Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©


[03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©

Сообщений 31 страница 58 из 58

31

Вам? Охотиться... Для меня?
Дракон негромко засмеялся. Было что-то уморительное в совершенно искренней заботе баронессы о том, кто оказывает ей помощь. Это помогло ему отогнать угнетающие мысли, и Тубан развеселился, косясь иногда на спутницу.
Лирена, редкий человек бывал так мил со мной! Но, если только у кого-то из вас нет магического способа найти спящих животных в темноте, то ночная охота — дело гиблое! Я лучше тогда перетерпел бы до утра в человеческом облике. Обо мне можно не беспокоиться... Эх, вот чего не скажешь о моей Нелиссе. Как она там, интересно?..
Впрочем, рассудив, что зато на полный желудок лететь заметно тяжелее, Тубан решил, что шансы успешно долететь у неё и правда высоки.
Тем временем молодая женщина поинтересовалась его визитом на Кёху, и дракон всерьёз задумался.
Несмотря на уплаченную им цену, сам он считал свою историю удачной. Настолько, что из неё мог бы выйти занятный рассказ...
Не обнажая зубов, он мечтательно улыбнулся своим мыслям.
Пауза вышла долгой, и ящер наконец заговорил.
Чтобы объяснить, как всё это произошло, мне пришлось бы рассказать многое. О, это была бы красивая история о случае, о любви, о поступках... И история эта здорово помогла бы скрасить дорогу...—его голос стал низким и мурлычущим, и даже давящий на грудь вес и тревожное настроение на какое-то время оставили его.
Мне очень жаль, но я не могу делиться всеми подробностями. Ни с кем. Видите ли, Нелисса занимает определённый статус в Кёху... И вы, должно быть, догадываетесь, как бывает нехорошо, когда слишком сокровенные тайны двоих вообще произносят вслух.
Он сделал паузу, слегка поведя плечами. Некоторая усталость начинала сказываться, и дело явно было не в злоупотреблении телепатией. Ходьба сама по себе не была лучшим способом перемещения для дракона, а дополнительный вес ускорил напоминание об этом.
Однако я мог бы рассказать об этом вкратце, в общих чертах.— сжалился он, заметив, как ему показалось, некоторое разочарование спутницы.—С чего же начать... Хм. Пожалуй, раз уж я сказал, что эта история — о случае, с него и начнём. Итак, как утащить, подобно своим древним предкам, принцессу — пусть она и сама дракон?
Проще простого! Если она сама мечтает, чтобы её утащили...

Тубан сам удивился тому, как легко и непринуждённо слова сами складывались в повествование.
Он не стал рассказывать Лирене о прошлом Нелиссы в виде человека, как и о причинах визита к Древу. По его версии, Нелисса изначально была на Кёху, но была отпущена кланом в Академию, а заодно успела немного попутешествовать по Дагору. Начав рассказ с Академии, Тубан предупредил Лирену, что на самом деле всё несколько сложнее. Ему даже было стыдно, что приходится говорить неправду такой искренне заинтересованной собеседнице, и постарался отделаться самыми общими фразами. Все перипетии с Древом Тубан охарактеризовал так: "Нам довелось совершить друг для друга пару поступков, которые мы ценим. Например, я из-за этого лишён неба — на время или навсегда".

Он неспешно говорил о том, как повстречал знакомых из столицы на пути на юг; о встрече с родителями Нелиссы (и снова отказался пояснить, как они оказались где-то на юге Дагора, в неделях пути от Кёху); о встрече с ней на Кёху и о маленьком эксперименте с перевоплощением...
Кстати, и мне, и Нелиссе ужасно жаль, что между нашими народами пролегла тень. И знаешь, Лирена, если пожелаешь отблагодарить нас за помощь — просто напоминай иногда тем, кто тебя окружает, что нам нечего делить,
а ненависть ещё никого не привела к процветанию. Если повезёт — мы с Нелиссой тоже ещё внесём свой вклад в примирение!

Снова размяв на ходу начавшие ныть плечи и грудь, дракон всмотрелся вперёд.
Лес уже давно кончился, и, в общем-то, ничто не мешало знатным путникам обогнать странный торговый обоз — но некий особый шарм дороги под неспешную беседу, видимо, захватил всех.
А где находится владение Трет? Я много путешествовал по Дагору раньше, но такой фамилии не слышал... Впрочем, не то чтобы я останавливался у каждого поместья и в каждом городе... Как знать, может, мне довелось украсть у вас корову или овцу лет двадцать назад?

32

Лирена слегка смутилась. Кажется, она не ожидала, что ящер так хорошо знаком со способностями людей, и поймет, насколько сумасбродно ее предложение о ночной охоте. Впрочем, женщина постаралась не показать этого и только учтиво кивнула: мол, как вам будет удобнее. При упоминании о Нелиссе аккуратные пальцы Лирены сжались на поводьях чуть ли не до хруста.
- Я так надеюсь… так надеюсь, - пробормотала она довольно бессвязно. – Теперь, когда Сорену привезут прямо к его крыльцу, маг не сможет отказать!
Между прочим женщина все еще опасалась, что дракон начнет вытягивать из нее правду по поводу странной болезни. Но волнение за Сорену было сильнее. И, в конце концов, что ящер теперь сможет предпринять? Едва ли он догонит свою черную подругу, которая прекрасно знает, зачем летит и от чего спасается…
Рассказ Тубана имел огромный успех. Лирена не спускала с дракона глаз, восторженно хлопала ресницами, но не перебивала, а только ахала и поддерживала: «О, это так интересно – принцесса инкогнито! Настоящее приключение!» или «Ах, как это романтично!» или «Татес, вам, должно быть, пришлось тяжело!». Глаза ее блестели. История действительно скрашивала путешествие и отвлекала женщину от ее тревог. Конечно рассказ с многочисленными упрощениями был не таким захватывающим, как романы о неземных страстях, ночных побегах и отравленных кинжалах, попадавшие баронессе в руки. Но имел одно неоспоримое преимущество: передавался живым существом, которое могло поручиться за правдивость повествования. А горячая заключительная речь Тубана явно тронула женщину.
- После всего, что вы для нас сделали, я точно могу обещать, что не посмотрю косо ни на одного дракона или кехуанца! – от души заверила она и предложила, запинаясь. – Если вам что-нибудь понадобится… то есть… нельзя сказать, что мой муж очень влиятелен, но если вам потребуется появиться в высшем обществе, то я могу попросить его это устроить…
Возможно, Лирена подумала о том, что отблагодарить помощников можно и иным образом, но у нее хватило ума не заговаривать о деньгах. Тем временем Тубан сам начал задавать вопросы.
- Не так уж удивительно, что вы не слышали, - непринужденно, но с некоторым скромным достоинством улыбнулась баронесса. – Имение Трет расположено к югу от Дагора, но севернее Хойля. Это благодатное местечко, но совсем небольшое. Если в погожий день и без особой спешки нужно передать что-то в усадьбу ла Мети, - это наше ближайший сосед, - пояснила она торопливо, сообразив, что имя может ничего не сказать собеседнику, -  то слугу отправляют пешком…
Предположение дракона по поводу овец и коров особенно развеселило Лирену.
- Не подозревала, что вы на такое способны! – рассмеялась она, лукаво поглядывая на ящера. – Можете спросить об этом господина барона, если мне представится случай вас познакомить. Скота у нас немного и, уверена, если бы корову похитил дракон, он бы это запомнил!  А мне, боюсь, двадцать лет назад до этого не было никакого дела…
На последней фразе Лирена как-то странно хмыкнула. Однако она, должно быть, намекала, что в те годы не только не носила фамилию Трет, но и вообще ходила пешком под стол: на вид женщине было не более двадцати пяти.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-13 15:45:47)

33

В сгущающейся ночи скрип телеги немного разбавлял неприятный шум в голове, который слышал Тубан из-за своего перегруженного телепатией разума, но какая-то мысль стремилась всё же достучаться до него.
Он на какое-то время замолк, представляя себе карту Дагора, на которой города чередовались с хуторами и поместьями, которые с высоты не всегда и заметишь...
Но настойчивый сигнал касался не названий.
Так Треты живут рядом с ла Мети... Хм-м, я слышал эту фамилию, но не могу вспомнить, где... Погодите-ка...
Точно. Ла Мети, вот что запомнилось ему. Но почему?
Тубан досадливо отметил, что драконы слишком мало значения придают происхождению, клану, семье и земле. Эта фамилия что-то значила для него.
Может, такова была фамилия одного из его многочисленных знакомцев среди дагорской стражи?
Нет, воспоминание явно несло негативный оттенок.
Подбросив эту зацепку, его память снова заворошилась, вытаскивая из своих глубин самые разные образы.
Какой-нибудь наёмник упоминал её? Нет, он редко разговаривал с наёмниками, пытавшимися убить или пленить его.
Какой-нибудь преступник? Нет, представителю знатного рода не резон идти в разбойники, похитители или контрабандисты — а именно с таковыми чаще всего и имела дело стража.
Не похитители, нет. Но что-то близко к тому... Близко к похищению. Не преступник, не враг, просто... Некрасивый поступок. Ах, точно!
Дракон не заметил, как, уйдя в глубины своей памяти, начал тихо бормотать себе под нос. Сообразив, что выглядит странно, он хотел было тут же поделиться всплывшим воспоминанием с собеседницей, но вовремя себя остановил.
А перед глазами стояла такая же безграничная дорога, лес на горизонте... Лето. Нелисса на своей лошадке Гейте — обе уставшие, бредущие, казалось, целую вечность. И его попытки понять причины нападения четвёрки бандитов.
Квартеронка тогда объяснила ему, что носит фамилию человека, который взял в жёны её мать и согласился быть отцом Нелиссе, но не был таковым по крови.
Дракон рассудил, что предыдущим мужем Римены как раз и был Альберт ла Мети — давший жизнь квартеронке? Который, когда дочка повзрослела, попытался угрозами вернуть её, вырвать из дома, где её любили...

Тубан поймал себя на том, что его морда искривилась в небольшом оскале — словно человек, которого он никогда не видел, сейчас стоит перед ним, а он, Тубан, убеждает его отказаться от своих притязаний на его Нелиссу.

Я всё вспомнил.

Он немного облизал губы, сгоняя с морды суровое выражение, и снова улыбнулся.
Вспомнил. И понял, что господин ла Мети некоторым образом тоже является частью моей истории. Бывают же такие совпадения, представляешь?
Возбуждение дракона заставило его забыть обо всех формальностях, и он заговорил с баронессой на "ты", больше сосредоточившись на возродившихся воспоминаниях.
Эх, как же мне хотелось бы тебе рассказать всю эту сложную историю... Но я уже сказал, что не могу. Но, в общем, Альберт ла Мети косвенно мне знаком. Причём с несколько эгоистичной стороны. Было бы ужасно забавно заглянуть к нему и показать ему кое-что... Кое-кого. Возможно, он начал бы кусать локти, что бросил когда-то свою дочь вместе со своей женой! А знаешь... М-м, знаете...
— попытался исправиться Тубан, — Вот так и передайте ему, если встретите лично. Передайте привет от его дочери, которая получила нечто гораздо большее, чем перспективу жить в поместье и выгодно выйти замуж, на кого укажет папа!

Его развеселило это совпадение, и он невольно задумался о правдивости верований дагорцев. Неужто и правда сам Татес иногда развлекается, сплетая судьбы живущих так, чтобы они расходились как будто навсегда — а потом пересекались тогда, когда этого ждут меньше всего?

"Младший бог, если ты правда существуешь и управляешь нашими судьбами, то... Спасибо за то, что не даёшь заскучать! Думаю, этот невинный подкол в адрес господина ла Мети вполне в твоём стиле" — восхищённо подумал Тубан.

Впрочем, что-то в сказанном им чуть смутило самого дракона. Он испытал укол совести. Возможно, девушка перед ним и не представляла другой жизни — а тот, кто не представляет другой жизни, и не претендует на что-то другое.
Власть была чужда драконам — во всяком случае, тем, кто предпочитал единение с природой и истинный облик. А для юной баронессы это было, возможно, всем её миром... По которому он только что проехался парой неосторожных слов, как тяжёлой телегой по размякшей земле.
Госпожа Лирена, но я надеюсь, что ваша судьба отличается от судьбы, которую готовил Альберт ла Мети своей дочери — вашей ровеснице, кстати? Я не хотел осуждать такой образ жизни... Но искренне надеюсь, что ваш жизненный путь более интересен, чем это. Ну, а если вдруг нет,— его голос снизился до заговорщицкого шёпота — так ведь драконы — известные похитители знатных особ. Есть пара мест, где можно начать новую жизнь...
Спутница могла видеть, как повёрнутый к ней глаз дракона моргнул внешним веком — то ли смахивая невидимую пылинку, то ли подмигивая.

Дорога продолжала стелиться под мерный скрип нагруженного воза, и далеко впереди уже показалось что-то тёмное. С такого расстояния Тубан не мог определить, поворачивает ли это дорога за очередной участок леса, или же их необычная процессия наконец приблизилась к какому-то жилью.

Отредактировано Тубан (2017-11-12 19:04:08)

34

Ветер усиливался. В тучах появлялись рваные дыры, похожие на прорехи в старом меховом покрывале. Сквозь них можно было увидеть темное небо, но звезд Нелисса не разглядела. Скорее всего, потому, что не слишком к этому стремилась. Она любила звезды, но сейчас все же было не до них.
Крылья работали размеренно: вверх-вниз, вверх-вниз. Дыхание тоже пока не подводило. Спасибо Нагисе за ее ловкое, сильное тело. «Спасибо тебе, моя бедная, — почти бессознательно бормотала Нель про себя, — прости меня за все, что я делаю»…
Пейзаж под крыльями, отчетливый для драконьих глаз, был в то же время довольно однообразен: деревья покачивали голыми ветвями, и лишь время от времени проскальзывала полоска вечнозеленой растительности. Между тем за землей приходилось внимательно следить. Чтобы сократить путь, драконица рванулась к городу напрямик, срезая угол дороги. Оставалось надеяться, что она не закружится на этом пяточке и не пропустит широкую полосу тракта. «Лучше всего, если удастся найти перекресток двух дорог, рядом с которым большая сосна с засохшей верхушкой. Широкая дорога идет в Дагор…» — крутилось в голове девушки скрипучее колесо. Эти ориентиры называла ей Лирена. «Впрочем, — поправлялась драконица, — здесь почти любая широкая дорога ведет в Дагор». Но пока внизу все так же тянулись деревья, а ниточки троп были чересчур узкими. Если бы не страх, Нелисса могла бы и заскучать.
Довольно скоро девушка обнаружила еще один неприятный факт. Она совершенно не представляла, сколько времени уже летит. За облаками не было видно луны или созвездий. Пытаться понять что-нибудь по внутренним ощущениям – сомнительный эксперимент, особенно для того, кто спешит и скучает. Нель попробовала было считать взмахи крыльев, но на третьей тысяче сбилась. Оставалось только продолжать движение, стараясь лететь как можно быстрее, но в то же время сохранить силы… и хоть немного твердости духа. Да где, наконец, эта дорога?! Или я ее уже пропустила, и теперь пролечу мимо Дагора? Новый приступ страха заставил Нелиссу зашипеть сквозь зубы. Спасибо хоть на том, что за спиной пока было тихо: судя по всему, маг поработал на совесть, и эльвириум еще не очнулся.
Увидев внизу темную полоску, Нелисса не сразу поняла, что это не тень и не очередная группа хвойных деревьев, а место, где растительность расступается. Однако осознав это, драконица почти сразу же различила темные линии – колеи, продавленные повозками. Вот она, дорога! Широкий тракт! Если бы Нель не боялась сбить дыхание, она бы торжествующе затрубила. Взяв слегка влево, черная тень полетела вдоль дороги.

***
Лирена зябко куталась в плащ и поправляла изящные перчатки со шнуровкой на запястье. Синеватый сумрак, который крался над заиндевевшей землей, явственно пах холодком. Но уйти в карету женщина пока не могла – там отсыпался перетрудившийся маг Динриэль. Оставалось вести беседу с драконом. Правда, в сгустившемся сумраке Лирена уже плохо видела его. Блики света от фонаря на передке ее экипажа вырывали из темноты лишь отдельные фрагменты: то изгиб крыла, то шипы на хвосте. Зато оранжевые глаза даже сейчас казались яркими. Лирена и говорила как бы не со всем существом, а с огненным ободком вокруг расширенного зрачка.
— Слышали? Может, в столице? – в голосе баронессы прозвучал неподдельный интерес. Она все так же светски улыбалась. – Или вы знакомы?
Дракон продолжал размышлять вслух, погрузившись в воспоминания. И пока он говорил, улыбка медленно, словно туман поутру, исчезала с лица женщины. Дворянка едва заметно нахмурилась и оставила одежду в покое, забыв о холоде.
— Ах, что вы, что вы… — отозвалась она на слова о некрасивом поступке. – Вы, наверное, что-то путаете…
Негромкий голос прозвучал довольно растеряно, словно Лирена не знала, как урезонить собеседника, не преступая вежливых границ, навязанных ей чувством благодарности.
— В общем, Альберт ла Мети косвенно мне знаком. Причём с несколько эгоистичной стороны. Было бы ужасно забавно заглянуть к нему и показать ему кое-что... Кое-кого. Возможно, он начал бы кусать локти, что бросил когда-то свою дочь вместе со своей женой! – полунасмешливо изрек Тубан. Если бы кто-то в этот момент внимательно посмотрел на баронессу, он поразился бы. Впрочем, темнота, неверный свет фонаря, природная бледность женщины могли сыграть с наблюдателем шутку… с чего бы, в самом деле, Лирене побелеть, как полотно?
— Вот так и передайте ему, если встретите лично. Передайте привет от его дочери, которая получила нечто гораздо большее, чем перспективу жить в поместье и выгодно выйти замуж, на кого укажет папа! – торжествующе заключил дракон. Его собеседница некоторое время молчала, а потом заговорила приглушенно и каким-то сдавленным голосом, словно через силу. И куда подевалась ее веселость?
— Ничего из этого господину ла Мети я не передам, — с расстановкой начала она, глядя в землю, однако тут же подняла на ящера обеспокоенный взгляд огромных глаз. В темноте они могли показаться даже черными. – Что вы об этом знаете, Тубан? Почему все это… Клянусь Татесом, ведь вы свалились нам на голову не затем, чтобы меня шантажировать!
Баронесса несколько раз глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки. Сообразив, выглядит со стороны в высшей мере странно, она перестала сверлить собеседника взглядом. Вновь принялась возиться с перчатками, зачем-то ослабляя и снова затягивая завязки.
—Госпожа Лирена, но я надеюсь, что ваша судьба отличается от судьбы, которую готовил Альберт ла Мети своей дочери — вашей ровеснице, кстати? – снова заговорил Тубан и этими словами, кажется, окончательно добил баронессу. Лирена рассмеялась, неестественно и довольно громко. Несколько человек из эскорта обернулись в ее сторону, но, к счастью, в темноте ничего не разглядели. А в следующий миг женщина отвернулась и зажала себе рот рукой. Теперь уже было непонятно, смех ее душит или слезы. Впрочем, когда баронесса снова посмотрела на дракона, глаза ее были сухими.
— Я верю, что вы не хотите мне зла, Тубан. Но тогда вы сами не понимаете, о чем говорите… — выдохнула она. Голос звучал почти спокойно. Пальцы правой руки так натянули шнурок перчатки, словно баронесса хотела его разорвать.

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-13 20:21:44)

35

Тубан искренне веселился, оценив все превратности судьбы, столкнувшие его с той, кто знает отца его любимой. После своего рассказа он и не ожидал, что Лирена поймёт причины его веселья, но... Пауза в разговоре что-то затянулась, и дракон чуть повернул голову, чтобы взглянуть на неё.
Молодая женщина вся подобралась в седле, словно силясь напустить на себя более суровый вид, но её голос даже без всякой телепатии выдавал её смятение.
...Клянусь Татесом, ведь вы свалились нам на голову не затем, чтобы меня шантажировать
Ч-что-то не так? — неуверенно переспросил Тубан. —Да какой шантаж? О чём вы? Я же говорю про... Про...
Дочь ла Мети...

Он смотрел на неё, видя, как она мечется между нахлынувшими чувствами и годами воспитания для светских бесед. Видимо, второе всё же перевешивало, но дракон уже всё понял — и не мог сдержать необъяснимой радости.
Лирена! Да быть такого не может, ты — тоже дочь ла Мети?
Тубан, разумеется, не всматривался слишком пристально в лицо женщины, но теперь понимал, что сходства между нею и Нелиссой — той, настоящей, которая отправилась ради него к Древу — больше, чем, например, между Нелиссой и Нагисой. Насколько он мог судить, они действительно могут быть сводными сёстрами.
Но что же им теперь делать с этим?
Уж не знаю, какой случай свёл нас с тобой на этой дороге! Наверное, спасибо господину Тогану — пусть его повозки и дальше ломятся от всякого добра!.. Ты же всё поняла, да? А я-то думал, почему вы обе такие отзывчивые, милые и с такими сказочными голосами!
Дракон хотел распахнуть крылья от радостного возбуждения, но отсутствие отклика от них, а также упряжь не давали ему даже подняться на задние лапы. Ремни и верёвки ощутимо сдавили его грудь, когда он сделал это, а колёса второй оси повозки предупреждающе заскрипели от небольшого рывка.
Ящер тут же снова продолжил аккуратное движение.
Лирена, выходит, у тебя есть сестра... Так я тебе больше скажу — мы идём, чтобы как раз с ней и увидеться! Если, конечно... Долетит.

36

Холодало. Когда Нелисса несколько раз выпустила воздух из приоткрытой пасти, пар от дыхания засверкал в остывающем небе белым облачком — чтобы через несколько секунд рассеяться под порывом ветра. Но драконице было жарко от напряженной работы крыльями. Мышцы устало гудели, когда она заставляла перепонки снова и снова ловить воздух, проталкивая вперед черное чешуйчатое тело. Хотелось пить.
И все же сердце Нель радостно билось. Внизу мелькали уже не деревья, а крыши домов, по большей части деревянные и соломенные. Строения можно было бы принять и за деревенские избы — те, пожалуй, будут даже поосновательнее — но впереди девушка видела темные очертания городской стены. Чувствуя, что до цели уже недалеко, драконица дала себе передышку и некоторое время планировала, пользуясь ветром.
Ворота, конечно, были закрыты по ночному времени. Из осторожности Нелисса отлетела в сторону и поднялась повыше: конечно, город охраняют, и не все охранники в темноте слепы. Может, вообще следует уйти в облака? Нет, слишком долго, да и страшно заблудиться в тумане... Она как можно быстрее проскользнула над каменными зубцами. Молодой солдатик на стене проводил глазами стремительную крылатую тень в вышине и что-то пробормотал себе под нос про защиту Татеса. Он не был уверен в том, что или кого видел, и не знал, следует ли доложить о тени командиру. Которому, к слову, вовсе не нужны неприятности среди ночи. Но следом за первой тенью не летели другие, внизу было тихо, и с каждой минутой солдат все меньше хотел объясняться с недовольным офицером.
Над городом Нелиссе поневоле пришлось замедлить полет, чтобы оглядеться. Девушка даже не представляла, что столица окажется такой огромной. Она долго жила в Академии, но не летала над ней, так что теперь не могла сравнить масштабы. Улицы возле самой стены были темными, но впереди пробивался свет из окон дворянских особняков, где сотнями, не жалея, жгли свечи. Нель рванулась туда, стараясь не отвлекаться на непривычное, пленительное зрелище. Девушку беспокоило, что она до сих пор не видит подходящей по описанию башни. Где же искать?! Правее? Левее? Внимательно вглядываясь в паутину улиц, Нель заметила внизу движение. Драконьи глаза с легкостью различили крепкую фигуру и королевский герб на плаще. Стража! Эх, была не была... Нелисса спланировала вниз, стараясь не напугать незнакомца и не зацепиться за стены домов крыльями. К счастью, улица была достаточно широкой. Драконица приземлилась в добром десятке метров от мужчины и подошла пешком. У стражника не было меча, но была глефа, что, если разобраться, еще серьезнее. И сейчас мужчина взял оружие наизготовку.
– Здрассствуйте, – вежливо склонила голову Нелисса, остановившись в нескольких метрах от него. Она нервничала, но не из-за глефы. Время стремительно утекало. Однако успех разговора во многом зависел от того, насколько хорошее впечатление драконица сейчас произведет. – Проссстите, вы не подсскажете, где исскать масстера магии ссвета?
Мужчина не ответил: то ли был слишком шокирован (не каждый день с небес валятся драконы и задают вопросы), то ли не знал. Нелисса почти физически чувствовала, как ускользают бесценные минуты.
Рядом ссс его домом башшшня ссс магичессским фонарем, – добавила она ориентир, чувствуя, что от волнения начинает говорить совсем неразборчиво.
В такой час женщине одной бродить по городу… – начал стражник. За несколько секунд Нель успела проклясть изящное тело Нагисы и ее голос, довольно мелодичный и в истинном облике: даже тому, кто плохо видит в темноте и не имел дела с драконами, ее пол ясен. Но дагорец меж тем сообразил, что женщина по городу не ходит, а летает, и чтобы обидеть такую «даму», впору собирать специальную вооруженную команду. 
Маги высокого уровня живут ближе к центру в западной четверти, – он сделал самую правильную вещь, какую мог: указал направление рукой. – Туда!
Сспассибо! – крикнула Нелисса уже на ходу и взмыла в небо. Усталые крылья не хотели шевелиться, но девушка все же набрала темп. Она снова не смогла понять, сколько времени прошло, только внизу мелькали крыши – на сей раз черепичные. Драконица сама удивлялась, что может так быстро лететь: казалось, крылья сейчас отвалятся. Но башенка со сверкающей верхушкой действительно появилась впереди. Оказавшись рядом, Нелисса поняла, что эта конструкция пристроена к довольно большому, в два этажа, дому. Драконица не то приземлилась, не то упала на мостовую. К счастью, пассажирку к ее спине привязали крепко. Прямо в таком виде, не превращаясь, она весьма громко постучала в дверь: драконья лап определенно подходила для этих целей больше, чем женские кулачки. Проигнорировать подобный стук было трудно. Уже через минуту из дверей высунулся парень, почти мальчишка – видно, слуга на побегушках. И то верно, час нынче далеко не приемный, чтоб двери открывал мажордом.
Мне нужно поговорить с масстером Каресстером, – выпалила Нелисса.
Ой, – паренек только что не сел, опешив от напора и размера посетительницы, но тут же пришел в себя и глянул из-под лиловой челки довольно нахально. – Нет хозяина! В гости уехал! 

***
Воины и слуги  рядом с дворянским экипажем прервали свой разговор, оглянувшись на возглас Тубана. Даже если не разобрали слов – различили эмоцию в голосе. А хоть бы и услышали всю фразу – велико ли дело, если дракон оказался знаком с родней баронессы? Однако женщина забеспокоилась. Она явно не разделяла радости ящера.
– Потише, пожалуйста, – вздохнула Лирена. Но отпустила, наконец, шнурок своей несчастной перчатки. Бросила повод лошади – к счастью, та продолжила так же брести вдоль дороги – и закинула голову назад, разглядывая скучное серое небо. Капюшон плаща слетел с головы женщины, снова открыв блестящие волосы, собранные в причудливую, но уже слегка растрепанную прическу.
– Семьи де Трет и ла Мети – ближайшие соседи. Они враждовали из-за лугов на границе поместий – по привычке, на протяжении нескольких поколений. Но около шести лет назад главы обеих семей обнаружили, что могут лишиться и лугов, и многого другого, если не объединятся, – тихо и отчужденно заговорила она, словно рассказывала о ком-то другом. – Они договорились о земле, о поддержке в делах... и подумали о том, чтобы скрепить союз самым надежным способом. Родством. Но для этого нужна женщина… точнее, девица. И господин ла Мети решил признать свою незаконную дочь, покинутую много лет назад.
Она вздохнула, словно сама не знала, зачем это говорит. В поведении женщины больше не было намека на истерику, но она почему-то выглядела смертельно усталой. Дорога отклонилась вправо и чуть заметно пошла в гору. Лирене пришлось снова подобрать поводья.
– А теперь вы говорите, что господин ла Мети оставил свою жену и свое дитя, – произнесла она почти без выражения. Но смотрела на ящера очень пристально. – Кто его дочь? Она действительно законная?
Дорога продолжала ползти чуть в гору, но над подъемом постепенно стали проступать очертания крыши высокого дома. Потянуло дымком. Меррон из авангарда снова вернулся к повозкам. Раздал какие-то указания подчиненным, затем подъехал поближе к баронессе.
– Сейчас будет таверна. Остановимся и заночуем там, – не спросил, а сообщил он. Видимо, капризная госпожа имела над своим сопровождающим только ограниченную власть. Хотя в данном случае она едва ли стала бы возражать. Меррон снова оставил собеседников.
— Лирена, выходит, у тебя есть сестра... – продолжил разговор Тубан. – Так я тебе больше скажу — мы идём, чтобы как раз с ней и увидеться! Если, конечно... Долетит.
Лирена обернулась к ящеру. В ее движениях снова мелькнула нервозность, женщина нахмурилась.
– Тубан, я не сомневалась, что у меня есть еще братья и сестры. Но сейчас вы говорите нечто несуразное, – она сурово покачала головой. – Ведь вы намекаете на Нелиссу? Как она может быть моей родственницей? Она – дракон!

37

Вопрос баронессы — вполне обычный для людей — поставил Тубана в тупик.
Он озадаченно промычал что-то, после чего умолк и пошёл молча, глядя в землю.
Этот разговор начал несколько смущать его. С Нелиссой он запросто мог бы обсудить особенности человеческих ритуалов и обычаев, но сейчас с ним была собеседница, хоть и родственная его избраннице, но всё же недостаточно знакомая.
Была ли Нелисса рождена в законном браке? Это играло важную роль, понимал дракон: если да, то получилось бы, что она может претендовать на наследство. Внешность кёхуанки — дело поправимое, наверняка есть способы сделать её похожей на себя-настоящую...
—М-м, я тут понял, что на самом деле не знаю...—протянул он.
Он знал, что общество людей крайне не одобряет интрижек вне брака... Впрочем, что не мешает им проявлять подобные "слабости".
Действительно, раз Римена осталась одна с дочерью в своём родном городе — значит, всё же барон так и не взял её в жёны. Но не стоит упоминать это лишний раз. К тому же, Тубана охватила другая мысль.
—В любом случае — теперь она та, кем мы её видим, благодаря очень могущественной магии. И уж поверь, до статуса наследницы ла Мети ей дела нет! Думаю, она просто обрадуется, что у неё есть сестра.
Но я объясню свою реакцию. Видишь ли, это для вас иметь братьев и сестёр — привычное дело. Вы растёте вместе. Соперничаете, помогаете, дружите, потом ухаживаете за своими родителями, дружите семьями...

Голос его, до этого момента певуче-мечтательный, снова стал жёстким.
—А мы этого лишены. Даже у самых счастливых пар, живущих в спокойствии и любви, появляется хорошо если один драконёнок в пару сотен лет. Для нас иметь брата или сестру — это редкое счастье и удача.

Один оранжевый глаз отвернулся от молодой женщины, и рогатая голова поднялась выше, силясь рассмотреть впереди очертания какого-нибудь жилища.

—А ведь кажется, и правда впереди что-то есть. Я не спешу разойтись своими дорогами, но спешу избавиться от моей ноши... И всё-таки: не пора ли признаться, откуда служанка дагорской баронессы подхватила такую "болезнь"?

Отредактировано Тубан (2017-11-18 01:44:22)

38

Сердце Нелиссы ухнуло куда-то вниз, прямо сквозь ребра и черную чешую. Драконица переступила лапами, удивляясь, как они не подкосились.
– Где… – начла она, с трудом ворочая пересохшим от гонки и от страха языком. – Где он сссейчассс?
– Не могу знать, – мальчишка сделал шаг назад, явно рассчитывая на следующей фразе закончить диалог и шмыгнуть за дверь.
– Это сссрочно! – Девушка говорила негромко, почти жалобно. – Пожалуйсста, помоги его найти…
– Всем даром помогать – без сапог оста…, – начал паренек. Драконица изогнула шею и приблизила голову к человеческой фигурке. Нель совсем не пыталась напугать его… Почти совсем не пыталась. По правде говоря, она почувствовала немалую злость: попробовал бы кто-то из слуг дома Ханами так выпрашивать подачку! К счастью, у облика огромного крылатого ящера были плюсы, к которым кехуанский подменыш привыкнуть не успела. Мальчик судорожно вздохнул и шарахнулся прочь, потянув на себя дверь. На сей раз Нелисса отреагировал достаточно быстро и перехватила створку лапой. Тянуть изнутри за ручку удобнее, чем удерживать деревяшку, но силы были явно не равны.
– Я позову! – отчаянно заверещал мальчишка, сдавая позиции. – Позову Иоганеса! Он скажет!
Дверь перестала сопротивляться, а где-то внутри проворные ноги застучали по полу. Несколько минут ожидания превратились в целую вечность. Нелисса даже ходить от нетерпения не могла – пара драконьих шагов увела бы девушку слишком далеко от двери. Нель уже всерьез задумалась над тем, чтобы выбить одно-другое окно и напрямую поинтересоваться у обитателей комнат о хозяине, когда на пороге появился мужчина. Этот не мог похвастаться либриссовой шевелюрой – черные как смоль волосы, тонкие, строгие черты лица. На котором не было и тени страха перед огромным ящером.
–  Чем могу помочь, сударыня? – черновлосый слегка поклонился. Если Нелисса хоть что-нибудь понимала, это был дворецкий-мажордом: аккуратный, как алхимик взрывов в лаборатории, съевший не одного кхада-да на приеме гостей… и погрязший в формальностях, как королевский двор – в роскоши.
– Видеть массстера Каресстера. Сссрочно, – отрезала она, чувствуя, что увязает в разговорах.
– Господин сейчас не принимает, – покачал головой тот. – А если вы…
Терпение драконицы лопнуло сразу и без предупреждения.
– У меня на ссспине жертва эльвириума, – сообщила она, опустив голову так, чтобы глаза смотрели прямо в лицо дворецкого. – И есссли вы не поможете найти масстера, то я ссброшшшу ее прямо ссдесссь и улечу. Посссмотрим, в кого решшит всселиться эльвириум!
На сей раз Иоганес отшатнулся – то ли от драконьей пасти и громкости голоса, который Нель даже не подумала приглушить, то ли от имени эльвириумов.
– Я немедленно доложу господину! – сообщил он. Видимо, хозяин был все-таки дома.
Не прошло и минуты, как на втором этаже мелькнул свет, затем распахнулось окно. В проеме появилась необъятная фигура, сделала шаг вперед, и… на мостовую легко спланировал, распахнув крылья, ангел. Именно крылья на фоне освещенного окна в первый миг создали у драконицы ощущение чего-то массивного.
– На спине? – ангел быстро подошел к Нелиссе. – Позвольте.
Он первый в этом доме не тратил времени на словопрения, чем сразу завоевал симпатию девушки. Она склонилась, одновременно оттопыривая локоть на лапе, чтобы мастер мог подняться. Тот мигом взлетел на эту приступку. Нель почти не ощутила веса.
– Эа ла лоа фан! – услышала она за своей спиной. И чуть не упала от внезапного облегчения. Новый светлый щит… теперь у нас есть время…
– Иоганес, дай-ка кинжал, – потребовал маг. Как оказалось, у дворецкого было наготове оружие. Мастер не стал возиться с узлами, которые от рывков в полете, скорее всего, здорово затянулись, а быстро перерезал веревки. Сам подхватил женщину на руки.
– У нее деньги и письмо сс поясснениями, – с трудом произнесла Нелисса. Кажется, она даже присвистывать стала немного меньше. Но ангел не удостоил ее ответом. На сей раз он не слетел, а аккуратно спустился по лапе Нель, балансируя крыльями. Видимо, летать с грузом в руках – неподходящая задача для белокрылых. Драконица отметила это как-то отчужденно. Ей хотелось просто упасть на месте и некоторое время больше не двигаться и ни о чем не думать. Но не так-то все просто в этом мире…
– Что здесь происходит?! – услышала она голос за спиной. Вяло повернув голову, девушка узрела двух мужчин с королевскими гербами на одежде. И ничего не почувствовала – ни волнения, ни испуга. Ну стража так стража. Пусть с нею разбирается кто-нибудь другой.

***
Лирена была задумчива. Похоже, невероятное количество событий – от «болезни» Сорены до заочного знакомства со сводной сестрой – вконец утомило ее.
– Думаю, нам и правда стоит встретиться, – кивнула женщина. Помолчала, выслушивая дракона.
– Это очень трогательно, – заметила она почти без выражения: то ли правда так думала, но не находила сил на эмоции, то ли пыталась следовать законам светского общения. Наверное, все-таки первое: вслед за фразой послышался негромкий печальный вздох. – В детстве я мечтала о брате или сестре. А теперь…
Она замолчала на полуфразе, даже не попытавшись объяснить, что «теперь». Со стороны дома послышался собачий лай.
  – Да, скоро мы сможем отдохнуть, – кивнула баронесса. – Думаю, завтра с утра поскачем в город. Я должна скорее узнать, что с Сореной. Вы поедете с нами?
Подъем закончился и дом предстал перед путниками во всей красе: довольно большой, двухтажный, так что стены были видны даже из-за забора в рост человека. Меррон уже стоял в воротах (весьма массивных, кстати) и с кем-то беседовал – видимо, обсуждал с трактирщиком постой. В руках у неизвестного был фонарь, а сам он отличался приземистым, плотным сложением.
– Ведь вы уже поняли, что с ней, да? – спросила Лирена, снова не проявив особого волнения. Кажется, она смирилась со всем произошедшим. – Здесь нечего особенно рассказывать, но обещаю, что позже все объясню. Сейчас я должна вернуться к своим людям.
Она тронула поводья, но не повернула лошадку, а просто придержала ее, дожидаясь, когда повозка на драконьей тяге проедет мимо. До дверей таверны оставалось всего ничего, можно было даже услышать рассуждения трактирщика.
– Прямо сейчас – ужин на всех, постели – через полчаса, – объяснял он Меррону. – Если кто-то захочет ванну – за отдельную плату и тоже потребуется не менее получаса…
Вероятно, хозяин постоялого двора хотел прояснить и другие нюансы, но тут заметил в свете своего фонаря, кто тянет первую повозку. Слова определенно застряли у него в горле. На полном лице с круглым носом-пуговкой не было удивления по поводу такого странного «тяжеловоза». Только одна мысль была написана на нем: «Бог мой Татес, а этого как размещать?!». Впрочем, он нашел в себе силы изобразить улыбку и заговорить.
- Добро пожаловать, сударь. Вам тоже угодно у нас остановиться?

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-11-18 17:26:29)

39

Тубан старался не обращать внимания на неудобства пути — не на шутку разыгравшийся голод, жажду и изрядно уставшие лапы. Однако, когда впереди замаячила перспектива провести ночь в мягкой постели и поесть — причём без всякой охоты! — он приободрился.
Их странная процессия втянулась во дворик ближайшего заведения, и дракон с безмятежным видом протащил повозку перед Мерроном и вышедшим навстречу мужчиной. Услышав, как они начинают договариваться, он невольно задумался о том, чего больше хочет прямо сейчас: есть, пить, спать или попробовать принять ванну в человеческом облике?
Добро пожаловать, сударь. Вам тоже угодно у нас остановиться?
Голос хозяина звучал довольно неуверенно, и Тубана это позабавило. Решив поддержать образ, он плавно опустил голову до уровня глаз человека, и ответил:
Непременно! До утра ещё далеко, а я до безумия хочу есть. Впрочем, нет: до безумия мне нужно было бы пройти ещё несколько часов. Тогда я мог бы просто моргнуть — и вдруг заметить, что дожёвываю косточки одной из их бесполезных лошадей...
Он искренне улыбнулся и подтянул свой груз к конюшне. Возможно, наутро ему помогут починить повозку и запрячь отдохнувшую лошадь.
Поискав глазами спутников, он окликнул Тогана и попросил помочь снять с себя "упряжь".
Можно было бы и просто превратиться, но что-то казалось ему неправильным в том, чтобы уронить щит Древа на землю. Поэтому он терпеливо снял с себя все путы, превратился — и тут же принял щит из рук торговца, чтобы аккуратно смотать и закрепить его ремни.
Решив, что опыта посещения таверн ему не хватает, Тубан постарался держаться поближе к своим спутникам, чтобы присмотреться к их заказам. Когда дошла очередь до него, он едва не облизывался в предвкушении долгожданного ужина.
Мне нужно мясо. Двойную порцию. Один кусок обжарьте совсем чуть-чуть, чтобы сохранилось даже немного крови. А второй пусть подадут, как всем — прожаренный и со специями. Каш никаких не нужно, просто дайте к нему немного хлеба. И... Пожалуй, простой воды, а то моё прошлое знакомство с хмельным как-то не задалось! Надеюсь,
в качестве оплаты сойдёт вот это?
— сказал он, выложив перед собой несколько монет, которые у него остались ещё с Кёху. Впрочем, подумав, дракон всё же нехотя извлёк из кармана одну золотую пластинку из числа древних дагорских монет.
Ладно, мне всё же лучше будет переночевать у вас как человеку, так что пусть подготовят мне и какую-нибудь комнатку.—он усмехнулся своей самоиронии и добавил: —У меня довольно широкое понятие о комфорте, поэтому я прошу любое помещение, где можно лежать во весь рост на чём-нибудь мягком, и при этом не быть сожранным клопами или крысами. А в качестве сдачи... Будет ещё маленькая просьба. Будьте готовы встретить ещё одну очаровательную юную девушку кёхуанской внешности, если она вдруг прилетит среди ночи. Пусть её тоже примут и скажут ей, где я.
С этими словами Тубан присел за столик рядом с Тоганом, чуть отгородившись его широким профилем от Лирены. Что-то подсказывало ему, что вид голодного дракона, дорвавшегося до полусырого мяса, баронессе может очень не понравиться.

***

Редкий житель Миста, обладающий магией, занимался ещё и физическими тренировками. Многие способности можно было использовать, чтобы постоять за себя, и потому вместо боевых навыков и тренировок многие совершенствовались в магии.
В армию шли либо добровольцы, чьи способности оказывались слишком слабы, либо призывники, которые не успели найти себе иного места в жизни.
Обычно низкие магические способности солдат компенсировались их количеством и защитой немногочисленных боевых магов, но последние несколько месяцев показали, что этого недостаточно.
Восстание живых мертвецов в столице всё же было отражено, но армия понесла потери — и командование решило попытаться заняться подготовкой солдат на новом уровне. Специально приглашённые за неплохую плату маги теперь должны были натаскивать бойцов на умение противостоять разного рода магическим угрозам, а также выжать из их собственных способностей всё, что только удастся.

Сержант Лестер Турм слабо владел магией воздуха. Но за последний месяц на него свалилось вдвое больше работы, чем обычно: кроме организации патрулей и тренировки солдат ему приходилось теперь ещё и усиленно работать над своими способностями. Поднявшись до сотника, он чувствовал, что нужно личным примером показывать, что совершенствоваться в магии не намного сложнее, чем тренировать мускулы.
Поэтому он не спал, когда к нему в комнату вломился взволнованный солдат, а с громким звоном уронил на пол поддерживаемый воздушным потоком шлем.
Сержант! Разрешите доложить! Над нами только что пролетел дракон! Полетел в сторону жилых кварталов! Нам нужно отправить за ним патруль?
Лестер едва не запустил в молодого сменщика-десятника подобранным шлемом. Это был первый раз, когда он на ночь оставил его за себя руководить своими отрядами. Видимо, парень забыл или просто не знал, что сержант в это время должен был спать.
Хорошо ещё, что ты к капитану Кратсу не вломился вот так! Ну дракон, и что?!
Десятник понял, что что-то сделал не так, но не понял, что именно.
Ну, я же должен докладывать обо всём, что может быть опасным...
Лестер со стуком водрузил шлем на полку и прорычал:
Я тоже могу быть опасным! Я хотел в магии потренироваться спокойно, а тут... Хотя погоди, его рассмотрели?
Не зелёный такой дракон, крепыш с короткой шеей и костяшкой на хвосте?

Парень растерянно покачал головой.
Э-э... Нет, точно нет. Наоборот, он весь длинный, шипов и костяшек ребята не рассмотрели, да и был скорее чёрным. Так нам нужно что-то с ним делать?
А, нет, не наш... Ну и пусть себе летает! Драконы никому вреда просто так не причиняют, и уж тем более, в одиночку на города не нападают. Наслушаетесь бредней всяких... А мы — кто тут подольше твоего служит — знаем про них многое! Из первых, так сказать, лап! Ладно, до рассвета уж постарайся как-нибудь сам здесь справиться. А я спать буду.

Однако не успел сержант уснуть, как в дверь постучали.
Шумно вздохнув, он накинул на ночную рубашку меховое одеяло на манер пледа, и открыл запертую на засов дверь.
Перед ним снова стоял молодой десятник.
Ну что опять?
Сержант, там в ворота постучался какой-то парнишка! Говорит, он прислуживает в доме мастера светлой магии Карестера, и у них там эльвириум! А принёс его тот самый дракон! Ну, то есть, он не то чтобы эльвириум, он как бы...
Ещё не успел... Как это — переродиться?

Пробудиться. Эльвириум сначала захватывает разум жертвы, а через пару часов берёт под свой контроль тело.
Как очнётся — пиши-пропало.
— машинально пробормотал сотник, задумавшись. —В общем, слушай. Поедешь туда, возьми с собой двух ребят. Гленна-младшего, чтоб помог в драке, если что. А вот у его брата, сержанта, попроси выделить тебе эльфа. Как там его, этого ушастого...
Эльфа? Галлада? А... Зачем?
Он маг Света. Ему сразу скажи, в чём дело. Гленнам тоже можешь шепнуть на ушко, что случилось: они не разболтают. Остальным пока лучше обойтись без подробностей. Ну, приступай!.. А хотя стой!
Припустивший было прочь из казармы десятник развернулся, чуть не споткнувшись.
После дежурства спать не ложишься, пока не доложишь мне всё об эльвириумах и способах борьбы с ними!

Трое всадников быстро рысили по пустынным улицам, ориентируясь по торчащей из-за крыш домов стройной башне.
Как только дом Карестера показался из-за очередного угла, они чуть разошлись: юный десятник отправился вперёд вместе с напарником более внушительного телосложения, а эльф остался чуть позади, наблюдая.
Впрочем, как только эльф услышал заклинание Света, он понял, что его помощь здесь не потребуется. Мастер магии применил надёжный щит, не дающий порождению Тьмы пробудиться, и способностей эльфа было достаточно, чтобы почувствовать вложенную в такое простое заклинание энергию.
Что здесь происходит?—вопрос десятника звучал глупо, когда всё уже произошло. Галлад же восхищённо смотрел — нет, не на эльвириума, у которого наверняка не было шансов. И даже не на Мастера, чьи действия всё равно ему пока было не под силу постичь.
Эльф широко раскрытыми глазами смотрел на чёрную драконицу, которая, отряхнувшись, сбросила с себя остатки верёвок.
Красивая...—прошептал он неслышно. Не обращая внимание на обоих соратников, которые всё ещё с опаской следили за бессознательным телом женщины, Галлад спрыгнул наземь с нервничающего коня и подошёл ближе.
Сударыня.— заговорил он с улыбкой, немного поклонившись. —Вы — первый дракон, который показался в Дагоре в истинном облике за последние несколько месяцев, и, знаете, хочу выполнить просьбу одного своего друга...
Остальные два воина спешились тоже, и чувствующий, что теряет инициативу десятник попытался обратить на себя внимание эльфа, но тот невозмутимо продолжал, подойдя только ближе к Нелиссе.
Он дракон. Жил прямо у нас в гарнизоне шесть лет. Его всегда интересовали сородичи, которые не забывают свой истинный облик, но он, сколько мы его знаем, был очень одинок. Если вам это знакомо — то, может, оставите для него весточку, где вас искать? К сожалению, сейчас его здесь нет, но уверен, он точно бросит все дела, чтобы познакомиться с вами!

Эльф вдруг поднял руки — и между его ладоней появилось сотканное из подобных паутине полупрозрачных серебристых нитей изображение Тубана. Впрочем, придирчиво осмотрев иллюзию, Галлад "переплавил" изображение взглядом — и получился образ Нелиссы.
Эй, что за представление? Тебя сюда зачем отправили?— негодующе воскликнул старший патруля.
Эльвириум нам не страшен... Правильно, Мастер?— ответил эльф, посмотрев на ангела, —А вот одиночество для долгоживущих — очень даже.

40

Светлый круг перед воротами заплясал и закачался. Если приближение ездового дракона заставило трактирщика лишь подвинуться, пропуская повозку, то при виде драконьей улыбки он буквально отшатнулся. Его нетрудно понять, если учесть «приправу»  виде рассуждений о съедобности лошадей. Да и Меррон, похоже, выдержал близость дружелюбного драконьего оскала и сохранил спокойствие лишь с некоторым трудом. Впрочем, трактирщик быстро пришел в себя.
— Вы уж давайте на моем подворье без безобразий, сударь! – прокричал он вслед ящеру одновременно заискивающе и с угрозой. – Нам тут всякие-такие, которые чужих лошадей едят, без надобности…
Вслед за Тубаном во двор закатились оставшиеся два экипажа. Слуги принялись возиться рядом с ними, выпрягая и обихаживая лошадей. Из кареты выбрался помятый со сна эльф и первым делом принялся искать свою госпожу. Тоган спрыгнул с передка чужого экипажа и поспешил к Тубану. На ногах возница держался крепко, но нос его заметно изменил цвет, а глаза отсвечивали не самым трезвым блеском. Похоже, напиток в достопамятной фляжке был довольно крепким.
— Вот и хорошо, вот и спасибо, господин Тубан, — бормотал он, выпрягая дракона. – Ума не приложу, как бы я без вас обошелся. Еще и хозяин-то торопит, к спеху ему, чтоб он это самое…
Такая же атмосфера деловитой суеты царила и в главном зале. Здесь был народ и помимо их компании, но не очень много. Два-три крестьянина потягивали пиво: то ли везли что-то на продажу и остановились здесь, то ли сами жили неподалеку. За одним из столиков заканчивал ужин бородатый низкорослый вояка. Его вооружение – изрядно побитый щит и меч в потертых ножнах – было свалено тут же, а с другой стороны уже успела подсесть костлявая девица в переднике. Когда зал стал наполняться народом, она неохотно встала и принялась протирать столы. При должном внимании можно было разглядеть, что в самом темном углу пристроилась некая подозрительная личность, закутанная в оборванный плащ настолько, что нельзя было понять ни расы, ни даже пола.
С появлением новых гостей зал заметно оживился. Откуда-то выпорхнули еще три разносчицы, причем две – довольно симпатичные. Один из столов, поближе к камину, спешно накрыли скатертью: за ним устроились Лирена, эльф Дин и Меррон. Правда, никто из них так ничего и не заказал, а Динриэль вообще засыпал на ходу. Зато остальные не мучились особыми тонкостями и наперебой делали заказы.
— Кехуанские, — презрительно поморщился трактирщик, увидев деньги Тубана. Однако при появлении дагорского золота сразу просветлел. Правда, счел за благо уточнить. – А девица прилетит одна? Ее поселить в отдельную комнату или отправить к вам?
Прожаренное мясо со специями Тубану принесли почти сразу – похоже, оно было готово заранее, и кусок просто разогрели перед подачей. Хорошенькая разносчица поставила рядом с тарелкой дракона большую кружку воды.
— А отчего сударь не хочет пива? Оно у нас очень хорошее, – пропела она с улыбкой и игриво подмигнула.
— А принеси-ка ты пивка мне, — прервал девицу Тоган, с неожиданной ловкостью ущипнув ее за руку ниже локтя.
Мяса с кровью пришлось подождать: его явно жарил специально для клиента. К тому моменту, когда дракон закончил трапезу, Лирена и Дин уже разошлись по комнатам, а Меррон, наконец, смог заказать еды.
— Комната готова, сударь, — сообщил трактирщик. – На второй этаж, последняя комната справа. Изволите завтра отдыхать, или вас разбудить вместе с господами из кареты?
Надо сказать, комнатку дракону подготовили совсем крошечную. Кроме кровати туда практически ничего не влезало. Но на постели смог бы разлечься даже тролль. А Тубан ведь и не просил об особых удобствах?

***
Мастер Карестер, кажется, даже не заметил появления новых действующих лиц. Легко спрыгнул-спланировал наземь, не забывая придерживать при этом голову Сорены. Когда один из стражников  задал вопрос, ангел лишь небрежно оглянулся. Затем бросил взгляд на дворецкого. Вид у того сделался немного виноватый.
— Мастер, не понадобится ли нам помощь воинов, если вовремя ритуала что-то…
Нелисса не могла видеть лица Карестера, но Иоганес быстро кивнул.
— Понял. Принесу молодым людям извинения за ложный вызов.
Он направился к стражникам, но разговор завести не успел. Из-за угла появился еще один мужчина в плаще с гербом. По изяществу черт и своеобразной легкости движений Нель без труда узнала в незнакомце эльфа. Как ни странно, этот стражник заговорил напрямую с ней. Момент был не самый лучший: драконица от пережитых треволнений и усталости соображала кое-как. Впрочем, вежливо склонить голову в ответ на поклон эльфа она догадалась.
—Вы — первый дракон, который показался в Дагоре в истинном облике за последние несколько месяцев, и, знаете, хочу выполнить просьбу одного своего друга, — сообщил стражник. Нелисса все еще не поняла, к чему он клонит, но на всякий случай заволновалась: много на свете таких, кто интересуется драконами, и более чем половине из них крылатые интересны в одном аспекте: алхимическом.
—Он дракон. Жил прямо у нас в гарнизоне шесть лет, — продолжил свои объяснения эльф. – Его всегда интересовали сородичи, которые не забывают свой истинный облик, но он, сколько мы его знаем, был очень одинок…
При этих словах первые нерешительные догадки все-таки постучались в усталую голову Нель. Драконица слегка оживилась, ее глаза заинтересованно блеснули, а губы изогнулись в улыбке. Но тут стражник сделал нечто, что заставило девушку ахнуть (драконье аханье звучит довольно своеобразно: гласный звук в нем очень короткий, зато шипящее «ххх» тянется долго). В воздухе между вытянутыми ладонями мужчины возникло изображение дракона, сотканное из множества светлых нитей.
— Какая прелесть! – совсем не к месту прошептала Нелисса, наклоняя голову, чтобы получше рассмотреть картинку. На ее морде явственно отразилось восхищение –  конечно, явственно для тех, кто умеет разбирать выражения драконьих физиономий. «Какая интересная техника! – пронеслось в голове. – И какое несомненное сходство…». Затем нити перегруппировались и вместо Тубана показали изящную драконицу, в которой Нель узнала себя. Глубоко под ребрами уныло засвербело что-то вроде сожаления. В былые времена она так же охотно применяла свой дар и находила в этом огромное удовольствие.
—Эй, что за представление? Тебя сюда зачем отправили? – прервал беседу стражник. Чудесная серебристая картинка потухла, а Нелисса тряхнула головой, словно очнувшись от наваждения.
— Эльвириум нам не страшен... Правильно, Мастер?— отмахнулся эльф. Он бросил быстрый взгляд на ангела. Тот успел передать Сорену кому-то из помощников, и потому наконец счел возможным заметить стражу.
— Думаю, сейчас госпожа будет вверена моим заботам, — кивнул мастер. – Прошу прощения за беспокойство, причиненное нами.
Наметив легкий поклон, Карестер скрылся в дверях.
— Да, я также приношу извинения за поспешность, с которой вызвал вас, — отметил дворецкий, наконец-то завладев вниманием стражника. – Как видите, вмешательство больше не требуется.
Он снял с пояса кошелек, намереваясь оплатить стражникам «излишнее беспокойство». Нелисса снова вернулась к своему собеседнику и теперь смогла обратить внимание на взволнованное, но светлое выражение его лица. Драконица невольно улыбнулась в ответ, искренне понадеявшись, что друг Тубана сможет разглядеть в этом зубастом оскале смущение и радость юной девушки.
— Боюсь, в этом уже нет необходимости, — она застенчиво потупилась. – Я приехала в Дагор вместе с Тубаном, и только из-за этого происшествия, — она слегка махнула хвостом в сторону особняка мастера, но тут же боязливо подтянула хвост обратно: не хватало еще задеть кого-нибудь из слуг или сбить забор, которым огорожен сад, — мы разлучились в пути. Но я очень рада познакомиться с его другом…
Нель, конечно, постеснялась вот так сходу заявить, что считает себя невестой Тубана: слишком мало времени прошло с его отъезда из гарнизона, чтобы подобные претензии со стороны неизвестной особы казались правдоподобными.
Тем временем Иоганес закончил разговор со стражником. Слуги, которые успели выбраться из дома частично на помощь, частично из любопытства, стали стягиваться обратно.
— Думаю, о здоровье госпожи можно будет узнать завтра утром, — дворецкий вежливо поклонился всем на прощание и скрылся за дверью.
— Простите, — несмело обратилась Нелисса  эльфу. Слегка пошевелила тяжелыми от усталости крыльями. При мысли о том, что сейчас придется подпрыгивать, набирать высоту и лететь, у нее заныли все перепонки разом. – Не знаете ли вы поблизости места, где мог бы переночевать дракон в истинном облике, не вызвав всеобщего переполоха? Боюсь, мне сейчас не осилить обратный путь…
Собственно говоря, Нель могла бы превратиться. Но у нее не было с собой денег (перед превращением девушка снимала кошелек), а без звонких монет остановиться на постой трудно. Да и в целом о безопасности дагорской столицы ходили не самые лучшие слухи. Хотя встретив здесь друзей Тубана, Нель почувствовала себя немного спокойнее.

41

Тубан поблагодарил трактирщика, и, подумав, сообщил, что возможная ночная гостья наверняка будет не против отправиться к нему в комнату, а также что ему действительно не требуется ничего, кроме удобного места для сна.
Едва до него дошёл запах мяса, как дракон оживился, несмотря даже на ужасную усталость и неприятную стягивающую боль в груди. Жареный кусок он проглотил в несколько укусов, чередуя его с хлебом. Тубану было даже жаль, что этот ужин даст ему лишь иллюзию сытости: как только он совершит превращение, его тело настойчиво потребует полноценной трапезы, достойной пятиметрового хищника, добытой на честной охоте. Однако последовавший кусок полусырого мяса заставил утихнуть и этот инстинктивный позыв.

Девушка-разносчица приветливо улыбнулась мужчинам, словно и правда была рада видеть их даже глубокой ночью, но дракон решительно отмахнулся от предложенного пива.
В прошлый раз, когда меня, и без того уставшего, напоили пивом, меня попытались убить алхимики, и спастись мне помогла только шустрая девчонка-торговка.— с ответной улыбкой ответил он. — Не лучший момент за все мои полтора века. Но... Завтра утром возьму, пожалуй, у вас чего-нибудь. Полагаю, за золотишко я могу рассчитывать на нечто действительно вкусное? Я, знаете, до сих пор не перестал получать удовольствие от приготовленных еды и напитков!

Когда с едой было покончено, Тубан махнул на прощание рукой спутникам и направился в указанную комнату, на ходу попросив разбудить его любым способом, если он не проснётся к их уходу.
Я думаю, будет здорово прогуляться с вами, Лирена, в сторону столицы!

***

...Разумеется, вам было бы лучше остаться ночевать здесь, а утром уже лететь на встречу с нашим общим другом.—кивнул эльф драконице, пока его соратник-человек неловко раскланивался с дворецким.
Галлад догадывался, что остаться в истинном облике было бы весьма дальновидно с её стороны: одно дело — привести в военный гарнизон одинокую юную девушку, и совсем другое — дракона. Вряд ли у неё возникнут проблемы... Кроме...
Уильям, ты сегодня остался за старшего на ночь, насколько я знаю. Ты мог бы разрешить ей переночевать у нас,
там, где раньше жил Тубан.

Её — к нам?.. Это же... — молодой десятник не знал, что сказать. Чем меньше походили на человека представители чужих народов, тем меньше им он доверял, однако проявить неучтивость он всё же не решался.
Что "это"? А, ты, наверное, не хочешь брать на себя ответственность за девушку, пустив её в гарнизон. Но думаю, она может постоять за себя.
Человек в смятении переводил взгляд то на дракона, то на эльфа. Он хотел сказать нечто совсем иное, но Галлад словно не оставлял ему выбора.
Да чего ты?! Никто ничего не скажет! До утра распоряжения отдаёшь ты, а утром Лестер только рад будет новостям от Тубана! — добродушно хлопнул напарника по плечу до сих пор молчавший Гленн-младший. —Вы уж, леди, извините, он у нас к фламерам и эльфам-то не очень привык... Ну пошли, пошли, нечего тут думать!— он настойчиво толкнул его ещё раз, и развернул коня.
Ну-у... Хорошо, можете идти с нами, леди... А, кстати, как вас звать? — впервые сказал что-то самостоятельно воин. —Я Уильям, это — Галлад и Маркус. И, кажется, я единственный здесь никогда не видел дракона, так что и правда, извините...

Сплошная стена военного гарнизона, примкнувшего к южной стене Дагора, показалась всего через пару минут, так что идти странной процессии долго не пришлось.
С трудом взявший себя в руки молодой десятник теперь увереннее шёл впереди: на него подействовал ободряющий тон товарищей и то обстоятельство, что даже лошадь его была взволнована присутствием дракона меньше, чем он.
Пройдя ворота — их действительно открыли безо всяких вопросов — они оказались во внутреннем дворе. Часовые у ворот только молча глазели на необычную гостью.
Тубан жил в бывшей конюшне, которую мы должны были снести.—заговорил Галлад, указывая в сторону приземистого здания рядом с двухэтажной казармой. — Мы сами ему предложили её, когда стало ясно, что он желает помогать нам. Если верить ему, земляного пола вам достаточно...
Ха-ха, да чтоб меня!.. Ещё один дракон! — эльфа прервал басовитый раскат голоса прямо рядом с ними. В свете дверного проёма появилась фигура крупного мужчины. Несколько фонарей высвечивали его лысую голову, покрытую татуировками. Несмотря на холод, одет он был в одну рубашку и штаны, так что причудливые абстрактные узоры виднелись и на его руках, где их не скрывали короткие рукава и пара браслетов из цепочек.
Тише, люди спят! — попытался урезонить его Маркус, но здоровяк лишь отмахнулся.
Ты мне ещё покомандуй тут, братец! Сержант Гривус Гленн, к вашим услугам!—ударил себя кулаком в грудь он, повернувшись к драконице. —Чем можем помочь?
Это леди Нелисса. Я решил дать ей переночевать у нас, она проделала долгий путь, чтобы... Помочь человеку. — вдруг выступил вперёд Уильям.
И у неё получилось. Моя скромная помощь не понадобилась, — негромко добавил Галлад.
Человек чуть подался навстречу, окидывая взглядом Нелиссу... И в свете уличных фонарей стали видны его жёлтые глаза с вертикальным зрачком.
Вот и правильно решил. Тогда добро пожаловать в наше драконье логово вон там!.. Кстати, а знаете, кому оно принадлежало ещё недавно?
Нелисса — подруга Тубана. Она знает про него. — снова негромко вставил эльф. Он знал, что его сержант, желая помочь старому другу, тоже сообщил бы случайно встреченной драконице в истинном облике о Тубане. Как знал и то, что столь деликатные разговоры с ним лучше было не заводить.
Гленн-старший секунду удивлённо смотрел на драконицу, после чего вновь повысил голос.
Да ладно?! Ха, так вот куда этот ящер улетел! А говорил, отправился в Академию учиться. Чего ж он сам-то не заглянул? Похвастался бы приобретением лично!.. Ладно-ладно, всё потом.
Галлад и Маркус обвели глазами казарму. Из некоторых окон торчали лица любопытствующих. Забавно, что не само существо размером с повозку производило столько шума...
Да, все разговоры предлагаю отложить до утра. Нелисса? Если, конечно, вы не передумали оставаться в этом облике...
Патрульные спешились и повели лошадей в сторону другой конюшни. Галлад же приглашающим жестом указал на пустое помещение, где ещё Тубаном были выломаны все "лишние" перегородки, чтобы дракону было, где развернуться.

Пожелав гостье спокойной ночи, он тоже ушёл, и наступила тишина. Спустя минут пятнадцать, впрочем, во дворе раздалась какая-то возня, несколько раз хлопнули двери.
Кхм... Нелисса, можно? — раздался хрипловатый голос сержанта Гленна. Впрочем, не дожидаясь ответа, он заглянул, видимо, посудив, что драконам стесняться нечего. — Примите-ка небольшой дар... От лица старого напарника Тубана.
Рослый воин едва не споткнулся об остатки стойла, когда подошёл ближе к драконице, и явил перед ней свою внушительную ношу: ведро с водой и холщовый мешок. Гривус стянул его — и положил на мешок кусок говяжьего бедра, немного сочащийся кровью.
Вот, пожалуйста. Мы иногда подкармливали Тубана из своих припасов, когда он совсем выматывался после какой-нибудь заварушки. А раз уж вы вместе... Да и кто, как не я, понимает, что это такое — когда душа жаждет охоты! — Гленн поднял руки, и в редких лучах света с улицы блеснули браслеты. —Если что потребуется — зовите Вилли, он сегодня дежурит. Спокойной ночи.

Отредактировано Тубан (2017-12-27 23:58:06)

42

Тук-тук.
Тук-тук-тук, – костяшками по двери. Вслед за этим – мужской голос.
– Сударь, сударь, вставайте! Ваши все на ногах, скоро в путь!
Трактирщик, только что выполнивший смертельный номер «Поднятие дракона одной рукой» (той, которой стучал в дверь), еще раз осмотрел двери, проверяя, все ли разбужены согласно распоряжениям. Кстати, из самой большой и роскошной комнаты, которую вчера заняла дама благородного происхождения, уже добрую четверть часа раздавался высокий недовольный голосок: видимо, леди приводила себя в порядок.
В большом зале, несмотря на темноту за окнами, тоже царило оживление – впрочем, не слишком бодрое. Заспанные разносчицы раздавали тарелки с кашей или (по особому спросу) мясом. Все блюда, похоже, остались еще с вечера. Но по крайней мере они были горячими: огонь на кухне уже развели.
– Ну что, сударь, пивка? – подмигнула вчерашняя девица, завидев Тубана. Видимо, оповещать постояльца о том, стоит ли пить хмельное с самого утра, она не собиралась.
Почти все слуги и вооруженные охранники из эскорта Лирены уже завтракали. Меррон, конечно, следил зорким глазом за всем, что происходит. Самым бодрым выглядел Дин – он-то проспал не только ночь, но и половину вчерашнего вечера. Теперь эльф восполнял «промагиченную» энергию, уплетая за обе щеки все, что могли предложить съестного. Тогана нигде видно не было – видно, он теперь решил ехать отдельно. Последней спустились Лирена и какая-то молодая девица – видимо, временная горничная. Вид у баронессы был немного заспанный и весьма недовольный. Хотя прическа и одеяние, как будто, не были заметно хуже, чем вчера.
– По коням! – скомандовал Меррон. Народ немного посуетился, но вскоре карета уже была готова двигаться. На сей раз ее заняла Лирена, а Дин сел на коня. Ехать в экипаже вдвоем без служанки они, согласно здешним правилам приличия, не могли. Соответственно, Тубана тоже не пригласили в карету, но возница позвал его сесть на передок экипажа. Щелкнул хлыст, и отдохнувшие кони помчались в сторону Дагора.

Двери дома уже закрылись за мастером и Сореной, а Нелисса все переминалась смущенно на мостовой. Она и не ожидала, что просьба вызовет такую бурную деятельность.
– Я не хочу создавать проблем, – робко вставила девушка. Но эльф проворно взял своего старшего (определенно только по званию) товарища в оборот. Тот даже слова не успел сказать.
— Вы уж, леди, извините, он у нас к фламерам и эльфам-то не очень привык... – завершил уговоры маг. – Ну пошли, пошли, нечего тут думать!
Нелисса не представляла, из какой дыры надо вылезти, чтобы воспринимать представителей других рас как нечто странное, но, конечно, вслух на эту тему высказываться не стала. Да и стражник тем временем слегка исправился. По крайней мере, говорил он вежливо.
– Меня зовут Нелисса. Но, право, я вовсе не леди, – девушка лишь слегка улыбнулась, чтобы не шокировать собеседника своим набором зубов. Насчет леди вопрос, на самом деле, был очень спорным. Как Нагиса она могла считаться кехуанской дворянкой. Но, с другой стороны, девочка по фамилии Рэкта выросла в простой семье и к дворянству отношения иметь не желала. Тратить время на обдумывание таких мелочей Нель не стала, а кивнула по очереди каждому стражнику. – Очень приятно, Уильям, Галлад, Маркус.
Вообще, слова Уильяма показались ей забавными.
– Если хотите, в честь знакомства могу покатать вас по воздуху, – предложила она. – Только утром, если захотите после смены.
Они, должно быть, представляли собой странную процессию, кода шли по пустынным улицам города и затем – по гарнизону. Нелисса, не зная толком, как себя вести, если ты столь приметная персона, вежливо кивала часовым и негромко бормотала приветствия. Эльф привет ее к небольшому зданию неподалеку от казармы.
—Тубан жил в бывшей конюшне, которую мы должны были снести. Мы сами ему предложили её, когда стало ясно, что он желает помогать нам, – объяснил он. – Если верить ему, земляного пола вам достаточно...
Нелисса хотела от всей души заверить Галлада, что такое жилище ее более чем устроит, но тут в разговор вклинилось третье лицо.
—Ха-ха, да чтоб меня!.. Ещё один дракон! – провозгласил громкий, низкий голос.
– Здравствуйте, – только и смогла сказать Нелисса, поклонившись его обладателю. Драконица постаралась не пялиться на незнакомца, хотя существо следовало назвать по крайней мере интересным. Татуировки на его коже соседствовали с темными разводами, к тому же он явно не чувствовал холода. К своем стыду, девушка не смогла сообразить, к какой расе может принадлежать собеседник. Тем временем мужчины затеяли перепалку. А Нель неожиданно почувствовала себя частью большой веселой компании.
– Нелисса Рэкта. Очень приятно, сержант! – заверила она, не постеснявшись улыбнуться во все зубы. Девушка не смогла бы точно сказать, какое впечатление произвел на нее прямолинейный Гривус Гленн, и решила попросту принять его манеры как данность. Тем более, что грубоватый вояка явно был другом Тубана. Правда, на его шутливые упреки следовало бы отвечать долго и обстоятельно, а меж тем царила ночь… Но мужчины перебудили полгарнизона и, удовлетворившись этим, закончили обсуждение.
– Еще раз спасибо, Уильям! – только и успела сказать девушка вслед молодому командиру. Теперь с ней остался один Галлад – и, честно говоря, в такой компании было куда спокойнее.
– Да, надеюсь, утром мы обо всем еще поговорим, – согласилась Нелисса совершенно искренне. Она прилетела сюда меньше получаса назад, но уже чувствовала себя не совсем чужой. Все же у Тубана замечательные друзья…Спасибо, здесь очень удобно!
Старая конюшня действительно оказалась неплохим «логовом» – достаточно просторная, чтобы не отбить хвост или лапу, чуть-чуть повернувшись во сне, она все же создавала впечатление замкнутого, уютно-домашнего пространства. К тому же здесь жил Тубан… Свернувшись клубочком, Нель прикрыла глаза и постаралась представить, как лежал в этом домике ее любимый. Может быть, лежал вот на этом самом месте… Нелисса не удержалась – вытянула шею и потерлась щекой о ближайшую стену, которая, возможно, хранила прикосновения Тубана. Почему-то эта нечаянная связь через место ночевки показалась драконице донельзя трогательной… Вслед за этим Нелисса стала думать о том, где Тубан сейчас, не начал ли он уже волноваться, и сильно ли ей придется получить по длинной нагисиной шее за выходку с полетом. Несколько раз голодно облизнулась и снова подумала о Тубане: как он там, нашел ли, чего поесть после работы лошадью? Но ее размышления вскоре прервали. В конюшню пожаловал сержант Гленн.
— Примите-ка небольшой дар... От лица старого напарника Тубана, – объяснил он свое появление. Мужчина еще не успел открыть мешок, а Нелисса уже ощутила легкий знакомый запах. Рот немедленно наполнился слюной, мышцы живота почти свело.
– Даан и Шаафсин! – ахнула драконица. – Сержант Гленн, вы добрее всех ангелов Миста вместе взятых! Спасибо!
У Нелиссы едва хватило выдержки пожелать новому знакомому доброй ночи и дождаться, когда за ним закроется дверь. Как только это произошло, Нель вцепилась зубами в мясо. Когда с бедром, а заодно и с водой был покончено, она снова свернулась на земляном полу и едва не замурчала от удовольствия. После бешеной гонки через ночь вдруг оказаться в надежном укрытии, перекусить, лечь, расслабив усталые мускулы – что может быть прекраснее? Нелисса и сама не заметила, как уснула на мысли, что завтра ее ждет что-то хорошее.

43

Как он и сказал, Тубан не присматривался к предоставленной комнате. Он лишь оценил размеры и чистоту лежака — пожалуй, это даже кроватью сложно было назвать — и, сбросив большую часть одежды, упал на него.
Тело с непривычки остро реагировало на малейшую неровность, но дракон был слишком измотан, чтобы сейчас это помешало ему заснуть крепким сном без сновидений.

Казалось, прошло совсем немного времени, как в дверь требовательно постучали. Вернее, по всей видимости, стучали долго и настойчиво, но не решались зайти.
Стоило дракону шевельнуться, как вдруг сильной болью отозвались мышцы плеч и груди, и даже ног. Он даже удивился тому, насколько вчерашняя работа под упряжью оказалась непривычна для его тела!
Со стоном скатившись с постели и потянувшись за жилеткой, он буркнул, что скоро выйдет, и принялся неуклюже одеваться. Что ж, это пристанище не вызовет у него приятных воспоминаний — но оно хорошо справлялось со своей задачей, пусть дракон и изрядно за него переплатил!

Когда он спустился в обеденный зал, люди и эльф уже, видимо, давно были готовы.
Нелиссы не было.
Это обстоятельство всколыхнуло в нём смесь тоски с волнением, ведь они вообще не расставались с самого его прибытия в поместье Ханами — пусть Нелисса и устроила маленькую проверку, представившись именем прежней обладательницы тела. А тут ещё и рискованный полёт за помощью с готовым пробудиться эльвириумом. И ведь даже просто долететь до Дагора мало: будь вокруг хоть тысячи людей, эльфов, фламеров, ангелов да вампиров — несложно догадаться, какой выбор сделает злой дух, если окончательно пробудится в компании дракона!

Тубан слабо улыбнулся, поприветствовав охранников Лирены и лично Меррона, но тревожное чувство мешало ему расслабиться.
Тут как тут оказалась девушка, разносившая съестное между столов, и дракон отметил, что она тоже не так бодра, как вчера. Возможно, дежурила в ожидании возможных ночных гостей — но и без вопросов было понятно, что Нелиссы здесь нет.
"Всё ещё не решил, укусить тебя или поцеловать, когда появишься — но надеюсь, ты просто решила переночевать где-нибудь там." — думал он, когда наконец разносчица заметила и его.
Ну что, сударь, пивка?
Тубан медленно кивнул.
Большую кружку, и...Пожалуйста, принесите вот такой же завтрак, как у всех.

Наспех разделавшись с едой (Лирена, хоть и пришла позже всех, успела позавтракать быстрее), Тубан медленно, смакуя, принялся пить пиво. В этот раз напиток оказался совсем не таким, как в прошлый, отчего его давние подозрения об отравлении только окрепли.
Прислушавшись к своим ощущениям, дракон даже сделал вывод, что этот напиток может быть полезным: по телу разливалось приятное тепло, и даже боль в мышцах, казалось, немного утихла.
Вспомнив о ровном шуме в голове вместо телепатического контакта, он "прислушался" и к чувствам окружающих.
Отдых явно пошёл на пользу, и после вчерашней перегрузки он снова начал ощущать живых существ вокруг.
Вдруг подумалось, что именно так — шумом в голове — и описывают своё состояние после обильных возлияний двуногие. Так может, хмельное тоже стимулирует мысли, создавая нагрузку, которую разум не способен долго выдерживать?

Попрощавшись с персоналом трактира, дракон направился к собиравшемуся экипажу.
Лирена намеревалась ехать в столицу, и это его полностью устраивало: наверняка Нелисса отправится вдоль дороги, чтобы найти их.
Взъерошив волосы, Тубан немного подумал, но всё же согласился ехать, а не шагать в истинном облике. Правда, когда дело дошло до попытки взобраться к вознице, он подумал, что над ним пошутили: тело решительно отказывалось совершать даже такую простую работу, отзываясь болью и не слушаясь, и дракон подозревал, что люди могли бы об этом догадаться.
Однако возница, добрая душа, всё же помог ему устроиться, и их поредевшая процессия двинулась вперёд.
То ли по причине выпитого, то ли из-за усталости и тревоги — но Тубан чувствовал себя несколько подавленным, и лишь молча созерцал стелющуюся под копыта лошадей дорогу.

***
Утро в военном гарнизоне начиналось резко и шумно. Холодный, стылый воздух прорезался шумом открывающихся дверей и гулом голосов. Никто не переговаривался в полный голос — просто одновременно на улице оказались десятки представителей самых разных народов Миста, но, в основном, людей.
Уже через несколько минут после подъёма раздались первые зычные команды — и вокруг забегали, зазвенели обмундированием, застучали дверьми.
Только возле старой маленькой конюшни было чуть тише. Видя через щели в сооружении что-то большое, чёрное и поблескивающее, решительно все проходящие мимо военные оборачивались посмотреть и замедляли шаг.

... Ты, если всё время будешь так во всём сомневаться, сержанта нескоро получишь! Ну конечно, раз сам Татес послал тебя на встречу с подругой Тубана, её надо было встретить достойно! Глядишь, напомнит ему о нас, чтоб вернулся побыстрее. — наставлял невыспавшийся Лестер доложившего о ночном дежурстве Уильяма. С ними стоял ещё один сержант-десятник, только явно старше. Троица стояла возле главных ворот, посматривая на находящееся через плац "драконье логово".
Да чему ты мальца учишь? Я бы тоже сомневался, что вообще толк будет от этого знакомства. Драконы всегда были себе на уме. Небось, для него все шесть лет жизни у нас — это так, всё равно что тебе в корчме переночевать. Может, он и заявится через года два, да скажет, что славно прогулялся. А нас к тому времени сожрут тут! Ну вы видели, что началось, стоило дракону исчезнуть? И это ещё редкие магические напасти были! И это ещё всякие бандюки не пронюхали, что его здесь нет! И это ещё наши дражайшие Мэйны не решили "навести порядок" в Киане!
Так это ты, получается, доказываешь, что нам с драконами лучше? — усмехнулся Турм.
Я доказываю, что надо своими силами жить. А то расслабились мы. А ведь инквизиторы всегда говорили, что нельзя нам, людям, полагаться на долгожителей — плевали они на нас всегда, и плевать будут.
А мне вот она понравилась. Добрая, вроде. Думаю, если её попросить...—негромко сказал Уильям.
Его собеседник фыркнул и махнул рукой.
Спасла одного человека — спасибо ей, конечно. Но кто б нас всех спасал, кроме нас самих?
Воин направился в сторону столовой, куда как раз зашло его подразделение.
Лестер вздохнул.
Галлада, что ли, попросить с дракошей поговорить... Вот кто умеет соловьём заливаться, когда убедить в чём-то хочет...
Я сам поговорю. Кажется, я только что понял!—сказал вдруг Уильям, неопределённо взмахнув руками.
Сотник запустил пальцы под ремень, глядя сверху вниз на подчинённого, которого знал слишком хорошо.
Уильям Лонниган, уроженец севера Дагора, получил редкий врождённый дар — интуицию. Скромный, нерешительный юноша преображался, когда требовалось принять по-настоящему важное решение — и оно часто оказывалось верным настолько, что казалось пророческим. Однако при этом младший сын мелкого, но довольно чёрствого чиновника постоянно жил в страхе наказания за любую оплошность, за "неподобающее" поведение, за слишком "заумные" высказывания, пока отец (не без одобрения старших братьев) не отдал его в армию.
Здесь его дар отметили командиры, и парень даже стал десятником раньше срока.
Лоннигану удавалось многое, и сейчас Турм лишь кивнул.
Да... Раз чувствуешь, что так надо, то поговори.

Н-нелисса?
Он терпеливо сидел у выхода ближайшего здания, следя за конюшней, пока оттуда не показалась точёная голова драконицы.
Доброе утро! Это я, Уильям... —он поднялся ей навстречу. —Н-надеюсь, вам было удобно? И вам не очень помешал весь этот шум с утра?
Он помялся, но всё же поднял взгляд в жёлтые глаза. Впрочем, через секунду он снова смущённо отвёл глаза от чуждого существа.
Знаете, пока вы не привлекли много внимания... Ну, то есть, привлекли, но пока я могу сказать вам это с глазу на глаз... Нелис-са, я... Я хочу попросить вас кое о чём от лица всех нас. —Уильям с облегчением почувствовал, как мысли сами выстраиваются в порядок, подобный бороздкам ключа, единственно подходящего к закрытому замку. Осталось только как-то облечь их в слова...
Его речь становилась всё менее эмоциональной и более сжатой, и Лонниган знал, что это хороший знак — значит, его дар включился в работу.
Что-то мне подсказывает, что вы нездешняя. Если Тубан рассказал вам про свою жизнь здесь, то вы знаете, что за последние годы благодаря его помощи и известности в окрестностях Дагора стало спокойнее. Когда он улетел, произошло несколько магических напастей... Гибли люди. Инквизиция везде ищет виноватых, ищет врагов — и, видимо, донесла что-то до дворца. Уже полгода поговаривают, что нас готовят к войне с Кианом. А это значит, что он запросит помощь у Кёху. А у нас договор о взаимопомощи с Академией. Это кажется безумием, но...—воин наклонился чуть ближе — как будто он накануне не пытался держаться от дракона подальше. —У меня есть предчувствие, что мы встретились не просто так, и драконы что-то значат во всей этой истории. Пожалуйста, пусть Тубан вернётся сюда ещё хоть раз...
О, ты глянь! Только оставь этого малого без присмотра! Билли, не приставай тут к подруге нашего дракона, а то он тебе голову откусит!
Из столовой вышел Гленн-старший, на ходу затягивая на руках наручи, и его громкий голос заставил Уильяма вздрогнуть.
Утро доброе, Нелисса! Ну так что, расскажете нам о ваших приключениях? Присядем на дорожку...
Далеко позади него, у ворот, сержант Турм вздохнул, и направился к ним. Видимо, толком порассуждать о предчувствиях Уильяму не удалось, а это значило, что теперь он нескоро сможет вновь ухватить мелькнувшую мысль.
Приветствую! Меня зовут Лестер Турм. Я из старослужащих здесь, и помню тот самый день, когда к нам впервые пришёл на помощь Тубан. Я тоже с удовольствием послушаю, как вы здесь очутились, и где он сам... Надеюсь, наш очень шумный друг не помешал вам?
Улыбка на лице Лестера вышла чуть вымученной, потому что он с трудом скрывал досаду от, без сомнения, важной информации, которую хотел высказать Лонниган. Однако он был уверен, что драконица не сочтёт его чересчур неприветливым, а Гривус вообще слишком толстокож, чтобы заметить такие сложные оттенки эмоций.

Отредактировано Тубан (2017-12-28 00:04:53)

44

Веяло свежестью, даже холодом. Ранним утром бывает даже холоднее, чем среди ночи, а в разомлевшее ото сна тело морозец и вовсе вцепился василисковой хваткой. Ну да, на Кеху, острове достаточно теплом, всегда было неважно с отоплением. Кого, в самом деле, могут спасти от стужи комнатные жаровни-котацу? Особенно если стены в домах – тонкие-тонкие, едва ли не бумажные? Помимо холода в помещение проникал не слишком громкий, но отчетливый шум голосов. Еще не успев проснуться, Нелисса слегка поморщилась: да-да, ох уж эти тонкие стенки… Хотя обычно в этой части дома было все-таки потише. Девушка даже забеспокоилась: не приключилось ли чего в клане? Но как же не хочется открывать глаза… Пожалуй, в это раз она поваляется в постели, пока Совако не придет будить госпожу. Приняв такое решение, Нелисса сладко потянулась, не открывая глаз, и…
«Крылья, как они болят!» – была первая мысль. И в следующий миг драконица чуть не подскочила на своем ложе. Крылья? От удивления Нелисса совсем проснулась и сообразила, что она не на Кеху, потому и спит в истинном облике. Холодок просачивается сквозь щели в старую конюшню, где прежде жил Тубан, и галдят за стенами не ее соклановцы,  а его сослуживцы.
Нелисса еще несколько раз потянулась, выгибаясь, как кошка. Снаружи делать это было бы удобнее: здесь драконица все время боялась зацепиться за стену ил потолок – не безосновательно, кстати. Но она, смешно сказать, стеснялась многочисленной публики. Правда, из конюшни все равно пора было выбираться.
– Н-нелисса? – несмелый зов добавил ей решимости, и драконица вылезла из логова. Оглянулась в поисках источника голоса.
—Доброе утро! Это я, Уильям... — Вчерашний молодой десятник подошел к ней поближе. Вид у него почему-то был робкий, стражник даже заикался. —Н-надеюсь, вам было удобно? И вам не очень помешал весь этот шум с утра?
– Доброе утро, Уильям, – немедленно улыбнулась драконица (стараясь, впрочем, не переусердствовать с демонстрацией зубов). Потягиваться перед посторонними Нель не стала, но расправила ноющие крылья в надежде слегка размять их. – Ох, просто не знаю, как вас благодарить! Я ума не могла приложить, куда податься среди ночи в столице. Если бы вы не согласились принять меня…  А здесь очень удобно и спокойно. Так что, хотите с утра прокатиться под облаками?
Однако Уильям, как оказалось, пришел совсем по другой причине. Молодой мужчина стеснялся и опускал глаза, так что Нелисса, сама большая скромница, невольно почувствовала симпатию и желание приободрить его. Драконица слегка отступила назад и легла на землю, постаравшись не слишком разбросать крылья и хвост. Так собеседнику по крайней мере не требовалось все время смотреть на нее снизу вверх. Уильям как будто действительно успокоился, речь его стала более уверенной. Правда, смысл слов дошел до девушки не сразу.
– Вы надеетесь, что Тубан сможет спасти всех в гарнизоне, если вернется? Или… – золотые глаза загорелись интересом. Нелисса с трудом удержалась, чтобы не податься навстречу собеседнику. – Вы думаете, его приезд может как-то повлиять на ход событий в государствах? Уильям, это магия? Шестое чувство? Или что-то из ветки вероятности?
Годы, проведенные в Академии, давали о себе знать: к вопросам, в которых замешана магия, особенно – второй и третьей раскладки, Нель относилась очень серьезно.
—О, ты глянь! Только оставь этого малого без присмотра! – басовитый голос грянул, как гром с ясного неба. – Билли, не приставай тут к подруге нашего дракона, а то он тебе голову откусит!
Гривус Гленн моментально разгадал характер отношений Нелиссы с драконом… или это же всем здесь было ясно, как день даанов, просто сержант оказался самым откровенным? Девушка с трудом отделалась от недовольства: ведь она не успела дать Уильяму самый важный ответ. Но драконица сдержала эмоции и улыбнулась, повернув голову к мужчине.
– Доброе, сержант Гленн! Спасибо за вчерашнее! Конечно, присоединяйтесь к нам.
Словно учуяв интересный разговор, от ворот подошел еще один стражник. Пришлось снова произносить положенные приветствия и заверения в своей приязни. Девушка утешилась мыслю, что все это – игры карпов в прозрачной воде, если сравнивать с тонкостями кехуанского этикета.
– А мне было бы интересно побольше узнать о том, как он присоединился к вам и жил здесь, – тихонько заметила драконица. – Надеюсь, вы согласитесь принять нас с Тубаном в гостях в гарнизоне еще раз, и тогда вы вспомните эти времена, а я послушаю…
При этом Нель слегка стрельнула глазами в сторону Уильяма: по крайней мере, она намекнула десятнику, что Тубан намерен приехать в гарнизон.
– А пока… Первым делом должна сказать, что обвинения со стороны сержанта Гленна были совершенно напрасными, и Тубан действительно направился в Академию, – начала она свой рассказ. Нелисса предупредила слушателей, что история достаточно сложна и запутана, поэтому она не станет рассказывать всего. Под этим предлогом девушка опустила тот незначительный факт, что не всегда была драконом. Начнешь говорить об этом – и покатишься, как по обледенелой мостовой Академии: поневоле придется выкладывать все. Даже если не называть имен, такие истории рано или поздно могут плохо отразиться на судьбе Нагисы Ханами. К тому же Нель не знала, хочет ли Тубан, чтобы его проблемы с крыльями стали известны старым друзьям. Может, ему будет неприятно, если она передаст эту новость? В итоге Нелисса сообщила о путешествии к Древу, не выдавая его цели. С острова ее якобы без разрешения отправили на Кеху. А ящеру (тут уже была чистая правда) пришлось искать Нелиссу, даже не зная, жива ли она. Все это девушка рассказала вкратце, решив, что переживания влюбленных мужчинам не особенно интересны. Зато не забыла описать приключение с алхимиками.
– От Древа Тубан в придачу к мечу получил еще и щит, – поведала она под конец, позволив себе нотку юмора. – И задание помогать всем, кто об этом попросит, в течение ближайших месяцев. Правда, он все так же проводит большую часть времени в истинном облике, а щит носит, как нагрудник… Кстати, а кто подарил ему меч?
Едва ли последний вопрос имел какой-то смысл, но Нелисса не смогла удержаться: нахлынули воспоминания о том, как она таскала тяжелую железяку за драконом.
– Сейчас мы летим на юг Дагора, чтобы повидать мою семью, но столкнулись с путниками, которым нужна была помощь, – Нель кратко пересказала историю с эльвириумом, постаравшись не заострять внимание на том, почему в полет отправилась она, а не Тубан. – Потом мы планировали отправиться на север. И хотели заехать к вам, если, конечно, позволите…
Хотя Нелисса сократила все, что только можно, рассказ вышел достаточно длинным. Оставалось надеяться, что слушателей, многие из которых ночью не спали, он не утомил – или что девушка не слишком отвлекла стражников от дел. Впрочем, и самой драконице уже не помешало бы отправиться в путь.
– Ну что, Уильям, пару кругов по воздуху? – предложила Нелисса в третий раз. – Раз уж у этого гарнизона особые отношения с драконами, стоит и вам привыкнуть к нам.
Помимо прочего Нель хотела сказать молодому стражнику кое-что, что казалось ей важным. Но заводить этот несколько задушевный разговор при сержанте Гленне она стеснялась, а потому надеялась перекинуться несколькими словами во время полета. И, кстати, выведать дорогу к дому мастера Карестера. Нельзя же улететь, не выяснив, удалось ли ему помочь Сорене?

Отредактировано Нелисса Рэкта (2017-12-02 18:15:21)

45

Утро постепенно вступало в свои права, а жизнь в гарнизоне шла по привычному распорядку. Этот распорядок, казалось, не слишком-то испортило отсутствие обоих сержантов-сотников и одного из десятников: среди солдат всегда были назначены заменяющие.
Правда, вся вертикаль командования отрядами испытывала одну трудность. Размером около четырёх метров, чёрную и в чёрной чешуе.
Саммер! Что, десять минут не можете собраться в строй? — на миг отвлёкся от рассказа драконицы Гривус Гленн, грозно шагнув навстречу одному из своих подчинённых.
Один из солдат поспешно кивнул и принялся подгонять соратников, которые вышли из столовой и откровенно пялились на необычную гостью, подслушивая по мере возможности.
Пока Нелисса рассказывала, мимо них то и дело проходили отряды. Несмотря на кажущееся обилие народа, как на рыночной площади, все передвижения были упорядочены и имели цель.
Кто-то, одевшись в неуклюжие деревянные латы, оттачивал мастерство фехтования деревянным же оружием — судя по возрасту этой группы, здесь были те, кому боевое оружие пока не доверяли.
Кто-то уже в настоящих боевых латах преодолевал разные препятствия на огороженном участке — при этом несколько бойцов, казалось, жульничали: со стороны было явственно видно, что их движения не соответствуют скорости перемещения по лестнице, приставленной к стене. Впрочем, взлетев на стену, солдаты синхронно обернулись — и сразу несколько их напарников точно так же воспарили к вершине.
Под навесом, примыкающим краем к конюшне, тренировались лучники. Прямо за хвостом Нелиссы постепенно собралось человек семь, которые нарочито медленно выбирали себе луки у стойки, перешёптываясь и прислушиваясь.

Судьба их соратника-дракона интересовала тех, кто его помнил — хоть их и осталось уже меньше, чем при его убытии. Остальным же просто было любопытно рассмотреть вблизи драконицу, которая улеглась прямо на землю и вела свой рассказ.

Правда, особый интерес был у Уильяма Лоннигана. Юноша знал: неспроста ему кажется, что эти драконы — один знакомый ему лишь по рассказам, другая знакомая лишь со вчерашнего вечера — важны. Он пытался увязать в слова разрозненные осколки мыслей, но и упускать детали рассказа Нелиссы ему тоже не хотелось.

Он решился сесть только после того, как сели прямо на крыльцо старшие по званию, и теперь задумчиво то теребил ремень, то поправлял наручи, но его взгляд был неотрывно прикован к жёлтым глазам на чёрной симпатичной мордочке. Что-то в облике говорящей драконицы вызывало отклик упущенной было мысли: да, она должна говорить, вот в таком виде что-то пойдёт лучше...

Наконец, она завершила рассказ, заверив их, что они с Тубаном намерены вернуться в Дагор.
Уильям кивнул, одобряя это решение, а Лестер и Гленн заулыбались.
И тут все взоры обратились на него.
Ну что, Уильям, пару кругов по воздуху?
Юноша стянул наруч так, что чуть не порвал кольцевое плетение.
Я... П-по воздуху?
Ко многому готовила его военная служба... Но не к такому!
Раз уж у этого гарнизона особые отношения с драконами, стоит и вам привыкнуть к нам.
Драконица была вполне дружелюбна... Даже как-то по-особому, женственно мила, — но Лонниган чувствовал себя ровно так же, как если бы она вдруг оскалила перед ним свои внушительные зубы и попыталась его съесть.
А что, хорошая идея! Не бойся! Меня Тубан тоже как-то носил на себе — правда, я тогда получил дубиной по куполу и почти ничего не помнил — но страшно, вроде не было! — ободряюще заявил Гленн.
Пронёсся глухой шёпот. Солдаты вокруг, державшиеся на почтительном расстоянии, старательно делали вид, что занимаются своей повседневной деятельностью, но совершенно безуспешно. А на стену, где тренировалось всего два десятка, теперь взбиралось ещё столько же.

Уильям понял, что отказаться нельзя. Да и было что-то успокаивающее в тоне Нелиссы, как будто полёт — совершенно обычное явление, всё равно что пропустить с другом по кружке пива...
Он приложил массу усилий, чтобы сохранить бесстрастное выражение лица.
Хорошо, я... Попробую.
Он шагнул к Нелиссе... И вновь в нерешительности остановился. Теперь ему надо как-то залезть на неё? Вот прямо так — взять за шею и подставленное плечо, подтянуться — и сесть? Но...
Да смелее, не упадёшь! Помочь, что ли? — Лестер с трудом сдерживал смех. Он вознамерился было прийти на помощь юноше, но Гленн опередил его.
Ух, Татес, пощади душу этого оболтуса — ни женщины не трогал, ни дракона, а тут, понимаешь... —сквозь зубы процедил сержант, подтолкнув Уильяма вверх за ремень татуированной ручищей. —Два в одном! Ну, удачного полёта!
Было видно, что он едва не хлопнул машинально драконицу, как лошадь, но сдержал движение. Те из солдат, кто уже давно следил за разворачивающейся сценой, уже не стесняясь хохотали, чем и привлекли внимание сержанта.
А вы на что уставились!? Думаете, я про вас забыл? Повезло вам, что капитан Кратс уехал! А может, и наоборот!
Оба сержанта направились по своим частям гарнизона, а Уильям, устроившись на указанном ему месте у основания шеи драконицы, примеривался, чтобы за что-нибудь взяться.
Не найдя ничего, кроме коротких шипов перед собой, он осторожно взялся за них.
Нелисса? Я готов... Т-только не дёрни шеей вверх, а то здесь шипы... И не урони меня.

... Едва гарнизон оказался внизу, десятник почувствовал себя спокойнее. Он сам удивился тому, что, как только разгадал манеру движения этого существа, перестал бояться. Возможно, его убедила уверенность товарищей, возможно — уверенный тон самой Нелиссы, а возможно — то же предчувствие, которое всегда предупреждало его об опасности, но сейчас молчавшее.
Всё отлично! Можно пролететь подальше, над всем городом? Посмотреть бы на него весь сразу!
Приходилось кричать, перекрикивая ветер. Воздуха не хватало. Но эти неудобства казались незначительными на фоне ощущения простора и свободы.
Так вы спрашивали про мою магию?! — почему-то он снова перешёл на "вы".
К сожалению, это не вероятности. Хотел бы я... Ими управлять. Но нет, у меня всего лишь интуиция. Зато какая!
Было, пожалуй, ещё одно важное преимущество в полёте: здесь можно было поговорить практически наедине, не опасаясь посторонних ушей или не слишком тактичных комментариев.
Уильям облизал пересохшие губы и чуть наклонился вперёд. Ушей у дракона он не видел, но подозревал, что они находятся там же, где и у остальных существ.
Я говорил про ухудшение отношений с Кианом. Так вот, когда я услышал... Про Тубана — я почувствовал, что нам он нужен. А как только увидел вас — вы же с Кёху? — я подумал... Что вы двое — он из Дагора, вы с Кёху — можете всё изменить. И вот ещё пока вас слушал — я понял, что вы должны говорить. Ну, хоть не сражаться!
Он оторвался от драконьей шеи и осторожно подставил ладони потокам воздуха, отпустив шипы.
Это всего лишь ощущения. Я не могу предсказать то, чего не вижу! Поэтому я прошу... Вернуться сюда обоим при случае. Только... Если вы вместе, то почему разошлись по дороге? И потащили эльвириума одна?

Отредактировано Тубан (2017-12-28 00:11:41)

46

Двор гарнизона оказался гораздо более оживленным, чем предполагала Нелисса. Справа, слева, за стеной – всюду маячили солдаты. У девушки создалось навязчивое ощущение, что ее слушает гораздо больше ушей, чем шесть офицерских. К тому же драконица теперь даже двинуться боялась. Одно неловкое движение лапой или хвостом, и… (не факт, что Нелисса могла бы что-нибудь сбить – факт, что ей так казалось). Поэтому, несмотря на интересную беседу, Нель была рада возможности подняться в воздух. А вот ее предложение к Уильму явно произвело больший фурор, чем драконица могла ожидать. Нелисса, вообще-то, была уверена, что старшие товарищи десятника – и сержант Гленн, и Галлад, и Лестер Турм не раз летали на спине Тубана. Ведь ей-то он предложил прокатиться всего через полдня знакомства… Но, видимо, с остльными ящер бывал не столь щедр.
Если бы в течение следующих нескольких минут в гарнизон заглянул посторонний, он бы решил, что солдаты поголовно свихнулись – такой хохот стоял во дворе. Нелисса даже огорчилась, что вообще затеяла катание на драконах: ей ведь вовсе не хотелось выставить молодого десятника на посмешище. Интересно, эта компания и вокруг моего первого полета на Тубане развела бы непристойное веселье? Наконец, подталкиваемый робкими ободрениями драконицы и куда более решительными руками товарищей, Уильям влез к ней на спину.
– Не бойся, я часто летаю со всадником на спине, – постаралась Нелисса успокоить десятника. Вслед за ним девушка тоже нечаянно перешла на «ты». – За эти шипы можно держаться, только осторожно. Я не буду летать слишком быстро.
Сейчас, когда девушка впервые собралась катать кого-то чужого, непривычного к полетам, она особенно ярко вспомнила собственное знакомство с небом. Ах, как это было волшебно… Постаравшись оттолкнуться как можно легче, она заработала крыльями. Сделала широкий круг над гарнизоном, одновременно набирая высоту и давая стражнику время привыкнуть. Обернулась и, точь-в-точь как Тубан когда-то, спросила:
– Не страшно?
—Всё отлично! Можно пролететь подальше, над всем городом? Посмотреть бы на него весь сразу!
– На весь сразу не получится, слишком велик. Я тут того и гляди потеряюсь, – призналась она, тем не менее, забирая в сторону от стены гарнизона. – Но кое-что мы посмотрим.
Наверное, Нель летела даже слишком медленно и низко. По крайней мере, Уильям привык к полету куда быстрее, чем она в свое время, и вспомнил о прерванной беседе.
—Так вы спрашивали про мою магию?! К сожалению, это не вероятности. Хотел бы я... Ими управлять. Но нет, у меня всего лишь интуиция. Зато какая!
– Дар интуиции зависит от энергий пространства, времени и порядка. Это вторая раскладка, – откликнулась Нелисса, почти не задумываясь. Мастер Геради считал, что нельзя стать хорошим магом, не имея широких теоретических познаний даже за пределами своей области, поэтому подобные вещи девушка выучила еще в первый год. – Тут нечего стесняться. Особенно если дар сильный и есть опыт…
Словно поверив из-за этих слов в свои силы, Уильям продолжил рассуждать. И сообщил такое, что драконица чуть не заложила крутой вираж.
– Ты серьезно? У нас есть надежда?! – резко выдохнула она, забыв, что вообще-то пока на «вы» со стражником. – Держись!
И Нелисса все-таки сделала рывок, пусть и не такой резкий, как собиралась вначале. Вверх, изогнуть крыло, потом другое, так что земля качнется внизу… Выровняв полет, она немного успокоилась и постаралась объясниться.
– Я как раз надеялась сказать одну вещь. Вы правильно угадали, я урожденная кехуанка, – это трудно было назвать правдой, однако ложью - еще труднее. – Но детство я провела в Дагорской провинции, а последние несколько лет училась в Академии. Каждой из этих стран принадлежит часть моего сердца. Если есть надежда предотвратить войну между ними, то для этого не найти союзника надежнее меня. Так значит, нам с Тубаном предстоит вести переговоры?
—Это всего лишь ощущения. Я не могу предсказать то, чего не вижу! – пошел на попятный Уильям. Впрочем, он и так успел определить немало. Не каждый мог бы столько почувствовать, пользуясь врожденным даром. – Поэтому я прошу... Вернуться сюда обоим при случае. Только... Если вы вместе, то почему разошлись по дороге? И потащили эльвириума одна?
Нелисса чуть заметно оглянулась. А этот молодой стражник довольно проницателен, раз заметил слабое место ее истории. Или остальные тоже почуяли неладное, просто не успели спросить? Впрочем, обладателю шестого чувства, наверное, не лишне будет знать иные подробности…
–  Я не хотела говорить остальным, но это может оказаться важно… – пробормотала она наконец. Ветер подхватил слова и донес их всаднику. – Я рассказала, что Тубан получил от Древа щит и задание. Но оно взяло кое-что взамен, в качестве гаранта. В данный момент Тубан не может летать.
Слова звучали горько и немного суховато. Чтобы как-то сгладить эффект, Нелисса улыбнулась и заявила повеселее:
– Хотя в этот раз я просто схватила эльвириума и сделала крылья прежде, чем он догадался, в чем дело. Думаю, когда вернусь, получу за это хороший выговор…
Нелисса плавно развернулась, намереваясь по широкой дуге вернуться назад.
– Кстати, не подскажете, где дом того мастера? – спросил она уже на полете к гарнизону. – Что-то не уверена, что найду его…
При виде черной тени стражники, успевшие заняться своими делами, брызнули в стороны. Нелисса деликатно приземлилась, извиняясь на ходу за доставленное всем беспокойство.
– Как ощущения? – спросила она Уильяма.
Последовало достаточно краткое, но дружеское и теплое прощание. Пользуясь указаниями, Нель довольно быстро увидела башню (сияние на ее вершине не было заметно из-за солнечного света). К счастью, на улице перед домом мастера оказалось не слишком много прохожих. Те, что были, конечно, кинулись наутек. Но делать нечего – пришлось осторожно постучать когтем в дверь. К счастью, открыл вчерашний парнишка с лиловыми волосами. Он довольно смело сообщил, что мастер еще спит после ритуала, а вот сударыня Сорена уже проснулась и, конечно, жива-здорова. На сей раз выпрашивать подачку он не стал, а сразу согласился позвать гостью. Это было удачей: солнце поднималось все выше, и Нелиссе не терпелось двинуться в обратный путь. Тубан наверняка уже начал волноваться.
– Здравствуйте, – робко сказала женщина, выглядывая из-за двери. В присутствии дракона ей явно было неуютно. Под глазами у Сорены темнели круги, но не такие страшные, как вчера – видимо, она просто не выспалась.
– Доброе утро, сударыня, – вежливо кивнула Нелисса. – Вы этого не помните, но вчера я, по просьбе госпожи де Трет, доставила вас сюда.
– Лирена? Госпожа Лирена… – женщина даже шагнула вперед из-за двери, забыв о страхе. – Она здорова? С ней все в порядке?
– Насколько я знаю, да. Сейчас я намерена вернуться, чтобы разыскать своего друга, который остался с ней. Хотите вы полететь со мной?
Не нужно было обладать даром телепатии, чтобы увидеть, как Сорена буквально разрывается на части. Наконец, привязанность к госпоже возобладала над страхом и женщина кивнула. После недолгой подготовки ее усадили к Нелиссе на спину, и драконица поднялась в воздух.
На сей раз лететь пришлось довольно низко и медленно. Во-первых Нель берегла всадницу, во вторых – высматривала нужные повозки. А с наступлением дня экипажей на дороге оказалось немало. Не те, опять не те… За такими заботами девушка не сподобилась даже поговорить с Сореной. Но вот, наконец, на дороге мелькнул экипаж, показавшийся Нелиссе знакомым. Она сделала для надежности круг над каретами, затем немного вернулась, и, приземлившись впереди кортежа, двинулась к нему пешком.

47

Прощание с крылатой гостьей было недолгим, но душевным. Сержанты ненадолго ещё раз отвлеклись от своих дел, чтобы дать Нелиссе полушутливые наставления и заверения в хорошем приёме хоть сразу двух драконов — для этого предусмотрительный Лестер Турм даже предложил задействовать кое-какие связи, чтобы иногда списывать "преждевременно испортившееся" сырое мясо. Лишь Уильям, оправившийся от новых впечатлений, выглядел задумчивым и чуть отстранённым. Он очень надеялся, что после недолгого разговора получит хоть какую-то новую зацепку в истолковании своего предчувствия, но тщетно. Обнадёживало лишь то, что предчувствие касательно драконов и отведения угрозы беды было спокойным — значит, дело не коснётся битвы или какого-то смертельного риска. Юноша поблагодарил Нелиссу и махнул на прощание рукой.
От погружения в свои мысли его отвлёк басовитый голос Гривуса.
Хм, ребята, я что-то не могу вспомнить... А какая фамилия у нашего Тубана?
Никакой. Они же не ведут родословную, не живут семьями.—пожав плечами, отозвался Лестер.
Так, погоди! Если она кёхуанка, то почему у неё фамилия дагорская?

***

После раннего принудительного подъёма Тубан чувствовал некоторую слабость. Во всяком случае, ему и в голову не приходило винить в этом пиво. Он пытался следить за небом в поисках крылатой фигуры — но вскоре сам не заметил, как задремал. А молчаливый возница и не пытался занять его разговором.
Процессия двигалась не слишком быстро, а лёгкое покачивание действовало успокаивающе, так что ему ничто не мешало. Впрочем, казалось, что человеческое тело может устать даже сидя — и Тубан иногда просыпался, чтобы сменить позу, хоть это и не могло избавить от главного источника неудобства — боли в мышцах.
В какой-то момент он вдруг открыл глаза — и увидел в посветлевшем в сравнении с прошлым днём знакомый крылатый силуэт.
Возница тоже дремал, держа намотанные на запястья поводья — иначе он наверняка как-то отреагировал бы.
Тубан почувствовал, как радостно встрепенулось сердце, стряхнув остатки сна, стылого холода и тягучего взволнованного ожидания.
Он чуть неуклюже спрыгнул со своего места и отбежал на пару шагов в сторону, после чего на ходу перекинулся в истинный облик.
Магия превращения отозвалась охотно, но источник боли в теле, казалось, разросся вместе с ним. Напало и притаившееся с ночи чувство голода, ставшее совершенно невыносимым.

Однако это не могло приглушить радость и облегчение Тубана. Дракон, даже не дав Нелиссе толком приземлиться, с разбегу набросился на неё, заключив в объятия — и только замеченная в самый последний момент перед столкновением пассажирка заставила его чуть притормозить.
Нелисса! У тебя всё получилось!
Впрочем, через миг он чуть отстранился и заявил:
Ты же ничего не объяснила мне! Это было опасно, а ты даже не захотела посоветоваться! Вот в следующий раз не отпущу...— он шутливо ухватил её на миг зубами за шею.—Ладно, на самом деле я рад, что ты оценила свои способности правильно и смогла помочь!
На миг они оказались очень близко — и Тубан испытал почти осязаемое желание обнять её ещё крепче и поцеловать — ведь, казалось, выразить чувства словами сейчас недостаточно. Но по шуму сзади он понимал, что внезапное превращение внесло сумятицу в мерное движение их колонны, и сейчас все взоры направлены на них.
Это обстоятельство чуть смутило его, и он наконец отступил на шаг.
Сорена, поздравляю с возвращением! Сам Татес послал нас к вам! И, кстати, не только ради вашего спасения... Нель, у меня, кажется, есть новости и о... О твоей родне! Я только надеюсь, что представится удобный случай поговорить.
Несмотря даже на охватившие его эмоции, Тубан заранее решил, что не будет во всеуслышанье раскрывать важную деталь происхождения обеих девушек.

48

Погода удалась на славу. Небо больше не затягивал сплошной покров туч, и, хотя облака толпились на нем в изрядном количестве, солнце успевало проглядывать в прорехи, и косыми лучами золотило пейзаж. Нелисса не сразу оценила это великолепие: она уже привыкла к живописной Академии, где с середины осени до середины весны либо валил густой снег хлопьями, либо трещали под чистыми бездонно-голубыми небесами безжалостные морозы. Лишь позже драконица вспомнила, что для промозглой Дагорской зимы такая погода – почти невозможный праздник. Правда, праздник – не праздник, а солнечные лучи здорово слепили девушку и мешали рассматривать кареты на дороге. К счастью, нужные экипажи она не пропустила.
– Держитесь, Сорена, сейчас мы приземлимся, – предупредила она всадницу, заходя на посадку. – Впереди на дороге экипаж де Трет.
Уже опускаясь на землю, Нелисса увидела, что к ней летит – к сожалению, не по воздуху, на крыльях, а по земле, только очень-очень быстро, – крепкий ящер в зеленоватой чешуе. Через секунду он с криком «Нелисса! У тебя всё получилось!» постарался схватить Нель в охапку. Сорена на спине у драконицы оглушительно завизжала.
– Тубан, Тубан, тише, – нежно засмеялась девушка и слегка прижалась к нему, стараясь в то же время не уронить пассажирку. – Я тоже рада, что ты в порядке…
—Ты же ничего не объяснила мне! Это было опасно, а ты даже не захотела посоветоваться! – осыпал ее торопливыми возгласами дракон, но все-таки отстранился. Нелисса, пользуясь этим, пригнулась к земле.
– Пожалуйста, сударыня, спускайтесь. Ваша госпожа чуть впереди по дороге…
Это, собственно говоря, можно было уже не добавлять: на прямом, без поворотов, тракте, без труда различался экипаж. Над подмерзшей землей разносилось гиканье возницы – он подгонял коней, чтобы скорее преодолеть оставшееся расстояние.
   – Вот в следующий раз не отпущу... – пригрозил тем временем Тубан и внезапно схватил Нелиссу зубами за шею – не больно, но неожиданно, так что драконица ахнула, а потом рассмеялась.
– Все равно ничего лучше мы бы не придумали, надо было просто взять и сделать, – пробормотала она и снова прижалась к дракону, с удивлением понимая, что за неполный день соскучилась по нему. – Ведь все получилось…
Правда, обнять Тубана как следует она не посмела: на дороге изрядно прибавилось народу. Карета Лирены под оглушительный цокот копыт подкатилась к ним, и хозяйка уже выпрыгивала наружу, не дожидаясь, пока кто-нибудь из мужчин спешится и подаст ей руку. Сорена так же стремительно кинулась к госпоже, едва успев ответить нечто невразумительно-вежливое на приветствия дракона.
– Нель, у меня, кажется, есть новости и о... О твоей родне! Я только надеюсь, что представится удобный случай поговорить, – радостно сообщил тем временем ящер. Нелисса от удивления даже сказать ничего не смогла: трудно представить, чтобы Пайрис или Римена Рэкта оказались в этих местах. Или Тубан ненароком встретил кого-то из ее не слишком многочисленных двоюродных братьев или сестер, с которыми сама Нель и в былые времена виделась спасибо если раз в год? Драконица с неуверенной улыбкой обвела столпившихся на дороге существ взглядом, но не увидела ни одной знакомой фигуры. Ближе всех к ним стояли Лирена и Сорена. Впервые увидев женщин вместе при ярком солнечном свете, Нелисса внезапно подумала, что служанка и госпожа до странного похоже. Волосы Сорены уже посеребрила седина, но до этого они, верно, были такими же блестяще-каштановыми, как у баронессы. И некое сходство в чертах лица… Но право, не может же горничная быть родственницей своей госпожи?
Так и не увидев ничего более примечательного, Нель вопросительно посмотрела на Тубана: что, мол, такое?

49

Превращение тем временем давало о себе знать ещё сохранившейся болью в мышцах, а также чувством голода.
Тубан редко доводил себя до такого состояния, понимая, что когда инстинкты берут над разумом верх, дракон начинает вести себя не очень подобающим образом... К слову, упомянутый накануне случай кражи коровы посреди бела дня из явно хозяйского стада — яркое следствие такого "помутнения".
Сейчас его переполняла жажда деятельности. Хотелось взмыть в воздух, найти добычу — и поглотить её, пополнив свой запас энергии. Но вместе с тем — он предвкушал удовольствие от раскрытия интересной цепочки событий, которая привела их всех к этой встрече.
Выбрав всё же более спокойное действие, Тубан, едва не подпрыгивая от нетерпения, увлёк с собой Нелиссу.  При этом он так и не отпустил плеча драконицы, и теперь сноровисто прыгал на трёх лапах, направляя её в сторону от дороги.
Пойдём-пойдём. Лирена, попрошу тоже составить нам компанию! Я предложил бы тебе самую необычную охоту в твоей жизни — в компании двух драконов... Но я что-то не видел у тебя лука и охотничьего костюма.
Он одарил девушку улыбкой, и бросил взгляд на обоз. Сорена чуть отстала от баронессы, и теперь выглядела совершенно ничего не понимающей. Дракону было даже немного жаль её, но он боялся говорить о делах столь деликатных в присутствии кого бы то ни было.
Это не займёт много времени! Будет ещё возможность обстоятельно всё обсудить... Но сейчас-с-с...— он наконец выпустил плечо Нелиссы и облизнулся. —Лично я намерен выдать все тайны за пять минут, а потом убежать на охоту. Нель, кстати, если ты только не успела поохотиться без меня, то убегать-улетать будем, пожалуй,
вместе!

Отойдя шагов на пятьдесят, Тубан остановился.
Он попытался заговорить спокойно, но блеск глаз и порывистость движений выдавала его состояние. Хвост дракона  изредка взмахивал в стороны.
Я скажу вот что: Нелисса, помнишь, ты рассказывала о своём отце? Об отце по крови, я имею в виду. Так вот,
ты оказалась не единственной дочерью господина ла Мети.

Рогатая голова опустилась до уровня невысокой девушки, и дракон, снизив голос, добавил:
Ты, Лирена, стала той дочерью, которая была нужна Альберу, и которую он любил, как свою... Я надеюсь. А Нелисса росла, называя отцом другого человека. И тем не менее, вы действительно сёстры. Так что наша чудесная встреча действительно будто запланирована свыше! И надеюсь, она положит начало довольно странной "дружбе семьями" между драконами и людьми!

50

Тубан был взволнован, даже перевозбужден, и совершенно точно обрадован, но Нелисса никак не могла понять, чем это вызвано. Похоже, причина крылась не только в ее возвращении. Оставалось лишь растеряно улыбаться и идти следом, стараясь попасть в ногу со спутником. Хотя тому приходилось довольно забавно прыгать на трех лапах, Нелиссе нравилось, что Тубан придерживает ее за плечо. К тому же она и правда не отказалась бы поохотиться: вчерашнее угощение от стражников подкрепило ее силы, но после дневного перелета желудок отчетливо требовал новой порции мяса. Правда, ящер зачем-то потащил в лес и баронессу. «Хочет съесть юную деву?» — хихикнула Нель иронически. За Лиреной хвостиком бросилась ее служанка, непрестанно призывая госпожу быть осторожнее и не споткнуться. В платье дворянке определенно было неудобно протискиваться через кусты и перешагивать сучья, но она даже не подумала воспротивиться. Хотя судя по шуму, который производила вполне хрупкая особа, лука и охотничьего костюма у нее не было не только в возке, но и в принципе.
Когда странная компания отошла от дороги, Тубан с довольно торжественным выражением морды повернулся к спутникам. Нель насторожилась, демонстрируя полную готовность слушать.
—Я скажу вот что: Нелисса, помнишь, ты рассказывала о своём отце? Об отце по крови, я имею в виду. Так вот, ты оказалась не единственной дочерью господина ла Мети, — сообщил ящер, взволнованно поводя хвостом.
Зимой гроз не бывает. Даже в Дагоре, где мокрый снег нередко сменяется ледяным дождем. Но произнесенное имя имело такой же эффект, как удар молнии. Нелисса застыла в немом изумлении. Не оттого, что Тубан сообщил столь уж неожиданную новость – для дворян не преступление иметь нескольких бастардов. Девушка с удивлением осознала, что… забыла о кровном человеческом отце. Тупая игла неприязни к тому, кто бросил ее, словно вещь, а затем так же задумал вернуть, много лет царапалась где-то на грани сознания Нелиссы. Но покинула ее вместе с телом, которому тот человек дал жизнь. А может, этому чувству больше не было места рядом с виноватой преданностью Хамелеонам, любовью к Тубану, страхом перед грядущей войной.  Как бы то ни было, все ниточки, связывавшие ее с Альбером ла Мети, теперь оборвались. Но до чего же странно было слушать вдохновенную речь Тубана! Сперва Нелисса просто удивлялась, а затем в ней стало закипать и возмущение. Ее любимый, такой умный, даже мудрый, такой внимательный… нес какую-то образцовую чушь! Да она и в былые времена не разделила бы его радости от встречи с «сестрой»!
— Чрезвычайно мило, — выдавила драконица наконец. В ее сухом, холодном тоне уж точно не было ничего, что можно было бы назвать «милым». – Не думаю, что нам с госпожой баронессой есть, о чем говорить. Если не возражаешь, я полечу вперед и постараюсь подыскать нам дичи.
В другой ситуации Нелисса еще подумала бы, стоит ли взлетать из-под лесной сени. Но места хватило для первого, половинчатого взмаха крыльев, и она взмыла в воздух, не обращая внимания на то, что обломала несколько веток.
— Господин Тубан, — растеряно окликнула ящера Лирена, стараясь не подать виду, что обескуражена холодным откликом. – Надеюсь, вы все же вернете госпожу Нелиссу к нам? Мы с ней не выяснили важный вопрос…

51

Тубан моргнул, но остался неподвижен, когда Нелисса вдруг отмахнулась от новости и немедленно бросилась в полёт. Только хвост его продолжал подрагивать, и окажись на его пути какое-нибудь препятствие — костяной нарост на кончике хвоста впечатался бы в него с силой.
Его раздосадовал не безразличный ответ драконицы, а скорее, то, что он сам ошибся.
Постепенно улучшающаяся погода, предвкушение славной охоты и даже тёплое, нежное чувство, постоянно подогревающее его изнутри чуть ли не с самой встречи с Нелиссой — всё это не давало ему всерьёз расстроиться, но Тубан понял, что сделал что-то не так.
Наконец он шевельнулся, вновь опустив голову к Лирене.
Верну! В конце концов, Меррон, конечно, славный парень, но свой щит и меч я ему подарить не могу. Однако...
Пожалуй, сперва мы всё-таки поохотимся, пока я не покусал кого-нибудь. Это всегда приводит нас в доброе расположение духа! Но, прежде, чем вы сделаете выводы...
—он окинул взглядом пожилую служанку и баронессу, заодно отметив, что они выглядят в чём-то похожими — причём в них обеих сходства друг с другом больше, чем с бывшим обликом возлюбленной. —Я лишь повторю, что наша история очень запутанна, и я не могу раскрыть её всю. У Нелиссы есть причины не считать Альбера ла Мети своим отцом, и то обстоятельство, что он бросил её ещё до рождения — даже не единственная причина. Теперь же я всё-таки откланяюсь... На какое-то время.

Он резво развернулся, но вдруг остановился, взрезав когтями землю.
Но просто подружиться нам, в любом случае, никто не помешает. И, если что, предложение с похищением остаётся в силе! — проурчал дракон, подмигнул баронессе — и снова направился прочь.
Тубан помчался в сторону, откуда они ехали. Вернее, самому ему казалось, что он движется мучительно медленно, если сравнивать с полётом — но со стороны, пожалуй, бегущий рысью дракон выглядел довольно проворным.
Ещё в пути он прикинул, что лес вокруг постоялого двора, где они останавливались утром, гуще, чем тот, где они наткнулись на застрявшую повозку Тогана. Это значило, что там больше воды и растений, привлекающих животных — и дракон почти не сомневался, что Нелисса, помня о его наставлениях, покружит в воздухе и отметит эту разницу.
Двигаться в обратном направлении всегда неприятно, но Тубан не придавал этому значения: сейчас его охватила радость от охоты, и само движение приносило приятное возбуждение. Все чувства обострились: он слышал, как шуршит под лапами земля с опавшими листьями, а прохладный воздух будто услужливо показывал направление в сторону воды.
"Пока можно не бояться спугнуть добычу, буду бежать. Подумать только, что ещё полгода назад я таким способом почти не передвигался! Есть даже что-то хорошее в моём нынешнем состоянии..." — отметил дракон, вспоминая, как учился охотиться с земли сразу после прибытия с острова Древа.

Дагорские земли — особенно прямо вокруг столицы — никогда не радовали богатой добычей. Да и земледельцам, если честно, она приносила изрядно хлопот. Тубану даже в лучшие времена иногда доводилось потратить часа три на поиски не то что стада животных — даже просто звериных троп! Но в этот раз он был не один.
Он бежал, наверное, полчаса или чуть больше, когда впервые увидел в небе кусочек черноты.
Замедлив шаг, дракон поднял голову, следя за полётом Нелиссы, и на его морде заиграла улыбка, каковая вообще в последнее время редко покидала его.
"А ведь она снова проявила довольно зубастый характер. Не могу понять — это я её такой сделал, отголоски памяти чужого тела или же это всегда в ней было? Впрочем, действительно: у неё есть ещё и родные родители, и целый клан в Кёху. И это я ещё не познакомил Нель со своими!"
Тубан фыркнул, представив себе "тихий семейный вечер" в составе пяти-шести драконов. Его родители говорили, что их детство и юность прошли в стае, насчитывавшей около двух десятков драконов разного возраста, но это было огромной редкостью, да и печальный опыт показал, что скапливаться вместе драконам не следует.
Для него самого казалось и без того очень сложным положение Нелиссы — и потому он понимал её раздражение по поводу ещё одного возможного "родственничка"... Впрочем, полагал Тубан, Лирена в любом случае достойна лучшего обращения.

От мыслей его отвлекло резкое движение впереди: дракон увидел, как Нелисса вдруг сменила направление полёта и стала снижаться.
Радостно заурчав, Тубан припустил бегом в ту сторону, но уже медленнее и тише.
Ну, милая, порадуй меня своими талантами.—пробормотал он, не упуская из виду драконицу.
Спустя несколько минут наблюдения до дракона дошло, что делает Нелисса: кажется, она заметила его сверху и теперь то ли показывала ему, куда направляться, то ли целенаправленно распугивала кого-то частыми снижениями, сопровождавшихся громкими хлопками крыльев.
Вдруг на земле он обнаружил множество беспорядочно натоптанных следов. Заметив, что следы свежие — утром земля была чересчур замёзршей, чтобы их можно было оставить — ящер замер и прислушался.
Вверху тем временем снова раздался хлопок, и чёрная драконица довольно ловко оттолкнулась почти от самой земли. И Тубан заметил какое-то движение неподалёку.
Следующий заход Нелиссы выгнал прямо на него довольно большое стадо вепрей. Обезумевшие животные то ли не заметили неподвижного бурого дракона, то ли сочли его меньшей угрозой, чем его носящийся взад-вперёд сородич.
С ликующим рыком ящер рванулся прямо навстречу мельтешащей ораве, надеясь выбрать цель в последний момент.
Это оказалось не так просто. Стадо довольно слаженно свернуло в сторону, но дракон оказался быстрее...
Как часто случается в такие моменты — тело его словно двигалось само, быстрее, чем разум мог подсказать верное решение. Мгновенная схватка — и перед Тубаном один вепрь упал после могучего удара лапой, а второй оказался придавлен телом дракона. В следующий миг и второй зверь стал добычей.
Дракон выдохнул, облизывая окровавленную пасть, и коснулся своей груди. Ему пришлось принять сокрушительной силы удар одного из вепрей, клык которого хоть и не пробил чешую, но оставил вмятину. Ещё несколько ударов не оставили следов.
Выпрямившись, он издал победный рык. Не то чтобы так сигнализировать об успешной охоте было необходимо... Но сейчас рассудок дракона занимало только долгожданное утоление голода, и он не думал о возможных опасностях, как и о приличии.
Облизав когти, он деловито принялся орудовать ими и огненным дыханием, подготавливая главное — потому что единственное — блюдо на двоих...

... А помнишь самую первую охоту? Когда я думал, что ты — это Нагиса Ханами... Мне ещё захотелось сравнить, кто лучше охотится — ты или она. Так вот, думаю, ты-месяц-назад не поверила бы себе-сегодняшней, что научишься так хорошо!
Тубан лежал возле Нелиссы, положив свою лапу поверх её в почти человеческом жесте единства. После охоты он приходил в необычайно хорошее расположение духа, и даже холодная земля не могла остудить его сердце, которое излучало тепло. Он искренне гордился за Нелиссу её успехам в охоте, да и вообще не мог нарадоваться тому, насколько она обвыклась с новым телом.
Дракон сладко потянулся, вытянувшись во весь рост.
Ты, наверное, устала после всех полётов побольше, чем я! Хочешь, помогу размять крылья? А ты пока расскажи, как всё получилось?
Когтистые лапы, с которых только смылась в маленьком ручье кровь, умели дарить и тепло. Тубан приподнялся и, потянув к себе ближнее крыло драконицы, принялся разминать его, начиная с самых крупных мышц.

Отредактировано Тубан (2017-12-20 23:52:03)

52

Нелисса вырвалась из-под сени ветвей, как пробка из перегретой колбы с зельем. Она гнала себя вверх резкими взмахами, которые отдавались болью в плечах и мышцах крыльев. Бело-голубые пятна облачного неба плясали перед глазами. Впервые за долгое время Нель была сердита и обижена. «Зачем это нелепое знакомство? — беспорядочно вились мысли в голове. — А радости-то сколько, будто свою сестру нашел... Гррр, плюнуть бы во что-нибудь огнем, чтоб оно сгорело!». Да, Тубан вовремя затеял охоту: ей как раз хотелось кого-нибудь убить... Лишь сейчас девушка заметила, что поднялась значительно выше, нежели требовалось для разведки. Она сделала плавный круг, высматривая место, которое покажется более перспективным. Отметив, что справа, в той стороне, откуда ехали повозки  Тубаном, деревья гуще, взяла курс на заросли.
«И все-таки, почему? Я должна к ней как-то по-особому относиться, если ей дал жизнь тот же... — тут Нелисса мысленно выговорила крепкую характеристику, которой Альбер ла Мети в ее глазах заслуживал, — кто и мне?». Она не ругалась практически никогда даже в мыслях, но почти забытое раздражение против кровного отца заставило ее выразиться грубее обычного.
Деревья стали гуще, и драконица слегка опустилась, чтобы лучше видеть подлесок. Пока животных не было заметно, но Нелиссу это даже радовало. Полет помогал успокоиться. При очередном вираже она различила сквозь ветви деревьев зеленоватую тень: Тубан приотстал, однако двигался в ту же сторону.
Если бы Нель была человеком и летела на драконьей спине, ей оказалось бы нелегко различить что-то в зарослях. Но глаза ящера были созданы для охоты. Девушка смогла различить довольно крупные коричневатые туши впереди и справа. Стадо диких свиней. Подходящая добыча. Драконица еще снизилась и закружилась над ними, производя гораздо больше шума, чем требовалось. При этом она, конечно, держалась с другой стороны о стада, чем Тубан. Сказать, что вепри забеспокоились – сильное преуменьшение. Сперва они завозились, затем засновали, а потом вовсе пустились прочь от крылатого хищника, не разбирая дороги. Нелисса танцевала в потоках воздуха, подгоняя животных. На черной мордочке застыла кровожадная ухмылка. Сейчас Нель была скорее зверем: ее душевные терзания притухли, отошли на второй план, тело двигалось инстинктивно. Из-за зарослей Нель не рисковала нападать самостоятельно. Но когда животные вильнули, спасаясь от Тубана, несколько свиней вылетели на небольшую прогалину. Нелисса не успела даже задуматься, а ее тело уже спикировало, и небольшая свинья покатилась по земле от удара. Такой добычи для взрослой драконицы было маловато, но оставалось довольствоваться, чем есть, или пешком догонять стадо. Прихватив тушку лапой, Нель двинулась назад к Тубану. Приблизилась, поглядывая исподлобья. Сама она уже успокоилась, но не знала, сердится ли ящер на ее выходку с Лиреной. Тот, впрочем, был слишком поглощен разделкой туш. Нель не вмешивалась: готовку она пока предпочитала доверить более опытному спутнику. Как оказалось, его охота была успешнее: попались сразу два вепря. Насколько Нелисса успела заметить, такой порции мяса одному ящеру многовато. Видимо, Тубан поохотился за двоих. Что ж, значит, мою свинью отдадим этой… Лирене. В виде извинений.
Смотреть на готовящееся мясо было  невыносимо: драконица, похоже, проголодалась куда сильнее, чем ей сперва показалось. Нель с наслаждением впилась в свою порцию, и если в следующие полчаса думала о чем-то постороннем, то только о том, как бы есть немного аккуратнее.

—... А помнишь самую первую охоту? – безмятежно болтал Тубан. Его лапа лежала поверх лапы Нель. Сам дракон растянулся на земле. Нелисса осталась сидеть, обвив себя хвостом. Она чуть заметно улыбалась, облизывая мордочку: все пыталась убедиться, что на ней не осталось следов трапезы.
— Конечно, — откликнулась девушка и слегка потупилась, стесняясь похвалы. – Ты думаешь?
Затем все же задала вопрос, который ее беспокоил:
— Ты не сердишься на меня за Лирену?
Сама она после полета и охоты точно не сердилась и даже чувствовала себя немного виноватой за то, как холодно говорила с баронессой. Ведь сама Лирена, похоже, в родню к ней не напрашивалась, это Тубан решил устроить семейное знакомство.
—Ты, наверное, устала после всех полётов побольше, чем я! Хочешь, помогу размять крылья? – предложил ящер и, подтянув к себе ее крыло, принялся его разминать. Нелисса склонилась к земле, затем и вовсе улеглась, давая ему больше свободы действий. Крылья, все утро отзывавшиеся болью на решительные движения, теперь словно избавлялись от твердой неудобной корки. Нелисса сжала зубы, опасаясь, что сейчас самым непристойным образом застонет от удовольствия.
— Я и не знала, что драконьи лапы такое могут, — выдохнула она во время легкой передышки.

53

Нелиссу что-то беспокоило, и Тубан лишь ждал, когда она выскажет свои мысли. Он достаточно хорошо знал свою избранницу, с которой был почти неразлучен так долго, чтобы знать: она не станет долго молчать.
Ты не сердишься на меня за Лирену? — наконец чуть неуверенно спросила она.
Тубан немного помедлил, аккуратно чуть сдавливая очередной сустав её крыла.
Нет, Нель. Но честное слово, она сама по себе стоит того, чтобы с ней познакомиться! Я и сам потом подумал,
что между вами и вправду не осталось кровного родства... Просто меня ужасно удивило такое совпадение, эта случайная встреча...

Его пальцы вернулись от суставов крыла к маховым мышцам, к которым можно было применить чуть больше силы. Теперь он аккуратно нажимал на основание крыла, двигаясь вдоль волокон мышц — дракон знал, как они расположены и какие нажатия должны помочь разогреть их и расслабить; к тому же, он видел, как порой то же самое делали его родители.
Разговоры стихли. Драконица совсем распласталась по земле, и он решил, что это хороший знак.
Когда он ненадолго прервался, чтобы дать отдохнуть пальцам и спине — приходилось частично балансировать на задних лапах — Нелисса изменившимся голосом прошептала:
Я и не знала, что драконьи лапы такое могут...
Тубан обошёл её, подбираясь ко второму крылу, и почувствовал, как кровь прилила к щекам.
Для него действительно была совершенно привычна близость Нелиссы, но теперь он чувствовал, что со вчерашнего дня что-то изменилось.
Он мягко взялся за крыло и потянул его, но на этот раз осторожно облокотился одной лапой на её спину, перенеся на неё часть своего веса, и чуть вытянул шею к её ушам.
А нам вообще ещё много чему предстоит научиться! — так же прошептал он, счастливо улыбаясь во всю морду.
Дракон снова вернулся к прежнему положению, касаясь только крыла Нелиссы, то гладя мышцы с усилием, то чуть скручивая их, то разминая суставы.
Забавно: он столько времени проводил рядом с ней, они так часто прикасались друг к другу — но он как-то не задумывался всерьёз о том, что рано или поздно придёт это время... А вчерашний поцелуй словно открыл путь новым чувствам, и Тубан вдруг осознал, что ему — для которого всё это тоже вновинку! — предстоит пробуждать женскую натуру, чувственность Нелиссы...
Эта мысль немного смутила его.
"Наверное, от голода, когда инстинкты берут верх, в голову такие мысли только и лезут." — подумал он, заморгав, словно отгоняя наваждение.
Впрочем, так ли неуместны такие чувства в их положении?
Закончив массаж, он чуть отстранился, напоследок погладив её бок.
Э-эй!— негромко позвал он, —Понимаю, что тебе и так неплохо, но давай-ка догоним наших друзей, заберём мои вещи — и полетим к твоим родителям?

Уже в воздухе Тубан задумчиво водил пальцем по чешуе на шее Нелиссы. Он вдруг осознал и ещё одно близкое событие: встречу с её родителями.
Если первый раз это всё выглядело довольно драматично, но всё же понятно, то теперь Нелиссе предстояло объясняться с ними рассказом, в который трудно поверить.
"А ведь она так и не вернулась в своё тело... То есть, там она увидит собственное тело в колдовском сне — таким,
какое она видела в зеркале всю жизнь. А родителям её каково? Прилетает черноволосая кёхуанка и заявляет, что Нелисса — это теперь она...
"
Нель? Так что там насчёт Дагора?— крикнул он, отложив пока эти размышления, —Ты, случайно, не слышала никаких новостей, пока улаживала дело с эльвириумом?

Отредактировано Тубан (2017-12-24 09:02:12)

54

Золотые глаза сощурились, но в следующий миг веки драконицы расслабленно опустились.
– Я смотрю, вы неплохо подружились за неполные сутки, – проворчала Нелисса не вполне благодушно. Не то чтобы она чувствовала ревность… и не то чтобы не чувствовала. В конце концов, их с Тубаном знакомство началось именно с такой совместной прогулки. Но уже через секунду девушка улыбнулась. После еды ее драконья натура была особенно расположена к покою. К тому же Нель не хотела показаться Тубану ревнивой нави. – Кровь ничего не стоит. По крайней мере его кровь. Но если ты так ее одобряешь, то я не против познакомиться.

Скажи Нелиссе кто-нибудь еще год назад, что она окажется в подобном положении – не постеснялась бы обозвать бессовестным выдумщиком. Она уткнулась носом в подмерзшую землю, из которой торчали ломкие желтые колоски, прикрыла глаза – и блаженствовала, пока сильные руки (как про такие сказать – лапы?) разминали ее изнывшиеся крылья.
– Этому ты меня точно научишь! – потребовала она. И замолчала, счастливо улыбаясь. После плотного обеда драконьему телу не было холодно даже на снегу. Еще чуть-чуть – и он могла бы задремать.
—Э-эй!— возмутился Тубан, видимо, заметив ее состояние. —Понимаю, что тебе и так неплохо, но давай-ка догоним наших друзей, заберём мои вещи — и полетим к твоим родителям?
– Извини, – чуточку виновато, но все же весьма благодушно улыбнулась драконица. – Конечно, полетели.
Нелисса от души потянулась. В человеческом облике трудно было даже представить, что можно тянуться одновременно лапами, крыльями и хвостом. Затем со вкусом зевнула и только после этого поднялась на ноги.
– Ты сможешь снова найти ее? – спросила девушка, имея в виду, ясное дело, Лирену. Потянулась за своей добычей: той маленькой свинкой, что избежала драконьих зубов. – Да, и надо подложить ей свинью…
Нель тихонько хихикнула: она явно оживлялась. Тушку пришлось взять в лапы, а Тубан, конечно, устроился на шее.
—Нель? Так что там насчёт Дагора?— крикнул всадник, когда они уже поднялись в воздух, —Ты, случайно, не слышала никаких новостей, пока улаживала дело с эльвириумом?
– О! – драконица чуть не провалилась в воздушную яму, внезапно сообразив, что забыла рассказать нечто важное. – Ведь у меня и правда случилась встреча поприятнее твоей! Представляешь, меня пытались познакомить с драконом, который предпочитает истинный облик. Один стражник, эльф по имени Галлад, клялся и божился, что этот дракон бросит все дела ради встречи со мной…
К сожалению, Тубан не мог увидеть лукавый взгляд и улыбку драконицы, но наверняка слышал ее смех.
– А еще я познакомилась с Лестером Турмом и сержантом Гривусом Гленном, – сообщила она на закуску, но рассказ пока не начала, втайне ожидая града вопросов.
Тем временем драконьи крылья успели принести странную парочку к дороге, и Нель не без волнения начала оглядываться в поисках нужных экипажей.

55

Услышав знакомые имена, Тубан немного помедлил с ответом.
"Галлад что, так прямо ей и сказал? Охх... Если бы и так мы не были знакомы — она могла воспринять это как что-то жутко неприличное!" — подумал он, аккуратно наклонившись вперёд. Шипы теперь были всего в ладони от его лица, но Тубан не замечал их.
Так значит, мои ребята тебя нашли! Что ж, вполне в их духе: давно они меня сосватать хотели. Надеюсь, у них там всё в порядке! Потом расскажешь, как вы провели время!
Дракон вспомнил, как пару месяцев назад наткнулся на разъезд, возглавляемый его старым другом Лестером. Он нёс тогда бессознательное тело Нелиссы, а Лес и его подчинённые выглядели совершенно подавленными после напастей, навалившихся на Дагор.
Что ж, раз эльф, человек и вердон с ходу предлагают знакомство с ним встречным драконицам — значит, у них нет более опасных дел.
Тубан расслабленно полулежал на мерно качающейся чешуйчатой шее, когда почувствовал, что Нелисса снижается.
Он лениво повернул голову и обнаружил под ними полосу дороги. Разумеется, процессия никуда не делась, и через несколько минут лёту впереди показались знакомые повозки.
Взмахи сначала стали реже, а затем вновь участились. Тело сноровисто наклонилось, гася скорость, а потом напряглось, аккуратно приземляясь. Дракон ощущал каждое движение, как своё, и замечал заметное улучшение в сравнении с первыми совместными полётами.
Он нехотя спрыгнул наземь и мимолётно коснулся рукой шеи Нелиссы.
Залюбовался твоим полётом, Нель! Ты так многому научилась за месяц...
Экипажи приблизились к парочке — Нелисса села, положив перед собой добытую тушку, прямо у них на пути.
"Ох уж эти драконы, столько остановок из-за них!"— мысленно пожаловался Тубан от лица возницы. На его лице играла усмешка, которую он не собирался скрывать — и пусть даже Нель ещё недавно готова была обшипеть ни в чём не повинную Лирену.
Не беспокойтесь, надолго вас не задержим! — махнул он рукой вознице и побежал к карете. Проворно подав руку Лирене, дракон указал ей на Нелиссу.
Как я и говорил, охота и сытный обед делают нас гораздо добрее! Нелисса сама изъявила желание поделиться добычей в знак дружбы.
Оставив ненадолго девушек в стороне, он подошёл к спешившемуся Меррону.
Мужчина выглядел несколько озадаченным происходящим, и Тубану пришлось напомнить про доверенный ему ценный груз.
Водрузив на спину щит и подпоясавшись мечом, он поблагодарил рыцаря — во всяком случае, Тубану казалось, что это не простой охранник — за компанию.
Мой тебе совет: если можешь, не дай своей госпоже скиснуть в делах домашних. Если я правильно понимаю чуточку знакомую мне породу ла Мети — она взвоет без авантюр и приключений! Береги её, Меррон!
Попрыгав, чтобы убедиться в надёжности креплений, он поправил щит и мешок на спине и направился к Нелиссе.
После короткого тёплого прощания повозки покатились прочь, а Тубан стоял, положив руку на плечо драконицы, и глядел им вслед.
Думаю, мы с ней ещё увидимся когда-нибудь. А сейчас... Знаешь, у меня такое искушение полететь в столицу.
Свободной рукой молодой мужчина безуспешно попытался пригладить растрепавшиеся от ветра волосы. Казалось, они не лежали аккуратно даже при первом его превращении.
Вот только я боюсь, что тогда весь наш отдых мы будем думать о... Чем бы там нас ни огорошили. Если в Дагоре не нуждаются в немедленной помощи — то, может, продолжим путь на юг? Кстати, так какие там у них новости?

Отредактировано Тубан (2018-01-09 16:43:37)

56

– Я ночевала в твоей старой конюшне в гарнизоне, – похвасталась Нелисса на лету, спеша поделиться впечатлениями. – Меня даже покормили. Твои сослуживцы были просто невероятно милы. Правда, я познакомилась еще с одним новеньким стражником…
Нель могла бы прямо сейчас вывалить на дракона все новости, если бы не некоторое волнение. Ожидание встречи с баронессой покалывало ее душу тоненькой иголочкой. Это было вдвойне неприятно, поскольку девушка не считала, будто должна чувствовать какую-то связь с ла Мети. Поэтому она оставила рассказ о предчувствиях Уильяма до лучших времен.
К тому же на дороге мелькнула пара экипажей и Нель, вглядевшись, узнала карету Лирены. Она приземлилась так же, как и в прошлый раз – чуть впереди повозок, чтобы не напугать лошадей. Положила свою «откупную» свинью на землю, да так и застыла, не решаясь приблизиться к животным. Вот только переполоха среди коней им не хватает...
К счастью, Тубан взялся устроить ее знакомство с баронессой. Он, похоже, все-таки привирал насчет своего спокойного отношения к этим вынырнувшим из небытия нелиссиным «родичам». Иначе с чего бы ящеру так галантно подавать Лирене ручку и направлять ее к Нель? Не влюбился же он, в самом деле, в еще одну человеческую девчонку?
Лирена, приветственно и чуть взволнованно улыбнувшись Тубану, направилась к черной драконице. Нель почти обреченно наблюдала за тем, как баронесса приближается. Она пыталась понять, что за выражение застыло на лице Лирены, но с высоты драконьего роста не могла толком разобрать. Неловкость за собственное несоразмерно огромное тело впервые за последнее время стала почти мучительной.
– Здравствуйте, Нелисса, – вежливо улыбнулась баронесса, слегка закидывая голову, чтобы посмотреть драконице в глаза. – Спасибо, что согласились вернуться. Я надеялась с вами поговорить.
Голос звучал негромко – видимо, женщина не хотела, чтобы разговор привлек внимание эскорта. Нелисса прекрасно все слышала, но внезапно стала опасаться, что сама не сможет ответить достаточно тихо. Хотя, казалось бы, какое ей дело до этой дворянки? Тем не менее драконица повела крыльями и стремительно перетекла во второй облик. Тяжелая коса ударила по спине, кожа немедленно почувствовала легкий холодок.
– Думаю, так будет удобнее, – скромно улыбнулась девушка. Она оказалась почти одного роста с Лиреной, и теперь смогла лучше ее рассмотреть. Да, женщина определенно была красива. «Гораздо красивее меня, – кольнула неприятная мысль. – Наверное, жениху она понравилась. На меня, небось, и смотреть было бы жалко». Все же превращаться не стоило: теперь Нель чувствовала себя уж совсем неуверенно.
– Гораздо, – с облегчением выдохнула Лирена. Оглянулась на свою карету, но в итоге просто шагнула в сторону от дороги под сень деревьев. – Пройдемся?
Нелисса последовала за женщиной и, к счастью, не слышала, что в ее отсутствие Тубан говорил Меррону. Ей это совсем не понравилось бы.
– Развлекать госпожу не входит в мои обязанности, – покачал головой рыцарь в ответ на реплику дракона, однако тут же иронически усмехнулся. – Но характер у нее действительно не шелковый. Надеюсь, до авантюр и приключений все же не дойдет. Это совсем не то, чему господин будет рад…
– Прежде всего… – начала Лирена, когда сестры чуть удалились от остальных. – Нелисса, я даже не сказала, как благодарна вам! Не знаю, смогу ли я когда-нибудь отплатить за это. Когда Дин сказал, что мама… думала, я сойду с ума…
Из горла Нелиссы вырвался изумленный вздох.
– Ваша горничная… – начала она.
– Моя мама, – с обезоруживающей откровенностью согласилась Лирена. – Отец признал меня около пяти лет назад. Но только меня, а не ее. Я должна была хоть так вытащить ее из того кошмара. А там, – она махнула рукой в сторону кортежа, – все думают, что она просто служанка. Разве что Дин…
Лирена отвела глаза и приложила пальцы к вискам, пытаясь прийти в себя. Кажется, на ресницах у нее блестели слезы. Нелиссе захотелось обнять женщину и погладить по волосам, помогая ей успокоиться. Но это, наверное, означало бы, что она отчасти признает сестру?
– Я не буду утомлять вас долгой беседой, если упоминание рода ла Мети вам неприятно, – вздохнула Лирена наконец. Ее голос стал гораздо спокойнее и звучал почти по-деловому. Женщина снова неторопливо пошла вдоль дороги, темную полосу которой было хорошо видно за деревьями. – Но есть один вопрос, который нужно прояснить. Я не знаю, как это возможно, но Тубан сказал, что вы – дочь Альбера ла Мети. Законная дочь.
Темно-синие глаза пытливо впились в лицо Нелиссы. «Да ведь она… боится меня!» – ошарашенно осознала Нель. И, что греха таить, ей стало немного легче.
Альбер ла Мети признал меня своей дочерью. Но я никогда не дам хода своей дворянской грамоте, – успокоила она Лирену. Потом несмело улыбнулась. – И потом, только представьте: столетний дракон объявляет человека своим отцом. Скаарлингам на смех!
Лирена блекло улыбнулась в ответ.
Некоторое время они обе шли в молчании. Нелиссу так и подмывало спросить женщину о чем-нибудь. Она с неудовольствием осознала, что чувствует какое-то болезненное любопытство. «Просто она – та, кем могла бы стать я, – постаралась объяснить себе драконица и тут же гневно оборвала странное побуждение. – Но что я могу спросить? Был ли у нее отец, которого она бросила? Добр ли Альбер ла Мети к детям, которые его слушаются? Хорош ли собой мужчина, которому меня могли отдать в жены? Мерзость!». Лирена тоже сочла за благо воздержаться от расспросов.
– Думаю, пора возвращаться, – опомнилась дворянка. Нелисса кивнула и развернулась, чувствуя себя особенно нескладной, неловкой, чему чужое тело только способствовало. – Еще раз спасибо вам. Если вам когда-нибудь понадобится помощь… не дочери Альбера ла Мети, а человека, который вам очень обязан… я готова сделать все возможное…
На лице у нее застыло мягкое, приятное выражение.
– Спасибо, – кивнула Нель. – Кровь ничего не значит. Но раз вы успели подружиться с Тубаном, то вы и мой друг тоже.
– Он предлагал мне свои услуги по похищению благородных девиц, – в темно-синих глазах блеснул лукавый огонек, – если я захочу начать жизнь заново.
– И что вы ответили? – полюбопытствовала Нелисса. Мысленно при этом она разрывалась между «Только подобного приключения нам не хватало!» и «Ах, какая шикарная гадость для Альбера ла Мети!».
– Ничего. Но я думаю, Тубан не знает, что такое стирка, мытье полов и обед из крупяного супа.
– Это правда, – не удержалась от усмешки и Нель. Сама она питалась бедняцким супчиком в худшие свои дни в Академии, да и со стиркой  была знакома. Хотя и не считала ни один из пунктов такой уж страшной бедой.
– А я не хочу вспоминать, – тряхнула волосами Лирена.
Я уже поняла.
За странной беседой, перемежавшейся долгими паузами, странная компания вернулась к каретам. Там они некоторое время неловко топтались, подумывая и не решаясь обняться перед расставанием, и в итоге простились, крепко сжав друг другу руки. У Лирены нашлись теплые прощальные слова и для Тубана. Не отстали от госпожи Сорена и даже Дин. Наконец, повозки тронулись прочь. Нелисса со смешанными чувствами смотрела им вслед.
– Ты прав, – вздохнула она наконец. – Может быть, мы могли бы стать подругами.
Тубан смешно провел руками по волосам, пытаясь пригладить непослушные – совсем не как у кехуанских красавчиков – пряди. Нелисса подумала, что надо бы вооружиться крепким гребешком, запастись терпением и привести эту шевелюру в относительный порядок. Мысль заставила ее смутиться, но в то же время показалась очень соблазнительной. Конечно, не сейчас, а как-нибудь потом.
– Я понимаю, ты хочешь увидеть Галлада, и Гривуса Глена, и командира, – улыбнулась она. – Но все же предлагаю сперва добраться до моих родителей. Письмо письмом, но они все же волнуются.
Нелисса еще на Кеху попросила Тубана написать Рэкта, что он «нашел, что искал» и скоро приедет. Но, конечно, это годилось лишь как временная мера.
– Кажется, не играет большой роли, когда мы приедем в город, – заметила она и отошла от Тубана на десяток шагов. Вернулась в облик черной драконицы. – Но тут есть, о чем рассказать и подумать. И времени в пути у нас для этого достаточно.

57

Несмотря на прощание с Лиреной, настроение оставалось приподнятым. Тубан махнул рукой.
Я с удовольствием повидал бы их и сейчас, но ещё больше не терпится повидать твоих родителей! Знаешь, это чем-то напоминает мне наши сборы перед дорогой к Древу. Так же волнительно — и вместе с тем, хотелось пойти и сделать это. Как представлю эту очередную невероятную историю, которая на них свалится...
В этот момент Нелисса обратилась. Тубан в который раз обвёл её взглядом.
Нет, Нелисса никогда не производила впечатления мощи, и вряд ли станет. В этом плане они с Риегаль — его матерью — похожи только тем, что обе чёрные. Но теперь он с удовлетворением отметил, что драконица окрепла с первого его знакомства с новым обликом возлюбленной: изгиб груди и шеи, форма плеч чуть изменились, демонстрируя наметившиеся мышцы. Да и двигалась она совершенно непринуждённо — лучше, чем он сам через месяц после первого превращения. Впрочем, не то чтобы привыкать к ходьбе на двух ногах было таким уж пустяком...
...Но тут есть, о чем рассказать и подумать. И времени в пути у нас для этого достаточно.
"Интересно, заметны ли эти изменения на её человеческом облике? Как Нель оценивает сама себя теперь? Нравится ли?"—продолжал думать он, когда понял, что она смотрит на него.
А? Ну да, достаточно.—отчего-то он даже не смутился, а лишь улыбнулся.
Вот только найдём место поуютнее. А ещё было бы здорово попрактиковаться в магии! Твой учитель был бы не очень доволен, если бы узнал, что мы мало занимаемся... Хотя я бы похвастался, что, когда мы поцеловались, то сумел провернуть со своим даром такое, чего раньше не думал и пробовать! Может, это немного возмещает недостаток тренировок с воздухом.
Он постоял ещё немного, глядя на стелющуюся на север дорогу, по которой укатывали прочь экипажи и всадники.
Затем направился к Нелиссе, ожидавшей его.
Привычно взобравшись на тонкую шею, нелетучий дракон приготовился к нырку в синюю стихию.

58

Когда Нелисса закончит смущаться при упоминании о поцелуе и вдохновенно болтать о магии, драконья компания отправится сюда.


Вы здесь » Последний Шанс » Сказки западных ветров » [03.02.1440] Будь собой. Но если можешь быть драконом—будь драконом©