Последний Шанс

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©


[03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Вам? Охотиться... Для меня?
Дракон негромко засмеялся. Было что-то уморительное в совершенно искренней заботе баронессы о том, кто оказывает ей помощь. Это помогло ему отогнать угнетающие мысли, и Тубан развеселился, косясь иногда на спутницу.
Лирена, редкий человек бывал так мил со мной! Но, если только у кого-то из вас нет магического способа найти спящих животных в темноте, то ночная охота — дело гиблое! Я лучше тогда перетерпел бы до утра в человеческом облике. Обо мне можно не беспокоиться... Эх, вот чего не скажешь о моей Нелиссе. Как она там, интересно?..
Впрочем, рассудив, что зато на полный желудок лететь заметно тяжелее, Тубан решил, что шансы успешно долететь у неё и правда высоки.
Тем временем молодая женщина поинтересовалась его визитом на Кёху, и дракон всерьёз задумался.
Несмотря на уплаченную им цену, сам он считал свою историю удачной. Настолько, что из неё мог бы выйти занятный рассказ...
Не обнажая зубов, он мечтательно улыбнулся своим мыслям.
Пауза вышла долгой, и ящер наконец заговорил.
Чтобы объяснить, как всё это произошло, мне пришлось бы рассказать многое. О, это была бы красивая история о случае, о любви, о поступках... И история эта здорово помогла бы скрасить дорогу...—его голос стал низким и мурлычущим, и даже давящий на грудь вес и тревожное настроение на какое-то время оставили его.
Мне очень жаль, но я не могу делиться всеми подробностями. Ни с кем. Видите ли, Нелисса занимает определённый статус в Кёху... И вы, должно быть, догадываетесь, как бывает нехорошо, когда слишком сокровенные тайны двоих вообще произносят вслух.
Он сделал паузу, слегка поведя плечами. Некоторая усталость начинала сказываться, и дело явно было не в злоупотреблении телепатией. Ходьба сама по себе не была лучшим способом перемещения для дракона, а дополнительный вес ускорил напоминание об этом.
Однако я мог бы рассказать об этом вкратце, в общих чертах.— сжалился он, заметив, как ему показалось, некоторое разочарование спутницы.—С чего же начать... Хм. Пожалуй, раз уж я сказал, что эта история — о случае, с него и начнём. Итак, как утащить, подобно своим древним предкам, принцессу — пусть она и сама дракон?
Проще простого! Если она сама мечтает, чтобы её утащили...

Тубан сам удивился тому, как легко и непринуждённо слова сами складывались в повествование.
Он не стал рассказывать Лирене о прошлом Нелиссы в виде человека, как и о причинах визита к Древу. По его версии, Нелисса изначально была на Кёху, но была отпущена кланом в Академию, а заодно успела немного попутешествовать по Дагору. Начав рассказ с Академии, Тубан предупредил Лирену, что на самом деле всё несколько сложнее. Ему даже было стыдно, что приходится говорить неправду такой искренне заинтересованной собеседнице, и постарался отделаться самыми общими фразами. Все перипетии с Древом Тубан охарактеризовал так: "Нам довелось совершить друг для друга пару поступков, которые мы ценим. Например, я из-за этого лишён неба — на время или навсегда".

Он неспешно говорил о том, как повстречал знакомых из столицы на пути на юг; о встрече с родителями Нелиссы (и снова отказался пояснить, как они оказались где-то на юге Дагора, в неделях пути от Кёху); о встрече с ней на Кёху и о маленьком эксперименте с перевоплощением...
Кстати, и мне, и Нелиссе ужасно жаль, что между нашими народами пролегла тень. И знаешь, Лирена, если пожелаешь отблагодарить нас за помощь — просто напоминай иногда тем, кто тебя окружает, что нам нечего делить,
а ненависть ещё никого не привела к процветанию. Если повезёт — мы с Нелиссой тоже ещё внесём свой вклад в примирение!

Снова размяв на ходу начавшие ныть плечи и грудь, дракон всмотрелся вперёд.
Лес уже давно кончился, и, в общем-то, ничто не мешало знатным путникам обогнать странный торговый обоз — но некий особый шарм дороги под неспешную беседу, видимо, захватил всех.
А где находится владение Трет? Я много путешествовал по Дагору раньше, но такой фамилии не слышал... Впрочем, не то чтобы я останавливался у каждого поместья и в каждом городе... Как знать, может, мне довелось украсть у вас корову или овцу лет двадцать назад?

32

Лирена слегка смутилась. Кажется, она не ожидала, что ящер так хорошо знаком со способностями людей, и поймет, насколько сумасбродно ее предложение о ночной охоте. Впрочем, женщина постаралась не показать этого и только учтиво кивнула: мол, как вам будет удобнее. При упоминании о Нелиссе аккуратные пальцы Лирены сжались на поводьях чуть ли не до хруста.
- Я так надеюсь… так надеюсь, - пробормотала она довольно бессвязно. – Теперь, когда Сорену привезут прямо к его крыльцу, маг не сможет отказать!
Между прочим женщина все еще опасалась, что дракон начнет вытягивать из нее правду по поводу странной болезни. Но волнение за Сорену было сильнее. И, в конце концов, что ящер теперь сможет предпринять? Едва ли он догонит свою черную подругу, которая прекрасно знает, зачем летит и от чего спасается…
Рассказ Тубана имел огромный успех. Лирена не спускала с дракона глаз, восторженно хлопала ресницами, но не перебивала, а только ахала и поддерживала: «О, это так интересно – принцесса инкогнито! Настоящее приключение!» или «Ах, как это романтично!» или «Татес, вам, должно быть, пришлось тяжело!». Глаза ее блестели. История действительно скрашивала путешествие и отвлекала женщину от ее тревог. Конечно рассказ с многочисленными упрощениями был не таким захватывающим, как романы о неземных страстях, ночных побегах и отравленных кинжалах, попадавшие баронессе в руки. Но имел одно неоспоримое преимущество: передавался живым существом, которое могло поручиться за правдивость повествования. А горячая заключительная речь Тубана явно тронула женщину.
- После всего, что вы для нас сделали, я точно могу обещать, что не посмотрю косо ни на одного дракона или кехуанца! – от души заверила она и предложила, запинаясь. – Если вам что-нибудь понадобится… то есть… нельзя сказать, что мой муж очень влиятелен, но если вам потребуется появиться в высшем обществе, то я могу попросить его это устроить…
Возможно, Лирена подумала о том, что отблагодарить помощников можно и иным образом, но у нее хватило ума не заговаривать о деньгах. Тем временем Тубан сам начал задавать вопросы.
- Не так уж удивительно, что вы не слышали, - непринужденно, но с некоторым скромным достоинством улыбнулась баронесса. – Имение Трет расположено к югу от Дагора, но севернее Хойля. Это благодатное местечко, но совсем небольшое. Если в погожий день и без особой спешки нужно передать что-то в усадьбу ла Мети, - это наше ближайший сосед, - пояснила она торопливо, сообразив, что имя может ничего не сказать собеседнику, -  то слугу отправляют пешком…
Предположение дракона по поводу овец и коров особенно развеселило Лирену.
- Не подозревала, что вы на такое способны! – рассмеялась она, лукаво поглядывая на ящера. – Можете спросить об этом господина барона, если мне представится случай вас познакомить. Скота у нас немного и, уверена, если бы корову похитил дракон, он бы это запомнил!  А мне, боюсь, двадцать лет назад до этого не было никакого дела…
На последней фразе Лирена как-то странно хмыкнула. Однако она, должно быть, намекала, что в те годы не только не носила фамилию Трет, но и вообще ходила пешком под стол: на вид женщине было не более двадцати пяти.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-13 15:45:47)

33

В сгущающейся ночи скрип телеги немного разбавлял неприятный шум в голове, который слышал Тубан из-за своего перегруженного телепатией разума, но какая-то мысль стремилась всё же достучаться до него.
Он на какое-то время замолк, представляя себе карту Дагора, на которой города чередовались с хуторами и поместьями, которые с высоты не всегда и заметишь...
Но настойчивый сигнал касался не названий.
Так Треты живут рядом с ла Мети... Хм-м, я слышал эту фамилию, но не могу вспомнить, где... Погодите-ка...
Точно. Ла Мети, вот что запомнилось ему. Но почему?
Тубан досадливо отметил, что драконы слишком мало значения придают происхождению, клану, семье и земле. Эта фамилия что-то значила для него.
Может, такова была фамилия одного из его многочисленных знакомцев среди дагорской стражи?
Нет, воспоминание явно несло негативный оттенок.
Подбросив эту зацепку, его память снова заворошилась, вытаскивая из своих глубин самые разные образы.
Какой-нибудь наёмник упоминал её? Нет, он редко разговаривал с наёмниками, пытавшимися убить или пленить его.
Какой-нибудь преступник? Нет, представителю знатного рода не резон идти в разбойники, похитители или контрабандисты — а именно с таковыми чаще всего и имела дело стража.
Не похитители, нет. Но что-то близко к тому... Близко к похищению. Не преступник, не враг, просто... Некрасивый поступок. Ах, точно!
Дракон не заметил, как, уйдя в глубины своей памяти, начал тихо бормотать себе под нос. Сообразив, что выглядит странно, он хотел было тут же поделиться всплывшим воспоминанием с собеседницей, но вовремя себя остановил.
А перед глазами стояла такая же безграничная дорога, лес на горизонте... Лето. Нелисса на своей лошадке Гейте — обе уставшие, бредущие, казалось, целую вечность. И его попытки понять причины нападения четвёрки бандитов.
Квартеронка тогда объяснила ему, что носит фамилию человека, который взял в жёны её мать и согласился быть отцом Нелиссе, но не был таковым по крови.
Дракон рассудил, что предыдущим мужем Римены как раз и был Альберт ла Мети — давший жизнь квартеронке? Который, когда дочка повзрослела, попытался угрозами вернуть её, вырвать из дома, где её любили...

Тубан поймал себя на том, что его морда искривилась в небольшом оскале — словно человек, которого он никогда не видел, сейчас стоит перед ним, а он, Тубан, убеждает его отказаться от своих притязаний на его Нелиссу.

Я всё вспомнил.

Он немного облизал губы, сгоняя с морды суровое выражение, и снова улыбнулся.
Вспомнил. И понял, что господин ла Мети некоторым образом тоже является частью моей истории. Бывают же такие совпадения, представляешь?
Возбуждение дракона заставило его забыть обо всех формальностях, и он заговорил с баронессой на "ты", больше сосредоточившись на возродившихся воспоминаниях.
Эх, как же мне хотелось бы тебе рассказать всю эту сложную историю... Но я уже сказал, что не могу. Но, в общем, Альберт ла Мети косвенно мне знаком. Причём с несколько эгоистичной стороны. Было бы ужасно забавно заглянуть к нему и показать ему кое-что... Кое-кого. Возможно, он начал бы кусать локти, что бросил когда-то свою дочь вместе со своей женой! А знаешь... М-м, знаете...
— попытался исправиться Тубан, — Вот так и передайте ему, если встретите лично. Передайте привет от его дочери, которая получила нечто гораздо большее, чем перспективу жить в поместье и выгодно выйти замуж, на кого укажет папа!

Его развеселило это совпадение, и он невольно задумался о правдивости верований дагорцев. Неужто и правда сам Татес иногда развлекается, сплетая судьбы живущих так, чтобы они расходились как будто навсегда — а потом пересекались тогда, когда этого ждут меньше всего?

"Младший бог, если ты правда существуешь и управляешь нашими судьбами, то... Спасибо за то, что не даёшь заскучать! Думаю, этот невинный подкол в адрес господина ла Мети вполне в твоём стиле" — восхищённо подумал Тубан.

Впрочем, что-то в сказанном им чуть смутило самого дракона. Он испытал укол совести. Возможно, девушка перед ним и не представляла другой жизни — а тот, кто не представляет другой жизни, и не претендует на что-то другое.
Власть была чужда драконам — во всяком случае, тем, кто предпочитал единение с природой и истинный облик. А для юной баронессы это было, возможно, всем её миром... По которому он только что проехался парой неосторожных слов, как тяжёлой телегой по размякшей земле.
Госпожа Лирена, но я надеюсь, что ваша судьба отличается от судьбы, которую готовил Альберт ла Мети своей дочери — вашей ровеснице, кстати? Я не хотел осуждать такой образ жизни... Но искренне надеюсь, что ваш жизненный путь более интересен, чем это. Ну, а если вдруг нет,— его голос снизился до заговорщицкого шёпота — так ведь драконы — известные похитители знатных особ. Есть пара мест, где можно начать новую жизнь...
Спутница могла видеть, как повёрнутый к ней глаз дракона моргнул внешним веком — то ли смахивая невидимую пылинку, то ли подмигивая.

Дорога продолжала стелиться под мерный скрип нагруженного воза, и далеко впереди уже показалось что-то тёмное. С такого расстояния Тубан не мог определить, поворачивает ли это дорога за очередной участок леса, или же их необычная процессия наконец приблизилась к какому-то жилью.

Отредактировано Тубан (2017-11-12 19:04:08)

34

Ветер усиливался. В тучах появлялись рваные дыры, похожие на прорехи в старом меховом покрывале. Сквозь них можно было увидеть темное небо, но звезд Нелисса не разглядела. Скорее всего, потому, что не слишком к этому стремилась. Она любила звезды, но сейчас все же было не до них.
Крылья работали размеренно: вверх-вниз, вверх-вниз. Дыхание тоже пока не подводило. Спасибо Нагисе за ее ловкое, сильное тело. «Спасибо тебе, моя бедная, — почти бессознательно бормотала Нель про себя, — прости меня за все, что я делаю»…
Пейзаж под крыльями, отчетливый для драконьих глаз, был в то же время довольно однообразен: деревья покачивали голыми ветвями, и лишь время от времени проскальзывала полоска вечнозеленой растительности. Между тем за землей приходилось внимательно следить. Чтобы сократить путь, драконица рванулась к городу напрямик, срезая угол дороги. Оставалось надеяться, что она не закружится на этом пяточке и не пропустит широкую полосу тракта. «Лучше всего, если удастся найти перекресток двух дорог, рядом с которым большая сосна с засохшей верхушкой. Широкая дорога идет в Дагор…» — крутилось в голове девушки скрипучее колесо. Эти ориентиры называла ей Лирена. «Впрочем, — поправлялась драконица, — здесь почти любая широкая дорога ведет в Дагор». Но пока внизу все так же тянулись деревья, а ниточки троп были чересчур узкими. Если бы не страх, Нелисса могла бы и заскучать.
Довольно скоро девушка обнаружила еще один неприятный факт. Она совершенно не представляла, сколько времени уже летит. За облаками не было видно луны или созвездий. Пытаться понять что-нибудь по внутренним ощущениям – сомнительный эксперимент, особенно для того, кто спешит и скучает. Нель попробовала было считать взмахи крыльев, но на третьей тысяче сбилась. Оставалось только продолжать движение, стараясь лететь как можно быстрее, но в то же время сохранить силы… и хоть немного твердости духа. Да где, наконец, эта дорога?! Или я ее уже пропустила, и теперь пролечу мимо Дагора? Новый приступ страха заставил Нелиссу зашипеть сквозь зубы. Спасибо хоть на том, что за спиной пока было тихо: судя по всему, маг поработал на совесть, и эльвириум еще не очнулся.
Увидев внизу темную полоску, Нелисса не сразу поняла, что это не тень и не очередная группа хвойных деревьев, а место, где растительность расступается. Однако осознав это, драконица почти сразу же различила темные линии – колеи, продавленные повозками. Вот она, дорога! Широкий тракт! Если бы Нель не боялась сбить дыхание, она бы торжествующе затрубила. Взяв слегка влево, черная тень полетела вдоль дороги.

***
Лирена зябко куталась в плащ и поправляла изящные перчатки со шнуровкой на запястье. Синеватый сумрак, который крался над заиндевевшей землей, явственно пах холодком. Но уйти в карету женщина пока не могла – там отсыпался перетрудившийся маг Динриэль. Оставалось вести беседу с драконом. Правда, в сгустившемся сумраке Лирена уже плохо видела его. Блики света от фонаря на передке ее экипажа вырывали из темноты лишь отдельные фрагменты: то изгиб крыла, то шипы на хвосте. Зато оранжевые глаза даже сейчас казались яркими. Лирена и говорила как бы не со всем существом, а с огненным ободком вокруг расширенного зрачка.
— Слышали? Может, в столице? – в голосе баронессы прозвучал неподдельный интерес. Она все так же светски улыбалась. – Или вы знакомы?
Дракон продолжал размышлять вслух, погрузившись в воспоминания. И пока он говорил, улыбка медленно, словно туман поутру, исчезала с лица женщины. Дворянка едва заметно нахмурилась и оставила одежду в покое, забыв о холоде.
— Ах, что вы, что вы… — отозвалась она на слова о некрасивом поступке. – Вы, наверное, что-то путаете…
Негромкий голос прозвучал довольно растеряно, словно Лирена не знала, как урезонить собеседника, не преступая вежливых границ, навязанных ей чувством благодарности.
— В общем, Альберт ла Мети косвенно мне знаком. Причём с несколько эгоистичной стороны. Было бы ужасно забавно заглянуть к нему и показать ему кое-что... Кое-кого. Возможно, он начал бы кусать локти, что бросил когда-то свою дочь вместе со своей женой! – полунасмешливо изрек Тубан. Если бы кто-то в этот момент внимательно посмотрел на баронессу, он поразился бы. Впрочем, темнота, неверный свет фонаря, природная бледность женщины могли сыграть с наблюдателем шутку… с чего бы, в самом деле, Лирене побелеть, как полотно?
— Вот так и передайте ему, если встретите лично. Передайте привет от его дочери, которая получила нечто гораздо большее, чем перспективу жить в поместье и выгодно выйти замуж, на кого укажет папа! – торжествующе заключил дракон. Его собеседница некоторое время молчала, а потом заговорила приглушенно и каким-то сдавленным голосом, словно через силу. И куда подевалась ее веселость?
— Ничего из этого господину ла Мети я не передам, — с расстановкой начала она, глядя в землю, однако тут же подняла на ящера обеспокоенный взгляд огромных глаз. В темноте они могли показаться даже черными. – Что вы об этом знаете, Тубан? Почему все это… Клянусь Татесом, ведь вы свалились нам на голову не затем, чтобы меня шантажировать!
Баронесса несколько раз глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки. Сообразив, выглядит со стороны в высшей мере странно, она перестала сверлить собеседника взглядом. Вновь принялась возиться с перчатками, зачем-то ослабляя и снова затягивая завязки.
—Госпожа Лирена, но я надеюсь, что ваша судьба отличается от судьбы, которую готовил Альберт ла Мети своей дочери — вашей ровеснице, кстати? – снова заговорил Тубан и этими словами, кажется, окончательно добил баронессу. Лирена рассмеялась, неестественно и довольно громко. Несколько человек из эскорта обернулись в ее сторону, но, к счастью, в темноте ничего не разглядели. А в следующий миг женщина отвернулась и зажала себе рот рукой. Теперь уже было непонятно, смех ее душит или слезы. Впрочем, когда баронесса снова посмотрела на дракона, глаза ее были сухими.
— Я верю, что вы не хотите мне зла, Тубан. Но тогда вы сами не понимаете, о чем говорите… — выдохнула она. Голос звучал почти спокойно. Пальцы правой руки так натянули шнурок перчатки, словно баронесса хотела его разорвать.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-13 20:21:44)

35

Тубан искренне веселился, оценив все превратности судьбы, столкнувшие его с той, кто знает отца его любимой. После своего рассказа он и не ожидал, что Лирена поймёт причины его веселья, но... Пауза в разговоре что-то затянулась, и дракон чуть повернул голову, чтобы взглянуть на неё.
Молодая женщина вся подобралась в седле, словно силясь напустить на себя более суровый вид, но её голос даже без всякой телепатии выдавал её смятение.
...Клянусь Татесом, ведь вы свалились нам на голову не затем, чтобы меня шантажировать
Ч-что-то не так? — неуверенно переспросил Тубан. —Да какой шантаж? О чём вы? Я же говорю про... Про...
Дочь ла Мети...

Он смотрел на неё, видя, как она мечется между нахлынувшими чувствами и годами воспитания для светских бесед. Видимо, второе всё же перевешивало, но дракон уже всё понял — и не мог сдержать необъяснимой радости.
Лирена! Да быть такого не может, ты — тоже дочь ла Мети?
Тубан, разумеется, не всматривался слишком пристально в лицо женщины, но теперь понимал, что сходства между нею и Нелиссой — той, настоящей, которая отправилась ради него к Древу — больше, чем, например, между Нелиссой и Нагисой. Насколько он мог судить, они действительно могут быть сводными сёстрами.
Но что же им теперь делать с этим?
Уж не знаю, какой случай свёл нас с тобой на этой дороге! Наверное, спасибо господину Тогану — пусть его повозки и дальше ломятся от всякого добра!.. Ты же всё поняла, да? А я-то думал, почему вы обе такие отзывчивые, милые и с такими сказочными голосами!
Дракон хотел распахнуть крылья от радостного возбуждения, но отсутствие отклика от них, а также упряжь не давали ему даже подняться на задние лапы. Ремни и верёвки ощутимо сдавили его грудь, когда он сделал это, а колёса второй оси повозки предупреждающе заскрипели от небольшого рывка.
Ящер тут же снова продолжил аккуратное движение.
Лирена, выходит, у тебя есть сестра... Так я тебе больше скажу — мы идём, чтобы как раз с ней и увидеться! Если, конечно... Долетит.

36

Холодало. Когда Нелисса несколько раз выпустила воздух из приоткрытой пасти, пар от дыхания засверкал в остывающем небе белым облачком — чтобы через несколько секунд рассеяться под порывом ветра. Но драконице было жарко от напряженной работы крыльями. Мышцы устало гудели, когда она заставляла перепонки снова и снова ловить воздух, проталкивая вперед черное чешуйчатое тело. Хотелось пить.
И все же сердце Нель радостно билось. Внизу мелькали уже не деревья, а крыши домов, по большей части деревянные и соломенные. Строения можно было бы принять и за деревенские избы — те, пожалуй, будут даже поосновательнее — но впереди девушка видела темные очертания городской стены. Чувствуя, что до цели уже недалеко, драконица дала себе передышку и некоторое время планировала, пользуясь ветром.
Ворота, конечно, были закрыты по ночному времени. Из осторожности Нелисса отлетела в сторону и поднялась повыше: конечно, город охраняют, и не все охранники в темноте слепы. Может, вообще следует уйти в облака? Нет, слишком долго, да и страшно заблудиться в тумане... Она как можно быстрее проскользнула над каменными зубцами. Молодой солдатик на стене проводил глазами стремительную крылатую тень в вышине и что-то пробормотал себе под нос про защиту Татеса. Он не был уверен в том, что или кого видел, и не знал, следует ли доложить о тени командиру. Которому, к слову, вовсе не нужны неприятности среди ночи. Но следом за первой тенью не летели другие, внизу было тихо, и с каждой минутой солдат все меньше хотел объясняться с недовольным офицером.
Над городом Нелиссе поневоле пришлось замедлить полет, чтобы оглядеться. Девушка даже не представляла, что столица окажется такой огромной. Она долго жила в Академии, но не летала над ней, так что теперь не могла сравнить масштабы. Улицы возле самой стены были темными, но впереди пробивался свет из окон дворянских особняков, где сотнями, не жалея, жгли свечи. Нель рванулась туда, стараясь не отвлекаться на непривычное, пленительное зрелище. Девушку беспокоило, что она до сих пор не видит подходящей по описанию башни. Где же искать?! Правее? Левее? Внимательно вглядываясь в паутину улиц, Нель заметила внизу движение. Драконьи глаза с легкостью различили крепкую фигуру и королевский герб на плаще. Стража! Эх, была не была... Нелисса спланировала вниз, стараясь не напугать незнакомца и не зацепиться за стены домов крыльями. К счастью, улица была достаточно широкой. Драконица приземлилась в добром десятке метров от мужчины и подошла пешком. У стражника не было меча, но была глефа, что, если разобраться, еще серьезнее. И сейчас мужчина взял оружие наизготовку.
– Здрассствуйте, – вежливо склонила голову Нелисса, остановившись в нескольких метрах от него. Она нервничала, но не из-за глефы. Время стремительно утекало. Однако успех разговора во многом зависел от того, насколько хорошее впечатление драконица сейчас произведет. – Проссстите, вы не подсскажете, где исскать масстера магии ссвета?
Мужчина не ответил: то ли был слишком шокирован (не каждый день с небес валятся драконы и задают вопросы), то ли не знал. Нелисса почти физически чувствовала, как ускользают бесценные минуты.
Рядом ссс его домом башшшня ссс магичессским фонарем, – добавила она ориентир, чувствуя, что от волнения начинает говорить совсем неразборчиво.
В такой час женщине одной бродить по городу… – начал стражник. За несколько секунд Нель успела проклясть изящное тело Нагисы и ее голос, довольно мелодичный и в истинном облике: даже тому, кто плохо видит в темноте и не имел дела с драконами, ее пол ясен. Но дагорец меж тем сообразил, что женщина по городу не ходит, а летает, и чтобы обидеть такую «даму», впору собирать специальную вооруженную команду. 
Маги высокого уровня живут ближе к центру в западной четверти, – он сделал самую правильную вещь, какую мог: указал направление рукой. – Туда!
Сспассибо! – крикнула Нелисса уже на ходу и взмыла в небо. Усталые крылья не хотели шевелиться, но девушка все же набрала темп. Она снова не смогла понять, сколько времени прошло, только внизу мелькали крыши – на сей раз черепичные. Драконица сама удивлялась, что может так быстро лететь: казалось, крылья сейчас отвалятся. Но башенка со сверкающей верхушкой действительно появилась впереди. Оказавшись рядом, Нелисса поняла, что эта конструкция пристроена к довольно большому, в два этажа, дому. Драконица не то приземлилась, не то упала на мостовую. К счастью, пассажирку к ее спине привязали крепко. Прямо в таком виде, не превращаясь, она весьма громко постучала в дверь: драконья лап определенно подходила для этих целей больше, чем женские кулачки. Проигнорировать подобный стук было трудно. Уже через минуту из дверей высунулся парень, почти мальчишка – видно, слуга на побегушках. И то верно, час нынче далеко не приемный, чтоб двери открывал мажордом.
Мне нужно поговорить с масстером Каресстером, – выпалила Нелисса.
Ой, – паренек только что не сел, опешив от напора и размера посетительницы, но тут же пришел в себя и глянул из-под лиловой челки довольно нахально. – Нет хозяина! В гости уехал! 

***
Воины и слуги  рядом с дворянским экипажем прервали свой разговор, оглянувшись на возглас Тубана. Даже если не разобрали слов – различили эмоцию в голосе. А хоть бы и услышали всю фразу – велико ли дело, если дракон оказался знаком с родней баронессы? Однако женщина забеспокоилась. Она явно не разделяла радости ящера.
– Потише, пожалуйста, – вздохнула Лирена. Но отпустила, наконец, шнурок своей несчастной перчатки. Бросила повод лошади – к счастью, та продолжила так же брести вдоль дороги – и закинула голову назад, разглядывая скучное серое небо. Капюшон плаща слетел с головы женщины, снова открыв блестящие волосы, собранные в причудливую, но уже слегка растрепанную прическу.
– Семьи де Трет и ла Мети – ближайшие соседи. Они враждовали из-за лугов на границе поместий – по привычке, на протяжении нескольких поколений. Но около шести лет назад главы обеих семей обнаружили, что могут лишиться и лугов, и многого другого, если не объединятся, – тихо и отчужденно заговорила она, словно рассказывала о ком-то другом. – Они договорились о земле, о поддержке в делах... и подумали о том, чтобы скрепить союз самым надежным способом. Родством. Но для этого нужна женщина… точнее, девица. И господин ла Мети решил признать свою незаконную дочь, покинутую много лет назад.
Она вздохнула, словно сама не знала, зачем это говорит. В поведении женщины больше не было намека на истерику, но она почему-то выглядела смертельно усталой. Дорога отклонилась вправо и чуть заметно пошла в гору. Лирене пришлось снова подобрать поводья.
– А теперь вы говорите, что господин ла Мети оставил свою жену и свое дитя, – произнесла она почти без выражения. Но смотрела на ящера очень пристально. – Кто его дочь? Она действительно законная?
Дорога продолжала ползти чуть в гору, но над подъемом постепенно стали проступать очертания крыши высокого дома. Потянуло дымком. Меррон из авангарда снова вернулся к повозкам. Раздал какие-то указания подчиненным, затем подъехал поближе к баронессе.
– Сейчас будет таверна. Остановимся и заночуем там, – не спросил, а сообщил он. Видимо, капризная госпожа имела над своим сопровождающим только ограниченную власть. Хотя в данном случае она едва ли стала бы возражать. Меррон снова оставил собеседников.
— Лирена, выходит, у тебя есть сестра... – продолжил разговор Тубан. – Так я тебе больше скажу — мы идём, чтобы как раз с ней и увидеться! Если, конечно... Долетит.
Лирена обернулась к ящеру. В ее движениях снова мелькнула нервозность, женщина нахмурилась.
– Тубан, я не сомневалась, что у меня есть еще братья и сестры. Но сейчас вы говорите нечто несуразное, – она сурово покачала головой. – Ведь вы намекаете на Нелиссу? Как она может быть моей родственницей? Она – дракон!

37

Вопрос баронессы — вполне обычный для людей — поставил Тубана в тупик.
Он озадаченно промычал что-то, после чего умолк и пошёл молча, глядя в землю.
Этот разговор начал несколько смущать его. С Нелиссой он запросто мог бы обсудить особенности человеческих ритуалов и обычаев, но сейчас с ним была собеседница, хоть и родственная его избраннице, но всё же недостаточно знакомая.
Была ли Нелисса рождена в законном браке? Это играло важную роль, понимал дракон: если да, то получилось бы, что она может претендовать на наследство. Внешность кёхуанки — дело поправимое, наверняка есть способы сделать её похожей на себя-настоящую...
—М-м, я тут понял, что на самом деле не знаю...—протянул он.
Он знал, что общество людей крайне не одобряет интрижек вне брака... Впрочем, что не мешает им проявлять подобные "слабости".
Действительно, раз Римена осталась одна с дочерью в своём родном городе — значит, всё же барон так и не взял её в жёны. Но не стоит упоминать это лишний раз. К тому же, Тубана охватила другая мысль.
—В любом случае — теперь она та, кем мы её видим, благодаря очень могущественной магии. И уж поверь, до статуса наследницы ла Мети ей дела нет! Думаю, она просто обрадуется, что у неё есть сестра.
Но я объясню свою реакцию. Видишь ли, это для вас иметь братьев и сестёр — привычное дело. Вы растёте вместе. Соперничаете, помогаете, дружите, потом ухаживаете за своими родителями, дружите семьями...

Голос его, до этого момента певуче-мечтательный, снова стал жёстким.
—А мы этого лишены. Даже у самых счастливых пар, живущих в спокойствии и любви, появляется хорошо если один драконёнок в пару сотен лет. Для нас иметь брата или сестру — это редкое счастье и удача.

Один оранжевый глаз отвернулся от молодой женщины, и рогатая голова поднялась выше, силясь рассмотреть впереди очертания какого-нибудь жилища.

—А ведь кажется, и правда впереди что-то есть. Я не спешу разойтись своими дорогами, но спешу избавиться от моей ноши... И всё-таки: не пора ли признаться, откуда служанка дагорской баронессы подхватила такую "болезнь"?

Отредактировано Тубан (Вчера 01:44:22)

38

Сердце Нелиссы ухнуло куда-то вниз, прямо сквозь ребра и черную чешую. Драконица переступила лапами, удивляясь, как они не подкосились.
– Где… – начла она, с трудом ворочая пересохшим от гонки и от страха языком. – Где он сссейчассс?
– Не могу знать, – мальчишка сделал шаг назад, явно рассчитывая на следующей фразе закончить диалог и шмыгнуть за дверь.
– Это сссрочно! – Девушка говорила негромко, почти жалобно. – Пожалуйсста, помоги его найти…
– Всем даром помогать – без сапог оста…, – начал паренек. Драконица изогнула шею и приблизила голову к человеческой фигурке. Нель совсем не пыталась напугать его… Почти совсем не пыталась. По правде говоря, она почувствовала немалую злость: попробовал бы кто-то из слуг дома Ханами так выпрашивать подачку! К счастью, у облика огромного крылатого ящера были плюсы, к которым кехуанский подменыш привыкнуть не успела. Мальчик судорожно вздохнул и шарахнулся прочь, потянув на себя дверь. На сей раз Нелисса отреагировал достаточно быстро и перехватила створку лапой. Тянуть изнутри за ручку удобнее, чем удерживать деревяшку, но силы были явно не равны.
– Я позову! – отчаянно заверещал мальчишка, сдавая позиции. – Позову Иоганеса! Он скажет!
Дверь перестала сопротивляться, а где-то внутри проворные ноги застучали по полу. Несколько минут ожидания превратились в целую вечность. Нелисса даже ходить от нетерпения не могла – пара драконьих шагов увела бы девушку слишком далеко от двери. Нель уже всерьез задумалась над тем, чтобы выбить одно-другое окно и напрямую поинтересоваться у обитателей комнат о хозяине, когда на пороге появился мужчина. Этот не мог похвастаться либриссовой шевелюрой – черные как смоль волосы, тонкие, строгие черты лица. На котором не было и тени страха перед огромным ящером.
–  Чем могу помочь, сударыня? – черновлосый слегка поклонился. Если Нелисса хоть что-нибудь понимала, это был дворецкий-мажордом: аккуратный, как алхимик взрывов в лаборатории, съевший не одного кхада-да на приеме гостей… и погрязший в формальностях, как королевский двор – в роскоши.
– Видеть массстера Каресстера. Сссрочно, – отрезала она, чувствуя, что увязает в разговорах.
– Господин сейчас не принимает, – покачал головой тот. – А если вы…
Терпение драконицы лопнуло сразу и без предупреждения.
– У меня на ссспине жертва эльвириума, – сообщила она, опустив голову так, чтобы глаза смотрели прямо в лицо дворецкого. – И есссли вы не поможете найти масстера, то я ссброшшшу ее прямо ссдесссь и улечу. Посссмотрим, в кого решшит всселиться эльвириум!
На сей раз Иоганес отшатнулся – то ли от драконьей пасти и громкости голоса, который Нель даже не подумала приглушить, то ли от имени эльвириумов.
– Я немедленно доложу господину! – сообщил он. Видимо, хозяин был все-таки дома.
Не прошло и минуты, как на втором этаже мелькнул свет, затем распахнулось окно. В проеме появилась необъятная фигура, сделала шаг вперед, и… на мостовую легко спланировал, распахнув крылья, ангел. Именно крылья на фоне освещенного окна в первый миг создали у драконицы ощущение чего-то массивного.
– На спине? – ангел быстро подошел к Нелиссе. – Позвольте.
Он первый в этом доме не тратил времени на словопрения, чем сразу завоевал симпатию девушки. Она склонилась, одновременно оттопыривая локоть на лапе, чтобы мастер мог подняться. Тот мигом взлетел на эту приступку. Нель почти не ощутила веса.
– Эа ла лоа фан! – услышала она за своей спиной. И чуть не упала от внезапного облегчения. Новый светлый щит… теперь у нас есть время…
– Иоганес, дай-ка кинжал, – потребовал маг. Как оказалось, у дворецкого было наготове оружие. Мастер не стал возиться с узлами, которые от рывков в полете, скорее всего, здорово затянулись, а быстро перерезал веревки. Сам подхватил женщину на руки.
– У нее деньги и письмо сс поясснениями, – с трудом произнесла Нелисса. Кажется, она даже присвистывать стала немного меньше. Но ангел не удостоил ее ответом. На сей раз он не слетел, а аккуратно спустился по лапе Нель, балансируя крыльями. Видимо, летать с грузом в руках – неподходящая задача для белокрылых. Драконица отметила это как-то отчужденно. Ей хотелось просто упасть на месте и некоторое время больше не двигаться и ни о чем не думать. Но не так-то все просто в этом мире…
– Что здесь происходит?! – услышала она голос за спиной. Вяло повернув голову, девушка узрела двух мужчин с королевскими гербами на одежде. И ничего не почувствовала – ни волнения, ни испуга. Ну стража так стража. Пусть с нею разбирается кто-нибудь другой.

***
Лирена была задумчива. Похоже, невероятное количество событий – от «болезни» Сорены до заочного знакомства со сводной сестрой – вконец утомило ее.
– Думаю, нам и правда стоит встретиться, – кивнула женщина. Помолчала, выслушивая дракона.
– Это очень трогательно, – заметила она почти без выражения: то ли правда так думала, но не находила сил на эмоции, то ли пыталась следовать законам светского общения. Наверное, все-таки первое: вслед за фразой послышался негромкий печальный вздох. – В детстве я мечтала о брате или сестре. А теперь…
Она замолчала на полуфразе, даже не попытавшись объяснить, что «теперь». Со стороны дома послышался собачий лай.
  – Да, скоро мы сможем отдохнуть, – кивнула баронесса. – Думаю, завтра с утра поскачем в город. Я должна скорее узнать, что с Сореной. Вы поедете с нами?
Подъем закончился и дом предстал перед путниками во всей красе: довольно большой, двухтажный, так что стены были видны даже из-за забора в рост человека. Меррон уже стоял в воротах (весьма массивных, кстати) и с кем-то беседовал – видимо, обсуждал с трактирщиком постой. В руках у неизвестного был фонарь, а сам он отличался приземистым, плотным сложением.
– Ведь вы уже поняли, что с ней, да? – спросила Лирена, снова не проявив особого волнения. Кажется, она смирилась со всем произошедшим. – Здесь нечего особенно рассказывать, но обещаю, что позже все объясню. Сейчас я должна вернуться к своим людям.
Она тронула поводья, но не повернула лошадку, а просто придержала ее, дожидаясь, когда повозка на драконьей тяге проедет мимо. До дверей таверны оставалось всего ничего, можно было даже услышать рассуждения трактирщика.
– Прямо сейчас – ужин на всех, постели – через полчаса, – объяснял он Меррону. – Если кто-то захочет ванну – за отдельную плату и тоже потребуется не менее получаса…
Вероятно, хозяин постоялого двора хотел прояснить и другие нюансы, но тут заметил в свете своего фонаря, кто тянет первую повозку. Слова определенно застряли у него в горле. На полном лице с круглым носом-пуговкой не было удивления по поводу такого странного «тяжеловоза». Только одна мысль была написана на нем: «Бог мой Татес, а этого как размещать?!». Впрочем, он нашел в себе силы изобразить улыбку и заговорить.
- Добро пожаловать, сударь. Вам тоже угодно у нас остановиться?

Отредактировано Нелисса Рэкта (Вчера 17:26:29)


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©