Последний Шанс

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©


[03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Участники: Тубан, Нелисса Рэкта (выглядящая, как Нагиса Ханами) и все, кто случайно будет проходить мимо. Посторонние участники приветствуются. Нет, серьёзно.
Место действия: Длинный путь от востока на юг Дагора—на родину Нелиссы.
Время действия: Раннее утро.

..."Цветок Холода", значит, известен как клан, взрастивший больше всех убийц? И они часто склонны к телепатии? Так вот, получается, откуда взялись в Дагоре мои предки по линии матери! Познакомишься с ней—поймёшь... А у "Цветка Холода" есть какой-нибудь отличительный знак? Вроде твоей татуировки.
Тубан взял девушку за руку и приподнял рукав её рубашки, показав маленькую татуировку в виде хамелеона. Разумеется, он помнил этот незамысловатый рисунок в подробностях с первого раза, когда Нелисса показала его—просто в последнее время он не упускал возможности лишний раз прикоснуться к ней, словно боясь, что она исчезнет.
И это было объяснимо: трудно было поверить, что Нелисса больше не вернётся в своё тело, запомнившееся ему ещё со встречи пять лет назад. Ещё труднее было поверить, что наследница главы клана Хамелеона, черноволосая и по-хищному грациозная—это теперь его Нелисса, настоящая и единственная.
Дракон улыбнулся, обводя пальцем изображение.
Впрочем, вряд ли татуировка сохранилась бы в нашем истинном облике, так что, скорее всего, доказать, что мой дед был из клана твоих заклятых друзей, не выйдет. Но вдруг его кто-то помнит? Было бы интересно, если бы оказалось, что я тоже как-то принадлежу Кёху... Да ещё и другому клану.
Тубан вытянулся и откинулся на стылую землю, покрытую серой сухой травой. Впрочем, через несколько секунд он перестал улыбаться и снова сел.
Ну и гадость эта ваша "зима по-человечески"! Холодно же!
Снова потянувшись, он отошёл в сторонку и принял истинный облик.
Они остановились на ночлег вблизи маленького озерца, и пойманная накануне вечером добыча позволила парочке и попрактиковаться в охоте, и наесться, и сэкономить силы на утро—причём добыча впервые была заслугой исключительно Нелиссы. Словно по негласному правилу, всё время в облике драконов Тубан занимался подготовкой её к жизни в этом облике, и, хотя он вовсе не вёл себя с ней, как десятник с новобранцами, к исходу первой недели путешествия возлюбленная явно начала что-то подозревать. Идя по дороге бок о бок или путешествуя в человеческой форме на её спине, он всячески заставлял её проделывать больший путь, чем она собиралась, находя причины отказаться от отдыха, а иногда предлагая освоить какое-нибудь упражнение в воздухе, чтобы развлечься.
Результат постепенно давал о себе знать: чёрная драконица выглядела уже едва заметно, но крепче, чем когда он увидел её в самый первый раз. Впрочем, "ненавязчивая муштра" привела к тому, что Тубану в конце концов пришлось ответить на прямой вопрос и опасный хищный взгляд: да, он специально не давал ей слишком расслабляться, чтобы она была сильнее и привычнее к новому для неё телу.
Вопреки ожиданиям дракона, Нель восприняла это начинание благосклонно, но и её рассказы о жизни и традициях Кёху стали больше похожи на лекции у сурового учителя. Впрочем, сатисфакция была неполной, ведь любопытного ученика с отличной памятью было неинтересно пытать вопросами, и Тубан подозревал, что она ещё найдёт, как на нём отыграться.
Решив не ждать в неопределённости, Тубан сам предложил:
Может, когда мы будем лететь, я буду практиковаться в магии? А то, признаться, я как-то забыл об этом, пока добирался до Кёху—я был сосредоточен на вещах более важных. Ты придумай, как мне тренироваться—тогда всё будет честно. Ну, а я, раз полётами тебя уже так не запугаешь, подумаю с чего начать...—он выдержал театральную паузу, глядя на неё, словно на добычу—Обучение огненному дыханию, например!

Отредактировано Тубан (2014-09-21 08:51:54)

2

Девушка без особого удовольствия взглянула в затянутое тучами небо. Лететь в таких облаках было неуютно. С земли они смотрелись немного получше. Она оставила в покое дагорскую погоду – куда менее приятную, чем в Кёху или той же Академии – и взглянула на собеседника, строго прищурив глаза.
- Хамелеоны тоже хорошие убийцы… - начала было Нелисса с долей фамильной ревности к клану соперников, но почти сразу прикусила язык. Во-первых, умение убивать – тот еще плюс. Во-вторых, Цветок Холода перестал быть противником, причем при ее непосредственном участии. На лице появилось спокойное благодушно выражение, как нельзя лучше отражавшее ее слегка ленивый настрой. – Да, телепатия так же свойственна им, как нам – хамелеон или невидимость. Так значит, у нас с первого взгляда вытянут всю подноготную? – она усмехнулась, стараясь скрыть некоторую нервозность при мысли о знакомстве с родителями. - Но почему ее предки уехали с Кеху?
Тубан поймал ее за руку и отогнул манжет, словно хотел еще раз взглянуть на татуировку клана. Нель спокойно позволила эту ненужную, в общем-то, операцию, но смотрела не на зеленого хамелеона, а на склонившееся к нему лицо. В который раз ей вспоминались точеные черты брата, ледяная красота посла «Цветов» Ксандерса ди Синь… нет, в сравнении с ними Тубан не был красив. И все же сердце начинало биться быстрее, когда девушка ловила взгляд оранжевых глаз или легкое движение губ - еще не улыбку, а только намек на нее….
- Цветок Холода носит кольца, а не ставит знаки на коже. Даже не знаю, какой способ лучше, - она пожала плечами, но очень сдержано, чтобы не вырвать запястье, которое Тубан поглаживал теплыми твердыми пальцами, обводя границы татуировки. – От татуировки нельзя избавиться, но ее нельзя и потерять…. Хотя насчет истинного облика я не уверена. Впрочем, женщинам их все равно обычно не ставят. Это уж мне… то есть Нагисе… отец разрешил, - она слегка прикрыла веки с тем печальным и почтительным выражением, которое всегда возникало при упоминании о Ханами Кано. Тряхнула головой, прогоняя грустные мысли. - А у вас не хранится никаких семейных реликвий? Среди них могло бы быть и то самое кольцо. Еще у «Цветов» почти всегда белоснежные волосы – но тут, наверное, мимо… - она протянула руку, желая потрепать мужчину по отросшей шевелюре неясного цвета, однако удержала движение на половине – не обидится ли?
Тубан тем временем продолжил шутливые рассуждения. Почему-то ей было непередаваемо приято слушать их вот этим стылым утром под белесыми тучами, на одной из дорог Дагора, которую она забудет через пару дней, а дракон, конечно, будет помнить…
- А это было бы забавно, - сообщила она с улыбкой, к которой не привыкла сама – полуехидной-полумечтательной улыбкой в исполнении Нагисы. – Тогда наш брак сошел бы за подтверждение союза кланов! Ведь «Цветы» и «Хамелеоны» больше не враждуют! Хотя… - она задумчиво потерла лоб свободной рукой. – возможно, тогда мне пришлось бы перейти в твой клан, а это бы никому не понравилось… Ох, как все сложно!
Она оглянулась на Тубана, растянувшегося по земле, но повторить его движение не смогла: Нелисса сидела по-кехуански, подобрав под себя ноги. Прежде она не назвала бы эту позу удобной, но тело Нагисы считало иначе. Одна беда – на спину из такой позы не откинешься. Впрочем, судя по недовольной гримасе мужчины, делать это и не следовало.
- А я привыкла! – хмыкнула она, тем не менее запахивая поплотнее меховой плащ. Плащ был красивый, теплый и дорогой – прежде она таких не носила. Но Рюхей, отправляя сестру путешествовать по Дагору, позаботился, чтобы одежда у нее (и спутника) была самая лучшая. Но Тубан, очевидно, считал, что лучше драконьей шкуры быть ничего не может, а потому превратился в ящера.
- Ну что, пора? – спросила Нелисса, потягиваясь. Тело слегка болело от непривычных нагрузок. Девушка уже много дней испытывала странную смесь вины и наслаждения: посмотрела бы Нагиса, как обращается с ее телом не привыкшая к роскоши и уходу девчонка! Ловкие, гибкие руки и ноги постепенно наливались силой. Нелисса заметила, что ей становится легче не только летать, но и обращаться с посохом – своим оружием. Пожалуй, следовало сказать Тубану спасибо за тренировки… хотя было бы лучше, если бы он сразу огласил программу действий, а не удерживал ее в пути всеми правдами и неправдами! Впрочем, ее неудовольствие по этому поводу здорово смягчила та скорость, с которой дракон поглощал сведения о кехуанских порядках. Оставалось надеяться, что он действительно собирается им следовать – в стране персиков с ее привязанностью к традициям не стоило выкидывать фортелей хотя бы первое время. Особенно если ты муж принцессы клана. Уж чем-чем, а репутацией Хамелеонов Нелисса собиралась дорожить.
- Я подумаю… - хитро прищурилась Нелисса. Идея насчет магических тренировок ей понравилась. Надо поразмыслить, как их лучше организовать: на земле или в воздухе. Улыбка стала чуть более злорадной. Уж она устроит дракону веселое обучение! А новое предложение Тубана вызвало взрыв (к счастью, не буквальный) неподдельного восторга.
- Наконец-то! А где будем тренироваться? – она оглядела поляну. Пожалуй, если встать лицом к озеру, то можно попробовать выдыхать пламя и ничего при этом не спалить. Да, наверное, начать стоит здесь. Все равно взлетать Тубан пока не собирается – иначе не принял бы истинный облик, в котором драконице его не поднять. А на дороге они едва ли найдут лучшее место для огненного испытания. Тогда, пять с лишним лет назад, Тубан спалил все кусты, разгоняя разбойников пламенем. Воспоминание об этом вызвало еще одну мысль.
- Послушай… - она улыбнулась, золотые глаза заискрились теплым светом. – А ведь где-то в этих местах мы тогда встретили Шилле… помнишь?

3

Монотонная серость туч над головой и замерзающей земли под ногами производила гнетущее впечатление. Мысль об огненном дыхании посетила Тубана спонтанно, но Нелисса с готовностью ухватилась за неё, и дракон одобрительно кивнул.
Хотелось тепла, но дело даже не в этом—хотелось хоть какого-то цвета, движения в этом месте. Иначе, казалось, бесконечная серая дорога высосет всё тепло и волю из одиноких путников.
Значит, будем согреваться... Там, где не сможем ничему навредить! Превращайся, на этот раз вместо утомительного полёта будет нечто яркое!—стараясь ободрить и Нелиссу, и себя, заявил Тубан и, после недолгого осмотра окрестностей, направился к озеру.
А ведь где-то в этих местах мы тогда встретили Шилле… помнишь?—сказала девушка, словно прочитав его мысли относительно цвета и жизни.
Взгляд Тубана на миг затуманился.
Помню ли я, м?—если бы крылья слушались его, то он горделиво отвёл бы их назад, выпятив грудь, но, к сожалению, жест вышел не столь выразительным.
Разве ж такое забудешь? Чудное существо! Помню, как он пытался издалека поманить меня светом, когда я искал тебя ночью в лесу. И как он вдруг оказался прямо у меня перед самым носом, когда я уже сел. Я не верил, что он настоящий, пока не почувствовал то дуновение ветерка от его крыльев... А ещё казалось, что это ты маленькая и хрупкая!—дракон легонько коснулся носом её плеча. —Ты, впрочем, всегда для меня такой и останешься! Тем полезнее будет тебе научиться такой занятной штуке... На самом деле, это совсем не так сложно!.. Только с чего начать-то?.. Хм.
Тубан сел у кромки озера и вперился взглядом в пространство. Действительно, выдыхать пламя для него не было сложным делом, но попытавшись впервые облечь в слова то, что дракон умеет с самого малого возраста, он растерялся.
Да уж. Это всё равно, что объяснять, как дышать или как ходить, очень странно...—пробормотал сидящий на берегу ящер, изучая собственное отражение в воде. Затем он расставил шире передние лапы и прогнулся по-кошачьи, глубоко вздохнув. Наконец, дракон выдохнул по очереди пару маленьких сполохов огня.
Покивав своим мыслям, он вдруг снова обратил свой взгляд на Нелиссу—только вот на этот раз он смотрел словно куда-то сквозь неё. Впрочем, через минуту его взгляд снова стал осмысленным, и Тубан прямо-таки просиял.
Ага! Смотри. Или не смотри, а представляй.—дракон протянул лапу и положил её на нижнюю часть груди драконицы.—Вот тут, душа моя, у тебя лёгкие. Ты прекрасно чувствуешь, где они находятся, особено когда глубоко вдыхаешь. Но кроме того...—его пальцы неспешно проскользили по чешуе выше—Есть ещё один отдел лёгких, совсем маленький. Он не участвует в дыхании, потому ты и не замечала его никогда прежде. Но ты заметишь, если по-особому напряжёшь мышцы груди. Не могу объяснить, просто представь, что тебе что-то мешает сделать полный вдох, и ты помогаешь себе, расправляя её с усилием. А теперь... Мы попробуем аккуратно и медленно.
Тубан, в чьих глазах теперь вдобавок к теплоте загорелся огонёк азарта, мягко увлёк чёрную драконицу с собой к воде.
Сделай это, потом задержи дыхание—надо прочувствовать и запомнить, как у тебя это получится. А тогда—тоже с усилием выдыхай, напрягая все мышцы, как при кашле. Только не испугайся вырвавшегося пламени, выдыхай, пока оно не кончится! Если что пойдёт не так—сразу хлебни воды. Не так—это если ты всё-таки закроешь рот и обожжёшься, но нам ведь это не нужно? На первый раз не пытайся управлять пламенем, просто делай выдох. Давай!
Дракон встал рядом, выжидая. Он и не думал, что прочитанный ещё в родных пещерах трактат об анатомии его собственного племени ему пригодится в таких обстоятельствах!

Отредактировано Тубан (2014-11-09 23:15:30)

4

На поляне под блеклым куполом небес наконец-то почувствовалось  оживление – немного нервное, немного праздничное.
- Мне приятно, что ты помнишь, - мягко улыбнулась Нель и тихонько хихикнула, оглядев своего гордого собеседника. – Вот бы встретить его как-нибудь снова. Хотя малыш, наверное, меня не узнает…
Она от души потянулась и зевнула напоследок, однако остатки ленивого настроения уже покидали девушку. Словно туман таял под порывом свежего ветра.
- Учиться, учиться и еще… - начала Нелисса, чуть отступив от стоянки, чтобы ненароком не затоптать вещи огромной лапой. Она не могла вспомнить, где слышала или читала эту фразу – кажется, ее произнес один из древних, не очень приятных магов, о которых писали в книгах. Надо полагать, наставлял своих не слишком прилежных учеников на путь истинный.  - И ещщще рассс учиться.
Как легко догадаться, последние слова вылетели уже из драконьей глотки. Тренировки не прошли даром: перекидываться из одного облика в другой для девушки теперь было проще простого. Но вот с речью пока оставались проблемы. Обычно получалось немного лучше, но свист и шипение выдавали легкое волнение хозяйки тела. Она чувствовала неуверенность и одновременно возбуждение перед новым уроком.
Некоторое время Нелиссе пришлось подождать, стоя рядом с ящером. Тубан хмурился и что-то обдумывал – она уже достаточно изучила его чешуйчатую физиономию, чтобы определять ее выражения. Наградой за терпение были две небольшие огненные струйки, полыхнувшие среди серого пейзажа ярким и чистым цветом.
— Ага! Смотри. Или не смотри, а представляй, - решил дракон наконец. Лапой он коснулся ее груди, и Нель постаралась не думать о том, как тот же жест выглядел бы в человеческом облике. «Интересно, а как обстоят дела с подобными вещами у драконов? – не вовремя вклинилась в ее голову мысль. – Допустим, поцеловаться ящеры не смогут, но есть же какие-то прикосновения, которые…». При одной мысли о том, чтобы задать вопрос об этом Тубану, Нель готова была покраснеть до самого спинного гребня – если бы могла, конечно. Она усилием воли сосредоточилась на теме урока. Впрочем, это не помешало драконице слегка облизнуться и ласково взглянуть на собеседника, услышав обращение «душа моя».
Инструкции Тубана показались Нелиссе вполне понятными, хотя она не была уверена, что сможет овладеть искусством огненного дыхания, просто представив что-то. Тем не менее попробовать было необходимо.
С усилием вдохнуть… Грудная клетка драконицы заметно расширилась, но Нелисса не смогла понять, наполняет она только обычные легкие, или еще какой-то отдел. Лишь после нескольких попыток девушка ощутила некоторую разницу и удовлетворенно кивнула – впрочем, не прекращая напряженно хмуриться.  "Ох, надеюсь, эти ощущения – не плод моего воображения," - мнительно пробормотала она про себя.
- А теперь... Мы попробуем аккуратно и медленно, - Тубан, видимо, счел, что ученица готова к следующей ступени, и направился к воде. Нелисса шагнула следом. Теперь зеленоватые волны с перламутровым отблеском плескались у самых ее когтей. Черная головка на длинной шее легка качнулась в сторону – вероятно, это соответствовало движению, когда человек склоняет голову к плечу, внимательно слушая сложные пояснения. Нель несколько раз кашлянула «на пробу», чтобы почувствовать напряжение мышц. Выдохнула и вдохнула, напрягая тот самый отдел груди.
- Давай! – скомандовал Тубан. Ученица послушно распахнула пасть – пошире, чтобы не обжечься, и попыталась выдохнуть. Но ничего необычного она не почувствовала и не увидела. Похоже, драконица все же выдыхала простой воздух из легких. Она напрягла мышцы еще сильнее. Язык и небо вдруг обдало теплом, и перед носом у нее мелькнул крошечный завиток пламени. Девушка непроизвольно отшатнулась от него, хотя знала, что бояться не следует. Но одно дело - знать, и совсем другое - увидеть огонь перед собой! От неожиданности она закашлялась – уже не проверяя мышцы, а на самом деле. Из пасти вылетело два или три коротких всполоха, но почему-то пополам с дымом. От него у Нель зачесалось в носу, а глаза немедленно защипало. К счастью, после приступа кашля воздух в груди внезапно кончился. «Ну, по крайней мере я не обожглась» - вздохнула Нелисса, чтобы как-то себя утешить. Поморгала, успокаивая слезящиеся глаза.
- Извини, - печально улыбнулась она Тубану. – Ты все очень хорошо объяснял. Я попробую еще раз…

5

Несмотря на беспечный и уверенный вид, Тубан немного переживал. В конце концов, он пытается научить Нелиссу делать то, что любой дракон умеет с раннего детства!
Инстинкты — вот что даёт умения, не подкреплённые знаниями или тренировками. Они научили его ходить, летать, охотиться, выдыхать пламя...
"Или вот теперь постоянно прикасаться к ней" — подумал дракон, убрав лапу с плеча Нелиссы. Медленно, словно боясь попасться на этом движении.

Чёрная драконица нравилась ему как нечто прекрасное, на что можно смотреть бесконечно. Нелисса нравилась ему как личность: разговаривая с ней, он чувствовал, что их мысли дополняют друг друга, создавая более полную картину мира. А с недавнего прошлого добавилось и ещё что-то, чего раньше он не испытывал. Но он не гнал эти новые чувства прочь, а смаковал их, ловя каждое прикосновение и давая ему запечатлеться в памяти.

Впрочем, его молчаливое созерцание прервала вспышка пламени.
У неё получилось!
Но последовавший за этим кашель вперемешку с дымом и язычками непогашенного огня встревожил Тубана. Дракон решительно вскинул было лапу, чтобы окунуть ученицу в холодную воду озера, но Нелиссе повезло управиться с новой стихией самой.

Извини... Ты всё очень хорошо объяснял. Я попробую ещё раз…

Как будто ты не справилась сама почти с первой попытки! — в его голосе появились урчащие нотки — Вот посмотришь, всего пара десятков попыток — и ты сможешь управлять пламенем! Знаешь... У моих родителей хранится один древний трактат дракона-учёного, который записал все мыслимые знания о драконах. Так вот, он различал десять видов огня, и даже давал им имена!
"И ведь там, кроме особенностей анатомии и выдыхаемого пламени, ещё несколько глав посвящено нашему жизненному циклу... Во всех подробностях. Чую, не в последний раз я вспоминаю старого Маландара... "
Тубан нетерпеливо скребнул когтями по гальке и заговорил в своей обычной манере, когда ухватывал мысль, удачно подброшенную его памятью.

То, что получилось у тебя, он назвал "Гаснущим костром" — годится, когда пытаешься поджечь что-то прямо перед собой на маленькой площадке, но не зацепить всё вокруг...  Для этого ещё можно использовать "Кусачий рой" — добавить воздуха обычным дыханием и широко раскрыть рот. Тогда горючая смесь сгорит ещё в горле, и ты выпустишь только яркий, но почти не горячий факел с отдельными горячими искрами. А если тебе нужно поджечь, например, сырые дрова, то подойдёт "Кровавый восход" — наоборот, меньше воздуха, резче работа мышцами. Тогда горючая смесь воспламенится уже за твоими губами, вспыхнет красным — и уже потом разгорится до белого...

Тубан отошёл на пару шагов назад, незаметно делая глубокий вдох, и поймал взгляд Нелиссы. Улыбнулся... И сквозь его зубы брызнули красные языки пламени. Впрочем, в метре от носа дракона огонь побелел и устремился ввысь.

Будем надеяться, что огненное дыхание нам понадобится только для того, чтобы разжечь костёр или согреть что-нибудь.

Дракон снова встал бок о бок с Нелиссой и, изогнув шею, посмотрел ей в глаза.
Но, как я уже говорил, мы будем учиться осторожно, так что с аккуратным согреванием пока подождём...
Ожидая новых попыток, он замер, и только подрагивающий хвост и горящие глаза выдавали его азарт.
Было что-то совершенно очаровательное в том, чтобы учить её чему-то новому!

6

Запах дыма в воздухе медленно рассеивался. Нелисса слегка потрясла головой, стараясь прийти в себя после непривычного опыта. Незаметно поворочала во рту языком, словно проверяя, как ее небо и щеки перенесли извержение пламени. Нет, никаких неприятных последствий не осталось. Тубан – тот, к удивлению девушки, и вовсе казался совершенно довольным ученицей.
- Вот посмотришь, всего пара десятков попыток — и ты сможешь управлять пламенем! – заверил он. Нель немножко повеселела. В глубине души она волновалась из-за того, что простейшее умение, доступное, как не раз подчеркивал ящер, даже маленьким драконяткам, для нее остается тайной. «Интересно, - в который раз подумала она, - а Нагиса умела дышать пламенем?». По зрелом размышлении она сочла, что без этого не обошлось. Наги могла сколько угодно изображать фарфоровую куклу, но Ханами Кано отнюдь не запирал ее в женских покоях. Раз уж он позволил дочери изучать магию и драться посохом, то едва ли оставил в стороне такие умения.
- У моих родителей хранится один древний трактат дракона-учёного, который записал все мыслимые знания о драконах. Так вот, он различал десять видов огня, и даже давал им имена! – продолжил тем временем Тубан. Золотые глаза его собеседницы непроизвольно сощурились, ноздри втянули воздух, словно драконица учуяла след. Пока Нелисса не стала заговаривать на эту тему – мысль о знакомстве с родителями и так была для нее очень волнительной, но в будущем Тубан определенно столкнется с требованием выдать такую замечательную книгу ученице. Уж что-что, а ценить познавательную литературу студентка Академии умела.
- То, что получилось у тебя, он назвал "Гаснущим костром" — годится, когда пытаешься поджечь что-то прямо перед собой на маленькой площадке, но не зацепить всё вокруг, - начал объяснять он. Дракон слегка изменил позу и внезапно страшно напомнил Нелиссе Ланарка Геради, мастера воздуха из Академии, который готовится прочесть лекцию. -  Для этого ещё можно использовать "Кусачий рой"…
- Стой! Стой! – рассмеялась девушка, когда поняла, что на перечислении пары техник ящер не остановится. – Это же конспектировать надо!
Тубан все же продемонстрировал ей довольно необычную технику «Кровавого восхода», при которой огонь менял цвет и изгибался, но расписывать все остальные виды драконьего пламени не стал.
—Но, как я уже говорил, мы будем учиться осторожно, так что с аккуратным согреванием пока подождём... – заключил он, заглянув девушке в глаза. Нель чуть заметно улыбнулась. Ей хотелось как-то выразить свое отношение к словам дракона и к заботе, исподволь в них звучавшей. Будь они в ином облике, Нелисса слегка коснулась бы руки собеседника, может – благодарно сжала бы его локоть. Но у ящеров такие финты едва ли приняты. Пришлось оставить порыв без внимания и отступить на шаг, готовясь к новой попытке.
Драконица глубоко вдохнула, секунду подержала воздух в себе и зажмурилась. Может, так я не буду пугаться пламени и смогу положиться на инстинкты Нагисы? Ну-ка, Нейла, закрой глаза – открой рот… Нелисса распахнула пасть,  но уже не так широко: девушке вовсе не хотелось ненароком добиться, чтобы огонь горел у нее  горле, как при «Кусачем рое». Мблок его знает, какие при этом ощущения. Вместо этого она посильнее напрягла мышцы – и изо всех сил выдохнула.
На сей раз все, как будто, прошло лучше: в горле и на губах почти сразу почувствовалось тепло. Однако огненный отдел легких оказался куда больше, чем Нелисса могла полагать. Или же она опять что-то напутала: жар все еще щекотал небо, а обычные легкие уже успели опустеть. Девушка с удивлением обнаружила, что ей не хватает кислорода. Не то чтобы задержать дыхание на полминутки было так страшно, но Нелиссу это встревожило. Она постаралась поскорее, «под давлением» выдохнуть остатки пламени, но не удержалась и слегка прикрыла пасть. Губы и язык немедленно обожгло. Нель снова закашлялась, одновременно стараясь втянуть носом немного воздуха. «Держи себя… в лапах!» – пролетела в голове быстрая мысль, словно фраза, брошенная чьим-то ехидным голоском. Сориентировавшись, Нелисса стремительно нагнулась, одновременно открывая глаза, и сунула пасть в воду.
Озерная влага на вкус явственно отдавала тиной, но девушка все же сделала пару глотков. Боль вскоре утихла, только на кончике языка осталось неприятное ощущение – примерно как  бывало у нее в человеческой жизни, если, не подумав, хлебнуть кипящего травяного взвара. Драконица выпрямилась, напоследок лизнув воду еще раз.
- Ну ффе не флава Даану, - неразборчиво пробормотала она, по академской привычке помянув старшего бога. Высунула длинный язык, словно стараясь рассмотреть, сильно ли он пострадал. Да так и застыла в этой потешной позе. Сейчас она впервые оторвала взгляд от воды и увидела результат своих трудов. Горело дерево. На другой стороне озера.

7

Казалось, сама природа застыла в ожидании чего-то яркого. По крайней мере, то, как надулась чёрная драконица перед очередной попыткой, выглядело многообещающе.
Застыл и Тубан, с усилием выдержав её взгляд и сохраняя тёплую улыбку. Но когти его с силой вдавились в мокрый песок с галькой, а хвост как будто пытался закопаться.
"И дёрнуло меня брякнуть про "Дракономикон" Маландара! Она же ведь не забудет. Как она набросилась на кёхуанскую культуру, получив новое тело, так набросится и на это... " — пронеслось в его голове. Впрочем, дракон не мог придумать ни одного действительно разумного довода, чтобы отказаться показывать эту работу Нелиссе, если она ею всё же заинтересуется.
И тут взревело пламя!
Видимо, его совет не экспериментировать пока с тонкой работой Нелисса поняла по-своему. Выдыхаемое пламя яростно помчалось прочь, облизав одинокое деревце на другом краю озера.
Драконица закашлялась. После отчётливого громкого рыка этот кашель прозвучал как-то деликатно.

Это просто!.. Что случилось?
Она принялась яростно глотать воду.
Обожглась? Больно? — участливо спросил Тубан, повернув к ней голову.
Нелисса оторвалась от поверхности озера и высунула язык, силясь рассмотреть повреждения.
Ну ффе не флава Даану
Напряжение отпустило бурого дракона, и он засмеялся, легонько коснувшись своим хвостом её хвоста.
Бедная! Но могу заверить: раз уж теперь ты тоже дитя Шаафсин, она бы тобой гордилась! Между прочим, отличный пример самого что ни на есть боевого "Дыхания Коннахта" — самого горячего и притом летучего факела. Но когда ты подпускаешь чуть-чуть воздуха и даёшь пламени разгореться на языке — нужно выдыхать ещё сильнее, ещё резче! Вот для чего нужны тренированные мышцы.—Он снова протянул лапу и положил её на грудь драконицы, затем провёл пальцами выше, к плечу.— Обычно мы помогаем себе ещё и движением крыльями, вот... Ну, ты поняла, как...
Тубан старался не вспоминать о том, что прикован к земле, но его память держала каждое возможное движение каждой мышцы. И от этого порой становилось ещё мучительнее.
Чешуйчатая физиономия снова озарилась улыбкой, на этот раз, впрочем, скованной.
Что ж, а пока мои крылья — это ты!
Он уже не показывал расположение мускулов и органов, а просто легонько скользил пальцами по её плечу и основанию крыла, там, где вместо броневых ороговевших пластин была чувствительная кожа, покрытая мелкими чешуйками.
Оранжевые глаза ловили её взгляд.
Но просто чтоб ты знала: я не жалею.

Отредактировано Тубан (2017-10-18 06:33:01)

8

Огонь – такой обычный, золотисто-оранжевый, почти ручной – судорожно цеплялся за темные ветки. Он не был достаточно сильным, чтобы стоило его бояться, тем более в такой прохладный день – скорее всего, сам потухнет, даже прежде, чем доест одинокое деревце. Вот только этому пламени было совершенно неоткуда взяться, кроме как от ее собственного огненного плевка. «Мбло-о-о-ок…» - только и смогла протянуть мысленно Нелисса, разом забыв про обожженный язык.
— Бедная! – сочувственно хмыкнул тем временем Тубан, заметив ее новый «акцент» и гримаску. Несмотря на смех, в голосе его слышалась забота и… гордость? – Но могу заверить: раз уж теперь ты тоже дитя Шаафсин, она бы тобой гордилась!
Нель ощутила легкое прикосновение. Позже она никак не могла понять, каким чудом не подпрыгнула на месте и даже не вздрогнула в тот момент. В голове у нее, словно ослепительная вспышка, взорвалась короткая торжествующая мысль: «Хвост!». Ну конечно, драконица совсем забыла про него – а легкое прикосновение к хвосту, похоже, как раз и передавало то самое касание рукой… Она слегка шевельнула хвостом в ответ, как бы откликаясь, и гордо улыбнулась.
- Дыхание Коннахта? - переспросила девушка, как будто смакуя слова.
Ей определенно это нравилось. Нет, Нелисса так же, как и Тубан, от души надеялась, что плеваться пламенем ей придется только в груду веток, которой надлежит стать костром. Но все же приятно сознавать, что ей теперь подвластно такое могущество, и если придется отстаивать свою жизнь – у нее найдется мощный аргумент.
- Вот для чего нужны тренированные мышцы. Обычно мы помогаем себе ещё и движением крыльев, вот, – объяснял Тубан, с неожиданной для драконьей лапы нежностью намечая направление мускулов на ее плече. - Ну, ты поняла, как...
Она действительно примерно поняла, хотя и не стала пускать крылья в ход, чтобы закрепить движение в памяти. Золотые глаза с тревогой следили за переменой эмоций на лице дракона – от напряжения до кривоватой улыбки. «Еще и ты из-за меня…» - почти неощутимо зашевелилось где-то на дне сознания.
— Что ж, а пока мои крылья — это ты! – уже гораздо бодрее заключил Тубан. Ранящая мысль потухла и вернулась во тьму. Пальцы дракона скользнули от плеча к крылу, и Нелисса немного удивилась тому, насколько отчетливо ощущает прикосновение. Это, пожалуй, походило на то, как он гладил татуировку хамелеона на руке Нель. А ей-то казалось, что драконья шкура должна во много раз уступать человеческой коже по части чувствительности… Впрочем, все эти подробности Нелисса отмечала как-то вчуже: оранжевые глаза поймали ее взгляд и почти полностью сосредоточили на себе внимание девушки.
— Но просто чтоб ты знала: я не жалею, - выдохнул дракон.
Она не нашлась, что сказать, чувствуя только, как от этих простых слов ее существо переполняет теплом. Нелисса очень осторожно двинулась – так, чтобы не показалось, будто она вырывается, или движение не напомнило ящеру о его утрате еще раз, – и приобняла спутника крылом, совсем слегка. Этот жест показался ей вполне безобидным: ведь друг много раз накрывал ее вот так, пока Нель еще была человеком. А драконице просто необходимо было хоть как-то выразить, насколько дороги ей эти слова.
- Спасссибо, - наконец смогла она произнести, и, пользуясь преимуществами длинной драконьей шеи, слегка приблизила лицо к лицу Тубана. – Мы обязательно вернем твои крылья. Во что бы то ни сстало…
Хвала какому угодно из богов, обожженный язык достаточно ее слушался, чтобы выговорить эти слова относительно чисто.

9

Время будто замедлилось. Тубан видел, как Нелисса медленно разворачивает крыло, чтобы укрыть им его.
Он не ощутил прикосновения к собственным крыльям — они по-прежнему лежали сложенные вдоль его боков, не передавая ощущений и не откликаясь на требования пошевелиться. Но он чуть подался навстречу тёплому прикосновению, ловя его спиной.
Всё так же медленно Нелисса, по-прежнему стоя с ним бок о бок, изгибает шею, чтобы они оказались при этом почти "лицом к лицу". То ли ему кажется, то ли она проявляет какую-то скованность?
Мы обязательно вернём твои крылья. Во что бы то ни с-стало…
Вернём...—эхом повторил он. — Главное, что мы друг друга вернули.
Тубан хотел сказать что-то ещё, но впервые в сознательной жизни дар речи ему отказал. Он вдруг понял, что и сам сейчас точно так же медленно и скованно двигается и говорит — и дело вовсе не в каких-то чудесах со временем...

Стоило ему осознать, что он просто-напросто стесняется, как стало легче. Ненамного, впрочем.
Всё ещё не находя слов, он расширил область своего восприятия, установив связь с той, что была перед ним.

Его дар не видел перед собой красивую чёрную драконицу — он видел, как Нелисса вытаскивает стрелу, пробившую его броню.
Как она не забыла его за пять лет, а радуется, словно старому другу.
Как она поёт для него в пещере, а потом они вместе отправляются к подземным источникам.
Как он сожалеет о том, что она не из его народа — и вот они уже отправляются к Древу.
Как ей приходится принять тело и семью той, которая предпочла отвергнуть дар богов... И при этом не забыть про собственную.

Его восприятие вновь показало ему Нелиссу-Нагису, которая — теперь он это чувствовал — отчаянно пыталась поделиться с ним теплом и нежностью, только не знала, как.
Вернее, уже в следующий миг оба они знали, и оставалось сделать только шаг.

Тубан подался ей навстречу и коснулся губами её губ.

"Осторожно, только осторожно, хватит с нас обожжённого языка" — подумал кто-то из них. Впрочем, он и так был осторожен.
Он давно мечтал об этом моменте, но думал о нём как о чём-то далёком. И вот...
В его ушах кровь стучала так, что Тубан перестал слышать окружающие звуки. Его охватила вспышка смущения — или их обоих? Но это быстро прошло. Осталось только тепло и счастье. И чувство, что всё наконец встало на свои места.

Когда стало не хватать воздуха, он так же медленно отодвинулся назад, и, будто заново учась говорить, тихо сказал:
Н-надо было ещ-щё тогда, перед Древом, ус-спеть... Хотя з-знаешь... Сейчас я ч-чувствую, что так надо.
Тогда я тебя так не чувствовал (мы выдержали всё это вместе). Теперь всё по-другому, любимая (нет, точно не жалею) (ради этого момента стоило жить) (я мог бы делать это целый день) — дракон отправил ей поток своих мыслей. Он всё ещё чувствовал, как кровь стучит в ушах, а напряжение магического восприятия вычерпывает силы, и Тубан дал ему плавно затухнуть. Теперь они снова мыслили сами по себе, и в то же время — что-то действительно ощущалось иначе.
Взволнованно вздохнув, он опять коснулся её хвоста своим.

Отредактировано Тубан (2017-11-02 23:07:57)

10

Весь мир – низкое и косматое серое небо, холодные волны, далекий всполох пламени – все покинуло Нелиссу, сократилось, сжалось до светлых отблесков в оранжевых глазах с вертикальными зрачками. Она подумала было, что не надо сверлить дракона пристальным взглядом, но… он ведь смотрел точно так же: прямо в глаза, не отворачиваясь.
—Вернём...  Главное, что мы друг друга вернули… - произнес Тубан неожиданно тихо и мягко, словно зачарованный. Лишь через секунду Нелисса сообразила: ее фраза прошелестела ничуть не громче.  Затем запоздало подумала, что должна, наверное,теперь ответить. И не произнесла ни слова. Сердце девушки бухало громко и глухо, а воздух, казалось, дрожал от напряжения. Нель смутилась этих неожиданных ощущений и попробовала отвести глаза – но в этот миг ее накрыло картинкой.

Девчонка со светлыми волосами – она? – неловко вытягивает стрелу из чешуйчатого бока.
Белокурая девица (о как же странно видеть это со стороны!) спрыгивает с подоконника и делает первый шаг вперед, еще не смея поверить…

Череда картинок перетряхнула память Нелиссы, отнюдь не столь совершенную, как у ящера, вытащила на свет неожиданно яркие фрагменты – и те засверкали в солнечном свете живыми красками.

Испуг, усталость, волнение и внезапное ощущение защищенности:  он… он похож на моего отца!
Это ты? – незнакомец со странным цветом волос и оранжевыми глазами, которые смотрят так знакомо. – Правда ты? Не может быть…
Свищет ветер за порогом пещеры, нестройно поют струны лютни, а напев мешается со смехом: «Непросто быть драконом в человеческом обличии…».
Залитая солнцем поляна перед  Древом и прикосновение – какой там поцелуй, просто прикосновение – губами к его лбу…
Мужчина со скрытым напряжением и все же не без любопытства осматривает кехуансий кабинет. Ты приехал! Ты все-таки приехал!

Нелисса даже не подозревала, что так подробно, так живо все помнит. Каждый кусочек прошлого вызывал прилив волнения и радости, которые она не могла передать любимому… или?
Они не успели осознать эту мысль – похоже, общую для двоих – и не выразили ее словами (не то, верно, оба не смогли бы опомниться от стеснения). Просто Тубан подался вперед, а Нель слегка склонилась навстречу. Еще полчаса назад девушка была уверена, что в облике ящера поцеловаться невозможно, но их губы встретились в нежном прикосновении, слегка приоткрылись… Нелисса ощутила, как кровь приливает  коже – она бы точно покраснела, не будь драконья шкура чернее ночи. Но ей вовсе не хотелось, чтобы это закончилось.
Они прервали поцелуй, только когда в легких догорел последний воздух.
—Н-надо было ещ-щё тогда, перед Древом, ус-спеть... – произнес Тубан неуверенно пробуя звуки губами, словно впервые на свете изобретал слова. И Нелиссе эти фразы, разбитые дрожью заикания, казались чем-то чудесным, прежде невозможным. Вместе со словами в голову ворвались мысли, которые не принадлежали ей или даже им обоим. Девушка с трудом разбирала отдельные нити, из которых состоял спутанный горячий клубок, но ощущала общее настроение. В ответ она открылась перед эмпатом, стараясь передать ему свое тепло, нежность и радость.
Ощущение телепатической связи медленно угасло, но радостное возбуждение не покидало Нелиссу. Ей хотелось скакать по поляне, как драконенок (Нель смутно представляла себе маленьких дракончиков, но они, должно быть, напоминали играющих котят), или взлететь под максимальным углом к земле, проталкивая себя в воздухе отчаянным движением крыльев, или разрезать небеса ясной свечкой еще одного «дыхания Коннахта» - и в то же время она не смела двинуться с места, чтобы не потерять это волшебное мгновение. Наконец, легкое прикосновение к хвосту помогло ей вынырнуть из водоворота эмоций.
- Ты прав, - прошептала она и, к собственному удивлению, не сбилась. Девушке вдруг отчетливо вспомнилось их печальное признание в Академии – и холодная игла в сердце от тоски по тому, чего, казалось ей, между ними никогда не может быть. Теперь даже эта боль казалась нежной и дорогой частицей памяти. – Вссе так прекрасссно, что мне не веритссся…
Нелисса улыбнулась дракону, сверкая золотистыми искорками в глазах. Но спустя пару секунд радость сменилась беспокойством.
- Ты в порядке? Ты так долго держал телепатичессский контакт…

11

Тубан чувствовал, что немного дрожит, но если вначале это было вызвано страшным волнением, то теперь оно уступило место невероятной жажде как-то выразить свои ощущения.
Он всё смотрел в глаза, которые теперь казались отражением его собственных, и радостно улыбался. Наконец он вышел из оцепенения и сгрёб драконицу в охапку, обняв за шею и не обращая внимания на колючие выступы чешуи.
Просто хотелось быть ближе.
—Ты в порядке? Ты так долго держал телепатичессский контакт…
Он рассмеялся, чувствуя, как уходит напряжение. Нелисса понимала основы магии и, видимо, сразу же подумала о цене столь полного контакта разумов, который он поддерживал. Понимал и Тубан, который не дал дару телепатии отозваться неприятными последствиями — но сама забота возлюбленной его тронула.
—Да в порядке я! Ах, Нель, просто... Просто хотел, чтобы мы разделили впечатления об этом моменте, и бросил на это особые усилия. Но от усталости в обморок не упаду!—он говорил ей на ухо, продолжая обнимать. Дракон поймал себя на том, что уже был готов прямо в таком положении рассказать ей "вкратце, минут за пять" все особенности работы его дара телепатии, и тихонько засмеялся опять. 
—Я мог бы прямо сейчас рассказать тебе всё о своей телепатии, но-о... Не буду!
Наконец он выпустил её из объятий. Казалось, воздух, пробежавший между ними, не мог остудить пламя, загоревшееся где-то внутри. Вернее, не пламя, а костёр, означавший уют и спокойствие. И отблески этого костра в глазах Нелиссы вызывали противоречивое чувство: безумно хотелось быть ещё ближе, и в то же время — хотелось этот уют и спокойствие сохранить, дать им закрепиться в душе.
Тубан, проведший почти всю жизнь в истинном облике, привык доверять внутренним чувствам и инстинктам. Сейчас они твердили: спешить некуда. Знания — в основном, из той самой слишком всеобъемлющей книги — подтверждали, что они не обманывают.
Он закрыл глаза, вслушался в биение своего сердца, которое возвращалось к привычному ритму.
— Утром тренировка в магии и охоте, днём — в кёхуанской культуре и огненном дыхании... А теперь у нас есть и ещё кое-что, чему нужно учиться вместе! Мне кажется, всей драконьей жизни не хватит, чтобы всё обговорить, всем поделиться друг с другом и надоесть друг другу! — Произнёс Тубан. Он пытался вернуться в привычное состояние, но что-то уже не могло стать прежним: в голос вкрадывались мурлычущие нотки, а сам он не мог сдержать счастливой улыбки.
—Нель, давай лететь дальше! Хочу в небо!
"А то я так просто от тебя не отстану" — подумал он, нехотя отстранившись от подруги и занявшись подготовкой к перелёту.
Превратившись, Тубан ощутил, как мир встретил его прохладным ветром — однако это казалось ему несущественным.
Если Шилле действительно живут здесь, то для них, наверное, мы сейчас светимся, как маяк в ночи. Вот придут — и увидят, что мы здесь деревья поджигаем!

Отредактировано Тубан (2017-10-22 02:47:17)

12

- Айх! – совсем по-человечески вылетело из драконьей глотки, когда Тубан неожиданно схватил Нель в охапку и притянул к себе. Ее крыло от резкого движения соскользнуло с его спины. И тут же над поляной полетел чуточку свистящий смех девушки. Нелисса и не подозревала, что драконам свойственно что-то, настолько напоминающее объятия двуногих. Может, и Тубан прежде об этом не знал? По чести говоря, позу трудно было назвать удобной: Нель не знала, куда деть крылья и лапы, а в тело Тубана наверняка впивался один или даже несколько шипов ее чешуи. Но в то же время ей показалось до того уютно сидеть вместе, прижавшись друг к другу, что на черночешуйчатой морде сама собой появилась счастливая улыбка. Нелисса приобняла любимого лапой и одним крылом, но второе оставила «в запасе», на случай, если придется срочно восстанавливать равновесие. Ее новое тело было ловким и гибким, но Нель не могла бы поручиться за свое умение им пользоваться, особенно когда доходило до способности балансировать.
- Ах ты хитрый тактик! – рассмеялась она в ответ на реплику дракона и слегка хлестнула по земле хвостом, не очень-то правдоподобно изображая гнев (ее чувство равновесия это испытание выдержало). – Все-то ты спланировал…
Нелиссе по-прежнему было так весело, что хотелось куда-то бежать, прыгать или летать, но в то же время она чувствовала себя поразительно умиротворенной в драконьих объятиях. Она слегка потерлась носом о щеку ящера, радуясь этому новому ощущению.  Их с Тубаном отношения даже по человеческим меркам развивались чрезвычайно стремительно и эмоционально бурно. Если бы они были представителями одной расы, то после первого признания в Академии, скорее всего, некоторое время просто жили по соседству: встречались, разговаривали, привыкая друг к другу и проверяя, насколько глубоки возникшие между ними чувства. По мере развития привязанности – учились бы прикасаться, не сгорая от смущения… Но обоим почти сразу пришлось преодолевать такие препятствия, после которых говорить о какой-то проверке временем казалось странно.  В результате драконы, уже считая друг друга женихом и невестой, робели и стеснялись, как на первом свидании. Поцелуй оказался для Нель – для них обоих – чем-то пьяняще новым, как бы шагом к более доверительным отношениям. Теперь следовало к этому привыкнуть. Откровенно говоря, Нелиссе совсем не хотелось бы сократить период привыкания: слишком непривычным, слишком приятным было это тепло, чтобы сразу идти дальше. И ей нравилось, что Тубан не предпринимает – пока – никаких попыток развить успех. Это говорило и об уважении к ее чувствам, и о глубине его собственных переживаний.
— Я мог бы прямо сейчас рассказать тебе всё о своей телепатии, но-о... Не буду! – прошептал дракон, прежде чем отпустить ее, и в голосе слышался смех.
- А что, очень интерессная поза для лекций, - хихикнула Нелисса в ответ и бросила на ящера лукавый взгляд. – Может быть, повторим, когда будем заниматься науками?
Только когда слова уже сорвались с языка, Нель осмыслила их по-настоящему и сообразила, что в этой шутке не так уж много шутки. Золотые глаза смущенно опустились долу, а черная шкурка, кажется, аж зачесалась от прилившей к ней крови. К счастью, дракон не воспринял фразу как-то превратно.
— Утром тренировка в магии и охоте, днём — в кёхуанской культуре и огненном дыхании... А теперь у нас есть и ещё кое-что, чему нужно учиться вместе! – пророкотал-промурлыкал он. - Мне кажется, всей драконьей жизни не хватит, чтобы всё обговорить, всем поделиться друг с другом и надоесть друг другу!
Нелисса широко улыбнулась в ответ и несколько раз махнула крыльями. Несмотря на уют ощущений, ей все труднее было оставаться на месте, так что драконица очень обрадовалась, когда Тубан предложил отправиться в полет.
- Тогда ссобираемся! – она весело подпрыгнула на месте и стремительно перекинулась в двуногий облик, чтобы помочь с уборкой вещей. Вскоре все предметы, которые приходилось доставать, вернулись в сумки. И только походный котелок она протянула Тубану.
- Слушай, давай сначала все-таки слетаем посмотреть, что с тем деревом. Может, его все-таки водой залить?
Тут же пришлось превращаться обратно. Нелисса мысленно рассмеялась, а затем хмыкнула и вслух.
- Знаешь, когда мы только познакомились и я смотрела на тебя, то подумала что-то вроде: «Будь я драконом – перекидывалась бы в истинный облик и обратно по десять раз на дню!», - поделилась она с Тубаном, который в этот момент как раз закреплял сумки и устраивался к нее на спине. – Кажется, теперь так оно и есть…
Им понадобилось менее получаса, чтоб решить проблему с деревом. После этого Нель легко поднялась в воздух и полетела над лесом, стараясь не закладывать излишне резких виражей, которые могли бы дорого обойтись всаднику, - хотя в ее взбудораженном состоянии сделать нечто подобное очень хотелось. Также драконица не стала подниматься на большую высоту, чтобы не оказаться в тучах, где холодно (особенно тому, кто в облике человека) и ничего не видно. А чтобы не перепутать направление, она время от времени искала взглядом ленту дороги. Там пока не было видно ничего интересного.
- А что, далеко отсюда тот гарнизон, где ты служил? - спросила Нелисса, прервав молчание.

13

Не сговариваясь, драконы почти одновременно подумали, что стать причиной лесного пожара они не хотят, и Тубан с готовностью помог ей затушить дерево и сухие листья под ним. Вернее, Тубан просто сгрёб лапами всё, что можно было, в воду.
Теперь они летели на небольшой высоте, и он, наклонившись вперёд, насколько позволяли шипы, рассказывал подруге о том, как огненное дыхание сочетать с полётом.
Впрочем, он советовал пока не прибегать к энергозатратным видам драконьего пламени, требующим сильного напряжения мышц и сбивающим дыхание. Зато он вспомнил, как пару раз эта его способность спасала жизни его товарищам, когда бандиты были более многочисленны и решительны...
Воспоминание о существах, с которыми он провёл семь лет, на какое-то время отвлекло его от разговора.
А что, далеко отсюда тот гарнизон, где ты служил? — видимо, поняла направление его мыслей Нелисса, как будто тоже обладала даром телепатии.
Несколько секунд перетряхивания памяти и знаний — оценка времени, сравнение примерного положения невидимого солнца с их курсом, припоминание формы дороги и времени полёта от гарнизона к этому месту... И ответ был готов.
Тубан мягко хлопнул по чёрной шее слева, затем вытянул руку почти параллельно её крылу.
—На траверзе слева, и лететь примерно четыре часа. Но... Думаю, сейчас не время заглядывать в гости, когда у нас другие планы.
Он чуть наклонился на мерно покачивающейся спине и посмотрел вниз. Ветер неприятно холодил спину под щитом, который теперь черпал воздух и уносил больше тепла.
Эти места были ему очень знакомы. Да, в этой части окрестностей Дагора пустынно и скучно — но они вызывали ностальгические воспоминания о временах, когда он сам был волен летать, куда пожелает...
—Было бы громко сказать, что я "служил". Я не подчинялся никому... Официально. Трудно сказать, являюсь ли я вообще гражданином Дагора?
Его привычная манера речи в витиеватых фразах плохо сочеталась с ветром, хлещущим в лицо, и Тубан тратил дополнительные силы, чтобы говорить громко, но не кричать.
—Замечательные времена были! Охота на дичь, охота на бандитов, охота на охотников... И мысли о том, что "когда-а нибу-удь!" придётся изменить этот уклад. И вот, на дорогах стало спокойнее, дичи стало меньше, а моя репутация стала защищать меня от алхимиков. Знаешь, про меня говорили, что мне пора влюбляться, искать себе пару... И я нашёл. Девчонку, с которой был знаком два дня, пять лет назад!
Тубан распустил ремни на щите и, аккуратно отпуская их, дал тяжеловатому произведению искусства взлететь в набегающем потоке воздуха. Казалось, щит больше не нужно держать на себе: он сам рвался вверх, нужно было только придерживать его за ремни.
—Древо сказало, что я должен защищать всех нуждающихся, чтобы вернуть крылья. Но сейчас, как назло, такое время, что подвиги никому не нужны. Может, твой отец что-то смог бы посоветовать...
Порыв ветра чуть сильнее рванул щит, и ремни, прочно зажатые в руках Тубана, потянули его самого вверх. Он инстинктивно наклонил его вперёд — и сменивший направление ветер, наоборот, придавил щит к его телу.
В понимании сути воздуха он видел определённый потенциал: для этого даже магии не требовалось.
Решив как-нибудь на досуге подумать над этим, бескрылый дракон благоразумно вернул щит на спину.

Отредактировано Тубан (2017-10-24 01:18:52)

14

Тучи над головой оказались вовсе не так страшны, как это думалось с земли… а может, драконица просто смотрела на них теперь как-то иначе. Пожалуй, они даже не серые, а серебристые, - решила она почему-то, в очередной раз подняв взгляд к медленной, текучей облачной массе. Нелиссе нравилось лететь здесь – ниже основной полосы тумана, но выше верхушек деревьев – купаться в воздушных потоках и слушать рассуждения Тубана. Ему, вероятно, было непросто говорить во время полета – Нель помнила, как отчаянно бил в лицо ветер, когда она, еще будучи человеком, каталась на драконьей спине. Но таких затруднений явно было недостаточно, чтобы остановить Тубана, когда он желал держать речь.
- На траверзе слева, и лететь примерно четыре часа, - откликнулся ящер на ее вопрос.  Нелисса не знала слова «траверз», поэтому просто бросила взгляд куда-то налево и решила, что попозже переспросит. - Но... Думаю, сейчас не время заглядывать в гости, когда у нас другие планы.
- Тогда – на обратном пути? – тут же предложила драконица – прежде, чем успела подумать и прикусить язык. Она полагала, что Тубану будет приятно повидать старых друзей. Но, может быть, ящер не хочет показываться им, пока не вернет крылья? Или не стремится представлять ее боевым товарищам? Действительно, разве это можно назвать хорошей идеей? Нель вовсе не была уверена, что сможет влиться в мужскую компанию в качестве собеседника. А изображать нежную даму, которая посещает суровых воинов… в общем, это тоже не очень-то на нее похоже.  Нелисса слегка повернула голову, чтобы взглянуть на всадника. Проклятье, как бы это сказать… То есть… Я не навязываюсь в компанию, но если ты захочешь к ним заглянуть, то это можно будет устроить…
Решив, что этой фразой она все достаточно объяснила, Нель снова почувствовала себя легко. Тубан, сколь она могла понять, тоже сохранял приподнятое настроение. Он продолжал кидать ей фразы сквозь ветер, и оставалось надеяться, что превращенный ящер не сорвет голос. К счастью, у драконов оказался неплохой и очень избирательный слух. Видимо, милосердная Шаафсин предвидела, что ее детям придется вслушиваться в отдельные звуки среди ревущего ветра.
- Можем подкинуть эту задачку какому-нибудь буквоеду, - хмыкнула она на вопрос о гражданстве. – А вдруг не подавится? Только надо сперва расспросить твоих родителей – может быть, они что-то знают.
Предлагала это Нелисса отчасти в шутку: ей не виделось причин, почему такие нюансы могли бы стать для них важными. Да и Тубан, кажется, спрашивал больше из любви к рассуждениям. А вот последующий его рассказ заставил девушку сперва улыбнуться, а потом удивленно повернуть голову к всаднику.
- Хочешь сказать, ты уже тогда приехал  к девушке, а не к другу? – недоверчиво хмыкнула она. Для Нель это определенно было новостью. Она столь мало стремилась найти спутника жизни и настолько привыкла считать Тубана существом иной природы (человеческий облик – это скорее иллюзия, настоящий Тубан – огромный ящер!), что даже признав его лучшим из знакомых мужчин не задумывалась о развитии иных отношений, кроме дружеских… Пока он не заставил об этом задуматься, конечно.
А в итоге – вот к чему это привело! Нелисса все же заложила в воздухе вираж. Кажется, из-за этого ее спутник чуть не потерял щит, которым вздумал ловить ветер. Или не улетел сам.
- Эй, - рассмеялась девушка, - Если ты хочешь сделать из щита парус, то лучше лови попутный ветер!
В этих словах не было укора – просто Нелисса была счастлива, настроена шутить и – почему бы нет? – легонько подначивать спутника. Оставалось надеяться, что за время их совместных прогулок он успел привыкнуть к подобным выходкам и ничего не имеет против.

15

Ветер продолжал трепать одежду и волосы, а потом и вовсе резко сменил направление: "ездовая" драконица явно наслаждалась полётом, несмотря на дополнительный вес, как будто освоила это искусство не пару недель назад. Тубан же разделял её восторг, и в его душе не осталось места лёгкой досаде из-за сорванного эксперимента с подъёмной силой.
Забыв пока про щит, он снова наклонился вперёд, насколько позволяли шипы перед его грудью, и сильнее сжал ногами шею Нелиссы. Однако больше резких движений не последовало.
Хочется полетать пошустрее? Ну так за чем дело стало? Видишь, как ты стала меньше уставать, когда научилась ловить восходящие потоки? Да и мышц, наверное, поприбавилось!
Он вытянул руки в стороны, ловя ветер. Безо всякой телепатии её настроение передавалось ему, и ни о каких заботах попросту не думалось.
Помолчав, Тубан обнял драконицу  за шею, насколько смог, и наклонился к уху.
Умеешь ты задавать хорошие вопросы! Ехал я к другу или к девушке?.. Я тут подумал над этим, так вот: и то, и другое. Я ехал повидать тебя, начать изучать магию... Но я и любил тебя. Любить можно по-разному, знаешь ли. Увидел бы я, что ты нашла свою любовь в Академии — отпустил бы тебя, и мы остались бы друзьями. А так...
Он перевёл дыхание, задумчиво обводя пальцами узор чешуи перед собой и не прекращая счастливо улыбаться.
Кричать не хотелось. Время замедлило свой ход, когда Тубан коснулся разума своей избранницы мыслью. Впрочем, чтобы не потратить лишние силы, он проговаривал вслух то, что озвучивал своим истинным голосом для её сознания.
Но ведь это ты решила отправиться к Древу! Ты, Нелисса, сделала выбор. А я сделал свой, когда тоже обратился к нему. Были эти поступки ради дружбы? А может, ради чего-то большего? — в его голосе снова появились довольно урчащие нотки. Впрочем, в человеческом облике подобные интонации, на взгляд дракона, звучали блекло, не передавая и тени его счастья. —Для дружбы-то, любовь моя, нам не обязательно было быть из одного народа... Мы ведь давно для себя всё решили, признай уже!
Он снова вызвал в памяти образы, которыми они сегодня уже делились: отдых в пещерах, встреча, новое тело, встреча с охотниками, встреча с джинном, первая совместная охота, магия, разговоры. Всё это вместе сплеталось в сложную материю, которая тёплым одеялом укрывала его от одиночества и скуки.
Но одиночество бывает разным...
Отдельно вспыхнуло ещё одно воспоминание — более горячее, чем всё прочее вместе взятое. Не потому, что оно лучше, а потому, что оно иное.
Их первый настоящий поцелуй.
Тубан сосредоточился, и передал даже память о лёгком горчащем привкусе на её языке — след огненного дыхания... Который он ощутил сам, а не через её восприятие.
На фоне широкой, длинной, глубокой и долгой материи их дружбы, это воспоминание было "точечным", но оно давало начало чему-то новому. Чему-то, что одновременно смущало, удивляло, волновало и влекло.
"Это мы изучим!.. Как всегда — медленно и осторожно!"— чуть увлёкшись своими мыслями, Тубан не заметил, что всё ещё делится ими с Нелиссой, и смутился. Ещё решит, что им движет только любопытство! Но, подумал он, новые чувства достойны любопытства точно так же, как способность дышать огнём или летать.
Дракон ещё раз полюбовался полученной картиной — подобной яркой молодой звезде, зарождающейся в туманности — и спросил вслух и мысленно:
—А что думаешь ты?

Отредактировано Тубан (2017-10-27 01:04:43)

16

Темные силуэты деревьев замелькали быстрее. Сверкнуло перламутровым бликом небольшое озерцо и тут же снова померкло в тени. Нель, приободренная словами всадника, прибавила скорости. Сейчас ей хотелось стремительного, вольного полета, хотя бы ненадолго, раз Тубану в его втором облике это явно не пойдет на пользу. К тому же, что греха таить, стремительно мчаться, рассекая крыльями воздух и экономно парить, ловя восходящие потоки – совсем разные вещи. К счастью, ветер и теперь стал не настолько сильным, чтобы вовсе лишить ее возможности слышать собеседника.
-  К другу или к девушке?... Я тут подумал – и то, и другое. Я ехал повидать тебя, изучать магию... Но я и любил тебя, - донеслось до нее. Нелисса едва сдержалась, чтобы не перекувырнуться в воздухе, и энергично взмахнула крыльями, поднимаясь выше, чуть ли не к самой кромке облаков. Из драконьей глотки вырвался тихий урчащий смешок. Нель никогда прежде не задумывалась об этом, и теперь нечаянная мысль вызвала вспышку торжества. Неужели правда?! Вот это блеклое создание (она поневоле думала о своем прежнем, человеческом теле) очаровало столетнего дракона? Нель, конечно, понимала, что дело не во внешнем облике, но все же ей было странно и радостно. Сколько раз я ухмылялась в зеркало: мол, смотри – не смотри, а глаз положить не на что?
- Я-пять-лет-назад не могла даже представить, что нравлюсь тебе, - выговорила она, продолжая тихонько посмеиваться. – И даже потом, при встрече… Я думала, ты говоришь мне комплименты, потому что хорошо воспитан. И… сначала я только понимала, что не знаю мужчины лучше тебя.
Пожалуй, последнюю фразу ей было бы трудно произнести на твердой земле, глядя дракону в глаза. Девушка все еще робела, когда дело доходило до подобных разговоров – пусть даже начала этот сама,  по большей части в шутку.
Ветер перестал быть таким стремительным: драконица решила не рисковать и снова снизила скорость . Мягким, плавным движением она вернулась на прежнюю высоту. Дорога продолжала змеиться чуть слева, так что ее нетрудно было разглядеть.
Следующая фраза уже не полетела над лесом, а прозвучала прямо в ее голове.
- Я… - выдохнула девушка негромко, радуясь, что ее слова ветер не умчит прочь, а напротив, донесет до всадника на своих крыльях. Ее речь звучала уже почти чисто, только на стыке свистящих звуков немного споткнулась.  – Тогда я пыталасс-себя убедить, что ты просто подал идею. Что просто быть драконом куда лучше, чем человеком. Но я бы никогда… - она совсем сбилась, а шкурка снова зачесалась от прилива крови. Совсем тихо она бросила ветру. – Я хотела, чтобы ты любил меня… Хотела остаться с тобой…
Вслед за словами ее снова накрыли картинки. «Он все же доведет себя до обморока!» - мелькнуло где-то на дне сознания, но Нель не стала останавливать любимого, понадеявшись на его разум. К тому же ей самой рассуждать было непросто. Хорошо, что над лесом не было птиц – драконица в этот момент точно не смогла бы вильнуть в сторону, даже угрожай ей столкновение. Переживания, подсказанные драконом, вновь захватили Нель, смешивая радость, волнение и смущение в один кипящий состав, в глубине которого – ой-ой! – явственно проступало что-то еще. Что-то вроде желания повторить опыт. Осознав это, девушка еще больше смутилась. Казалось, из ее ноздрей и ушей уже должно бить пламя, вызванное бурной реакцией. Оставалось только понадеяться, что ящер не считывает таких подробностей…
"Это мы изучим!.. Как всегда — медленно и осторожно!" – словно ответ, прозвучал в ее голове шепот чужой мысли. Вместе со словами пришел привкус интереса, но Нель плохо поняла, что именно чувствует и имеет в виду дракон – она ведь не была эмпатом.
- У нас есть сколько угодно времени впереди, правда? – улыбнулась она, не совсем понимая, какой ответ Тубан хочет получить, но еще не расставшись с ощущением радости. – Кажется, еще чуть больше эмоций прямо сейчас – и мы взорвемся! Неужели так бывает у всех?
Взгляд Нелиссы очистился от картинок прошлого, и теперь она снова ловила зрачками дорогу, выравнивая направление. Взгляд золотых глаз скользил по деревьям, по прихваченным изморозью колеям, по…
- Тубан, - позвала Нель. – Мы сейчас пролетели несколько повозок. Они стоят прямо на дороге, рядом кто-то ходит, но я не заметила огня или следов привала. Как думаешь, у них все в порядке?
Нелисса слегка повела крыльями – ее подмывало сделать круг и присмотреться к путникам, но девушка прежде видела не так уж много картин с высоты и не была уверена, что ее беспокойство имеет причины.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-10-27 21:31:24)

17

Освободив своё сознание от контакта с Нелиссой, Тубан всё же ощутил лёгкое головокружение. Он чересчур увлёкся воссозданием для неё образов и ощущений, и теперь чувствовал себя, как после пробуждения от глубокого сна, а органы чувств, казалось, настойчиво пытались снова воспроизвести те самые ощущения.
Но он не жаловался. Это даже было в чём-то познавательно: он раньше не творил таких вещей при помощи своего разума: не с кем было, да и не было необходимости. Одно дело — передать оформленную в слова мысль и прочитать такой же "продуманный" ответ, и совсем другое — воспроизвести в своём уме полный набор ощущений и мыслей — и передать его другому существу!
Пусть даже по-особому близкому и родному.
"А что, если бы я смог вот так же воссоздать в её сознании то, как выдыхаю огонь? Это было бы быстрее, чем объяснять... А полёт? Она до сих пор осторожничает, боится не справиться с собственными крыльями — а я мог бы показать ей, на что она по-настоящему способна!.."
Нелисса заговорила вслух, и до него наконец дошёл смысл её слов.
"Я хотела, чтобы ты любил меня... Хотела остаться с тобой."
Сердце забилось чаще, и, хотя мысли ещё путались, он определённо был счастлив.
До сих пор было сложно поверить, что он со своим безумным предложением добился взаимности: авантюра казалась невозможной! Но Нелисса выбрала его, а теперь тоже смущается, признавая это.
—Как там у других? Ну-у... Помнишь, мы пришли к выводу, что все влюблённые — психи? Когда наткнулись на драконов в Академии — Тааль и Сафферота? Они ещё шипели на всех, кто приближался, и портили погоду своей магией. Так вот, даже боюсь предположить, как это проявится у нас!
Вдруг он заметил, что Нелисса высматривает что-то под ними.
Проследив за её взглядом, он тоже силился рассмотреть что-нибудь в начавшей сгущаться темноте, но они уже промчались мимо.
Дар телепатии снова самопроизвольно на мгновение показал ему мысли драконицы и что-то, похожее на попытку передать то, что видит она. Но он не хотел этого сейчас!
Мы сейчас пролетели несколько повозок. Они стоят прямо на дороге, рядом кто-то ходит, но я не заметила огня или следов привала. Как думаешь, у них все в порядке? — он узнал, что она собирается сказать, до того, как она издала хоть звук. Затем телепатия угасла, словно отхватив с собой приличный кусок его собственного сознания.
—Есть только один способ узнать! Только не садись сразу, а...—Дракон сделал жест рукой — бесцельный в его положении — и только затем подобрал слова вслух.—Пролети вокруг них сначала, постарайся рассмотреть оружие. А то я целых три недели не натыкался ни на кого из этих... Кому была бы интересна драконья шкура. Пора и честь знать!
Бросив попытки рассмотреть загадочный караван в темноте, он поднял руки и потёр покрывшееся щетиной лицо, как будто сгоняя сон. Действие — а также само непривычное ощущение щетины — чуть взбодрило его, хотя странные отклики телепатии всё ещё продолжали отвлекать сознание. Впрочем, от его дара сейчас могла быть и польза.
"А пусть подлетит поближе, всё-таки попробую ещё раз прощупать их телепатией. Давненько так не практиковался!"

Отредактировано Тубан (2017-10-30 01:41:31)

18

Казалось, они летят не так уж долго – по крайней мере, Нелисса не успела особенно устать – но солнце явно стало подбираться к горизонту. Потянуло прохладой. Здесь, наверху, еще было вполне светло, но лес внизу начинал окрашиваться синими росчерками тени. Хотя теперь Нелиссе это уже не могло помешать: вертикальные зрачки исправно ловили скудный вечерний свет и разбирали предметы в полумраке.
– Хи-хи, – прокатилось над темным лесом чуть свистящее хихиканье. – Хи-хи-хи...
Драконица смеялась все громче, попутно выделывая в воздухе легкие, почти незаметные для всадника виражи.
– Психи, однозначно! – наконец, ответила она собеседнику, не переставая усмехаться. – Только, сдается мне, Тааль и Саффу до нашей степени сумасшествия далеко! Так что ты прав – представить страшно…
Сделав еще несколько взмахов, Нель снова оглянулась на дракона и хмыкнула:
– Мне пора учиться грозно шипеть? – рассмеявшись негромко, она незамедлительно попробовала. – Ну-ка… Шшшшсссссшш! Похоже?
Впрочем, дурачиться драконице пришлось недолго. Под крылом мелькнуло странное столпотворение на дороге. Нель забеспокоилась.
– Пролети вокруг них сначала, постарайся рассмотреть оружие, – посоветовал Тубан, к которому она тут же обратилась за советом. – А то я целых три недели не натыкался ни на кого из этих... Кому была бы интересна драконья шкура. Пора и честь знать!
Нелисса с готовностью изогнула хвост и напрягла крыло, делая плавный поворот. Еще немного снизилась. Она поначалу опасалась, что за разговорами успела далеко улететь, но это оказалось не так: совсем скоро внизу снова стали видны очертания экипажей. Три, друг за другом. Первый – на вид обыкновенный крытый возок, какими обычно пользуются купцы, если нужно организовать поставки в плохую погоду. Второй – на удивление ладный, красивый экипаж, каим едва ли мог владеть простолюдин - разве что очень богатый купец. В него, в отличие от остальных, было впряжено не две и не три, а сразу шесть лошадей. Третьей снова ехала обычная повозка, хотя и очень хорошая, сколь могла судить Нель.
Подлетев ближе, драконица сообразила, что ей очень трудно выбрать высоту: с одной стороны, следовало получше разглядеть происходящее, с другой – Тубан весьма вовремя напомнил ей о вечной опасности, угрожающей драконам. Не стоило лишний раз подставляться. Постаравшись выбрать нечто среднее, Нель пролетела над повозками. Кони внизу немедленно заржали. Их тревожные голоса мешались с криками людей. Разговор явно шел на повышенных тонах.
– Убирайся, я тебе говорю! – приказывал кто-то.
– Да как я тебе… – неразборчиво, но резко отвечал кто-то другой. Нелисса не смогла разобрать все, но была уверена, что в конце прозвучало крепкое ругательство.
Драконица, конечно, не только слушала, но и смотрела. К счастью, деревья в этом месте не обступали дорогу так уж плотно. Нель не увидела блеска обнаженного оружия, а разглядеть, носит ли кто-то меч у пояса, с такой высоты было трудновато.
– Что думаешь? – спросила она Тубана и на всякий случай зашла на второй круг. Внизу, несмотря на занятость, ее маневры явно заметили. Народ неразборчиво зашумел, но в сторону крылатой не полетело ни стрел, ни заклинаний. Нелисса решилась: погасив высоту, она опустилась неподалеку от первой повозки. Гомон замолк, только лошади все сильнее хрипели. «Проклятье! – выругалась Нелисса мысленно. – Как же к ним подойти, чтобы животные не рехнулись?!» Тем не менее превращаться она пока не спешила. Вздохнув, драконица сделала несколько шагов вперед. Навстречу, обогнув повозку выбежали двое: мужичок в толстом по местным меркам полушубке и мужчина совсем другого вида – в коротком плаще, с выправкой воина, с мечом при бедре.
– Прошу прощения, господа, – Нелисса слегка поклонилась. Делать это в драконьем облике было непривычно. К тому же девушка до сих пор не привыкла смотреть на всех сверху вниз, и теперь чувствовала себя смущенной. – Мы увидели вас с высоты и решили узнать, не нуждаетесь ли вы в помощи.
Первым опомнился воин.
– Сударыня, – он слегка поклонился в ответ, по голосу (а может, и по изяществу сложения) угадав женщину. – Мы отчаянно спешим, а этот… – он кивнул в сторону оппонента – перегородил дорогу!
Он говорил учтиво и явно хотел произвести хорошее впечатление, но в голосе слышалась сдерживаемая ярость. Мужичок осмелел и тоже шагнул вперед: видимо, понял, что не рискует быть немедленно съеденным, а вот оказаться крайним – запросто.
– Я не виноват, что ось сломалась! – фыркнул он. – Нужно время на починку, а без этого мне не тронуться с места! Если эти господа, – что-то в его интонации выдавало ироию, – знают, как это сделать быстрее, я с радостью послушаю.
– Да как ты… – воин замахнулся было на него, но Нелисса резко зашипела, и он не нанес удара, а вместо этого повернулся к драконице и пояснил.  – Колеи в этом месте очень глубокие, да и деревья близко к дороге. Нам никак его не объехать и даже не развернуться.
Нелисса наклонила чуть в сторону голову на длинной шее. Несмотря а все драконье могущество, сейчас она чувствовала себя беспомощной. Что можно сделать в подобной ситуации? Оставалось надеяться, что ее более опытный спутник сможет что-нибудь предложить...

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-10-29 18:10:09)

19

Невзирая на слегка утомлённое состояние от перегрузки разума, Тубан засмеялся, когда Нелисса, тоже вспомнив странную парочку, попыталась изобразить шипение.
Самому ему никогда в сознательном возрасте такие звуки издавать не доводилось: он и рычал-то крайне редко, всегда предпочитая более конструктивный диалог. Но что-то забавное было в том, чтобы вспомнить о своей природе как единственного на Мисте разумного существа, умеющего рычать и шипеть. За исключением оборотней, конечно.
Легкомысленный настрой не мешал Тубану проявлять обычную осмотрительность, и он теперь тоже вовсю высматривал путников на дороге.
Если они и могли быть опасными, то не для драконов: у них не было видно сколь-нибудь значительного вооружения.
Нелисса приземлилась впереди всей процессии, и дракон мысленно похвалил её за находчивость. Он-то привык приближаться к существам в сёдлах постепенно и останавливаться на почтительном расстоянии, чтобы не пугать лошадей, а вот Нелисса такого опыта не имела.

Тем временем к ним приблизилось двое.
Тубан несколько мучительных секунд думал о том, следует ли ему по правилам этикета спешиться. С одной стороны, спешиваются обычно с коня, приветствуя пешего собеседника. С другой стороны, дракон — не ездовое животное, и способен говорить сам, не дожидаясь, пока спутник слезет с его спины, и смысла в этом действии уже нет.
Впрочем, девушка избрала второй вариант. Решив, что всё равно они сейчас улетят, Тубан не стал слезать со своего места, а лишь приветственно махнул рукой путникам.
Я не виноват, что ось сломалась! — Нужно время на починку, а без этого мне не тронуться с места! Если эти господа знают, как это сделать быстрее, я с радостью послушаю
Дракон перевёл взгляд на экипажи. Действительно, один из них стоял с разошедшимися в стороны колёсами, а возможности обогнать его у других не было, покуда они не умели перемещаться по воздуху.
Что ж, почему бы не помочь, ведь запасной оси никто с собой не возит... А далеко ли отсюда до какого-нибудь города или деревни?
Тубан спрыгнул с шипастой спины, и немного поклонился мужчинам тоже. Сделал он это, впрочем, скорее машинально, повторив движение Нелиссы.
Но не успел он договорить, как ответ родился сам собой.
Хотя я знаю. По воздуху мы уже должны были быть в паре часов лёту от городка на пересечении пары крупных трактов, куда мы и направлялись... К сожалению, не знаю его названия. И, раз уж сломанный экипаж мешает остальным, мы могли бы помочь вам! Оттащим его в сторону, дадим целым проехать, а потом... — Он развёл руками. — Самое простое, что видится сейчас — заменить пару лошадиных сил одной драконьей.
Тубан едва заметно улыбнулся, переглянувшись с Нелиссой. Наверняка, не сразу поняв, что он — тоже дракон, путешественники решили, что он недвусмысленно предлагает запрячь вот это прекрасное существо.
Он подошёл к повозке, опасливо покосившись на нервных лошадей. Действительно, сдвинуть с места экипаж, застрявший столь неудобным образом, можно, но вот проехать через весь лес до ближайшего места, где можно было бы развернуться — не хватило бы сил ни у животных, ни у их хозяев.
Вам бы следовало распрячь лошадей, господа. Боюсь, я испугаю их больше, чем они — меня!
Он аккуратно снял щит и перевязь с мечом и небольшим кошельком, прислонив их к дереву. Чуть потянул уставшие от долгого сидения мышцы — как будто собирался прямо сейчас сдвинуть экипаж вместе с лошадьми.
Но, продолжая деловито разминаться, он отошёл чуть подальше в лес, улыбнулся зрителям и мысленно воззвал к своей истинной сущности.
Она послушно отозвалась — и через миг дала ему знакомое ощущение собственного веса и размера.
Дракон плавно повёл хвостом из стороны в сторону.
Можем приступать?

Отредактировано Тубан (2017-10-30 22:59:21)

20

Если бы кто-то еще наблюдал сверху столпотворение на дороге, то теперь картина показалась бы ему вовсе без меры странной: три экипажа, несколько людей верхом и пешими – и дракон в истинном облике. К тому же им явно предстояло провести так некоторое время: не бросать же «нуждающихся в помощи».
К восторгу Нелиссы, Тубан принялся сыпать идеями. К тому же он явно знал местность куда лучше Нель: девушка проезжала здесь всего один раз, пять лет назад, и при этом была до того взбудоражена, что теперь вообще с трудом что-то помнила.
– Раз уж сломанный экипаж мешает остальным, мы могли бы помочь вам! – предложил дракон. – Оттащим его в сторону, дадим целым проехать, а потом... Самое простое, что видится сейчас — заменить две лошадиные силы одной драконьей.
При этом он бросил веселый взгляд на Нелиссу.
– Заменить… драконьей? – не сдержавшись, ахнули хором и воин, и возница.
– Сударь, вы, – начал было обладатель меча, но так и не нашел, что сказать. Вместо этого он махнул рукой и посмотрел, естественно, на Нелиссу – а откуда тут взяться еще одному дракону? – Хуже уже не будет, давайте попробуем. Только, ради Татеса, быстрее.
После того, как они большую часть полета веселились и несли чушь пополам с серьезными вещами, девушку так и подмывало ляпнуть какую-нибудь кехуанскую учтивость типа «Как прикажете, мой супруг и господин». Кстати, дагорцам  такое поведение со стороны женщины наверняка бы понравилось, или хотя бы показалось естественным. Однако язвить при посторонних и явно взволнованных существах Нель все-таки не решилась. Правда, немалую роль в этом решении сыграло и то, что она не смогла придумать обращения для Тубана: «супруг» или даже «жених» – не слишком ли откровенно?
– Ты уверен, что одна драконья сила будет больше двух лошадиных? – с тревогой переспросила она вместо этого. – Ты сможешь протащить воз со сломанной осью?
Дракон тем временем начал раздавать команды.
– Погодите, он…? – растерялся купец (хотя он, скорее, был все же не купцом, а только извозчиком, доставлявшим груз), но воин крепко взял его за локоть.
– А ну делай все, как он скажет! Или я твою телегу в щепки покрошу и плевать, что потом!
Делать нечего, возница принялся выпрягать лошадей. Тубан отошел в сторону. Нелиссе показалось, что он искренне наслаждается эффектом, который намерен произвести. Собственно, девушка не собиралась укорять его за это. Правда, она с трудом сдерживала смех при мысли о том, как будет выглядеть дракон, запряженный в повозку. «Об этом определенно стоит сложить песню!» – решила она про себя. В голову как нельзя кстати полез разухабистый мотивчик академских куплетов про непутевого ученика некроманта.
Тубан перетек в истинный облик легко и стремительно, сорвав восхищенно аханье с губ воина и, кажется нескольких его подчиненных, разглядевших превращение от экипажа. В той стороне что-то стукнуло, но Нель не поняла, что. Хотя едва ли кто-то рухнул в обморок от переизбытка чувств.
Между тем воин явно не забыл и о насущных вещах. А может, просто не мог видеть, как оружие запросто прислоняют к дереву и чуть ли не готовятся бросить на произвол судьбы.
– Мне взять на себя заботу о ваших вещах, или передать их вашей спутнице? – спросил он у Тубана учтиво, хотя и слегка скороговоркой.
Тем временем извозчик выпряг лошадей и отвел их в сторону, стараясь пониже наклонять головы животных, чтобы они не видели драконов и не бесились. Нелисса немного отступила, чтобы облегчить ему задачу.
— Можем приступать? – спросил Тубан. Однако приступить они не успели.
Мимо повозки протиснулась, шлепая по подмерзшей грязи изящными ботиночками и не обращая внимания на то, как марается о грязную стенку ее шикарный замшевый плащ, молодая женщина. Теперь Нелисса сообразила, что прежде слышала хлопанье дверцы дворянской кареты, из которой наверняка и выбралась незнакомка. Капюшон ее плаща был откинут, так что Нель смогла увидеть прекрасные, хотя и растрепанные каштановые волосы, бледную кожу и глубокие синие глаза. Но если прежде Нелисса думала, что воин гневается, то в сравнении с женщиной он казался спокойным, как василиск среди зимы. Кто был в ярости – так это она. Щеки незнакомки пылали, а голос звенел.
– Меррон! – начала она, еще не преодолев всего расстояния до собеседника. Звук «р» раскатился грозной вибрацией, странной для столь хрупкого существа. Воин вздрогнул. – Почему мы все еще стоим?! Вы что, даже с этим не можете разобраться?! Я передам барону… – тут женщина увидела, что оглобли сломанного возка лежат бесполезным грузом и в них никто не запряжен. – Почему выпрягли лошадей?! Как мы теперь вообще двинемся с места?!
Если кто-то думает, что воин успевал вставить хоть слово в свое оправдание, то он не знает, с какой скоростью умеют говорить женщины.

21

Тубан никогда особо не стремился производить впечатление, но иногда случались ситуации, когда он чувствовал, что события волокут его сами, и всё, что он может — пытаться выглядеть так, словно всё идёт по его драконьему мудрому плану. Так и сейчас — он лишь представил, как выглядит со стороны.
Он не хотел демонстрировать откровенно слишком богатый и новый щит, который до сих пор выглядел так, словно только-только получен от какого-нибудь редкого мастера в дар прославленному полководцу. Поди объясни случайным спутникам, что щит получен от Древа в знак напутствия! Если в бою испытать дракону его пока не удалось, то отсутствие обыкновенных царапин и потёртостей на щите уже выглядело странным.
Рядом со щитом стояли украшенные неброской, но симпатичной резьбой ножны с таким же "непростым" коротким прямым мечом. Это солдаты из дагорской стражи знали, что меч больше красивый, чем прочный и удобный — потому и отдали дракону конфискованный у контрабандиста клинок...
Вздохнув, Тубан проследил за взглядом рослого мужчины и кивнул в ответ на его взволнованную речь.
Да, окажите милость, подберите мои пожитки, пока я занимаюсь повозкой. Если нам по пути, пожалуй, то пусть побудут у вас... Хм, впрочем, нам в любом случае по пути, пока вы не сумеете где-нибудь обогнать нас!
"Пожитки" явно вызывали не меньше удивления, чем сам дракон. Но, возможно, меньше, чем дракон, собирающийся тянуть повозку...
Тубан задумчиво изучал сломанную ось, стоя со стороны леса, когда его окликнула Нелисса.
—Да, Нель. Думаю, я просто потащу его на двух оставшихся колёсах, и...— вдруг откуда-то из середины процессии — наверное, из крупной богатой кареты — выскочила невысокая, изящная девушка, и тут же приковала к себе всеобщее внимание необычно звонким, требовательным голосом.
Буро-зелёная чешуя Тубана, возможно, сливалась с деревьями достаточно хорошо, чтобы в сгущающихся сумерках сделать его незаметным.
Да, точно, дело в его цвете. А Нелиссу просто отделяет от них ещё один экипаж.
Дракон просто отказывался верить, что девица была настолько занята сжиганием взглядом своего спутника, что не заметила двух драконов в радиусе двадцати шагов!
Он шевельнулся было в сторону освобождённых оглоблей повозки, когда тишину прорезала ещё одна недовольная тирада:
Почему выпрягли лошадей?! Как мы теперь вообще двинемся с места?!
"Интересно, она умеет петь? Я такие чистые, поставленные голоса слышал только у хороших артистов. Например, которые выступали в Академии. И у Нелиссы ещё." — невпопад подумал он.
Между тем, пауза явно затянулась — казалось, переговаривавшиеся люди одновременно смолкли — и Тубан приготовился к ещё одному неизбежному моменту, в который ему только и остаётся, что выглядеть уверенно и спокойно.
Потому что, к сожалению, я и моя подруга только распугали бы ваших лошадей. А теперь, сударыня, если вы позволите... Нель, помоги, пожалуйста! Толкни немного, чтобы легче было.
Он невозмутимо шагнул навстречу Нелиссе из тьмы под деревьями и бодро махнул лапой.
Вдвоём драконы могли бы, пожалуй, и вовсе поднять повозку и перебросить её через остальные. Но ограничились тем, что раскачали успевшие вмёрзнуть в землю целые колёса — и Тубан, пятясь на одних только задних лапах, рывками потащил воз вперёд.
Оценив степень удобства как крайне низкую, он остановился и оглянулся. Края леса даже не было видно отсюда, так что о таком способе передвижения не могло быть и речи.
Дракон внимательно изучил строение ныне пустой упряжи.
Хм, а знаешь, ведь упряжь — довольно продуманное изобретение! Если бы только можно было как-то приспособить её ко мне... — пробормотал он, обращаясь к Нелиссе.
Мысли его закружились вокруг давно знакомой ему картинки со строением скелета и мышц дракона. Он сразу отметил, что наибольшее усилие в тяге он может развить, закрепив груз на уровне груди, как и лошадь. Значит, упор нужен либо на плечи, либо на грудь.
А ведь у него есть кое-что для этого!
Рогатая голова резким движением нацелилась на мужчину помоложе, названного Мерроном.
Меррон! А возьмите, пожалуйста, мой щит! В нём длинные кожаные ремни, которые я сворачиваю и укладываю вокруг крепления, когда ношу его в человеческом облике. А в драконьем я распускаю ремни и ношу его на манер нагрудника. Так вот, распустите-ка их. Тогда оглобли привяжем к ним какими-нибудь верёвками или ремнями, если ими мне поможет господин... — Тубан склонил голову до уровня глаз более низкорослого мужчины.
Кстати, я так и не представился. Меня зовут Тубан. Если вы бывали в столице и пересекались со стражей, то могли услышать это имя.
Общее безумие ситуации веселило его, и только серьёзность этих людей — одни из которых спешили, а другие вынужденно препятствовали первым — не давала ему засмеяться. Но в мыслях он испытывал какой-то неуместный восторг.
"Не могу поверить, что придумываю, как дракону тащить упряжку! Да я, наверное, первый в истории такой!".
Он поймал взгляд Нелиссы. Наверное, только она понимала непроходящую полуулыбку на его морде.

Отредактировано Тубан (2017-10-31 01:22:39)

22

Суета на поляне становилась все менее скандальной и все более деловой.
- Можете на меня положиться, - кивнул воин. Нелисса даже со своего места отметила, что щит Меррон поднимал с некоторым благоговением. Однако покидать место действия командир пока не стал, а поручил вещи помощнику. Может, он просто не хотел лишний раз попадаться на глаза своим господам… госпоже. Впрочем, от судьбы, как известно, не скроешься.
Драконица до того растерялась, когда на их собеседника обрушился град попреков, что даже не сообразила, должна ли она вступиться за воина. Крикливая особа не очень-то понравилась Нель, но она решила пока не делать выводов. К тому же, как известно, свои кха-да грызутся – третий не встревай… К счастью, переговоры взял на себя Тубан. Подчеркнутое спокойствие дракона заставило Нелиссу улыбнуться, вспоминая первую встречу с ним. Да, невозмутимо и приветливо беседовать в сколь угодно экстренной ситуации – это точно про ее Тубана. Женщина, кажется, хотела что-то ответить ему, даже сделала шаг навстречу, но тут Меррон перехватил инициативу.
- Проявите терпение, госпожа, - мягко попросил он, очень осторожно, будто хрустальную, придержав леди за локоть. – Мы все равно не сможем ничего предпринять, пока наши друзья не избавятся от этой повозки.
Женщина как-то обессиленно вздохнула и заломила руки.
- Лошади как раз отдохнут и после будут скакать резвее, госпожа, - постарался утешить ее воин. Женщина не ответила. Впрочем, весь этот разговор Нелисса слушала без особого внимания и чисто случайно: ей поневоле пришлось подойти ближе к собеседникам,  чтобы помочь Тубану с повозкой.
Едва ли кто-то (кроме, разве что, Тубана) мог различить в темноте, как драконица ухмыляется. Скажи мне кто полгода назад – не поверила бы, что буду помогать ворочать телегу… С трудом пристроившись возле экипажа (Нелиссе все время казалось, будто она что-нибудь или кого-нибудь снесет хвостом), драконица пару раз налегла на задний бортик повозки, стараясь приподнять его. К счастью, дерево выдержало это испытание, а экипаж поддался. Девушка постаралась поддерживать его и дальше, но это оказалось очень неудобно делать. Тубан сдвигал повзку рывками, так что стоило бы большого труда к нему приноровиться. К тому же Нелиссе было неудобно и непривычно двигаться на задних лапах – это ведь совсем не то, что ходить в облике человека.
— Хм, а знаешь, ведь упряжь — довольно продуманное изобретение! Если бы только можно было как-то приспособить её ко мне... – пробормотал Тубан, тоже явно не удовлетворенный результатом.
- Ну, в постромки ты навряд ли влезешь, - скептически покачала головой Нель. Ремней, рассчитанных на лошадей, явно не хватило бы, вздумай кто-то взнуздать дракона. Однако Тубан определенно что-то придумал.
Меррон поперхнулся, сообразив, как ящер хочет использовать свой исключительный щит, но послушно окликнул помощника и потребовал вернуть предмет. Сам подошел с ним к Тубану, чтобы помочь дракону «облачиться» в этот импровизированный нагрудник. Извозчик тем временем засуетился, разыскивая подходящие ремни. И нашел их – похоже, где-то в повозке он хранил запасные постромки. В итоге герои давешней перебранки принялись чуть ли не дружно суетиться вокруг Тубана, стараясь понадежнее запрячь его. Нелисса следила за процессом, не в силах скрыть улыбку.
- Скажи кому, что у меня в этой упряжке дракон ходил – не поверит, эх! – вздохнул возчик с явным оттенком юмора. Похоже, когда у него появился шанс поехать дальше, а не вовремя нагрянувшие следом дворяне перестали угрожать расправой, настроение у мужичка заметно повысилось.
— Кстати, я так и не представился. Меня зовут Тубан, - заговорил дракон. Им предстояло провести какое-то время рядом с нечаянными знакомыми и при этом периодически с ними общаться, так что и правда стоило узнать имена.
- Я, как вы слышали, Меррон, - кивнул воин, одновременно проверяя узел со своей стороны. Затем сделал легкий поклон в сторону хозяйки кареты и представил ее, по дагорскому обычаю, сам. – Моя госпожа – почтенная баронесса Трет.
Нелисса невольно вздрогнула и нахмурилась: девушке вдруг показалось, будто она уже слышала это имя раньше, причем при каких-то неприятных обстоятельствах. Но женщина внезапно подняла глаза и тихо, приятным голосом поправила:
- Лирена.
Наметившееся воспоминание мигом ускользнуло от Нель.
- Тоган меня зовут, - представился в свой черед извозчик. – Ты, Тубан постарайся не рвать так сильно с места, мягче вези. А то, боюсь, не выдержат ремни…
- Нелисса, - завершила церемонию знакомства девушка, давая понять, что если спутник и зовет ее «Нель», то на всяких прочих это право не распространяется. Между делом драконица испытала легкий укол удовлетворения, представившись, вопреки дагорским правилам, самостоятельно. Но ведь драконам такие законы не писаны, а?
Наконец,  Меррон и Тоган отступили в стороны.
- Можно ехать! Авось выдюжит! – скомандовал хозяин повозки.

23

Раззнакомившись с двуногими спутниками, Тубан заметно расслабился. Когда напряжение чуть спало, даже явно склочная молодая женщина дворянских кровей показалась чуть более приятной.
Пока остальные с энтузиазмом ладили подобие драконьей упряжи, он размышлял о том, как вообще драконы создают вокруг себя какую-то особую атмосферу равенства и, пожалуй, даже дружбы. Когда рядом оказывалось существо, не зависящее ни от кого, не стремящееся встроиться в общую иерархию — титулы, происхождение и даже раса отходили на второй план. Его интересовала только суть собеседника, и многие, если не все, невольно подстраивались под это.
Он пару раз примерялся к усовершенствованным ремням, показывая, где их удобнее закрепить, но пока большей частью молчал.
"А ведь, если правду говорил отец Нелиссы в прошлую встречу, в Дагоре сейчас неспокойно. Долгожители презирают короткоживущих, те науськивают в ответ Инквизицию... Кианцев здесь давно считают сбродом, а Кёху опасаются. Определённо хорошо, что мы наткнулись на эту компанию. Лишняя пара-тройка уст, несущих в народ мысль о том, что драконы хоть и чужды, но не так уж и плохи."
Он поймал взгляд Нелиссы, и легонько коснулся её хвостом — возможно, жест выглядел странно со стороны, учитывая массивный костяной нарост на хвосте Тубана. А затем взялся за ремни.
Лирена, а почему вы так спешите? В Дагоре что-то случилось? Знаете, недавно впервые за много лет я покинул Дагор...— оранжевые глаза обвели всю компанию, пока дракон осторожно примерялся к новой нагрузке.—И за эти несколько месяцев, как мне стало известно, испортились отношения с Кианом, в столице произошло восстание живых мертвецов и разрастание опасных растений. Мне безумно жаль, что как раз тогда, когда я мог принести пользу, я был далеко отсюда...
Ремни натянулись и заскрипели, когда дракон осторожно подался вперёд.
Щит так и был закреплён у него на груди, как и раньше, но теперь к петлям, накинутым на его плечи, добавились длинные верёвки, которые были привязаны к оглоблям повозки за драконьим хвостом.
Движение далось с  некоторым трудом, но, набрав скорость, повозка покатилась без особых усилий. Следуя совету возницы, дракон наращивал скорость постепенно, чтобы не оборвать перевязь.
"Зато, следует признаться, за всё это время я здорово натренировал лапы", отметил он мысленно. "Такая нагрузка сделает меня крепче... Если не свалюсь за несколько часов."

24

Нелисса поняла, что по крайней мере в ближайшее время ворочать повозку снова не придется, и сделала несколько шагов к Тубану. Правда, при этом она подчеркнуто осторожно переставляла лапы и передвигала хвост – двуногие собеседники были совсем рядом, и девушка, откровенно говоря, за них побаивалась. Зато дракон явно порадовался этому маневру и потянулся к хвосту Нелиссы своим. Нель улыбнулась в ответ: она потихоньку привыкала к жестам в облике ящера. Меррон покосился на них как-то странно – драконица даже подумала, не слишком ли откровенным это движение выглядит со стороны, но решила, что едва ли тут кто-то в этом разбирается. Что касается Лирены – она заламывала руки и, похоже, мало интересовалась чужими эмоциями. Впрочем, дворянка благоразумно приняла обращение дракона на «ты».
- Насколько я знаю, в Дагоре сейчас не больший беспорядок, чем обычно, - начала она отвечать по всей форме, только каким-то безжизненным голосом. Но тут же сбилась и резко тряхнула головой. – Я не знаю, Тубан, и мне все равно. Там, в карете, моя… моя служанка, она тяжело больна. Пока магу удается сдерживать болезнь, но если ей не помогут по-настоящему в ближайшие два-три часа…
Женщина не договорила, только еще раз тряхнула головой, как бы отгоняя страшные мысли. Нелисса немного удивилась: насколько она знала (а девушка не Мблока искала пять лет в Академии), целительство было чрезвычайно редкой способностью, да и то в большинстве случаев позволяло лечить раны, но не болезни. Странно встретить уникума, который обладает талантом такого рода, посреди Дагора в свите какой-то баронессы. Но Нель не уделила времени этим мыслям. Теперь она поняла причину дерганного состояния Лирены и ее эмоции во многом изменились. «Так и должен поступать настоящий сюзерен! – думала Нель. – Наверное, Нагиса так же сражалась бы за жизнь своей Совако или Мидори. А я… эх!».
- Я выслала верхового с письмом, с просьбой выехать нам навстречу и взять с собой все необходимое, но я не знаю… - пробормотала женщина, все еще пытаясь что-то объяснить. Теперь Нель казалось, что в голосе Лирены звучат слезы.
- Тубан, - негромко позвала Нелисса дракона. – Послушай, ты справишься с перевозкой один? Я могла бы пока полететь…
Девушка еще сама не сформулировала, что именно она могла бы: то ли перевезти больного, то ли отправиться за помощью… Понимала только, что хочет как-то помочь, как-то обогнать ускользающее время. К тому же теперь, с почти полноценной упряжью, дракон явно мог тащить возок сравнительно спокойно, без рывков. А к физическим нагрузкам ем не привыкать - даже если обычно они были немного другого рода.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-01 18:39:32)

25

Не требовалось даже задействовать дар телепатии, и так отхвативший изрядную порцию сил дракона, чтобы понять, что собеседница не настроена на спокойную беседу. Она отмахнулась от вопроса Тубана, и он смиренно кивнул.
Но не успел он переключить внимание на кого-нибудь ещё из спутников, как баронесса вдруг выпалила:
Там, в карете, моя… моя служанка, она тяжело больна...
Видимо, женщина долго решалась сказать это.
Тубан даже остановился от такой новости.
По телу пробежал лёгкий холодок: "А ведь она права, времени мало!"
Он выгнул шею, не поворачиваясь телом, чтобы не перекосить свою хитрую перевязь, и заглянул ей в глаза. Нет, он не испытывал сомнений в её словах, скорее — хотел полюбоваться этим существом, которое оказалось способно на заботу, хотел запомнить её.
Лирена Трет. — его голос звучал тихо, почти вкрадчиво, — Я наслышан об обычных отношениях между знатью и подданными у вас... Тебе удалось удивить меня. Спасибо, что поддерживаешь мою веру в лучшее.
Он пружинисто выпрямился, словно намереваясь сорваться в бег вместе со своей ношей.
Только чего ж вы молчали?!
Нелисса, видимо, тоже ощутила ту же жажду действия.
Тубан! Послушай, ты справишься с перевозкой один? Я могла бы пока полететь…
... С ней в город?— закончил за неёТубан, чувствуя, как его мысли, подброшенные памятью, начинают обгонять одна другую. — Да! это надёжнее, чем пытаться оказать помощь в чистом поле!
Он перевёл взгляд на Тогана, который, видимо, оторопел от подобного поворота событий.
Тоган, прошу, посмотрите у себя ещё, чем мы можем помочь закрепить больную... Мне доводилось носить раненых. Итак, её можно закрепить на шее... На симпатичной тонкой шейке моей прекрасной спутницы! —на мгновение он остановил выброс информации, стрельнув глазами в сторону Нелиссы. —Думаю, даже если она мала, то на её-то шее удержится. Нужно только обвязать её ноги внизу, а на руки набросить петлю и пропустить через шип. Если же её нельзя двигать, или она слишком мала — что маловероятно — можно устроить подвес из куска ткани под животом. Закрепить здесь, у основания шеи, и здесь — после крыльев.
Он говорил быстро, вспоминая, как в нескольких стычках он то носил пленников, то раненых, то просто воинов в доспехах, которые не могли сесть на его широкую шею. Сами собой всплывали в памяти ощущения от ремней и верёвок, расположенных по-разному на его теле.
Нелисса, я не хотел нагружать тебя сегодня до такой степени, но, видимо, это лучшее, что мы можем сделать.
Пожалуйста, будь осторожна. Если вдруг почувствуешь, что слишком устала — лучше приземлись у дороги... Но никогда не теряй бдительности!

Он не хотел прилюдно упоминать о том, что никто не защитит их, если на них нападут охотники на драконов. Оставалось надеяться на благоразумие, которого Нелиссе до сих пор хватало...
"Но что, если ей именно сейчас придётся защищать себя?"
Пока двуногие суетятся вокруг больной и ищут, чем привязать её, сражаться Нелиссу он, разумеется, не научит. Но дракон вдруг понял, что может, по крайней мере, дать напутствие.
Вздохнув, он на миг прислушался к ощущениям в своей голове.
Они проявлялись лишь в виде лёгкого шума, который теперь сопровождал попытки снова обратиться к своему дару, и он счёл это добрым знаком: по крайней мере, он ещё может передавать образы.

Оранжевые глаза поймали себе подобные напротив.
"Нель... Милая, я не думал, что это получится вот так, но раз уж мне придётся оставить тебя одну хоть ненадолго... Я хочу, чтобы ты была готова защищать свою жизнь."
Его глаза словно стали ярче, а зрачки расширились, когда он вызвал из памяти образы. Образы охоты, боёв...
Решив пощадить её сознание от наиболее отвратительных сцен, которые ему довелось увидеть, Тубан провёл сравнение между охотой и боем.
"Иногда мы убиваем, чтобы жить. Мы съедаем слабых существ, чтобы не умереть от голода, и сражаемся, чтобы не дать убить себя. Нас мало, и мы должны быть решительны. Дракон иногда должен просто отдаться во власть инстинктов, которые в нас так сильны — и тогда всё будет правильно! Иначе..."
Он продолжал показывать сцены битв, и остановился на моменте, когда он получил свой самый большой шрам на груди.
Попытка оттащить сбитого с коня воина. Выскочивший из-за угла дома разъярённый вердон с шестопёром. Сокрушительный удар: лезвия пробили чешую совсем неглубоко, но сила оказалась такова, что он потерял способность дышать. Противник оставляет застрявшую в драконьей чешуе дубину и срывает с шеи тоненькую цепочку...
Очень не хватает воздуха...
Сумасшедшая череда полученных и нанесённых укусов, когда каждое движение отзывается болью...
И только вкус крови на языке открывает путь первобытной, чистой ярости, лишённой оков сомнений, жалости и даже каких-то высоких целей.

"Тогда я победил. Но больше себя неуязвимым не считаю... Так-то. Будем надеяться, что тебе не придётся сегодня таким способом проверять себя на прочность!"

Тубан встряхнул головой, ощущая, как схлынул поток воспоминаний. Он ощущал металлический привкус во рту, но не мог понять: то ли это отголосок переданного образа, то ли так отзывается тело на довольно немилосердную перегрузку.
Для стороннего наблюдателя их "разговор" не длился и десятка ударов сердца, которые драконы простояли, глядя друг другу в глаза.
Наконец бурый дракон шагнул вперёд и коснулся плеча чёрной драконицы.
Береги себя. — повторил он.

26

Пока Тубана запрягали в повозку и ладили ремни, на дорогу опустилась быстрая зимняя темнота. Кучер дворянского экипажа засветил фонарик на краю крыши, но света от него было немного, и различить издали выражение лица собеседника теперь смог бы только обладатель вертикальных зрачков. Нелисса видела, что лицо Лирены остается таким же печально-напряженным. В ответ на теплые слова Тубана (Нель, кстати, была с ним согласна), дворянка только грустно усмехнулась и повела рукой, словно отклоняя похвалу.
Боюсь, она не в том состоянии, чтобы путешествовать без кареты, – по лицу женщины прошла болезненная тень: похоже, эта изящная фраза стоила ей немалого труда. Но слабый человеческий голос был наполовину перекрыт галдежом драконов. Тубан понимал Нелиссу с полуслова. Он немедленно принялся раздавать указания. Лирена собралась что-то возразить, но внезапно сжала маленькие кулаки и кивнула. Глаза ее сверкнули – должно быть, отразили свет фонаря.
– Я поговорю с магом. Возможно, он сумеет наложить чары так, чтобы Сорена продержалась до города.
Она действительно направилась к карете. Тубан был занят – объяснял своим добровольным (или не совсем) помощникам, как закрепить всадницу. Девушка лишь мимолетно смущенно улыбнулась комплименту по поводу своей шейки. Нелиссу беспокоило происходящее в карете. Несмотря на, наверное, толстые стенки, создавалось ощущение, что там происходит нешуточный спор, а то и потасовка.
– Лира! Это опасно! Вы… – успела различить драконица, прежде чем вспомнила, что подслушивать чужие разговоры, вообще-то, нехорошо. Она повернулась к Тубану, и тот немедленно поймал взгляд девушки.
— Нелисса, я не хотел нагружать тебя сегодня до такой степени, но, видимо, это лучшее, что мы можем сделать. Пожалуйста, будь осторожна…
– Ведь я сама захотела, – улыбнулась Нелисса в ответ. Она не слишком тревожилась – еще не усвоила постоянной драконьей опаски. Маленькая ученица Академии не слишком-то волновала окружающих, а над Нагисой Ханами, напротив, тряслись, будто над хрустальной куклой – где уж тут почувствовать вкус страха? – Не волнуйся. Ведь ты жил здесь много лет…
Словно заметив ее излишне легкомысленный настрой, Тубан пристально посмотрел драконице в глаза. "Нель... Милая, я не думал, что это получится вот так, но раз уж мне придётся оставить тебя одну хоть ненадолго... – услышала она отчетливую мысль. – Я хочу, чтобы ты была готова защищать свою жизнь". Перед ее глазами пестрым хороводом замелькали сцены, окрашенные в цвет крови. Последние из них слились в краткую, болезненную историю. "Тогда я победил. Но больше себя неуязвимым не считаю... " – напутствовал Тубан. Нелисса судорожно сглотнула и наметила головой кивок. Да, теперь она стала куда серьезнее.
Береги себя, – сказал Тубан вслух.
И ты! – не осталась в долгу Нелисса. И ты-кто-применяет-магию-не-зная-меры, только попробуй тут без меня…
Тем временем из кареты вынесли больную – женщина лет пятидесяти была без сознания. Нель успела различить плотную, но не слишком расплывшуюся фигуру – должно быть, эта всадница окажется даже легче Тубана. У Сорены была очень светлая кожа и прекрасные каштановые волосы, тронутые сединой, но глаза утопали в темных кругах – что для больной вполне ожидаемо. Нелисса согнула лапы и постаралась прижаться к земле, чтобы людям удобнее было привязывать веревки. К ее удивлению, бессознательную женщину все же усадили драконице на спину, а не уложили в «люльку» под животом. Почему-то очень долго возились с веревками. Когда они, наконец, закончили, и Нелисса решила, что может выпрямиться, ее внимание привлек высокий белокурый эльф – уже не юноша, но довольно молодой на вид.
– Одну минуту, сударыня, – вежливо попросил он, сделав шаг к драконице. – Я обновлю заклинания на больной. Ведь лучше дать вам побольше времени, правда?
Нелисса, разумеется, согласилась и даже постаралась изогнуться так, чтобы магу было удобнее.
– Эа ла лоа тог, – различила она над собственной шеей. – Эа ла лоа фан!
Девушка снова нахмурилась, повела зрачками из стороны в сторону, словно рассчитывала увидеть и другие изумленные взгляды. Слово «лоа» означало энергию света. Зачем он применяет светлый щит? Магия света – это не целительство! Но тут ее отвлекла Лирена.
Нелисса! – позвала она. – Я положила в сумку Сорене два кошеля с серебром – этого должно хватить. И записку для мага, какую успела написать – она объяснит, в чем дело.
– Куда я должна лететь?
Женщина объясняла на удивление хорошо и очень подробно. Ее друг успел наложить чары и встал рядом со своей госпожой. От магического истощения он был серый, словно из светлого эльфа стал темным.
– Дом легко узнать по высокой башне с магическим фонарем, она как маяк в темноте. Нужно спросить мастера светлой магии Карестера, – закончила объяснения Лирена, подчеркнуто разборчиво проговорив имя.
Масстера магии ссвета? – переспросил Нелисса, слегка вытянув шею, так что ее голова оказалась совсем рядом с двуногими, прямо напротив них. А легкий сбой в дикции выдавал волнение драконицы. Ей говорили, что женщина больна, но отправляли не к лекарю, а к светлому магу. Внезапная догадка заставила Нелиссу содрогнуться до кончика хвоста. Магия света… темные круги вокруг глаз… Дыхание сбилось, легкое тело служанки, казалось, жгло шею.
– Ч-шем она больна?
Лирена и ее маг переглянулись. На лицах отразилось отчаяние.
Прошу, не нужно шума! Я установил светлый щит, еще несколько часов это будет безопасно, –  заговорил эльф, совсем тихо, но очень горячо. Он едва держался на ногах. – Мы снимем ее, прямо сейчас, только не выдавайте нас! Может быть, мы еще успеем…
Бывал в Академии? Витрашшш тьмы в библиотеке, фигура в нишшшнем правом углу? – спросила девушка, не понижая голоса, но загадкой. Эльф кивнул. Нелиссу аж передернуло. Хотелось немедленно превратиться – и избавиться таким образом от своей ноши. Рассказать все Тубану, и он, конечно, защитит… Тубан, который должен помогать всем, кто просит помощи… Нелисса невнятно зашипела сквозь зубы. «Что, испугалась?! – хлестнула она себя злой мыслью. – За это тело испугалась? Словно сама имеешь право…».
Ты мошшешшь налошшить шшщит и на меня?
Эльф печально покачал головой.
Около двух часов? Шштошшш, мне придется лететь очень быссстро!
С этими словами Нелисса сорвалась с места. Первым делом она подошла к Тубану, очень быстро прижалась щекой к его щеке.
Я люблю тебя, – прошептала драконица. Спешно отступила, не давая ему шанса задать вопрос. И бросилась в темное небо, как в омут.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-03 18:19:16)

27

Показавшийся из кареты эльф показался Тубану довольно юным. Впрочем, он редко присматривался к эльфам, так что определять их возраст на глаз пока не научился.
"Интересно, парень точно сможет наложить нужные заклинания так, чтобы они поддержали жизнь бедолаги ещё несколько часов? Раз они взяли мага с собой — значит, он не так силён, чтобы не обновлять их в дороге..."
Его догадки подтверждал измождённый вид эльфа.
Тубан даже задумался о том, что за магию тот применяет. Пытается лечить болезнь? Тогда зачем постоянно обновлять заклинание? Может, пытается замедлить течение времени для Сорены? Нет, это слишком тонкая магия...
—...Нужно спросить мастера светлой магии Карестера. — объясняла тем временем Лирена.
Мастера магии света?— переспросила Нелисса. По волнению, звучавшему в её голосе, Тубан понял, что и она заинтересовалась нюансами этой "болезни".
Дракон поймал взгляд Нелиссы — и снова без всякой телепатии прочитал на чёрной мордочке, освещённой лишь отблесками одинокого фонаря, неуверенность и даже испуг.
Так, что тут происходит?
Тубану не нравилось быть единственным неосведомлённым в ситуации. Впрочем, когда он уже раздражённо задал свой вопрос, на ум вдруг пришло, что он не такой уж и единственный. Торговец, воин и извозчик косились на говорящих с точно таким же удивлением.
Эльф тем временем впал в панику. Он уже готов был вовсе отказаться от идеи, и Тубан заподозрил, что речь о чём-то опасном.
Более опытные маги явно понимали, с чем имеют дело. А он — нет. Дракон не помнил какого-то особенного витража в библиотеке Академии, и недоумённо смотрел на Нелиссу.
Девушка какое-то время металась в сомнениях, но, издав досадное шипение, всё же решила действовать.
Около двух часов? Шштошшш, мне придется лететь очень быссстро!
Тубан смотрел на неё, открыв было рот, чтобы настойчиво потребовать объяснений... Потом закрыл.
Это была именно та Нелисса, в которую он влюбился несколько лет назад. Которая принимает решения и действует, тщательно взвесив все риски и не делая глупостей. Стоит ли ему сомневаться в ней? Тем более, когда он только что показал, что не сомневается в её зрелом рассудке и способности постоять за себя?
Он шагнул к драконице, вознамерившись хотя бы спросить её о чём-нибудь, но она уже сама двинулась навстречу. Их лица на мгновение сблизились, и Нель коснулась его щеки.
Я люблю тебя,— просто шепнула она.
Тубан аккуратно положил лапу с выпущенными когтями на её плечо. Кто говорил, что драконы не очень хороши в тонких намёках?
Нель! Когда ты вернёшься, я тебя или расцелую, или укушу! А может, и то, и другое.— выразительно заявил он.
Драконица решительно взметнулась в темноту и быстро пропала из вида, слившись с ночным пасмурным небом.
Он несколько секунд стоял, задумчиво глядя ей вслед с едва заметной улыбкой.
"Интересно, она сама-то осознаёт, до какой степени стала мне родной? До какой степени она стала драконом?"— подумал он. "Трудные условия и потрясения ускоряют время. Может, поэтому мы с ней уже стали так близки, она так освоилась с новой жизнью, с новым телом... Ох, надеюсь, Нель не переоценит себя!"

Наконец, поёжившись от неудобно натянутых ремней, Тубан вернулся на своё место прямо перед повозкой. Раздражение от таких секретов ещё не прошло, но он не хотел поднимать эту тему в присутствии явно неосведомлённых спутников.
Что ж, господа хорошие... Надеюсь, всё у неё получится! А то вот у нас серьёзное дело, требующее хорошей подготовки — а она ещё не очень-то освоилась с полётами со времени, как я утащил её с Кёху. Что с них взять?— патетично закончил он, намекая на распространённое среди тамошних драконов пренебрежение истинным обликом.

Отредактировано Тубан (2017-11-03 15:06:44)

28

Со стороны  Нелисса, Лирена и эльф, наверное, могли бы сойти за компанию заговорщиков – по крайней мере, они бурно обсуждали что-то, понятное им одним. И обсуждение – или даже перепалка – было столь напряженным, что вопрос ящера все просто проигнорировали.
Правда, когда драконица унеслась в небеса, Лирена бросила на ее друга взгляд, полный довольно явного страха. Женщина была почти уверена, что сейчас ей придется держать ответ за все – и вооруженные воины на стороне дворянки не в счет. А если дракон тоже понял суть «болезни» и расскажет остальным, во что их втянули – реакцию трудно даже представить… Но все же в глубине синих глаз тлело торжество. Теперь Лирена могла надеяться, что помощь не опоздает.
— Что ж, господа хорошие... Надеюсь, всё у неё получится! А то вот у нас серьёзное дело, требующее хорошей подготовки — а она ещё не очень-то освоилась с полётами со времени, как я утащил её с Кёху, – вполне дружелюбно бросил дракон.
Лирена улыбнулась в ответ, даже не пытаясь скрыть облегчения. Кажется, ситуация заметно разрядилась. Тоган и Меррон перестали сверлить собеседников взглядами, а о чем-то заговорили между собой. Лирена повернулась к эльфу.
– Дин, тебе срочно нужно отдохнуть! – заботливо напомнила она. – Давай ты поспишь в карете?
– Вы правы, я сейчас не лучше трупа, – Дин усмехнулся, и в его взгляде было нечто большее, чем преданность, или желание быть полезным, или дружба. Лирена дотронулась до руки мужчины – очень быстро, словно боялась, что жест заметят со стороны. Потом эльф действительно отправился в экипаж. Дворянка за ним не последовала – крикнула, чтобы ей подвели лошадь: в эскорте был скакун под женским седлом. Еще некоторое время Лирене пришлось потратить на разговор с Мерроном: воин очень даже желал знать, что за странная перепалка произошла у госпожи с драконицей. К счастью, всерьез надавить на жену своего господина и потребовать правды он не мог. Пришлось удовлетвориться теми ответами, какие были. Сурово поджав губы, Меррон ускакал вперед, чтобы проверять дорогу перед Тубаном и экипажами.
Отделавшись от неприятного обсуждения, Лирена слегка тронула лошадь хлыстиком и заставила догнать «ездового дракона». Рядом с дорогой было достаточно места для одного всадника. А она… не то чтобы женщина жаждала говорить, но нечистая совесть здорово грызла ее.
– Спасибо, Тубан! – обратилась она к дракону. – Если вам что-нибудь будет нужно – только скажите. Теперь нам нет особого смысла разделяться – думаю, будем ехать вместе.
Действительно, никакого смысла в спешке теперь не было. Разве что ночевать под крышей в какой-нибудь таверне куда приятнее, чем в чистом поле у костра. Особенно если время зимнее. Но пока это казалось сущими пустяками.
– Значит, Нелисса с Кеху? – вполне светски спросила Лирена, припомнив предыдущую фразу дракона. – А по имени и не скажешь…

***
Нелисса летела сквозь тьму, которая, впрочем, была для ее глаз вполне прозрачной. Какой-то частью сознания драконица понимала, что ей даже приятно это стремительное движение, которое позволяло использовать тело по полной. Но знание было холодным и отчужденным, а все сколь-нибудь значимые мысли сейчас закручивал ураган страха. Нелисса боялась. Перед глазами то и дело появлялся витраж, про который девушка говорила магу. Его мало кто мог забыть, увидев однажды – сочащийся пламенем и мраком перечень темных рас. На стекле в верхней части высокого стрельчатого окна парили прекрасные, гибкие драконы, разливали красные всполохи саламандры, грозно вставали демоны. Ниже извивались василиски – красноглазые, но с темными, зеленоватыми телами, расстилались синие волосы сирен… И наконец от самого подоконника, из правого угла смотрело перламутрово-белое лицо с абсолютно черными глазами в причудливых кругах расплывшейся темной крови… Да, Нель боялась. Теперь, когда она стала драконом, когда обрела любовь и знала, кого хочет защитить – было страшно, обидно и глупо погибнуть из-за случайно встреченных попутчиков. Даже не погибнуть, а…
«А ну хватит! – снова прикрикнула на себя драконица злым и хлестким голосом. – Что, не хочешь отдавать тело? Притерлась к нему, привыкла к черным волосикам и к чешуйкам? Окопалась? Сама-то чем лучше, подменыш?!». Эта мысль подействовала благотворно. По крайней мере, мысли Нель переключились н Нагису. Довольно долго девушка гадала, продолжая лететь в темноте, как отнеслась бы к ее поступку Наги. «Что ж, если эта тварь до меня доберется – надеюсь, Тубан ее поймает… и заставит вызубрить вместо меня весь мблоков кехуанский этикет!» – подумала наконец Нелисса с затаенной усмешкой. Все это время она не сбавляла темпа.

29

Некоторое смятение ещё не покинуло Тубана. Дракон брёл и брёл по узкой дороге, машинально посматривая иногда по сторонам: в таком положении он был беззащитен перед атакой из леса, случись таковая. Вдобавок, его несколько беспокоила его телепатия: после ещё пары переданных образов для Нелиссы дар словно отказался работать сверхурочно, оставив вместо себя лишь отвлекающий гул в голове. Куда уж тут почувствовать недружественное присутсвие!
Но вокруг было тихо.
Когда он снова начал вспоминать, что такого опасного могло произойти с бедной служанкой баронессы, его отвлекла сама Лирена.
Спасибо, Тубан! Если вам что-нибудь будет нужно — только скажите...
Мне-то за что... —он едва заметно шевельнул шеей: в своём нынешнем положении жестикулировать он больше никак не мог. —Главное, чтобы мы добрались до какого-нибудь города раньше полуночи. А то мы охотились только утром, но с такой нагрузкой к полуночи мне уже начнёт казаться, что лошади у вас явно лишние!
Чешуйчатая морда на миг повернулась и одарила лошадку баронессы многообещающим взглядом.
Выпрямившись, дракон фыркнул.
Ладно-ладно, шучу. Не едим мы лошадей. Сугубо из вежливости к двуногим, между прочим.
Значит, Нелисса с Кёху? А по имени и не скажешь...
Да. Впрочем, не знаю, какие имена для них обычны, я там особо не задерживался...— рассеянно ответил Тубан.
А ведь действительно, хоть её имя и похоже на имя прежней владелицы тела — но "Нелисса" звучит как-то не очень по-кёхуански. Дракон решил особо не распространяться на эту тему.
Дорога ложилась под лапы, и впереди Тубан заметил просвет: лес редел, а значит, скоро должен был наконец кончиться. Прогулка обещала быть ещё долгой, но теперь хотя бы можно было увидеть, что она не бесконечна!
"Они говорили, что у них есть несколько часов. Хм, что же это было такое? Ещё витраж какой-то... "Витраш-ш тьмы", значит..."—вернулся к своим размышлениям дракон.
Значило ли это, что служанка получила на свою голову какое-то проклятье? Подобное тому, что преследовало и саму Нелиссу — пока она не сменила тело?
"Да ещё и светлый щит... Стала бы она вердоном — надели бы магический ограничитель, и дело с концом, а так... Неужели эльвириум? Ох, Нель, во что же ты влезла?! Во что нас втянули эти двуногие?!"
Осознание всей тяжести ситуации нервировало, ведь он ничего не мог поделать, даже если бы понял всё моментально. Разве что мог бы не дать ей лететь.
А что, если эльвириум как раз сейчас захватит тело Сорены? Рядом окажется ещё одно, да получше — дракон!
Тубан отбросил такие мысли. Единственная надежда была на то, что Нелисса и вправду успеет покрыть расстояние до столицы быстро. А ему теперь оставалось только ждать.

30

Свето-серая лошадка, стройная и явно хороших кровей, всхрапнула и затанцевала. До этого она вела себя вполне спокойно: видимо, темнота и шоры в значительной мере скрывали от нее хищника, а покладистый нрав позволял смириться с его запахом. Но стоило дракону сделать несколько более резких движений, как кобыла заартачилась.  Для существа, на которое так внимательно оглядывается дракон – вполне сдержанное проявление эмоций. Надо полагать, она повела бы себя куда менее смирно, если бы поняла, о чем ящер в это время говорил. Впрочем, хозяйке и так пришлось сосредоточить внимание на лошади, чтобы успокоить животное и удержаться в седле. По зрелом размышлении можно было понять, что Лирена не столь уж хорошая наездница – то ли предпочитала путешествовать в карете, то ли поздно начала учиться, а может,  то, и другое. Женщина только и успела бросить на собеседника испуганный взгляд.
— Ладно-ладно, шучу. Не едим мы лошадей, – успокоил баронессу Тубан. – Сугубо из вежливости к двуногим, между прочим.
— Очень мило с вашей стороны, — через силу улыбнулась Лирена. В ее словах не прозвучало и тени иронии. – Меррон помнит точнее, где здесь и что находится. Но мы планировали еще до ночи добраться до жилья и сменить лошадей. Думаю, теперь мы сможем быть там к полуночи. Обещаю, что там мы обеспечим вас едой! – она улыбнулась и слегка поклонилась. – В крайнем случае, я могу отправить людей в лес на охоту…
Предложение было довольно глупым: что еще за охота в темноте? Скорее всего, подчиненные смогли бы уклониться от столь нелепого распоряжения. Но баронесса явно старалась быть милой к тем, кто ей помог… а может, все еще втайне опасалась.
– Прибыли ненадолго на Кеху и тут же утащили оттуда Нелиссу? – лукаво улыбнулась Лирена. Ее глаза заблестели. Не было похоже, чтобы Тубан особенно желал распространяться на данную тему, но… ох уж это женское любопытство! Баронесса только что в ладошки не захлопала. – Наверное, здесь какая-то удивительная история!
В первую четверть часа после того, как экипажи тронулись, Тоган шел рядом со своей повозкой – то сбоку, то позади, следил за тем, как она движется и явно пытался оценить повреждения, которыми грозит конструкции столь непривычный метод транспортировки. Однако, хотя дракон не слишком спешил, для пешего человека его темп был слишком утомительным. Сесть на коня возница не мог: ведь его лошади не были оседланы, да, скорее всего, и не привыкли носить всадника на спине. К счастью для Тогана, простые люди всегда способны понять друг друга, подчас даже без слов. Несколько взглядов, кивков – и он присоединился к «коллеге» на передке кареты. Вскоре под фонарем неярко блеснула какая-то фляжка: товарищи по несчастью быстро поладили и поняли, что им стоит совсем немножко согреться этим холодным вечером. Таким образом Лирена осталась почти наедине с Тубаном (Меррон ехал заметно впереди). Но никто из воинов не пожелал разбавить эту компанию – похоже, считали, что без нужды лезть госпоже на глаза не стоит, а общение с огромным ящером господин барон едва ли сочтет компрометирующим.


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©