Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [02.01.1440] Ночью все кошки - кошки.


[02.01.1440] Ночью все кошки - кошки.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место: Дагор, Новая Ратуша
Время: поздний вечер 1-2 января 1440
Действующие лица: Катриш де Найри, Николас Мэйн, прочие - по желанию и логике.

2

Радостна и прекрасна участь тех, у кого народ... впрочем, к чему излишний пафос? Николас без всякого пафоса был бы рад, будь у населяющих Дагор рас какой-то общий распорядок дня, но такого распорядка не было и последствия он сегодня испытывал на собственной шкуре - в первый день странного этого года жрец был на ногах с самого раннего утра, еще никакого рассвета не было и в помине. Сейчас же, поздним вечером, он всё ещё был на ногах - большая, очень большая часть приехавших в Город существ вела ночной образ жизни и для них, тёмных, ночью всё только начиналось. Сам же регент едва не валился с ног с непривычки, от холода, и от банальной усталости - в этом плохо уже помогала даже поднёсённая храмовым служкой чаша с каким-то отвратительным отваром. Краткий вечерний отдых тоже совсем не помогал и сейчас Николас выглядел так примерно, как выглядят на изображениях привидения и несвежие покойники: бледная в синеву кожа, едва ли не синие губы и фиолетовые круги, проглядывающие из под прикрывающей глаза черно-красной повязки. Голова же, спасибо зельям и магии, почти не болела и была на удивление ясной - несколько бессонных ночей на ней пока что никак не отразились.
В изукрашенном резьбой зале новой ратуши было холодно и относительно пусто - стражи стояли вдоль стен, слуг видно не было, а вместе с обычными в таких случаях чинами незримо присутствовали служители Татеса, не то отдельной охраной, но то писцами и счетоводами. С одним из них, в котором явно угадывался целитель, Николас говорил едва слышно, позволяя держать себя поверх перчаток за запястья и нетерпеливо вслушиваясь в ответы, стремясь успеть как можно больше перед тем как дверь распахнется, пропуская очередного графа, барона или маркиза.

3

Новый год начался… Начался с обыденного и не слишком приятного, а именно с налогов на землю. Отцам города, и страны, вкупе с господином регентом снова требовалось подтвержедние прав на владение землями. И так каждый год. Как будто без этого дел было мало, и каждый уважающий себя землевладелец спит и видит, как бы снова посетить королевский дворец, - ах нет, простите, запамятовал, - городскую ратушу, где нынче обретались остатки династии Мейн, дабы завидетельствовать оным свое почтение.
Примерно так рассуждал про себя маркиз де Найри, когда ступил в зал, где должнабыла пройти аудиенция с Его Высочеством принцем-регентом всея Дагора. Быстрый взгляд обежал помещение, отмечая расположение стражи, служителей Татеса, кои неизменно присутствовали при таких встречах. Куда уж без них. Еще посчитают неправильно, и оставят их, сирых и убогих, без гроша в кармане. Вампир мысленно усмехнулся, однако лицо его  по-прежнему оставалось бесстрастным, а взгляд чуть рассеяным. Черыне глаза выхватили из общей массы народа фигуру принца, лениво скользнули по стоявшему рядом жрецу, и тут же перескочили на ближайшего гвардейца.
Высший скользнул вперед, направившись в сторону принца. Мягко, грациозно, бесшумно, небрежным движением плеч уронив тяжелую шубу, подбитую волчьим мехом, на руки едва успевшему ее подхватить служке. Забко передернулся, ощутив холод огромного, изукрашенного вычурной резьбой зала, скорее, по привычке, нежели из-за того, что замерз на самом деле.
- Доброй ночи, Ваше Высочество. – тихий, наполненный бархатными интонациями голос Катриша, казалось, обволакивал принца и его собеседника. Учтивый, полный изящества церемониальный поклон. – Или я должен называть вас господин регент? – едва заметная улыбка притаилась в уголках губ маркиза и расцветила его речь. – Надеюсь, вы уделите мне несколько минут вашего, поистине драгоценного времени…

________________________________________
Одет: Рубашка из тонкого шелка цвета слоновой кости, кружевной ворот которой сколот булавкой черненого серебра с головкой-александритом овальной формы; пышное кружево рукавов обрамляют сияющие белизной кисти рук; черные брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, мягкие сапоги. Длинный черный камзол с серебристой вышивкой. Волосы распущены и мягкими волнами спадают на плечи. На безымянном пальце правой руки кольцо-печатка черненого серебра в виде змейки с глазками-рубинами, кусающей себя за хвост. Тяжелая, побдитая вольчим мехом шуба, тонкие черной кожи перчатки, в руках изящная трость.

4

- Николас, - отодвигая от себя целителя. Всё прочее потом, а сейчас - только самое важное: в частности - разогнать присутствующих по местам, заставить их не толпиться рядом и перестать издавать звуки. Он, пожалуй, дорого бы отдал за возможность находиться здесь без соглядатаев и досужих помошников, но такого варианта не предусматривает ни регламент, ни положение. Остается только терпеть и надеяться, что ближе к середине января...
- Кажется я растерял все титулы, поклявшись Татесу, - напоминание, вежливая улыбка и полнейшая безмятежность - да, он отказывался от "мирского" не совсем добровольно, но вовсе не собирался своих клятв нарушать. Даже забыв о том, что это называлось бы узурпацией. Даже забыв о том, что "узурпации" он никогда не хотел.
- Поэтому ограничимся первым именем, маркиз.
Голос главы клана де Найри обволакивает, от него начинает гудеть в голове, но отгораживаться регент не спешит - всё это не только терпимо, но и почти привычно. Знал бы только мэтр Ланье, куда пригодятся все вынесеные из тех дней уроки, пожалуй переиграл бы всё сызнова. Но он не знал и теперь у Николаса имеется более чем богатый опыт близкого, куда более близкого. чем сам он желал, общения с темными по крови существами.
- Я рад, что Вы нашли время посетить Дагор в самом начале месяца. Наверное Вы хотите сесть? Предполагаю, что разговор не органичится несколькими фразами, хотя, если вы готовы, я предложил бы начать с официальной части.
Одно, только одно кресло пустовало у камина, ожидая того, кто погрузится в его объятия. В отличии от прошлой встречи в этот раз Николас садиться не собирался.

5

Едва уловимая усмешка вновь тронула губы Высшего, продолжавшего ненавязчиво наблюдать за жрецом, стоявшим рядом с принцем. Его реакция могла бы позабавить вампира, но толи целитель предпочел пропустить слова мимо ушей, толи его выдержка была сильнее, чем предполагал маркиз. Но, так или иначе, лицо священнослужителя осталось бесстрастным.
- Как пожелаете… «Ваше Высочество»… как пожелаете. – де Найри чуть склонил беловолосую голову, обозначив  полупоклон. В его мурлыкающем голосе слышались нотки сожаления на столь досадную ошибку. Хотя на самом деле его обращение промахом не было ни в коей мере. Вежливость, насмешка, желание досадить, – возможно, – но только не оплошность. – Николас… Пусть будет так.
Мягкий, расеянный свет множества свечей расыпался по углам зыбкими тенями, отражался на вычурной резьбе, украшавший промерзший большой зал новой ратуши, легко касался камня булавки, затерявшейся в пышном кружеве рубашки Катриша, изменяя его цветовую гамму с темно-зеленого на зловещий красно-фиолетовый.
Это помещение не было приспособлено для того, для чего использовалось нынче. Но… выбирать не приходилось. Сегодня большой зал ратуши служил приемным покоем господину регенту.
- Кто я такой, чтобы нарушать правила, установленные еще предыдущими владыками… – отозвался маркиз, переводя взгляд на единственное пустое кресло, стоявшее у камина, в котором оранжевые языки пламени  жадно пожирали дрова, рассыпая снопы искр, - Я всего лишь скромный законопослушный подданный… Один из многих в королевстве. – де Найри умело сплетал паутину из льстивых фраз, обволакивая ими слепца, как паук опутывает тонкими нитями свою жертву. Заверить, убедить в том, что он безмерно рад посетить ратушу, дабы подтвердить свое право на владение пожалованными в далеком прошлом земли. – Благодарю, но я, пожалуй, откажусь от вашего столь любезного предложения. - Смотреть снизу вверх на особу королевской крови ему было не с руки. – Пожалуй, да, начнем с официальной части моего визита… Николас.– он помолчал, задумчиво постукивая кончиками пальцев по своему подбородку. – С налогов… Итак, могу я узнать, какие суммы причитаются с меня в этот раз?
Катриш лукавил, задавая этот вопрос. Вампиру прекрасно были известны суммы, которые он был обязан перечислить в казну. Но предпочитал сделать вид, что оные ему неизвестны, и он ни сном, ни духом о них не ведает, понуждая тем самым принца самому озвучить сумму налогов.
________________________________________
Одет: Рубашка из тонкого шелка цвета слоновой кости, кружевной ворот которой сколот булавкой черненого серебра с головкой-александритом овальной формы; пышное кружево рукавов обрамляют сияющие белизной кисти рук; черные брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, мягкие сапоги. Длинный черный камзол с серебристой вышивкой. Волосы распущены и мягкими волнами спадают на плечи. На безымянном пальце правой руки кольцо-печатка черненого серебра в виде змейки с глазками-рубинами, кусающей себя за хвост. Тяжелая, побдитая вольчим мехом шуба, тонкие черной кожи перчатки, в руках изящная трость.

6

- Кто я такой, чтобы нарушать правила, установленные еще предыдущими владыками…

- Советник моего отца, если мне не изменяет память, - в голосе меньше усталости и терпения, больше - уверенной настойчивости - да, Николас слышал полупоклон, насладился говором сминающейся и распрямляющейся ткани, движением воздуха на своём лице, даже легкой насмешкой интонаций, но именно терпеть не желал и не считал невозможным это показывать. Старший принц привык и приучен был к почти бесконечной выдержке, но не всегда считал её и смирение за благо. Жрецу, регенту, слепцу - Николасу не было особого дела до придворной лести, - этот запашок и привкус он чуял едва ли не до того, как приторные слова протискивались из чужих ртов в его уши.

- Советник и маркиз, это не просто скромный... законопослушный... подданный. Если Вы не решили расстаться со своими привилегиями и титулом, налог будет ровно таким же, как в прошлом году... маркиз. Впрочем, - нет, слепец не тянет время, он просто позволяет себе опереться на резную подставку рукой, чтобы не потеряться в пространстве - говорить, вслушиваться, считывать эмоции и закрываться от них достаточно трудоемко, чтобы хотя бы с положением в пространстве желать некоторой определённости, - эта сумма может измениться в ряде случаев. Например если на этих землях находится поддерживающее армию производство. Или, - лицо регента остается бесстрастно-доброжелательным, но очень внимательным - машинальным жестом он отводит пряди, прикрывающие виски и лоб: сейчас Николас предпочитает не прятаться сам, а выискивать спрятанное в других, - если тот, с кого этот налог взымается, находится на государственной службе, сопряженной с грядущим освободительным походом.

7

Едва уловимая улыбка трогает губы вампира, когда фраза-напоминание слетает с губ регента. Молодой человек ненвязчиво напомнил ему о том, о чем сам Высший никогда не забывал. Советник его величества сбрендившего короля Дагора. Какая неслыханная честь! Впору начать истерически хохотать, ибо его величество давно уже не различал реальность и вымысел.
- Ах да, конечно, - спохватился Катриш, чуть склонив голову и позволяя волосам скрыть глаза. –Как я мог об этом забыть… Советник короля Дагора… Все верно.
Он замер, влушиваясь в размеренный голос регента, перечислявшего прописные истины. На самом деле маркиз не забывал ничего и никогда, благодаря дару абсолютной памяти. Правда, для того, чтобы вспомнить события далекого прошлого, ему требовалось некоторое время и спокойная обстановка, позволяющая сосредоточиться. И уж конечно, Высший едва ли мог забыть, какие обязательства налагает на него пожалованный титул.
- Нет, пока я предпочитаю остаться тем, кто я есть сейчас, Николас. – мягко произнес де Найри, вскидывая голову и вглядываясь в лицо слепца, на котором по-прежнему застыла безмятежность. Разве что принц позволил себе опереться на украшенную затейливой резьбой подставку. – Значит, сумма налога может измениться… Замечательно. – он перевел задумчивый взгляд на пляшущие в камине языки пламени. Некоторое время молчал, обдумывая то, что только что услышал, потом заговорил вновь. – Война с Кианом… Освободительный поход ради помощи давнему соседу… Конечно же… Не столь давно на моих землях  началось «поддерживающее нашу доблестную армию производство…» - цитата была хоть и не совсем точная, но зато верно отражала суть. – И в какую сторону изменится налог, милорд?

________________________________________
Одет: Рубашка из тонкого шелка цвета слоновой кости, кружевной ворот которой сколот булавкой черненого серебра с головкой-александритом овальной формы; пышное кружево рукавов обрамляют сияющие белизной кисти рук; черные брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, мягкие сапоги. Длинный черный камзол с серебристой вышивкой. Волосы распущены и мягкими волнами спадают на плечи. На безымянном пальце правой руки кольцо-печатка черненого серебра в виде змейки с глазками-рубинами, кусающей себя за хвост. Тяжелая, побдитая вольчим мехом шуба, тонкие черной кожи перчатки, в руках изящная трость.

8

- Осторожнее, - в словах Регента нет прямой угрозы, только предостережение и направлено оно вовсе не на слова маркиза де Найри, а на его настроения и интонации. На то, что, будучи невысказанным, тем не менее куда как более красноречиво для слепого эмпата.

Впрочем, лицо его всё ещё доброжелательно - указание на некоторые рамки не является оскорблением или поводом к обидам, он просто указывает на то, что терпеть не намерен.
- Если Вы будете участвовать в походе не только так, как обязывает Вас титул, налог будет понижен. Он также будет понижен в том случае, если производимое на Ваших землях, кстати, что именно Вы... производите? ... Если это производство будет востребовано армией и будет поставляться армии, Вы получите льготы. И на само производство и, возможно, на продажу - хотя это я не могу точно сказать вслепую, не зная и Вашего товара, ни мнения Оценщиков Медной Ложи.
Регент, чёрная тень в сумраке, подается назад, сильнее опираясь на резную подставку - слишком тесное знакомство с главой Клана не входит в его планы.
- Вы не хуже меня понимаете, маркиз, в этой войне дело не в Киане, а в зиме. Быть может даже в Зиме. Вы пережили уже Зиму, помните, мы говорили об этом? Не так давно, пару месяцев назад, меньше даже. Ваши владения в Дагоре - почти самые севернее, по Вам и Вашим вассалам Зима ударит первой, пусть даже удар будет не так силён - эта война в Ваших интересах... и вовсе не из-за налогов.

9

Катриш склонил беловолосую голову, давая понять, что намек, данный регентом, принят к сведению. Отношение к королевской семье должно быть почтительным и благоговейным. Всегда и во всем. Даже в мыслях, чувствах и ощущениях. Высший помнил об этом. Только вот не всегда получалось это соблюдать. Иногда он… забывался. Как в этот раз.
- Прошу великодушно простить меня, милорд. Я был… несдержан. – тихий голос вампира был не громче дуновения ветерка, который в жаркую летнюю пору небрежно касается щеки. – Этого больше не повторится…
Были ли слова маркиза правдой, или же он просто хотел успокоить принца-слепца, сейчас сказать было сложно. Но вампир едва ли смог бы дожить до своего нынешнего возраста, если бы бездумно разбрасывался словами… и чувствами. А потому, принести извинения было наиболее оправданным действием, нежели проигнорировать высказанное слепцом острожное предостереждение. Получить врага в лице одного из Мейнов, Высшему вовсе не улыбалось. Особенно накануне наступления Зимы, чью безжалостную поступь Катриш уже ощущал.
- Я сделаю все возможное, чтобы поход… Освободительный поход… в Киан не только состоялся, но и был успешен. – слова легко срывались с губ беловолосого, падая в стылое пространство промерзшего зала ратуши. – Полагаю, что будет лучше всего представить вам соответствующие бумаги, а так же пригласить господ Оценщиков, дабы они могли оценить предпринимаемые мною усилия для осуществления похода на Киан.
Катриш сделал несколько шагов, приблизившись к ярко пылающему камину. Хоть он и был вампиром, и его тело имело температуру гораздо более низкую, нежели тела людей, порою он тоже мерз, а потому с неменьшим удовольствием любил сидеть у огня, наблюдая изысканную пляску оранжевых языков, ласкающих сухие поленья. Бледных рук коснулось мягкое тепло, вампир улыбнулся, чуть приподняв уголки тонких губ.
- Я помню… - задумчиво проговорил он, глядя невидящим взглядом на плямя, тщетно пытающееся изгнать из помещения холод. – Эпоха завершается… – де Найри перевел взгляд на регента, который теперь стоял еще ближе к резной подствке и гораздо дальше от него самого. – Я чувствую приближение Зимы… И мои вассалы тоже это ощущают. Нам предстоят суровые испытания, мой лорд… И война с Кианом одно из них.

________________________________________
Одет: Рубашка из тонкого шелка цвета слоновой кости, кружевной ворот которой сколот булавкой черненого серебра с головкой-александритом овальной формы; пышное кружево рукавов обрамляют сияющие белизной кисти рук; черные брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, мягкие сапоги. Длинный черный камзол с серебристой вышивкой. Волосы распущены и мягкими волнами спадают на плечи. На безымянном пальце правой руки кольцо-печатка черненого серебра в виде змейки с глазками-рубинами, кусающей себя за хвост. Тяжелая, побдитая вольчим мехом шуба, тонкие черной кожи перчатки, в руках изящная трость.

10

- В наших с Вами силах сделать так, чтобы эти испытания были менее суровыми, - слепое лицо поворачивается вслед за шелестом одежд наугад, но достаточно точно отслеживая перемещения собеседника. Вслед за ним, к теплу, Николас не делает ни единого движения, словно бы боится в тепле растаять. Впрочем, боится ли он?
Посреди отступившей к стенам толпы сложно чувствовать страх или опаску - их щедро чувствуют за него и вместо него. Слишком много живых...
- Я, разумеется, буду только рад тому, чтобы Оценщики и янтарная ложа ..., - лишние слова послушно свиваются кольцами: вежливость, тепло, мягкая благодарность за готовность содействовать и, более того, за то извинение, что было произнесено. Нет, Николоас не думает, ни на миг не допускает, что Высший и впрямь говорит то, что он говорит только из-за послабления в налогах. Дагорская корона никогда не обдирала с аристократии не то что последней, а даже и второй шкуры, всегда мудро оставляя дворянству денег на развод, и на роскошь и на то, чтобы эта самая аристократия могла просадить эти деньги на Дагорском рынке, поэтому-то регент считал слова маркиза скорее искренним мнением, чем пресмыкательством ради сбережения лишнего караванного. Не похоже было. Это даже в отрыве от того, что он, Николас, никогда не слышал, чтобы де Найри вообще перед кем-то... лебезил или пресмыкался. Такое было не в его духе.
А пока слепец размышлял, речь его кончилась... Кружево слов еще не улеглось, не затихло эхо, а он, чуть подавшись вперед, но не сделав к вампиру ни единого шага, продолжил говорить в совершенно другом, решительном и чётком тоне:
- Я представляю сейчас Корону Дагора, маркиз, и, отложив в сторону решенные проблемы пеней и поборов, призываю Вас обратно на службу ей. Забудьте теперь о налогах. Каково состояние Вашего маркизата и Ваших вассалов? Насколько Вы сами готовы к зиме? И сколько времени понадобится Вам, чтобы уладить свои дела на севере - в ближайшее время Вы не сможете туда больше вернуться? Скажу Вам сразу, больше десяти... нет, одиннадцати дней я дать Вам не могу, но лучше, если Вы управитесь раньше.

11

Высший склонил голову, словно бы в подтверждение слов, слетевших с губ слепца. Принц повернулся, довольно точно угадав, или отследив его перемещение. И снова уголки тонких губ приподнялись, лишь чуть обозначив улыбку. Маркиз не спешил отвечать, продолжая наслаждаться теплом, исходящим от пламени.
Стылый воздух оседал на белоснежных волосах и одежде де Найри. Огню не хватало сил, чтобы разогнать холод и согреть огромный зал, в котором эхо беспомощно билось под потолком.
- Вы правы. – уронил маркиз. – Мы должны сделать все, чтобы приближающиеся испытания оказались не столь тягостными для наших народов.
Какой народ имел в виду вампир, произнося эти слова? Свой клан, которым правил жесткой рукой вот уже нескоько тысячелетий, тщательно заботясь о том, чтобы «дети» не испытывали нужды? Или же жителей Дагора, до которых, по сути, ему не было никакого дела? Чтобы ни думал Катриш, в его словах ничего не отразилось. Они были… констатацией факта. Не более того. Но и не менее.
Высший ждал. Прозвучавшие фразы были всего лишь… прилюдей к тому, что неизбежно должно было прозвучать. Именно поэтому де Найри не торопился раскрывать своих карт, но и не пытался форсировать события. Принц сам скажет все, что необходимо. Надо всего лишь набраться терпения и подождать. А ждать беловолосый кровосос умел как никто другой.
- Я весь внимание, мой лорд. – Катриш сложил руки на набалдашнике трости и чуть развернулся в сторону принца, изобразив на лице вежливое внимание. Он чувствовал, что именно сейчас будет произнесено то, ради чего, собственно, и был затеян весь этот разговор, сопровождавшийся изящными танцами вокруг да около. – Вы же знаете, что я никогда не запускал собственных владений. Маркизат процветает, принося мне и короне стабильный доход. Нынешнее положение дел таково, что я могу покинуть свои земли, не опасаясь, что мое отсутствие скажется на общем положении моих земель. – он помолчал, обдумывая свои последующие слова. – Настолько готовы, насколько это возможно на данный момент. Должно успеть многое, прежде чем нагрянет Зима, а времени с каждым днем становится все меньше. Нужно торопиться. – де Найри улыбнулся. – Полагаю, что уложусь в указанные вами сроки, Николас.

________________________________________
Одет: Рубашка из тонкого шелка цвета слоновой кости, кружевной ворот которой сколот булавкой черненого серебра с головкой-александритом овальной формы; пышное кружево рукавов обрамляют сияющие белизной кисти рук; черные брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, мягкие сапоги. Длинный черный камзол с серебристой вышивкой. Волосы распущены и мягкими волнами спадают на плечи. На безымянном пальце правой руки кольцо-печатка черненого серебра в виде змейки с глазками-рубинами, кусающей себя за хвост. Тяжелая, побдитая вольчим мехом шуба, тонкие черной кожи перчатки, в руках изящная трость.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [02.01.1440] Ночью все кошки - кошки.