, чем запрыгнуть на подоконник. На котором сидел Врунгаузен.
- Деньги-и-и, - протянула девушка, довольно потирая ладони друг о друга. – Конечно же, Врунгаузен не наградит нас с Летти за не помощь ему в не беде его не друга! О-о-ой, как он нас не наградит, - с иронией тянула слова Джеальбе, пытливо поглядывая то на неорина, то на Летти.

15

Настроение Лианы совсем чуть-чуть, но все-таки испортилось. И ладно, что она не выполнила приказа алхимика и не забрала у стеклодува колбы, ладно, что по городу ходят мертвецы, которых, к счастью, становилось все меньше и меньше, даже ладно, что наряд придется стирать и не известно, отстирается ли он. Но ее майол дрожал и жалобно мяукал на ее плече, и хоть девушка не могла понять, от холода он трясся или от испуга, его состояние сильно сказывалось на ее расположении духа. Лиана почесала за ушками своего маленького питомца, ласково на него глядя, погладила, пытаясь успокоить, и укрыла его носик шалью, чтобы он не особо пострадал от омерзительного запаха. Буквально тут же к ним подошел скелет с полусгнившим мясом, оставшимся кусками на его костях, и что-то провыл, отчего майол вылетел из укрытия и как можно быстрее пересек площадь, ловко проскакивая через нежить, пытавшуюся его схватить. Лиана тут же отрубила голову подошедшему мертвецу и побежала вслед за питомцем.
- Махо! Стой! - попадавшиеся на пути скелеты падали на землю, развалившись на две, на три, а то и на четыре части. Майол же оказался прямо рядом с открытой дверью булочной "Вкусности Кайссы" и быстро юркнул внутрь.
Странно все же, что здесь делают мертвецы? Да еще так много... Явно тут что-то неспроста... А хотя меня это не касается. Главное, чтобы с Махо все было хорошо. Надеюсь, площадь будет кому прибрать, а то не хочется опять пачкать свои сапоги об это.
С этими мыслями Лиана вошла в булочную, в которой все было перевернуто вверх дном. Девушка медленно прошла вперед, тихонько подзывая своего питомца.
- Махо. Махо. Иди сюда. - носик майола показался из-за опрокинутого стола, Лиана медленно протянула ему руку. - Иди сюда. Все хорошо.
Махо неуверенно вышла из-за стола, но вдруг увидев зомби, зашедшего из открытой двери и подошедшего прямо к хозяйке, испуганно мяукнула и, взлетевши, бросилась наутек. Не разбирая дороги, майол вдруг врезался головой во что-то твердое, что после этого со скрипом отворилось, а бедный питомец, недовольно мяукнув, упал на что-то довольно мягкое. Ему даже не надо было принюхиваться, чтобы уловить от этого мягкого сладкий запах вкусной выпечки, поэтому майол тут же, не открывая глаз, лизнул это что-то. Однако, на вкус оно оказалось далеко не таким сладким, как предполагалось. Недовольно фыркнув, Махо открыла глаза и увидела, что лежала на какой-то полной женщине в чепце и в фартуке, и майол с интересом стал рассматривать ее пухлое лицо, обрамленное немного взлохмаченными черными волосами.
Мертвец, хоть и успел схватить Лиану за руку и приблизиться к ней почти вплотную, в конце концов был расчленен стилетом.
Да сколько ж можно? Я так только энергию трачу! Надо забирать Махо и уходить как можно скорее. Где же она? Не дай бог, с ней что-то случится!
Девушка стала искать своего питомца, открывая одну дверь за другой и ласково зовя своего питомца.

Отредактировано Лиана Шелуна (2012-11-17 17:30:58)

16

Ну, что-то Лита совсем завралась и попыталась скосить под дурочку, поинтересовавшись у присутствующих, что разве кирани на самом деле - это не детская сказка.
     «Может на ней тоже какое-нибудь проклятие, или она скрывает какую-нибудь страшную тайну? - как многоопытный врунишка Врунгаузен поморщился от столь неумелого сочинения лжи. Пушистому зверьку была симпатична девушка с каштановыми волосами, поэтому он постарался найти оправдание столь странному поведению. - А то иначе к чему все эти враки?» Хотя Мблок разберешь этих женщин. Не зря же говорят, чужая душа - потемки, а женская - и вовсе полный мрак.
     Джеальбе быстро разбила в пух и прах попытки Литеры ввести своих собеседников в заблуждение, приведя целое хитросплетение логических доводов, которым позавидовал даже опытный сыщик. Этой рыжей дамочке бы в Инквизиции вести допросы в качестве детектора лжи.
     На объяснение Врнугаузена о его запутанной и печальной доле Литера сделала предположение, что это Зибилле заставила неорина врать.
     - Нет, не правильно, - Врунгаузен согласно закивал. Он посмотрел Лите в глаза. - А ты тоже не проклятая? А то не твоя правда не режет, - нерин похлопал лапками по ушам, таким запутанным манером, пытаясь сказать, что девушке плохо удается врать. - Так и не хочется не попросить вилку, чтобы не снять не лапшу.
     Зеленоглазого лепрекона, конечно же, заинтересовала тема денег и возможного вознаграждения, которые ожидают их, если они помогут зверьку. Однако рыжая насмешница с сомнением отнеслась к его платежеспособности.
     Неорин вначале решил обидеться, но гордость в его плачевном положении стоило запихнуть в какое-нибудь ужасное место и подальше. Поэтому Врунгаузен лишь уничижительно фыркнул и гордо вздернул нос:
     - Не родители Врунгаузена - бедняки. Никто не ищет не пропавшего Врунгаузена, и не назначена награда. - Зверек понял, что перегнул палку с заносчивостью, и изменил свой тон на жалостливый: - Врунгаузен не подождет. Врунгаузен не беспокоится о своем недруге. Недруг не умрет не скоро, если помочь. Не вас не ждет не вознаграждение, если не поможете. Не интересно предложение?
     Неожиданно кто-то с силой стукнулся в дверь, из-за чего та приоткрылась, после этого в комнату ворвался небольшой майол белого окраса.
     - Опаньки, - вырвалось у неорина удивленное восклицание. Он даже позабыл отругать девчонок за то, что те позабыли запереть дверь, ведь так и зомби к ним могли зайти. - Какие люди не пожаловали.
     Аниука спрыгнул с подоконника, намереваясь подойти и обнюхать нового гостя, как вдруг майол стал плотоядно облизывать лицо лежащей без сознания госпожи Кайссы.
     - Не зомби, - испуганно пробормотал Врунгаузен, и попятился назад.

Отредактировано Врунгаузен (2012-11-22 01:48:27)

17

Шаг за шагом, так удачно выстроенная (по крайне скромному мнению Литы) ложь рассыпалась прямо на глазах.
- Действительно? Прекраснейшая, благороднейшая... - от сладости в голосе рыжеволосой особы можно было получить кариес с лишением зубов на всю оставшуюся жизнь.Далее пошел... бред. Может и не бред, конечно, но так как к величайшему сожалению Литера не обладала способностью делать несколько дел одновременно, то она переключилась на неорина.
- Охо-хо. Совсем я не умею морочить людям (да и нелюдям тоже) головы, - прикусила губу Лита. "Не очень-то и хотелось, - надулся внутри страшно самовлюбленный внутренний голосок. - Просто устала, и соображаю туго. А так фигушки бы меня кто раскусил."
Но, к сожалению, и неорин начал лопотать в своем непривычном, запутанном стиле, из  которого девушка поняла только то, что ей опять не верят.
- Ну, ладно-ладно, кирани я, - Литера покрутила прядь внезапно позеленевших волос. - Но если попытаетесь скормить меня алхимикам - я за ваши уши не отвечаю. Вот.  - Девушка обращалась скорее к лепрекону, чем к остальным. - "Судя по их внешнему виду, они устрашились", - возликовало реабилитированное самолюбие.
  Не успела Литера прислушаться к рассказу аниуки, как дверь (которую недавно так усердно и безуспешно пыталась открыть лепрекоша), скрипнув приоткрылась и в комнату вбежал... небольшой беленький майол.
Для неведающих еще поясню исключительность этого момента: Лита, как представитель визжаще-эфирной породы девушек обладала режимом "Ой, какой милашка!", выражаемый в полном и бесповоротном отключением от реальности с единственными командами: беги, вопи и тискай. Чем в следующую секунду и занялась, взяв на руки сие создание и принявшись гладить его, приговаривая периодически "Кис-кис-кис, Мур-мур-мур и т.д", не обращая внимания на остальных.

Отредактировано Литера Миу (2012-12-10 11:32:21)

18

Как только речь зашла о вознаграждении, лицо лепрекона тут же оживилось. «Счастье! Деньги!» - вспылила рыжая, улыбаясь во весь рот и с  каким-то даже пытливым любопытством поглядывая на Врунгаузена. «Какой… хороший день.»
- Не богатые, говоришь, твоя родня? – хитро поинтересовалась торговка, прекрасно понимая, что воспринимать слова врунишки стоит с точностью до наоборот. И деньги у него есть, и вознаграждение за помощь будет, и друг у него в беде, и сам он заколдован, и все прочее, прочее, прочее. – Вон оно как… - задумчиво протянула она, - значится, и помогать мы тебе не станем, - подражая тону неорина, изрекла девчушка.
«Я знала, знала! Знала, что она кирани!»
- Ну да, конечно же, а это только и было в моих планах, сдать тебя алхимикам. Бегу и спотыкаюсь, - саркастично буркнула себе под нос Ройгдже, уже не заботясь о том, услышит ее приятельница, али нет. «Коль услышит, то будет знать, что у меня в планах,» - не удержавшись, разразилась коварно-злодейским гоготом. Косить под злодейку – это невероятно… здорово. Наверное.
А между тем какое-то непонятное белое нечто, весьма звучно вдарившись в дверь своей нелегенькой тушкой, осело на госпожу Кайссу (которая, к слову, все еще пребывала в обморочном состоянии). Видимо, это нечто приняло лицо мадам за хлебобулочное изделие, иначе б зачем оно стало его так жадно, даже сказать, хищно облизывать?! Зверек, прежде устроившийся на подоконнике, тут же соскочил со своего прежнего места пребывания и, чуть подумав, наверное, изрек: «Не зомби».
- Не зомби? – правая бровь лепрекона взлетела вверх. Что-то не сходилось. По крайней мере, у Джеальбе. «Он же врать должен. А тут – сказал, мол, не зомби. Но это же правда!» - Ты, наверное, хотел сказать, зомби? – уточнила Ройг, с иронией глядя на неорина.
Однако стоило Летти накинуться на белое нечто, Джеальбе всерьез задумалась абсолютно о других вещах: первое, это о том, не задавит ли ее юная приятельница госпожу Кайссу, тискавши это белое чудо, и второе… если это белое чудо-юдо, извиняюсь, вломилось в комнату, то дверь, стал-быть, открыта уже.
Так чего ж никаких визгов счастья и радости, где попытки и порывы вырваться на свободу?! Застыв на том месте, где и стояла, Джеальбе Ройг ошарашенно наблюдала за всем происходящим вокруг нее…

19

Бедный майол, не успевший как следует "познакомиться" со своей "подушкой безопасности", очень внезапно попал в крепкие объятия какой-то девушки в льняном голубом платье с красным поясом, косынке и с зелеными волосами. Махо пыталась вырваться как могла, фыркая от сладкого запаха, но ей это никак не удавалось. Хоть она и любила, когда ее ласкали и гладили, но эта девушка схватила ее слишком внезапно, отчего майол попросту испугался ее, да еще и ласкала ее ну очень рьяно. Махо жалобно мяукала, желая вновь убежать куда подальше, и умоляюще смотрела на черного зверька, примерно ее размеров, и на другую низенькую девушку с рыжими волосами и, в основном, в зеленых одеяниях, в надежде на помощь.
В это время Лиана услышала какой-то шум и быстро пошла на звук. Очень скоро она добралась до источника шума, до комнаты, в которой не так давно происходил разговор между тремя существами. В дверях она появилась довольно эффектно: белоснежные волосы и бледная, чуть ли не белая кожа будто светились в полумраке помещения, но ужасная, дурно пахнущая грязь на платье, сапогах, стилете и самая капелька на щеке не давали принять ее за призрака, хотя ее пронзительно холодные голубые глаза явно относили ее не к этому миру, несмотря на легкий, еле заметный румянец на щеках. Первым делом она увидела девушку, тискающую ее питомца, верхом на госпоже Кайссе, которая, судя по всему, упала в обморок. Она не сразу узнала в девушке Литеру, помощницу в этой самой пекарне, у которой по какой-то причине изменился цвет волос. Лиана ходила сюда за вкусностями для Махо, хоть и довольно редко, да и внутрь по сути она никогда не заходила. Девушка отметила, что Махо в объятиях Литеры явно не нравится, и медленно направила на нее стилет, не обращая никакого внимания на какое-никакое знакомство.
- Отпусти, - сказала она негромко, но четко, и довольно спокойно, несмотря на грозный вид и внутреннее состояние. Внутри нее что-то сильно вознегодовало (по сравнению с обычным состоянием) и насторожилось, сильно хотелось уйти, но без Махо она не могла этого сделать. Эти чувства усилились, когда Лиана заметила в комнате еще одну девушку, на этот раз незнакомую, стоявшую поодаль, как-то удивленно наблюдающую за происходящим и сильно напоминающую Лиане детские сказки о лепреконах, а так же черного неорина, испуганно пятившегося назад. На этом зверьке ее изучающий взгляд остановился подольше. Лиана читала когда-то про этих зверьков, но в живую их никогда не видела, отчего в ней проснулся некий призрак любопытства.

20

Джеальбе сказала, что раз его родители небогатые, то и помогать не станут. Неорин сначала раскрыл от удивления свою пасть - лепрекон, и чтоб этот пройдоха от денег отказался. Ну, этого просто не может быть! Да это подобно тому, как если бы сам Мблок сейчас взял бы, да и материализовался из воздуха со словами «здравствуйте, а я ваша тётя».
     Но всмотревшись внимательнее в лицо своей собеседницы, аниука заметил насмешливый блеск в изумрудных глазах и плутоватую усмешку на губах. «Значит, пошутила», - с негодованием понял Врунгаузен, которому сейчас было не до шуток, так как он тут видите ли, чуть не на изнанку выворачивается, чтобы его речь разобрали, а это злое и ехидное дитё насмешничает. Вот ведь рыжая бестия! «Эх, жаль, что я не твой отец, - подумал пушистый зверёк, и недовольно оскалился, - я бы тебя по мягкому месту отшлепал». Потом печально вздохнул, глядя на лепрекона, и понял, что погорячился, - он не смог бы руку поднять на девчонку. Однако… в воспитательных целях в угол бы следовало почаще ставить, да на горох коленками, чтоб жизнь не казалась сладким мёдом. Представив подобную картину в своем воображении, неорин счёл свою ущемленную гордость восстановленной, и, прикрыв рот лапкой, тихо хихикнул.
     Наконец Литера созналась, что действительно является кирани. Она даже продемонстрировала присутствующим свою принадлежность к этой расе, известной тем, что их представители наделены даром виртуозного изменения облика, с легкостью поменяв свои каштановые волосы на зеленые.
     Врунгаузен слегка прибалдел от подобного демонстрирования и преисполнился восторгом - вот ведь повезло этим кирани. Едва ли не каждая женщина (да и порой мужчина) мечтает быть наделенным подобной особенностью по смене внешности - надоело быть голубоглазой блондинкой, щелкнула пальцами и уже брюнетка или рыженькая с зелеными глазами. Очень удобная ведь вещь в реальной жизни. Натворил каких-нибудь дел, из-за которых могут возникнуть неприятности, взял да сменил внешность на кардинально противоположную, и от проблем сразу избавился.
     «Интересненько, - размышлял неорин, - а, правда, говорят, что истинный облик кирани на самом деле невзрачен?»
     Аниука уже хотел было это спросить, когда отвлекся на объяснение, завуалированное под угрозу (или наоборот?), почему Лита скрывала свою принадлежность к расе кирани. Смысл ее речи состоял в том, что если они попытаются отдать ее алхимикам, то кирани не отвечает за их уши. Неорин обеспокоенно потер свои большие уши, которые ему были очень даже дороги, и с которыми ему бы ни за что не хотелось расстаться. Его мысли озвучила Джеальбе в своей саркастичной манере, что это прям только и было в ее планах, и она бежит и спотыкается, чтобы это осуществить. Врунгаузен сам боялся как огня этих алхимиков, чтобы кого-то еще пытаться продать.
     «Надо же, - хмыкнул аниука, найдя товарища по несчастью, - оказывается, не один я боюсь, что продадут алхимикам в качестве подопытной свинки».
     В то время когда испуганный неорин попятился от вбежавшего майола, которого он принял за зомби из-за того, что тот начал рьяно облизывать лицо госпожи Кайссы, Литера повела себя наоборот - она легкомысленно бросилась тискать животное. Врунгаузен испугался, что и кирани станет после укуса зомби. Хотя… может он чего-то недопонял, и это такая «особенная» тактика - удушить противника.
     Рыжая плутовка иронично осведомилась, что он имел в виду на самом деле, этот зверек зомби? Спокойствие в облике Джеальбе заставили аниуку еще раз пересмотреть первые впечатления, навеянные паникой. Майол не делала попытки оттяпать от Литеры кусок девичьего мяска, а просто имел вид испуганного животного, который пытался вырваться из чужих и незнакомых объятий. Белоснежный зверёк даже с мольбой о помощи взглянул на зрителей.
     Однако неорину было сейчас не до этого, так как он попытался выкрутиться перед рыжеволосой девчонкой, чтобы не прослыть трусом и не опозориться. «Что ж придумать?» Можно сказать, что он имел в виду, что зомби могут прийти. Однако из-за проклятия Врунгаузен мог запутаться в собственной лжи и сказать правду, а тогда ему придется очень больно. Это еще удивительно, что за то, что он сказал несоответствующее действительности, аниука не был наказан. Возможно, всё из-за того, что в тот момент Врунгаузен свято верил, что тот зверек на самом деле зомби? 
     - Аниу-у-у, - тихо протянул неорин, напрягая свои извилины в мозге, чтобы как можно скорей найти отговорку своему малодушному поведению. Как назло что-то ничего не приходило больше на ум, а еще мастером вранья себя считает. - Ани-и-ууу… - взгляд аниуки зацепился за открытую дверь. - Не дверь. - Ага, вот и нашелся повод, который поможет отвлечь от его прокола. Врунгаузен решил поругаться на девчонок за то, что те не закрыли дверь. Как там говорится? Лучшая защита - это нападение. Истинные слова. Но вначале надо лучше посоветовать все-таки, закрыть дверь, чтобы и, правда, зомби не притопали. - Открой не дверь…
     Эти слова были поздно произнесены, ибо в дверях появился новый гость. Это была девушка, которая походила на сплав облика Снежной королевы и призрачной воительницы.
     Врунгаузен был поражен настолько в первое мгновение, что даже забыл о том, что надо дышать. Пушистый черный зверек вспомнил лишь об этом только тогда, когда незнакомка с белыми волосами и светло-голубыми, словно льдинки, глазами приказала кирани отпустить, явно подразумевая под этим майола.
     Потом новоприбывшая гостья окинула всех присутствующих пристальным и изучающим взглядом, остановив его на аниуке. Врунгаузен нервно сглотнул и поспешно произнес:
    - Не кто не такая? - Он похлопал себя по груди лапкой: - Врунгаузен. Немой неорин. - Подумав о том, что незнакомка всё равно ничего не поймет из-за его запутанной речи, а еще к тому же может и разгневаться, поэтому он скосил глаза на Джеальбе, а потом на Литеру: - Рыж, Ли, не объясните.

Отредактировано Врунгаузен (2012-12-05 03:28:06)

21

Растрепавшаяся, с помятым и порванным от прошедших приключений платьем, Лита безмятежно гладила котенка, не замечая ни вошедшую незнакомку, ни ее угроз. На данный момент ее не беспокоило ни нашествие зомби, ни что бы то ни было еще. Вероятно если бы сейчас здесь материализовался сам Мблок, то он бы остался абсолютно без внимания. Неизвестно сколько бы это продолжалось, если бы вконец не рассердившийся котенок в очередной попытке выбраться не оцарапал забывшейся девушке руку. Вскрикнув и отпустив котенка Лита, засунула окровавленный палец в рот и с любопытством посмотрела на вошедшую. Та угрожающе направляла на Литеру нож. Слегка растерявшись от подобной ситуации, девушка растерянно оглянулась на своих спутников и неловко пригладила волосы.
- Аниу? – слегка улыбнувшись, на манер неорина, промолвила она. - Такая холодная, словно неживая...А м-может...алхимик? Я конечно не знаю, но мама мне в детстве такое про них рассказывала... Может у них поисковое заклинание какое?

Отредактировано Литера Миу (2012-12-12 15:52:14)

22

Врунгазен скалится, а Джеальбе хмырится да сушки жует! Ну, так как сушек и других хлебобулочных изделий здесь, как видимо, не присутствовало, пришлось голодному лепрекону пожевать свои губы. А кушать хотелось, между прочим! Она только для этого-то сюда и направлялась – чтоб булочку вкусную купить, а после – за обе щеки и довольно домой бегом. А тут… понимаете ли… Зомби! Мертвецы ходячие пожаловали, а Ройг помчалась всех спасать. Мблокова привычка! Бессмыслица какая-то. Ну да не об том сейчас! Так вот, неорин там скалился во весь свой неоринский рот, а торговка вполне себе спокойно стояла, как прежде и глазела, как Летти тискает несчастное животное неясного происхождения, породы и, разумеется, места появления. А вдруг оно вовсе заразно?
Покривив губами, Ройгдже повела плечами. Да какое ей вовсе дело, что там кирани делает? Может, ее в будущем сложится продать алхимикам? «Хм-м, интересная мысль! А за кирани много золотца дают?...» - ухмыляясь и с хитринкой смотря на помощницу Кайссы, размышляла рыжая. Конечно, могла б поразмышлять и дольше, если б… Если б не неорин.
- Врунгаузен, пушистик ты наш драгоценный, прошу тебя, не надо думать о том, что меня в детстве недовоспитывали, я это и сама ведаю, - ласковым тоном пропела (если она вообще умела как-либо музицировать) девчушка. – У тебя по хитрой физиономии все видно… - пояснила она, развеивая предубеждение о том, что она, - да, вот этот конкретный лепрекон, - внезапно может читать мысли… животных. А что ж, высший пилотаж! «Хотелось бы...» - вздохнула рыжая.
Однако после слов пушного, что хорошо бы открыть «не дверь», торговку переклинило. Буквально на миг она замерла, затаив дыхание, а лицо приняло особенно сосредоточенное выражение – видать, размышлять пыталась. «Говорят, ирония – это когда кто-то видит свои черты характера и умудряется найти в них что-то забавное…» - уголок губ чуть приподнялся, и физиономия Ройг расплылась от удовольствия. «Точно!» - ее осенило. Правда, это ничего хорошего ее приятелям не сулило… Решив не тянуть времени, рыжая торговка живенько так телепортнулась до двери и распахнула ее еще шире. «Шире, шиииире!» - старалась изо всех своих лепреконских сил девчонка, пока не споткнулась и чуть не свалила с ног какую-то… непонятно какую.
Все еще силясь открыть дверь пошире, Джеальбе краешком глаза смотрела, как вошедшая гостья направила стилет на ее уже ставшую зеленоволосой подругу. «Некрасиво, между прочим,» - недовольным голоском буркнула проказница и, не удержавшись от крамольной мысли (и следующего за ней действия), запустила ручонку в льняную сумку. «Бааам!» - с воодушевлением и радостью в голосе проголосила лепрекон, когда деревянная птичка ударилась в плечо пожаловавшей некультурной гостьи. «Вообще целила в затылок, но разве ж за шалью поймешь, где там голова… Да и уж больно высокая она, прям великан!» - расстроилась было на миг Ройг, но тут…
Недовольно проворчавший желудок сничтожил инстинкт самосохранения на нет (если он, разумеется, вообще имелся у этой рыженькой шалуньи), и Джеальбе, сорвавшись с места, ринулась в пекарню, где, помоги Татес, еще лежало оставшееся что-то съестное…

Отредактировано Jealbe Roig (2012-12-23 17:09:55)

23

Когда Лиана стала изучать взглядом аниуку, тот, совершенно неожиданно для девушки, заговорил.
- Не кто не такая? - зверек похлопал по своей груди лапкой. - Врунгаузен. Немой неорин.
Говорящий? Кто научил его говорить? "Немой"? Но почему? "Не кто не такая"? Как странно говорит...
Такие мысли пронеслись у сбившейся с толка куклы. Однако ее лицо оставалось таким же каменным, а глаза такими же стеклянными, несмотря на очень сильное удивление. Следующие слова неорина, однако, разъяснили для Лианы ситуацию.
- Рыж, Ли, не объясните.
"Не объясните"? Может он хотел, чтобы объяснили? Ясно! Просто наоборот! Убирать "не" и все! Странно, почему так? Кто мог так научить аниуку разговаривать? Да и зачем? Не понимаю...
- Не важно. - Все так же тихо, но четко произнесла Лиана. Какой смысл представляться перед существом, с которым скорее всего расстанешься и больше не увидишься? "Только энергию на разговоры тратить".
Махо наконец-то выбралась из крепких объятий зеленоволосой девушки, царапнув ее, отряхнулась, недовольно фыркнула, заметила свою хозяйку, села на пол и требовательно замяукала. Лиана прекрасно знала, что это означает, и полезла в свой мешочек за лакомством для голодного питомца. Только она его раскрыла, как за ее спиной раздалось "Некрасиво, между прочим. Бааам!", и в ее плечо что-то ударило и звучно упало на пол.
Лиана тут же обернулась и увидела, судя по виду, абсолютно безбашенную рыжую девушку, которая ринулась в пекарню, явно не для того, чтобы спастись от, может быть разъяренной, Лианы. Если бы она осталась на месте или приблизилась бы, то Лиана как минимум приставила бы стилет к ее шее. Но так как девушка довольно беспечно от нее убежала, кукла не видела смысла бежать за ней и тратить попусту свою энергию. К тому же не успела рыженькая скрыться из виду, как ей навстречу попался заплутавший мертвец, явно не предвещавший ничего хорошего для безоружного существа.
Лиана же, совершенно не интересуясь судьбой этой встречи, таки достала из мешочка лакомый кусочек для Махо, которая тут же взлетела на ее плечо, с превеликим удовольствием поела, облизнулась напоследок, прижалась своей щекой к чистой щеке хозяйки и довольно замурлыкала. Девушка погладила своего майола и взглянула на него... ласково?.. Да нет, просто обман зрения. Лиана немного прижала питомца рукой к своему плечу, чтобы Махо вновь не сбежала. Ей очень не хотелось опять бегать за ней, да к тому же переживать, что с ней что-нибудь случится.

Отредактировано Лиана Шелуна (2012-12-17 20:36:11)

24

Неорин передал право переложить его зашифрованную речь на более понятный язык и объясниться с новоприбывшей незнакомкой своим спутницам Литере и Джеальбе. И что из этого вышло? «Да ничего хорошего», - так в данный момент считал Врунгаузен. Вот таким образом и складывались дела.
     Рассерчавший майол от чрезмерно рьяного тисканья оцарапал руку кирани. Опешившая от всего происходящего Лита не нашла ничего лучшего, как с улыбкой отреагировать на требование неорина о переводе, сказав «аниу». Ануика сначала с недоуменным видом посмотрел на девушку с зелеными волосами, и решил, что она издевается над ним. Однако затем усмотрел в этом прииски и дурное влияние лепрекона с ее извращенным чувством юмора на впечатлительную и добропорядочную кирани.
     - Да, - печально ответил неорин и, тщательно подбирая слова, стал пояснять Литере: - Не многие из не окружающих не принимают Врунгаузена за не сумасшедшего из-за понятной не речи, радуются и не обижают.
     Зверек грустно вздохнул. Был у Литеры один недостаток в общении - она его почти совсем не понимала, хоть и была очень добросердечным созданием. Аниука не питал особой надежды, что у кирани и сейчас, несмотря на его попытки, получится понять, что он старался поведать о том, что многие из окружающих существ принимают его за сумасшедшего, боятся или злятся непонятного для их ума, и поэтому стараются уничтожить или забить камнями. Врунгаузен хотел, чтобы они заранее объяснили незнакомой девушке с белоснежными волосами, чтобы не вызвать ее гнев.
     Рыжеволосая ехидница заявила в ответ на его недавние недовольные ужимки по поводу ее шуточек, что итак в курсе, что ее недовоспитывали в детстве. "Ага, кто бы еще говорил, - аниука показательно громко фыркнул, - что у него морда хитрая".
     «Ух, с этими хитрыми лепреконами надо ухо востро держать», - взял себе на заметку Врунгаузен. Уж больно они умные, наблюдательные и коварные… другим во вред, а себе на пользу. Не зря его отец при обучении торговли говорил, что нет хитроумнее плутов среди торговцев, чем сами лепреконы. Вечно они норовят обвести всех вокруг пальца.
     А дальше Джеальбе устроила полный хаос. Рыжеволосая девчонка нарочно (аниука готов был заложить свой драгоценный хвост, что это так!) извратила его требование-перевертыш о том, что следует закрыть дверь, на совершенно противоположное. Вернее из-за того что он вынужден врать, Врунгаузену пришлось попросить «открыть не дверь», а Рыжая куража ради и совсем не вовремя решила побыть в кои-то веки паинькой и послушной девочкой, и последовать совету зверька с черной шерстью. Зеленоглазая шутница при помощи телепортации мгновенно перенеслась к двери, где стояла светловолосая грозная незнакомка, которая была увлечена в это время поиском чего-то неизвестного в своей котомке. Джеальбе, достав из своей сумки какую-то статуэтку, шандарахнула этим предметом новоприбывшую воительницу по плечу. После чего сделала то, что лучше всего умеют делать представители из этой хитропопой расы, когда попадают в переделки, - решила во избежание возмездия смыться.
     - Бежать, - завопил неорин, подразумевая, конечно же, чтобы Джеальбе не вздумала никуда бежать, а остановилась на месте. Зверек, как эгоист, думал сейчас только о себе. Ему было невдомек, что у лепрекона могут быть свои какие-то дела или заботы. Врунгаузен до этого мгновения считал, что у него получилось поймать Рыжую к себе на крючок, пообещав вознаграждение за оказание помощи, а она решила дать деру из их компании. Надо было остановить лепрекона. Иначе кто еще поймет его способ изъяснения, сможет помочь вернуть ему настоящий облик и вызволить из беды его друга, гнома по имени Хвада?
     Девушка с белоснежными волосами, по мнению неорина, довольно странно в эмоциональном плане отреагировала на нападение и последующий побег зеленоглазой девчонки - ее лицо осталось совершенно спокойным и равнодушным. Незнакомка лишь обернулась посмотреть на источник, который послужил ударом, а когда лепрекон дала стрекача в распахнутую дверь, то и совсем возникло такое ощущение, что она почти мгновенно забыла об этом досадном происшествии. Хозяйка майола занялась тем, что стала кормить своего крылатого питомца, который забрался к ней на плечо.
     Аниука был поражен и заинтригован этой незнакомкой. Толи эта дама обладает столь хладнокровным самообладанием, толи ей безразличен окружающий мир? И правда, своим эмоциональным и внешним фоном она напоминала Снежную деву (у него даже прозвище тут же для нее придумалось - Снежинка).
     «А может, - Врунгаузен сделал очередное предположение, - она просто находится в состоянии шока от увиденных ужасов на улице или случившихся с ней напастей?» Неорин с сочувствием посмотрел на девушку, прозванную им Снежинкой. Большая часть наряда девушки была измазана кровью, а в свободной руке она сжимала стилет. Незнакомке, наверно, пришлось не один раз столкнуться с ожившими мертвецами и удалось выжить. У не отличающегося большой храбростью зверька взыграл инстинкт самосохранения. Она смогла выжить, значит, надо держаться рядом с ней, чтобы раньше времени не помереть от зубов и когтей зомби. Только была одна загвоздка - появившаяся в их убежище воительница не горела желанием иметь с кем-то дело помимо своего майола.
     В голове у аниуки словно зажглась свечка, вернее, возникла блестящая идея, как можно подмазаться к воинственной деве. Она походу очень нежно и любяще относилась к своему питомцу. А что если предложить незнакомке с белоснежными волосами денег за охрану их компании от ходячих мертвяков, которые она могла бы потратить на своего майола?
     - Как не зовут не тебя и не майола? - Врунгаузен доброжелательным голосом обратился к незнакомой девушке. - Не любишь не майола? Не хочешь не научиться с не майолом не общаться? Не продаются не артефакты, не помогающие не понимать не речь не животных. Не стоят не дорого. Не защищай не нас и не получишь не деньги. Не согласна?   
     Со своего места Врунгаузен заметил, что из-за угла на встречу лепрекону, покачиваясь, вышел зомби.
     - Не спаси! - взмолился неорин, указывая лапкой в том направлении, куда ринулась Джеальбе.

Отредактировано Врунгаузен (2012-12-26 02:16:08)

25

«И все же, в такой ситуаций мне не стоило шутить - слушая печального неорина, девушка покраснела до кончиков волос,  - Пожалуй, стоит объяснить этой странной гостье, что не стоит применять оружие в данной ситуации»
Однако мозги лепреконов устроены совсем по-другому. Подскочив к незнакомке, Рыжик бросила в нее деревянной птичкой. «Воистину грозное оружие. Хотя как бы то ни было это, наверное, довольно больно» Но не успела девушка возрадоваться наказанию постигшему незнакомку «А вот нечего бедным кирани угрожать», как Джеальбе с голодными глазами убежала в пекарню. «Сопрет булочки!»- мысленно воскликнула Лита, однако подобрав упавшую статуэтку «Красивая... Будем считать это взаимообменом» оставила мысль о преследовании и взглянула на пострадавшую. Но ни малейшей реакций на нападение не последовало - она продолжала заниматься своим майолом. Вот тут даже некоторые опасения по поводу окровавленной одежды и ножа в руке не смогли перевесить в ее душе все возраставшее любопытство. Она привстала с колен, и, дотянувшись до незнакомки, постучала по оголенной ноге. Та отозвалась гулким металлическим стуком, свойственным...
-Так ты кукла что ли?- воскликнула девушка и в следующую секунду вздрогнула, услышав неистовый вопль неорина. Взглянув туда, куда указывал лапкой аниука Лита вскочила, и, сдерживая панику, крикнула:
- Зомби! Джеальбе! Зомби!!  - а тем временем подбодренный мозг проведя логическую цепочку кукла-убийца --майол, выдал сумасшедшую идею. В очередной раз наплевав на инстинкт самосохранения и подскочив к неподвижно стоящей девушке, Литера схватила котенка, безмятежно примостившегося у нее на плече и кинулась к лепрекону, на бегу крикнув:
-Убей зомби, а я отдам тебе его назад. «Без котенка ей и драться сподручнее»

Отредактировано Литера Миу (2013-01-13 19:19:10)

26

♫ музыкальное сопровождение
Вслед несущейся со всех ног торговке слышались голоса окликающих ее друзей и приятелей, но голод все ж был сильнее всего этого. А уж вполне реальная возможность за просто так стащить какую-нибудь вкуснотищу и вовсе отметала в сторону причины остановиться и вернуться в пыльную, затхлую комнату. Ну да, допустим, это гиперболизация… Но как без ентого-то?! Лепреконы – они ж поэты как-никак! Иначе нельзя! Поэтизм, лиризм и высокие полеты души нельзя душить на корню! Впрочем, как раз таки этот самый «полет души» и грозил сейчас Джеальбе. Разумеется, не в самом лучшем смысле. Хоть и в довольно поэтическом.
Пока девчонка подбегала к месту с вкусностями (половина которых валялась на полу, но меньшая часть… меньшей части все ж удалось уцелеть!), навстречу тепленькому свеженькому кусочку мясца направлялся очень кстати проголодавшийся мертвяк. «Эх-маа, ну раз она решила набить пузо, то почему бы и мне не подумать о своих физиологических потребностях?» - наверное, подумал этот смердящий кусок гниющей плоти. Весьма внушительный, кстати говоря, кусок… Одна нога его еще сохранилась в более-менее недурном состоянии, потому подтаскивать за собой другую, обмякшую, ему не составляло особого труда. «Сильный видать, мужик был.» - подумала б Ройг, если б только завидела этого не то мужчину, не то… невесть кого, в общем.
Однако рыжая по-прежнему стояла возле булочек, посыпанных чем-то сладеньким и пряным, и с величайшим удовольствием употребляла уже, наверное, второе по счету хлебобулочное изделие. Странно, что зомби не особенно торопился нападать на девчушку, не правда ли? Резонный вопрос, согласна. Где ж тут не согласиться?! Но, похоже, тот и сам размышлял о вкусе того, что с таким наслаждением пожирала его будущая жертва. Трупяк похамкал челюстями, сделал пару шагов по направлению к лепрекону и протянул свои культи то ли к булочкам, то ли к девушке. Но кажется, к ним обоим.
Резкий запах вынудил зеленоокую поморщиться. «Что за … Что за смерд?!» - возмутилась она и довольно неторопливо, будто предвидя что-то, повернула голову в сторону ходячего. «Ээ… Ты чего это ко мне руки тянешь?» - недоуменно вопросила девчонка, косо глядя на зомби. Похоже, осознание того, что этот самый «некто» запросто может ей руки поотгрызать, а потом уж Ройгдже станет ему подобным, до лепрекона не особо торопилось, так сказать, «доходить». «Ну, ты чего?!» - возопила Дже. «Ты что, ополоумел вовсе, что ли?!» - отшатнувшись, Эрнер, глянув на пол и приметив завалявшуюся деревяшку, живо подскочила к ней и пнула ее в сторону зомби. Впрочем, последнему было откровенно наплевать на это.
Отступив на пару шагов, Джеальбе Ройг наконец-таки вспомнила, зачем она, собственно говоря, сюды приперлась. «Погоди-ка… Погоди…» - невинно пролепетав, торговка, все еще наблюдая краем глаза за мертвецом, подкралась к остаткам припасов и, схватив парочку булок, спешно запихала их в наплечную сумку. «Коль не будет больше ничего из припасов, то и это сойдет,» - решила она и уже было потянулась за следующей долей припасов …

Отредактировано Jealbe Roig (2013-01-11 20:37:23)

27

- Немногие из не окружающих не принимают Врунгаузена за не сумасшедшего из-за понятной не речи, радуются и не обижают. - произнес вдруг неорин, судя по всему, обращаясь к Литере. Расшифровка этих слов заняла у куклы чуть больше умственных способностей, ибо надо было не просто убирать «не», а еще вставлять их, где надо, а также заменять некоторые слова на противоположные. Однако Лиана поняла одно: аниука решил, что она сейчас его побьет. Данный вывод был обиден кукле. Она ведь никого не трогала без надобности, а тут именно это и предполагают.
- Вас никто не обижает. - все также тихо с долей обиды в голосе (которая только может быть в голосе куклы) произнесла Лиана. Собственно, на «вы» она обращалась ко всем говорящим существам. То, что аниуки по сути — просто зверушки, ее ничуть не смущало. Однако она начала думать, кому же принадлежит этот неорин. С одной стороны они очень любят сладости и житье их в пекарне дело обычное. Но Лиана сильно сомневалась в том, что он принадлежит кому-то из работников пекарни. Не казалось ей, что кому-нибудь из них понадобится учить его речи. А вот рыжая девочка очень смахивала на торговку, которые совершенно не прочь иметь что-нибудь эдакое необычное, чтобы заграбастать побольше деньжат.
Вдруг после размышлений кукла заметила, что аниука как-то странно ее осматривал. Она мельком бросила взгляд на свой наряд.
Ах да, кровь... если эту грязь еще можно назвать кровью. Видимо, я ну очень грозно выгляжу. Это хорошо, вряд ли кто тогда осмелится подойти ближе.
Лиана уже собиралась уйти, как неорин вновь заговорил.
- Как не зовут не тебя и не майола? - О, Татес, ну почему некоторые существа такие непонятливые? - Не любишь не майола? - Что ему надо? - Не хочешь не научиться с не майолом не общаться? Не продаются не артефакты, не помогающие не понимать не речь не животных. Не стоят не дорого. Не защищай не нас и не получишь не деньги. Несогласна? - Вот в чем дело!
Теперь Лиана была почти уверена, что аниука принадлежит той рыженькой. Артефакты ей были не нужны, однако кукла прекрасно знала, что стоят они ой как не дешево. А от денег она не отказалась бы, алхимик уже второй месяц задерживал ей зарплату. Но что, если это обман? Очень странно, что это предлагает неорин, пусть даже говорящий. Внезапно кукла почувствовала, что кто-то стучит по ее ноге. Это оказалась Литера. Вообще, тело Лианы специально сделано максимально приближенным к человеческому, чтобы даже по прикосновению нельзя было догадаться, что она кукла. Но помощница пекарни решила постучать именно по твердой коленке, которая тут же отозвалась характерным металлическим звуком.
- Так ты кукла что ли? - воскликнула девушка. Только Лиана успела подумать «Вот Мблок!», как аниука вскрикнул «Не спаси!» и указал лапкой в сторону убежавшей рыженькой, к которой приближался зомби. Отвлеченная на эту картину, кукла не успела заметить, как Литера быстро вскочила, схватила Махо и побежала в сторону готовой случиться трагедии.
Мблок! Надо было сразу уходить, - думала Лиана, быстро следуя за девушкой. - Только бы сюда не вздумал войти еще кто-то, и так свидетелей слишком много.
Кукла обогнала Литеру, когда она почти прибежала к рыженькой, и одним взмахом стилета отрубила нежити голову, скорее чтобы мертвец не мешал, нежели спасая кого-либо из присутствующих. А вот майола отбирать не стоило. Лиана развернулась к Литере еще до того, как зомби успел упасть, быстро приблизилась, выбила из ее рук майола, тут же схватив его свободной рукой и прижав к себе, сбила ее с ног и приставила стилет к ее шее.
- Ни шагу, - обратилась она ко всем присутствующим и окинув их пронзающим взглядом. Ей было совершенно не с руки убивать их всех, но ведь Литера догадалась, что она кукла. Неорин это точно слышал, тут не было никаких сомнений, а рассказать это той же рыжей не стоит труда. Мало кто из существ обладает способностью вовремя прикусывать собственный язык. Тем более убивать при свидетелях — все равно, что собственноручно подписать себе приговор. Но ведь нельзя оставлять это в таком положении! Лиана внимательно следила за любым движением, чтобы не дать никому сбежать или навредить ей, а в особенности Махо, попутно обдумывая ситуацию и стараясь как можно быстрее принять решение.

28

А Литера, которую Врунгаузен посчитал тихоней и разумно мыслящим созданием, оказалась на деле такой же авантюрной беспредельщицей, как и рыжий лепрекон. «С кем я только связался? - жалобно проскулил оживший на мгновение рационализм в голове у неорина, глядя на то, как бесбашенная кирани отобрала у их новой знакомой майола и, потребовав убить зомби в обмен на возращение зверька, бросилась бежать в сторону Джеальбе, которая, не смотря на грозившую опасность, старалась умыкнуть булки к себе в котомку. - Эта компашка отмороженных на всю голову созданий. И это меня ещё называют психом».
     «Хотя, наверно, - как предположил аниука, наблюдавший за происходящими действиями с выпученными глазами, - безумный поступок был вызван тем, что кирани просто стало жалко, если Джеальбе умрет или превратится в ожившего мертвеца после укуса зомби». Эта самоотверженность было странной и не поддающейся законам логики. Врунгаузен даже и не знал восхищаться Литой или причислить ее к ликам сумасшедших. Небось, это здорово, когда у тебя есть подобный друг, который за тебя и в огонь и в воду. Смог бы неорин так ради практически незнакомого существа поступить подобным образом? Наверно, нет.
     Как бы то не было геройству храбрых в пору было петь песню… лишь бы не в честь замаячившей на горизонте скорейшей кончины и смерти отважной кирани от руки воительницы из-за столь наглого похищения и шантажа… А вот и нет! Литера осталась жива и здорова… пока. Так как зеленоволосая девушка с майолом в руках устремилась в гущу смертельно опасных событий.
     Ко всему прочему, не смотря на экстраординарную выходку у помощницы пекаря, всё-таки получилось заставить незнакомку сделать то, что её так долго умолял сделать аниука при помощи дипломатии, за что захотелось наградить кирани медалью за находчивость в экстремальных ситуациях. Хозяйка майола бросилась вслед за похитительницей ее зверька. Врунгаузену ничего не оставалось, как устремиться следом. Неорин было решил, что зомби удастся полакомиться лепрекончиком,  когда подоспевшая во время воительница линчевала ожившего мертвеца. Это было впечатляющее зрелище. Врунгаузен словно завороженный наблюдал, как отсеченная голова зомби покатилась к ногам Джеальбе, а тело недавно ходившего мертвеца рухнуло на пол. Из ступора аниуку вывела волна ужасной трупной вони, что словно таран ударила в его чувствительный к запахам нос.
     Засмотревшийся зверёк даже пропустил тот момент, когда хозяйка майола успела вернуть себе своего похищенного питомца, повалить на пол Литеру, приставив к ее шее оружие, и приказала оставаться всем на местах. Ситуация приняла плохой и опасный оборот. Кажется, девушка с белоснежными волосами была настроена решительно. Только вот на что именно? Всех присутствующих порезать на мелкие ленточки или порубить в фарш? Мблок разберешь, на что может пойти кукла. Да-да, их новая знакомая, которую Врунгаузен мысленно прозвал Снежинкой, оказалось куклой! Если бы Лита (видать что-то заподозрившая) не постучала по колену воительницы с белоснежными волосами, то неорин бы ни за что и не догадался, да и если кто и рассказал, то решил что врут. Настолько искусно та была сделана, что походила на настоящее создание из живой плоти и крови. Разве, что эмоциональностью была мало выразительна их незнакомки  - ранее аниука считал, что у Снежинки просто феноменальное самообладание.
     «Что же делать? - взволнованно заметались мысли неорина. - Что придумать? Эти женщины скоро до разрыва сердца доведут его своими выходками». Надо было срочно что-то предпринять. Но что? И ведь надо как можно скорее, а то не хватало, чтобы рыжая бандитка опять не выкинула какой-нибудь самоубийственный фокус из разряда «стукнул и убежал».
     - Жен… - Врунгаузен из-за волнения чуть не сказал правду, однако во время остановился, и не особо заморачиваясь в подборе антонимов, быстро поправил себя, желая призвать женщин к порядку: - Мужики! К хаосу!
     Поняв, что сам только что ляпнул, неорин сконфузился. М-да, у него, как всегда получилось своими несуразными словами ещё больше внести смуты и путаницы. Чтобы присутствующие дамы не обиделись, зверек с извиняющимся видом пожал плечами и покрутил вытянутыми указательными пальцами вокруг друг друга, чтобы девушки не понимали его слова буквально.
     - Не спокойствие! - предложил неорин, подразумевая, что не стоит поддаваться панике. Надо было всех успокоить болтовней. В конце концов, Врунгаузен происходил из семьи торговцев, а представители этой профессии предпочитают чаще договариваться, чем махать оружием. Можно предложить переговоры и выяснить, кто что хочет. - Не переговоры? Аниу? Не пусть не каждый молчит, не что не желает. Ли, - аниука обратился к кирани, у которой сейчас к шее был приставлен стилет, - не ты не что не хочешь? - Зверек обратил свой взор на воительницу, а затем и на Джеальбе: - А не ты и не ты? Не найдем не компромисс?

Отредактировано Врунгаузен (2013-01-17 01:27:09)

29

"Это наверное всегда так : помогаешь, помогаешь существам а они разз - и ножик к горлу - рассуждала Литера растянувшись на полу - Зачем же так грубо? Теперь кроме тех синяков, которые у меня и так уже есть будут еще несколько"
   Вообще-то мало кто из кирани серьёзно боялся смерти. Они воспринимали ее скорее как переход на какой-то новый уровень( Правда это не мешало им грустить об умерших). Лита например, по примеру своей матери верила в перерождение и подолгу выдумывала, кем же она станет в следующей жизни. Но одно дело умирать уже совсем-совсем древней, повидавшей виды или как-нибудь по геройски, отважно сражаясь за родину например а другое - безголовой, в развороченной пекарне, да еще и рядом с трупом зомби. Вероятность гибели, маячившая перед девушкой ее глубоко не устраивала поэтому она стала в срочно искать варианты своего спасения.
   - Эй-ей, может погодишь маленько! Ну схватила я твоего майола раз...ну даже два. Но это не повод меня головы лишать! - пока рот говорил голова думала. - И к тому же думаешь, тебя не накажут? Лепрекона ты не сможешь поймать - она телепортируется. - Разыскав глазами Джеальбе она чуть не задохнулась от возмущения - та заталкивала в сумку оставшиеся на прилавке булочки - Не ну не наглеж, а? Я тут погибаю а она? Если выберусь - обязательно заставлю отдать половину! Впрочем эта мысль лишь ненадолго промелькнула в голове девушки. Были вещи куда более серьёзные. - А на улицах сейчас, после нападения зомби полно стражи! Ты не справишься со всеми... - с улыбкой закончила монолог кирани. - Надеюсь, она благоразумна. Хотя, если не будет наблюдаться прогресса можно попробовать магией звука.Но не знаю, подействует ли?
  Мать Литеры, Акеми, виртуозно владевшая магией звука, обучая девушку, рассказывала ей о возможности разрушать твердые предметы. Но эта техника требовала большого опыта и концентрации вкупе с наличием музыкального инструмента так что возможность сломать нож отпадала начисто.
  Но ведь Лите это как крылом по воде писано. Поэтому как только вовремя подоспевший неорин отвлек внимание самонадеянная девушка вместо того чтобы прислушаться и поддержать разговор прикрыла глаза и начала выводить тихую мелодию, проникая в стилет, который держала в руках кукла и обволакивая его. Но отсутствие опыта и правильных условий, даже при наличие таланта сыграют свою роль. Поэтому, когда почти уже торжествующая и гордая, представляющая вытянутые лица окружающих ее существ Литера наконец выдала финальный, резкий и непохожий на ту обволакивающую мелодию звук, стилет всего лишь дрогнул в руке нападающей.
  Торжествующая улыбка сменилась разочарованной гримасой.Лицо девушки вытянулось и в насыщености цвета теперь могло бы поспорить с самым спелым помидором. Зеленые волосы лишь подчеркивали это свойство.
  - К-компромис? - уловив окончание диалога промолвила пунцовая от стыда девушка - Я только з-за...

Отредактировано Литера Миу (2013-01-28 13:45:39)

30

♫ музыкальное сопровождение
Со стороны новоявленного «приятеля» торговки прыснула струей какая-то непонятная субстанция – то ли то была кровь, то ли то, что текло по жилам бывшего прежде движáтельноспособным существа, - Джеальбе так и не суждено было этого выяснить. «В чем смысл жизни? В смерти…» - пофилософствовала девчонка и чихнула.
- Это все пыль! – оправдалась она, решив промолчать, что причиной такого бурного восстания песка и грязи явилась та дамочка, да-да, вот эта вот Летти. Впрочем, лепрекон особенно не против была, что ее все спасают так усиленно… но булки были важнее. И потому, пользуясь моментом и тем, что Кайсса – в обмороке, - все еще… наверное… По крайней мере, на это Ройг искреннейше надеялась, ибо прослыть воровкой не очень-то и хотелось, - а ее помощница весьма вальяжно развалилась на полу (пыльном полу!), рыжая таки не удержалась и сныкала еще одну вкуснятинку с прилавка. «Они потом меня еще и поблагодарят!» - оправдательно подумала она, успокаивая свою неуемную совесть. Если она, разумеется, у лепреконов имелась в наличии… А то ж это… Штучный товар, как-никак!
Шмыгнув носом и в неизвестно какой раз с чувством чихнув, Ройгдже решила, что, вероятнее всего, довольно уж и утерла черным рукавом сопливый нос. Почесала затылок и от всей честной лепреконской души попыталась разобрать ту… невесть даже, как назвать то, что «выдал» неорин. «Нет, ну …» - хотела было открыть рот зеленоглазая, но после выкрика «Мужики, к хаосу!»… это было невозможно!...
Кинувшись в сторону куклы, проказница с боевым кличем замахнулась на нее своей тощей ногою, видать, метясь попасть по заду, но, увы, прыгательной силы не хватило, потому удалось пнуть только по голени. Металлической голени. Голосисто взвыв, лепрекон рухнула на пол и схватилась за горемычную лодыжку. «Опяяяять…» - от души стонала она, хотя, по сути, ничего страшного такого там не было… ну, максимум, что могло произойти – ушиб. Не более. Но драматизация – наше все. Главное, чтоб обидчик почувствовал свою вину. Даже если он не виноват в том, что у него металлическая культяпка вместо нормальной ноги…
Вспомнив абсолютно внезапнейше, что пол-то – грязнючий, торговка вполне живенько так и бодро, как ни в чем не бывало, вскочила на ноги, лишь в последний момент припомнив про травму, и с нарочито несчастным видом обиженного страдальца (которому только миг назад отдавили любимую мозоль) прихромала на левую ногу… хотя болела правая. Но суть не в том.
«Плюнув» на лежащую и стоящую пыльных воительниц (хотя какое-там…), Эрнер кинулась к двери и со всей силы пихнула ту всем своим телом (проще говоря – навалилась своею бренной тушей). И чуть не вывалилась… иначе ж бы зарезал насмерть тот огромный шип. «Шип?!» - взвизгнула.
Более осторожно и осмотрительно, чем раньше, рыжая шагнула на улицу и …
- Летти! Вргууууунз… - не сообразив, как имя неорина сократить более красиво, протянула Ройг. – Идите-ка сюда, - растерянно позвала зеленоокая проказница, так и не закрыв рот от удивления. Вокруг «творился» абсолютнейший розарий… с такими шипами, что проскочи лепрекон сквозь стену, зарезало б насмерть. Мертвецов не было вовсе. А дагорцы, неспешно выползая из своих домов и дивясь окружающему с рыжей за компанию, одновременно успевали еще и сплетничать о пропаже принца Фабиана, смерти короля и беспробудном сне королевы. «Да что ж тут вообще такое?»

Отредактировано Jealbe Roig (2013-02-02 16:16:39)


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [xx.12.1439] «Льстец - тот, кто правду говорит»