Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [12.01.1440] Хуже нет - собак по следу.


[12.01.1440] Хуже нет - собак по следу.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Антонио Моретти и неведомая зверушка по имени Ньямла, которая непременно заведет себе настоящее имя!
Место действия: Дагор, дом Моретти на Опаловой площади.
Время действия: три часа после полуночи - все порядочные дагорцы спят.

2

Антонио казалось, что разговор с бароном фон Эгридом если и не расставит все по своим местам, то уж наверняка вернет ему правильный настрой. И сон. О последнем он пожалуй почти мечтал. Но ожидания его оказались напрасны - вместо того, чтобы мгновенно уснуть, едва коснувись головой подушки, Антонио ворочался с боку на бок и убеждал себя, что не слышит никаких подозрительных шорохов. И вообще, что не встанет с кровати, даже если в его дом на полном скаку врежется стадо нордов.
Самоубеждение работало плохо.
И окончательно проиграло бой, когда внизу, в кухне, что-то грохнулось на пол.
Антонио оказался на ногах та быстро, будто и не ложился вовсе. И хотя в последние дни Шандер действительно вел себя куда как примерно, он по привычке готовился к какой-нибудь гадости. Гадости всегда случались именно в тот момент, когда все, казалось бы, начинало налаживаться.
Подхватив со стола тяжелый подсвечник (как будто это могло спасти его от голодного полузомби!) Антонио выскользнул на лестницу. К сожалению, особенной грацией он не обладал.
Зато обладал привычкой оставлять вещи не только без присмотра, но и где попало, что и привело в итоге к...
- Ох, - только и смог он выдохнуть, когда верхняя ступенька неприятно ударила его по затылку, а одна из ее товарок наградила таким же ударом позвоночник.
"Какая дурацкая смерть, - подосадовал Антонио, сползая на пол и ощупывая руками голову. - А ведь на такой нелепый вариант развития событий я совсем не рассчитывал."
Была ли на пальцах кровь, рассмотреть он уже не смог - перед глазами стремительно темнело.
Одно лишь могло бы его утешить, в случае безвременной кончины. Виной тому были бы не его дурные привычки, а стыдливо припрятанное кем-то у порога (слегка пожеваное и испачканное в пыли) куриное крылышко.

3

Ньямла, нависнув над свалившимся двуногим решительно таращилась и принюхивалась - слишком много было тут вокруг запахов, чтобы она могла точно увериться, что это такое тут упало. Первым делом она, разумеется, изрядно струхнула: с тех пор, как пришлось начать лазать по чужим кухням (а то так и лапы протянуть недолго) она четко выяснила - нашумела? проснулись? - мигом прячься, а то побьют и придется голодной драпать. Оттого она давно уже научилась различать пустые кухни с различимым запахом зомби и кухни в жилых домах, пахнувшие людьми, нелюдью и прочими всякими разумными. Пару раз ей попадались дома с этим запахом и от них она держалась так далеко, как только позволял сам город. Но ведь от этого дома пахло и живыми, и мертвыми, и Ньямла была совершенно уверена, что эта кухня - ее законная добыча по праву победителя, то есть выжившей. Наверное поэтому она утратила бдительность и, не проверив остальных загородок дома, позволила себе натрескаться вкусного белого из большого горшка (в который, однако, голова не пролезла и пришлось макать туда лапу), а потом жадно долизать что-то с пьянящим незнакомым запахом из большооого котла. Иногда Ньямле было даже жалко, когда на кухне пахло мертвыми, - это означало. что наведаться туда еще раз было бы совершенно бессмысленно. Но тут, в этом доме, несмотря на мертвый запах были пока еще и живые, поэтому она и оказалась пойманной на горячем: на припрятывании половинки курицы за печную заслонку. Кто ж знал, что она упадёт, да еще с таким грохотом?
И вот теперь, трусливо подседая на задние лапы, Ньямла осторожно кралась к свалившемуся на неё двуногому. Кажется, не опасный? Шершавый язык химеры прошелся сперва по собственному носу, потом, осторожно, по чужим пальцам. Неприятный, но какой-то непонятный еще, перемешанный со многими другими, запах настойчиво щекотал ноздри и Ньямла чихнула, сев от неожиданности на попу.

4

- Ри-по? - Антонио безуспешно пытался рассмотреть того, чей язык прошелся по его руке, а потом, убедившись в отсутствии результата, потянулся и мазнул пальцами по тому, что имело все шансы оказаться кошачьим загривком.
Но оказалось отчего то лбом, весьма и весьма напоминающим человеческий. Антонио даже не успел подумать о том, что это может быть очередной зараженный, забравшийся  к нему в дом от безысходности и разжижения мозгов. Ибо если бы мозги еще работали, то руку ему сперва попытались бы оторвать, и только после - облизывать. Череда образов, один другого краше, пронеслась у демона в голове, заставив его не отшатнуться, но совершенно по звериному зашипеть. Так проговаривать заклинания ему еще не приходилось и неизвестно, чем бы могла закончиться такая попытка усыпить ночного гостя, окажись он под рукой. Но пальцы Антонио ухватили лишь пустоту.
Зато глаза немного привыкли к темноте и ему удалось рассмотреть очертания зверя, осмелившегося покуситься на кухню Матильды.
Кошка. С птичьими крыльями и человеческой головой.
Очередная извращенная фантазия Ордена Креста и Розы.
Зная о том, что сейчас творится в рядах алхимиков, легко было бы предположить, что по городу могут бродить десятки подобных экспериментов. Но Антонио уже знал, что она - одна.
"Верно была очень голодна, если залезла в дом, - подумал Антонио, осторожно поднимаясь на ноги и на всякий случай держа руки перед собой. - Но если бы она хотела меня сожрать, то уже сожрала бы, верно? Главное не провоцировать. Не пугать."
Не пугать - легко сказать! Имея некоторое представление о жизни этого зверя в клетке, Антонио не был уверен, что самое невинное движение не окажется лишним.
- Я не трону тебя. Не бойся, - он не спешил подходить. Он даже не был уверен, что она понимает его, но старался добавить в голос властных уверенных ноток. Говорить с животными это почти то же самое, что говорить с детьми. Говорить с детьми нужно так, чтобы они не сомневались в тебе.
"А еще они любят подарки и угощенье," - вспомнилось ему.
Куриное крылышко, валяющееся у его ног, было не слишком привлекательной добычей, но другой у Антонио не было.
Он осторожно поднял его и подбросил поближе к кошке. Первый шаг был сделан.

5

- Пффф!! Мблок!
Это, натурально, в ответ на попытки ткнуть ей пальцем в лоб или выколоть глаз. Стоит сказать, что в ответ на звериное шипение двуногого Ньямла легонько цапнула того за выставленный палец, отскочила и принялась сосредоточенно плеваться - может он заразный, мало ли! Готовая к резвому отступлению, Ньямла припала на передние лапы и глаз не сводила с двуногого. Властный голос ни на секунду не ввел ее в заблуждение - она же слышала, как он лепетал сперва, так что нечего тут пыжиться, делая вид, что он тут большой, а она, Ньямла, мелкая. Чтобы доказать обратное химерка разинула пасть, полную не-молочных зубов и повторила самое распространенное и ходовое слово из почёрпнутых на улице. Смысл его был неясен, но эмоциональное наполнение импонировало:
- Мблок!!!
А уж попытку запульнуть курицей в мордочку Ньямла и вовсе сочла за оскорбление. Это её добыча! Это она прятала! А вот, теперь, оно грязное, потоптанное и всё в пыли!
Не размениваясь на дальнейшую воспитательную работу Ньямла подхватила кусок в зубы и решительно дала дёру, сбивая по пути кувшины и миски, заметая следы. Кухня, довольно аккуратная, теперь грозила превратиться в поле боя, бега и разрушений. Во всяком случае привычка Ньямлы подтормаживать на поворотах, распахивая малость пощипанные крылья ничем хорошим для многочисленной посуды кончиться не могла.

Отредактировано Ньямла (2014-01-21 23:49:39)

6

Мблок! Ну надо же, - усмехнулся Антонио, запихивая палец в рот. - Она еще и говорит. Интересно, насколько хорошо у нее варит котелок?"
Палец побаливал - зубы у кошки оказались довольно острыми, но, на счастье, не слишком большие и в ближайшее время покидать своего хозяина палец не собирался.
А вот вкусная еда в лице Матильды вполне могла испариться из дома Моретти. Матильда знала себе цену и не стала бы задерживаться там, где хозяева позволяют себе пренебрежительное отношение к ее владениям. Самое смешное, что угроза "локти кусать будете" в данном случае должна была восприниматься буквально.
- Да стой же ты! - Антонио рванулся следом за зверем и судьба горшков повисла на волоске.
Сперва в руки ему попался хвост, потом край крыла. Он вцепился в них, не особенно надеясь ухватить кошку за шкирку.
- Стой! Эа фа-ран... мена-аура... тог, - с некоторой задержкой произнес он. Не то чтобы он всерьез верил в ее разумность, но попробовать стоило. - Не бойся. Тебе не надо меня боятся. Не надо бежать. Можешь оставаться и есть сколько влезет.
Перья под его пальцами были местами сломаны, местами опалены, но он вел по ним так бережно, будто они были покрыты чистым золотом.
И хвост он все-таки отпустил. Кошки, обычно, терпеть не могли подобных фамильярностей.

7

За несколько дней, проведенных на улице Ньямла точно выучила: если за спиною слышится "стой!", драпать надо в три, нет, в четыре раза быстрее - на пределе лап и лёгких. И теперь её остановило вовсе не то, что двуногий бурдюк орал ей в спину, а то, что ее ухватили за хвост! И за крыло! И вообще хватали! Руками! Небось опять собираются ПОКУСИТЬСЯ!!! Поэтому в ответ на захват Ньямла заорала басовито-возмущенно, как умеют только кошачьи, и бросилась в бой, вооружившись когтями, зубами и крыльями. Всё, что могло быть расцарапано было разнесено в лапшу по кёхуански уже через мгновение, куда раньше, чем сработало бы заклинание, - всё, что могло быть сбито крыльями и выбито - было смахнуто и выбито, - даже не по мерзкости характера, а просто потому, что Ньямла ЗАЩИЩАЛАСЬ ОТ ЭТИХ!!! и ни шерстинкой меньше. Заклинание, или как там его, не произвело на химерку ровно никакого эффекта, более того, оно не получилось, словно его делал не Моретти, а недоросль первого года обучения управлению собственным даром. Зато зубы Ньямлы почти сомкнулись на его запястье и неизвестно, чем бы кончилось дело, не хряпнись на пол кухни большой медный поднос, кажется только и дожидавшийся возможности совершить какую-нибудь подлянку.
Грохот, удивительным образом, сказался на Ньямле, как на любом разумном существе. проживающем в городе и, химерка, всё же не дикая, а воспитанная двуногими, теперь испуганно жалась меховым бочком к распоротой её же когтями коленке, вяло тянула на себя крыло и потеряно взмуркивала, испуганно косясь на темноту, в которой притаились злобные и страшные грохотливые кастрюли.
Помедлив немного, Ньямла начала боязливо, на полусогнутых, заползать меж ног этого, который не был такой страшный как "взрыв в лаборатории", - под руку и ближе к боку: среди полного хаоса вокруг только его статус был более-менее определенным: он был двуногим, а значит (по мнению Ньямлы), от природы был создан затем, чтоб так не грохотало, чтоб не загоралось, не воняло, а если уж все эти напасти случились, чтоб это перестало быть. Именно поэтому она, оказавшись в безопасном тылу, решительно боднула Моретти головой - иди мол, устраняй неполадки, а я, так и быть, подожду тебя здесь, в безопасности.

8

Когда когти разорвали ткань Антонио мужественно сдержался, в конце концов он был не какой-то там кисейной барышней чтобы причитать над изодранным платьем. Даже если оно, на полном серьезе, последнее и показаться в приличном обществе он теперь может разве что завернувшись в одеяло.
А вот когда те же самые когти, а вслед за ними и зубы (крылья и хвост тоже были замечены в соучастии, но вред нанесли разительно меньший) разом вцепились в разные части его тела, он зашипел не хуже блудной химеры.
Зная некоторые особенности своего организма, Антонио ожидал что через несколько секунд зубы и когти заскребут по костяной броне. Но, увы, результат был тот же, что и с гипнозом, а именно - нулевой. Как будто этот розенкранцевский образец обладал не только выдающимися (хотя и совершенно бесполезными) внешними данными...
Грохот и звон слегка оглушили хозяина дома, но зато спасли его руки и лицо от окончательного превращения в кровавую кашу. И даже вернули способность думать не только о том, как защитить глаза.
Двух слепцов у руля экономика Дагора уж точно не вынесла бы.
"Так значит ты блокируешь магию, - подумал он, уже не пытаясь схватить перепуганную химеру и позволяя ей спрятаться за своей спиной. - Но кажется делаешь это совсем неосознано. Потому что они держали тебя в клетке как зверя. А ты просто перепуганный ребенок, верно? Просто маленькая девочка у которой никого нет".
Он помнил о Стефании и, сам того не желая, спроецировал ее образ на химеру. Они совсем не были похожи, его гостья вообще смутно была похожа на человека. Но это вовсе не значило, что ей не нужна была помощь. Наверняка Стефания бы очень опечалилась, если бы узнала, что ее рыцарь оставил в беде бедного маленького зверька. У нее (Антонио готов был спорить) даже Мблок имел все шансы на прощение.
Настойчивое подталкивание под колено вывело его из задумчивости. Химера пряталась за его спиной и явно надеялась на защиту. Она ничего не могла предложить Антонио в качестве благодарности, так что он даже подумывал отказаться...
"Ох, ладно, кого я обманываю?"
Гремучий поднос, разумеется был повержен и поставлен на место. А в качестве контрибуции Антонио получил чудом уцелевшую крынку молока.
- Шшш... Не бойся, - он пытался говорить как можно тише и мягче, наклоняясь и ставя перед химерой полную до краев миску. - Здесь никто не станет выдергивать тебе перья.
А вот садиться с ней рядом, наверное, не стоило. Но Антонио уже сел и подняться без посторонней помощи было для него довольно проблематично.
- Их тут нет, - добавил он, протягивая ей открытую ладонь - для знакомства.
"Их, даст Татес, скоро не останется вовсе".

9

- А ты не Они?
Двуногий бурдюк - впрочем бурдюк довольно вежливый и умелый - вон как быстро все прибрал и даже вонять не начало! Так вот, новый знакомец Ньямлы (раз кусалась - значит уже знакомы так ведь?) наконец сел пониже как и полагалось при общении с нею, и даже предложил кое-что получше потоптанного куриного крыла - и Ньямла сменила гнев на милость. Тем более, что хвост и крыло уже были свободны и предоставлены химерке в полное ее пользование вместе со всеми перьями - значит ничего такого страшного не произошло и можно попробовать продолжить знакомство с двуногим. Сперва химерка ткнулась в предложенную ладонь носом и проехалась задумчиво по коже шероховатым языком. К сожалению или к счастью, но на ладони у этого шумного не было ни порошков, ни таблеток, ни прочего, что обычно предлагается на открытой ладони - даже подсушенной печенки не было.
Ньмла задумчиво изучила и ладонь и, чем Мблок не шутит, лицо севшего рядышком - выискивала в нём признаки обмана или коварства, но потом решительно подвинулась, прислонила шерстяной бочок к перепаханной ее же когтями коленке, и аккуратно принюхалась в содержимому миски.
Пахло вкусно, но как-то непривычно - совсем позабыто - из детства, густым и жирным запахом.
Лезть в миску лицом было неудобно и Ньям укоризненно покосилась на двуногого: глупого, глупого двуногого, который не умеет кормить химер. Ну да ладно - этот хотя бы старается.
Одобрительно взмуркнув Ньям пристроила поверх егойной коленки хвост знаком высочайшего доверия и уверенно макнула в миску с белым и вкусным переднюю лапу - ее хотя бы можно облизать и распробовать, что это там такое? Похоже было на то, в чем растворяли слишком твердую еду когда она была мелкой и болел живот - только тут оно было не такое разбавленное - жирное и тёплое.
- Вкусно!!! - удивлению химерочки не было предела - она даже случайно села попой Моретти на ступню от полного переизбытка чуйств, - И как это теперь пить? Эххх...
С этим горестным вздохом Ньямлочка распушилась и, зажмурив нечестивые и чуть раскосые очи, попыталась сосредоточиться на том чтоб обрести хотя бы руки - смутно помнилось, что так она прежде умела, а руками-то миску удобнее держать чем лапами - пусть даже у лап когти и с ними куда как безопаснее.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [12.01.1440] Хуже нет - собак по следу.