Последний Шанс

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Особняк Нуартье


Особняк Нуартье

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Продолжение данного отыгрыша

2

Нуартье всегда ценил комфорт. Однако его отсутствие никогда не стесняло василиска. Он был привычен и к лишениям походной жизни, и к не слишком благоустроенному лагерю наемников и многому другому не располагающему к ленивому блаженствованию. Однако, суровая дагорская зима в особняке стены которого были сплошь покрыты трещинами и дырами, а окон и дверей не осталось вовсе, все же оказалась весьма не приятной. Что не могло не сказаться на настроении змея, который не покинул это место только по тому, что следовало проследить за восстановлением дома и позаботится о том, что бы это произошло как можно скорей. По счастью второй этаж почти не пострадал и был по-прежнему пригоден для жилья.
После инцидента прошла  без малого неделя. За это время особняк успели привести во вполне удобоваримое состояние, кое-кто из раненных встал на ноги, а мадам Мира больше не хваталась за сердце при взгляде на столовую. Однако, отсутствие гуляющего по холлу ветра все же было лишь половиной на пути к восстановлению прежнего вида особняка.  Келлана он за это время ни разу не видел. Им занимались целители, наг несколько дней был без сознания, но судя по тому, что у Лида снова появилось время на то, чтобы захаживать к мадам Мире на кухню, наг пошел на поправку. Что было безусловно к лучшему.  В противном случае избавиться от четырехметрового трупа было бы весьма затруднительно.  Однако, в конце концов это становилось уже не вежливо. По этому, прихватив бутылку вина, к которой Нуартье приложился уже на середине лестницы, он отправился к болезному гостю.
Вошел Дорн без стука, насмешливо отсалютовав нагу бутылкой.
- Составишь мне компанию? Пока целители не видят. 

3

Без сознания обер-офицер провалялся позорно долго. В последний раз такое с ним случалось после одного из заданий, где тяжело раненый змей провалялся на ледяном полу несколько часов и почти впал в анабиоз. Но тогда причина все же была весомее, нежели сейчас. По крайней мере так думал сам Келлан.
Лекари считали иначе. И без того потрепанный путешествием в трюме корабля организм Марода после выплеска хаоса грозился в прямом смысле развалиться на части. Сломанные ребра пробили легкие, а бесконтрольная сила едва не разорвала на части легочную артерию. Первые два дня ушли на то, чтобы остановить кровотечение и не дать Келлану захлебнуться собственной кровью.
Он до сих пор не знал, что конкретно ему давали пить и как именно его лечили. Но уже на пятые сутки он открыл глаза, а на шестой начал говорить и самостоятельно передвигаться. Пусть и в пределах комнаты.
Но было кое-что, что не в силах были вылечить даже самые лучшие целители. Кошмары. Они заползали в сознание при каждом удобном случае, вгрызались острыми зубами в душу и не давали покоя. Ему снились дети, превращенные алхимиками в белесых тупых червей. Червей, которые нападали на его ребят. Каждую ночь он видел, как умирают его солдаты, перемолотые вместе с тяжелой броней в кровавую кашу из мяса и стали. Видел, как бьется на полу лишившийся конечной новичок. Видел самого себя, вонзающего ятаган в сердце мальчишки, умоляющего прекратить эту пытку.
Каждую ночь он терял кого-то, шептал в бреду их имена и просыпался с отчаянным криком, задыхаясь и сжимая кулаки в бесполезной и не находящей выхода ярости.
Его личный ад, о котором он никогда и никому не расскажет.
Этой ночью было чуть легче. Температура больше не возвращалась, ребра уже почти срослись, и он хотя бы мог нормально дышать. Сны стали чуть спокойнее, или, быть может, он просто не запомнил их в этот раз.
- Составишь мне компанию? Пока целители не видят.
Келлан обернулся на знакомый голос, окинул взглядом василиска и хмыкнул. Ну да, конечно... стоило уйти одному кошмару, как появлялся другой. Желанный, просто до одури желанный, и того еще более мучительный.
- Стучать не учили? А вдруг я не одет? - и плевать, что он никогда не бывает одет, - Составлю. А то я на этих кашах и траве превращусь в травоядную овцу.
Марод изо всех сил пытался бодриться, хотя прекрасно знал, что выглядит отвратительно. Вон,даже чешуя не золотистая, а какая-то пожухло-серая.
- Смотрю, ты уже вполне здоров.

4

Наг явно шел на поправку. По крайней мере его хватало уже не толкьо на самостоятельное передвижение по комнате, но и недовольное шипение. Василиск усмехнулся.
- Угу, прямо как сейчас. – Нуартье протянул початую бутылку Келлану, -  Кто бы мог подумать, что офицер Марод такая  застенчивая барышня. Рад, что тебе лучше.
Поскольку первое время  Лиду приходилось проводить здесь с мечущимся в горячке нагом едва ли не целые дни, ворчливый старик первым делом позаботился о собственном комфорте и велел перенести сюда удобное, глубокое  кресло. Не на табурете же в самом деле ютится уважаемому метру в столь почтенном возрасте? Это было очень кстати, по тому, что Дорн немедленно расположился в пустующем кресле со всем возможным удобством. Замечание о собственном здоровье он предпочел обойти стороной. Тем более, что ребра за эту неделю под присмотром все того же Дарлая, отвертеться от которого Дорну не удалось, благополучно срослись. Вопреки стараниям Кела, от встряски которого все предыдущие старания целителя едва не пошли прахом.
- Более чем. – подтвердил василиск. – Чего не скажешь о тебе. Признаюсь, я был близок к тому, что бы довершить начатое. – хмыкнул он.  – Ты меня порядком разозлил. – протянул он, блаженно откидываясь на мягкую спинку. Мблок бы побрал все эти разрушения, он уже успел отвыкнуть от возможности позволить себе минутку блаженствования в  мягком кресле. Пожалуй, идея завалиться сюда с бутылкой вина действительно была не так плоха, по крайней мере здесь нет дыр в стенах, тепло, есть уютная мебель и нет толпы рабочих и строителей. Вот оно счастье.

5

Наг медленно потянулся, повел плечами, недовольно морщась. Шевелиться было все еще больно, но уже не хотелось орать от малейшего неловкого движения. Видимо, он действительно шел на поправку. Только вот василиск, даром что выглядел абсолютно здоровым, вел себя как-то не совсем нормально. Например, не пускал пошлых шуток. И даже не прикоснулся, хотя раньше либо целовал, либо нападал. Зеленые глаза чуть потемнели, знаменуя очередной перепад настроения - на этот раз в что-то сродни тихой печали.
- Так добил бы, - Келлан отвернулся, уставившись в стену, - Тебе бы точно легче стало, избавился бы от проблемы. А в Академии никто бы и не заметил. Одним куском штурмового мяса больше, одним меньше...
Вообще, депрессия для обер-офицера была состоянием совсем ненормальным. Он был либо рассчетливо-спокоен, либо вел себя, как последняя стерва, либо пребывал в слепой ярости. Наверное, во всем были виноваты лекарства, которыми его пичкали целители. По крайней мере спать от них хотелось просто жутко. Немного погипнотизировав стену, наг развернулся, соскользнул с кровати и навис над креслом. Волосы упали на лицо, почти полностью закрыв его от взгляда василиска.
- Академия может возместить ущерб. Хотя... Ты нанес гораздо больше разрушений в моих родных стенах.
Пальцы обер-офицера скользнули по щеке работорговца, зеленые глаза уставились в змеиные зрачки.
- Я думал, что ты обо мне забыл. Дело только в твоей злости, или случилось еще что-то?

6

Келлан вел себя странно.  По меньшей мере. Точнее очень странно. При чем, чем  дальше, тем странней. Не то что бы Нуартье хорошо знал офицера, но тех нескольких более чем очень ярких встреч хватило для того, что бы составить мнение о нем.  Василиск ловко перехватил бутылку у нага, вернув себе вино. Кел, на нее все равно обращал мало внимания, занятый не понятными Дорну словоизлияниями больше всего напоминающими желание себя. А подобные коллизии с образом нага у него никак не вязались. По этому василиск от души приложился к фляге, предпочитая уделять свое внимание хорошему вину, а не странным словам.
- Так чем ты говоришь, тебя эти целители тебя пичкают? – пробормотал он как-то странно разглядывая обер-офицера с которым явно творилось, что-то неладное.  – Может ты все-таки выпьешь? – на сей раз бутылка появилась прямо перед носом Келлана, непрозрачно намекая на то, что ее содержимое следует употребить по прямому назначению. 
Лица склонившегося над ним нага он не видел. Но готов был поставить сотню золотых против худой медяшки, что выражение на нем сейчас не менее непривычное и непонятное, чем слова Кела. Хорошо, что волосы скрывали все. Такого лица обер-офицера Нуартье видеть не хотел.
Дорн неопределенно пожал плечами, запрокинув голову назад.
- Я был занят, Келлан. Очень много дел. – он усмехнулся и опустив голову посмотрел на собеседника. – Да, и тебе, судя по отчетам целителей было совсем не до меня. 

7

Нет, все это было совсем не так, как представлял себе обер-офицер. Этот разговор - как продолжение терзавшего его все эти дни кошмара, перешедшего в иную плоскость. Словно кто-то стер из памяти их обоих все, что было раньше, заставляя вести себя не так, как они должны были. Дорн... Был слишком спокоен, слишком отчужден и невозмутим. Наг ожидал чего угодно, но не безразличия.
Злость на грани ненависти и любви, огорчение, тревога, возможно, облегчение - тот василиск, что он помнил, выдал бы все это, как только наг открыл бы глаза. Но змей сидел, прикладываясь к бутылке, и Марод не понимал причины этой холодности. Она была не напускной. Она... Просто была.
- Не знаю. Какой-то дрянью, - Келлан почти коснулся губ Нуартье своими, но тот словно не заметил, отгораживаясь бутылкой. Наг резко отпрянул в сторону, свернул кольцами хвост и откинул волосы с лица. Пальцы ревлекторно обхватили бутылку. Обер-офицер сделал большой глоток. И еще один. И еще, - Дела. Понятно.
На лице нага мелькнуло задумчиво-печальное выражение. Мелькнуло и пропало, сменившись чем-то сродни... Наверное, такой болезненной ухмылкой улыбаются, когда заранее знают, что скоро будет очень больно. Если чутье нага его не обманывало, то скоро в его жизнь грозили прийти слишком кардинальные и неожиданные перемены.
- Сейчас с делами покончено? Мне хотелось бы узнать ответы на два вопроса. Первый - что с нашим планом? Он в силе? Я потерял много времени, а задание никуда не делось. И второе, - наг на время задумался, подбирая слова, - Теперь я уверен в том, что люблю тебя. Могу ли я рассчитывать на то, что в очередной твой приезд в Академию ты навестишь меня?

8

Пытаться понять, что происходит с нагом, было слишком хлопотно. По этому Нуартье предоставил ему самому пояснять причины своего столь странного поведения. В меру собственных сил, разумеется.
- Разумеется. Я все еще намерен наградить  тобой зарвавшихся конкурентов. – василиск довольно улыбнулся, словно бы в предвкушении. Впрочем, едва ли эту улыбку можно было назвать приятной. Но фраза Келлана, которую не услышать, было увы невозможно, заставила Дорно досадливо поморщиться, как от зубной боли. Он внимательно посмотрел на нага, глубоко вздохнул, во вздохе отчетливо слышалась досада, помолчал еще пару секунд и лишь после заговорил вновь. – Келлан, - Нуартье покосился на бутылку, но она была у нага, а и мблок с ней. – Когда ты заговорил об этом в первый раз, я списал все на болезнь. Жар, бред… В какой-то степени это было понятно. Но, Келлан, ты – военный, а не купеческая дочка. Уж, ты-то должен знать, что любовь – глупая фикция, придуманная поэтами для соблазнения юных красоток. Не более. – Нуартье криво усмехнулся. –   Вижу, ты еще не вполне здоров, раз продолжаешь нести подобную чушь. – василиск встал, окинув Марода холодным взглядом. – Я  забуду о твоих словах, Кел. Будем считать это – случайной ошибкой. Но дважды я ошибки не прощаю.

9

Чутье не обмануло. Как всегда, впрочем. Инстинкт редко подводил нага, и уж тем более редко ошибался один из самых основополагающих инстинктов живого существа. К сожалению. Впервые обер-офицер жалел о том, что предугадал действия и слова... Врага-работорговца? Вынужденно партнера?
Он не знал теперь, кем вообще считать Дорна. Знал, как к нему относится, потому что теперь просто не мог... Не любить? Оставалась еще слабая надежда на то, что это не любовь. Просто минутное увлечение, ударившая в голову страсть, реакция больного воспаленного сознания, желание замерзшего тела быть ближе к теплу. Вот только образ не шел из головы с момента их первой встречи, лет так семнадцать назад. И страсти как таковой не было, наоборот - спокойная уверенность. Да и температура отступила, и кровь давно согрелась. Оправдать себя было нечем.
А еще было больно. Больно от этих слов, и еще больнее - от взгляда. И все же Марод не отвернулся - скорее всего, это был последний раз, когда он смотрел в эти змеиные глаза. Акт некоего мазохизма. Значит, работорговец всего лишь развлекался. Драками, поцелуями, взглядами, многозначительными усмешками.
Наг медленно скользнул к двери, прегрождая Нуартье выход, и спокойным ровным голосом проговорил.
- Список, Дорн. На столе - бумага и перо. Напиши список, и я тут же покину твой особняк, - наверное, столь безжизненного тона голоса у Марода еще ни разу не было. Но сейчас ему казалось, что тот взгляд, презрительно-холодный, заставил что-то внутри окаменеть.
Кусочки мозаики сложились в картинку. Теперь Келлан мог уверенно назвать имя того, кого василиск когда-то любил. И мог сказать, почему змей  не любит сейчас, и... Не полюбит. По крайней мере не его.
К счастью, Дорн не стал спорить и сел за стол. Келлан подцепил кончиком хвоста мешок со своими вещами и перевязь с оружием. Он не думал сейчас о том, как будет добираться до города, толком не зная, где этот самый город. Не думал о том, что придется ползти по льду и снегу, хотя в любое другое время его бы это заранее взбесило. А он был бы, пожалуй, не прочь замерзнуть.
Нуартье закончил и протянул ему бумагу, наг молча убрал ее, еще раз посмотрел на Дорна и тихо сказал.
- Может быть, ты прав, и это фикция. Только вот...
Что "только вот" он так и не сказал. Рванул на выход, не обращая внимания, что сбивает на своем пути какую-то мебель.
Впервые в жизни обер-офицеру хотелось, чтобы вокруг был только холод. Тогда, возможно, замерзнет не только кровь, но и слезы.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » Особняк Нуартье