Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [19.08.1439] Развеселить элегантного палача


[19.08.1439] Развеселить элегантного палача

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 19 августа 1439 года, 09:39;
Место: Дагор, главный вход в замок Мэйн, далее - кабинет камерария;
Участники: Жермини де Лефевр и Джеальбе Ройг;
Краткое описание сюжета: Порой лишь одна вещица, лишь маска с дагорского Маскарада, может вновь свести двух совершенно разных людей, свести… Лед и пламя.


Вприскочку. По утренним улицам города масок. За спиной мчащейся девчушки развевалась огненно-рыжая грива, теплый августовский ветер приятно обдувал кожу, а солнце… Солнце …
Однако довольно лирики!.. Около месяца тому назад эта мелкая бестия получила, так сказать, «в дар», дорогущую маску от самой мадам камерария и так и не удосужилась отдать ее стражникам у дворца, как было велено леди де Лефевр. «Ее Светлость Жермини де Лефевр…» - мысленно повторила лепрекон и даже перестала бежать по петляющим улочкам. Та женщина в белом, которую Джеальбе встретила в середине знойного месяца июля, теребила ее ум лишь около пары дней. Потом ее захватила торговля, «Орешки» с братом Тайусом, жгучии дискуссии с отцом по поводу жульничества…
И лишь сегодня с самого утра, когда юную леди разбудил громовержецкий храп старшего кузнеца их семьи, и насмешливый окрик «С каких пор моя дочь воришка?» и гогот Тайуса, Эрнер внезапно вспомнила про полумаску с Маскарада. «Да не воришка я!» - оправдывалась тогда торговка и попутно натягивала башмаки, - «Мне это Ее Светлость камерарий вручила. Герцогиня Жермини де Лефевр!» - гордо выпалила она и пригладила помятости на платье. Поправила диадему, подаренную матерью совсем недавно. И выскочила из дома, не открывая двери. Благо, врожденный дар позволял…
Вспоминая события прошедшего утра, запыхавшаяся Джеальбе Ройг неспешно шла по улочкам и улыбалась. Сама себе. И солнцу заодно.
Добравшись наконец до главного входа в замок, рыжевласая огляделась и когда заметила более-менее несурового стражника, шустренько направилась к тому.
- Доброе утро, - лепрекон присела в импровизированном книксене, - это мне отдала Ее Светлость Жермини де Лефевр. Она просила отдать это одному из стражников у замка Мэйн и назвать ее имя... - Ройгдже осторожно протянула стражнику изящную полумаску и поджала губы. – Ее Светлость говорила, что мы еще с ней свидимся, будь на то воля ... - зеленоглазая девочка с ожиданием посмотрела куда-то вдаль. Глаза лепреконские сверкнули озорным огоньком и лицо осветила улыбка. Джеальбе Ройг произнесла с выдохом: - Воля Татеса.

Отредактировано Jealbe Roig (2014-02-02 16:14:40)

2

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:21:40)

3

♫ музыкальное сопровождение

Напряжение. Это было единственное, пожалуй, ощущение, когда страж замка Мэйн позволил рыжей девочке проникнуть в обитель венценосных особ. Плетясь торопливым, а порой и спотыкающимся, шагом вслед за то ли пажом, то ли дамой какой, – перед глазами все расплывалось и темнело, к горлу подкатывало, а голова кружилась невесть от чего, - Джеальбе не могла думать. Мысли спутывались, смешивались в комок и разлетались во все стороны.
«Я здесь» - промелькнуло, и лепрекон ухватилась за это, точно за спасительную тростинку. «Здесь, здесь, здесь. Многие мечтали сюда попасть. Проходили сложный путь. Мне же хватило каких-то фокусов и маски Ее Светлости. А, ну и, конечно, немного наглости и нахальства…» - торговка тихонько хохотнула и не могла этому не обрадоваться: смех над неприятностью уже знак, что неприятность перестала быть неприятностью. Ройг обрывисто вздохнула – незнакомец впереди замедлял шаг, поступь становилась тише. Что вполне могло означать, что скоро ...
Собрав всю волю в кулаки, зеленоглазая проказница попыталась подумать о чем-то более… успокаивающем, чем происходило сейчас. «Ну, давай же… Давай!» - в голове пронеслись воспоминания об озорных плясках летом на полянке, песнях заводных и постепенно лицо девчушки расслаблялось. Когда же она оказалась перед герцогиней, сидящей на кремовой лошади (или жеребце? В этих животных торговка не особенно разбиралась…) и оттого кажущейся еще более высокой (особенно по сравнению с Джеальбе, ростом в метр с шапкой), рыжая уже вовсе успокоилась и была готова хоть на плаху… почти...
- Доброе утро, Ваша Светлость, - несколько скромно улыбнулась уголком рта и покосилась на кремовое животное. Несмелым шагом приблизилась, хоть и на достаточное расстояние – мало ли. – А Вы умеете на них ... - Джеальбе замялась. «Да как же это называется?» - … ездить? Скакать?.. – растерянно посмотрела на достаточно благодушное лицо камерария. И решила, что за неосведомленность о лошадях ее все же не казнят. «По крайней мере, не сегодня…»

4

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:21:50)

5

- Удрущающе?.. – эхом отозвалась рыжеволосая и задумчиво огляделась. Прислушалась к ощущениям. Под ногами – гравий, вокруг – солнечно, хоть и более чем непривычно. Эта женщина в костюме для верховой езды – просто ее знакомая с Маскарада, который был месяц назад. «Ничего такого. Подумаешь, дворец. Подумаешь, везде уши и того гляди, камень на голову может упасть и зашибить.» - процесс осмысления происходящего дал девчушке возможность успокоиться и перевести дух.
Передохнув от вертений, Ройгдже прошла пару шагов навстречу женщине и, все еще крепко сжимая в правой руке маску, взяла в свободную ладонь яблоко и осторожно протянула его животному, которого хоть и опасалась, но все ж не боялась. «Может и боюсь, но ни за что не признаюсь!» - упрямица решительно шагнула к жеребцу. Тому было, похоже, все равно, кто его угощал лакомством – то ли новоявленная хозяйка, то ли какая-та девчонка, у которой и коленки-то тряслись. «Если что, скажу, что опешила от величия!» - с ходу сообразила Джеальбе.
- Заставить расслабиться … - уголок губ лепрекона ехидно взлетел вверх. «Заставить и расслабиться - несколько разные вещи…» - хотела ляпнуть сдуру торговка, однако вовремя успела прикусить язычок: «Коли хочешь учиться у камерария и быть при дворе, научись вовремя замолкать!» - первая разумная мысль за последнее время. Выдавив из себя вымученную улыбку, зеленоглазая решила промолчать. Как ни крути, тут были не только она и мадам казнитель шутов, но и прочие, которым слышать нахальные выступы лепрекона… не стоило.
От задумчивости торговка даже и не заметила, как безименный жеребец обглодал все яблоко и даже, как показалось Ройг, с возмущением смотрел на девчонку, которая не угощала его еще!
- Нет, не продала, - призналась рыжая и, заставив себя расслабить пальцы, протянула маску хозяйке, - я про нее попросту забыла. Если бы сегодня утром отец не напомнил... – Лепрекон виновато пожала плечами и прокралась к корзинке с яблоками. Осмелев, она схватила еще одно и протянула жеребцу. – Онр … Онри… Онрис, быть может? – робко предложила она, поглядывая то на благородное животное, то на леди де Лефевр.

6

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:21:59)

7

Удостоившись укоризненного взора герцогини, Джеальбе даже и не думает краснеть. «С чего бы это?! Подумаешь, забыла. Пришла ведь все-таки!» - она сдержанно улыбается. Признаться, замок действует воистину сдерживающе – бегать не жаждется, кричать, впрочем, тоже. «Ноэль,» - глухо отзывается девочка, будто знакомясь с новым человеком. Не зовет, не приветствует, просто обозначает образ данного персонажа неким… названием.
- Как будто я могу быть против, - буркнула рыжая, провожая несколько тоскливым взглядом жеребца. «Бедняга… Он ведь в неволе!» - эта мысль крутится в первые моменты, когда лепрекон плетется вслед за мадам, а после Ройг уже захватывают величество замка, красота цветных стеклышек, извилистость коридоров. «Столько поворотов! Как они не заблуждаются здесь?» - искренне поражается Джеальбе, крутя головой то направо, то налево, точно малое дитя, только вышедшее в свет… или на улицу. Вскоре голова начинает от этого гудеть и девчушка решает прекратить. За все время пути мадам де Лефевр не проронила и слова, только Джеальбе все казалось, что идущая впереди нее женщина в костюме изредка чуть поворачивала голову, чтоб удостовериться в том, что мелкая идет за нею.
«Похоже, это моя судьба – спотыкаться тут…» - горестно думает Ройг, в очередной раз чуть было не поровняв пол носом.
Зеленоглазая проказница не успела и заметить, как оказалась в каком-то помещении. «Кабинет, что ли?» - левая бровь поползла вверх, - «Теперь я узнаю, как выглядят кабинеты палачей!» - пронеслась ликующая мысль.
- Лисица! – радостно вскрикнула Джеальбе Ройг и, казалось, вопль разнесся эхом по всему замку. Она кинулась к леди камерарию, уже пристроившейся на диванчике рядышком с роскошным животным. Мадам де Лефевр отняла у своей питомицы красный шерстяной клубок, которым последняя, вероятно, не особенно жаждала делиться. Пусть даже и с хозяйкой. И пока камерарий разматывала нить, а потом – отрывала кусочек, Ройгдже как завороженная смотрела на вкусности. Глаза лепрекона блестели, а сама девочка покусывала нижнюю губу. И даже чуть облизывалась. Потому, увлеченная процессом поедания сладостей глазами, она не сразу отреагировала на просьбу герцогини. – Связывать меня будете? – лицо торговки расплылось в несколько ироничной, хоть и расслабленной улыбке. Протянутые ладони с широко расставленными пальцами – и игривый взгляд «юной леди».

Отредактировано Jealbe Roig (2014-01-21 22:42:19)

8

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:22:09)

9

♫ музыкальное сопровождение

Джеальбе все же успела сцапать печеньку, воровато поглядывая на мадам. Вкусность за щеками довольного лепрекона заходила ходуном. Удовлетворенно облизнувшись, девчонка довольно бесцеремонно склонилась к столику и отсербнула то, что было в крохотной чашечке. «Чай?» - чем являлся напиток в фарфоровой чашке волновало торговку, откровенно говоря, мало…
- А почему повременим со связыванием? – с искренним любопытством в голосе вопросила девчушка. – Вы все же собираетесь меня связывать?! – возмущение проскользнуло еле слышимой ноткой.
Когда расслабившиеся пальцы рыжевласой оказались в «плену», женщина принялась что-то вытворять с натянутыми нитями. Чем-то это было похоже на те фокусы, которым Ройг учили когда-то в детстве. Правда, игрою это не было, скорее это преподавалось юным лепреконам как фокусы. Ловкость рук. И никакого мошенничества, разумеется.
Задумчиво наблюдая за тем, что творит леди камерарий, девочка, по идее, должна была унестись в прошлое, в воспоминания, но… Романтички из лепрекона вырастить не удалось. Да никто и не пытался даже! Поэтому, уставив свои хитрые глазенки на наставницу, девочка терпеливо позволяла переплетать между своими пальцами ниточки, узоры. И изредка поглядывала на лисицу, которая, принюхиваясь, уже похоже понемногу привыкала к пришедшей двуногой…
- Веревочное письмо? – живо отзывается Ройгдже и с любопытством ребенка глазеет на вышедшую «фигуру». - А зачем?..
Немного нервно и нетерпеливо сглатывает и, решив послушаться герцогиню де Лефевр, проявляет фантазию. Цепляет ловкими тонкими пальчиками две крайние нити, сжимает перекрестные большим и указательным, и уводит выходящую фигурку через верх.
- О себе… - задумчиво тянет девочка и робко опускает взгляд. Поднимает глаза на леди и начинает. Торопливо немного, сбивчиво. Не умеет она рассказывать о себе... – Родилась тут, в Дагоре. Потом батюшка и матушка решили, что неплохо было б переехать в Киан. У меня есть два старших брата и младшая сестра. Тайус, как и отец, кузнец, другой брат – мастер свечных дел. А сестра – швея. Я торговец, - расплываясь в улыбке и, чуть помолчав, добавляет: - Мать ювелир. – Касается кольца с зеленым камешком. – А еще… Еще я умею проходить сквозь твердые предметы!

Отредактировано Jealbe Roig (2014-01-22 23:08:05)

10

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:22:19)

11

Почему она здесь? Похоже, этим вопросом задавалась не только камерарий, но и сама лепрекон. Мотивации к совершаемым поступкам у Ройг никогда не было и в помине, потому что импровизация – то, что спасает даже самую провальную ситуацию. Например, как сейчас. Девчушка с наглостью во взоре посмотрела на камерария и резко встала:
- Вас это не интересует. – Произнесла лепрекон, попутно разгуливая по кабинету и прихватывая всяческие безделушки. – Вы не понимаете, зачем все это нужно. – От рыжей нахалки так и пышело жаром, энергией и напором: все это выглядело примерно так, словно торговка усиленно старалась подавить, подмять леди де Лефевр под себя. По крайней мере, морально. – В самом деле! Есть гораздо более талантливые и заметные личности, чем какие-то … рыжие. – Джеальбе с легкой улыбкой подбросила взятый шарик вверх, искренне веря в то, что он не разобьется. Тот упал на буквально миг назад выстроенную конструкцию (и когда она успела?!), в фундаменте которой была музыкальная шкатулка, после, выше, карточный «замок», две игральные кости на верхней карте, повернутой вверх… королем. Конструкция рассыпалась вмиг, а шкатулочка перевернулась с дна на крышку.
- Однако… - неспешно сняла диадему и швырнула ее на крышку шкатулки. На герцогиню посмотрели хитрые лепреконские глазенки: - Вам нравится, когда вызывают трепет, - над диадемой заклубился полупрозрачный изумрудный дымок и через пару минут из него вырвалась змея. Грациозно извиваясь среди дыма, она уже готова была исчезнуть, как разинула пасть. Перед герцогиней предстали образы помоста на площади, где был когда-то Маскарад, перед зрителями – фейерверки. Конечно, Ройг прекраснейше знала о либрисах, дар которых – производить на свет шикарные штуки, светящиеся, завлекающие… Захватывающие. – Именно поэтому Вы и заинтересовались мной. – Напор. Уверенность в голосе. Чеканным шагом торговка приближается к герцогине:
- Именно потому, что Вам скучно и непроходимо тоскливо в этом городе масок, - взор нефритовых глаз буравит мадам, - именно потому, что никто не видит Вас такой, какой вижу я: здесь и сейчас, - девчушка грустновато улыбается и подсаживается к герцогине де Лефевр: – Вы строгая, изобретательная, контролирующая, Вы управляте. Но здесь тоскливо, потому что праздники – не игра... Это вообще все не игра, - Ройг складывает руки на коленях: ее указательный палец левой руки, на котором красуется колечко, вытягивается вдоль пальцев правой кисти, а безымянный и мизинец противоположных рук соединяются кончиками. Джеальбе предлагает свою игру, свой язык, первый символ которого она сейчас демонстрирует камерарию. «Разгадаете?..», - ведь все это очень серьезно. Это – не на жизнь. - Заговорщицки ухмыляется и расслабленно откидывается на спинку дивана. - Однако хоть тут и одиноко, и тоскливо, - изобретателям удастся разшевелить Дагор, сделать его более счастливым местом. По крайней мере… для двоих.

12

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:22:27)

13

♫ музыкальное сопровождение

На сей раз именно ей, этой рыжей дикарке, придется все завершать. И даже не завершать: оставлять в подвешенном состоянии. «Молчи, молчи, не говори!» - девочка сжимает губы и с некоторой надеждой, а позже – прежним лукавством, смотрит на герцогиню. «Нельзя, не смей, не сейчас. Еще… успею.»
Привыкшая к пришелице лисица недовольно сопит и торговка поспешно двигается в сторонку. «Присела на краешек хвоста?» - гадает она и бросает быстрый взор на повторенную фигуру. Тихонько вздыхает и аккуратно поправляет бледные пальчики камерария. «Да-а, с этим нам еще учиться и учиться…» - Ройг с улыбкой наблюдает светлеющее лицо женщины и решает все же немного ее разочаровать:
- Согласно той символике, которой обучали меня, указательный палец означает не только стремление к управлению, но и защиту, – не произнося ни звука, безмолвно – лишь губами. – Ну и, конечно, любопытство. Ведь дитя исследует мир, дотрагиваясь до всего именно указательным пальцем… - Сузив глаза, лепрекон встает. Подходит к шкатулке крадущимся шагом, наклоняется за диадемой. – Мне не известны старинные легенды, но думаю, они... верны, - одевает украшение на голову и поправляет выбивающиеся пряди. Она готовится. «Ведь Вам нравится накал страстей?..» - Ройгдже смелеет и завершает свой экскурс более громким гласом. Хоть и недостаточным, чтоб их услышали посторонние: - Потому, если соединить то и это, - демонстрирует свой тощий мизинец с длинным закругленным ногтем, - то выходит вера и умение убедительно выражать, совмещенные с умением… приспособиться.
Отведя взор в сторону, девушка проходит мимо столика и чуть склоняется к герцогине:
- Гадайте, мадам камерарий. – Зеленые глаза хищным взором въедаются в символику переплетения пальцев герцогини де Лефевр. – Вы же так любите эти… тайны, - выпрямляется и беспардонно смеется. Скорым чеканным шагом проходит к двери.
«Я еще… вернусь сюда. Так или иначе. Но пташкой в позолоченной клетке мне однозначно не быть. Играйте по нами созданным правилам, и не будет обид и казней…» - оборачивается и дарит лучезарную улыбку камерарию: - Вам не нужна ученица или помощница. Вам нужен друг. Верный друг… - без противостояния – не обойтись. Джеальбе Ройг замолкает и обходится без иллюзий. Дверь глухо захлопывается за спиной девчонки в зеленом платье. Понятное дело, что потом, спустя какое-то время, герцогиня вполне может обнаружить, что из ее кабинета исчезла карта короля, а осталась – лишь королева.
Однако что очевидно сейчас, так это оставленный подарок: вырезанная фигурка из дерева, лежащая на полу у самых дверей покоев камерария. Пташка. Деревянная птица. С расправленными крыльями.
«Вы ведь всё понимаете… леди камерарий?»

Эпизод завершен.

Отредактировано Jealbe Roig (2014-02-02 18:40:05)


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [19.08.1439] Развеселить элегантного палача