Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Академии » Оказия


Оказия

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Пиратская шуточная

Лился сумрак голубой,
В паруса фрегата
Провожала на разбой
Бабушка пирата.
Два кастета уложила
И для золота мешок,
А потом, конечно, мыло
И зубной порошок.
"Дорогой кормилец наш
Сокол одноглазый,
Ты смотри, на абордаж
Попусту не лазай.
Без нужды не посещай
Злачные притоны
Зря сирот не обижай
Береги патроны.
Без закуски ром не пей
Очень вредно это,
И всегда ходи с бубей
Если ходу нету"
Тут на этом месте вдруг
Перебил старушку внук
"Слушай, бабка, если всё
Так тебе знакомо
Ты давай сама езжай,
Я останусь дома."
Дует ветер голубой
В паруса фрегата
Провожали на разбой
Бабушку пираты.

Время: первые месяцы плавания рыцаря-изгнаника в качестве старшего помощника Бродгара Синеусого Кита;
Место: зюд-зюд-вест по направлению к Диким Землям, каравелла "Игривая"
Участники: Бран Доран и компания;
Краткое описание сюжета: сплавив контрабандный товар в Дагоре, команда Синеусого Кита направлялась обратно домой, когда потеряла из виду флагманский корабль "Лоно Шаафсин". При том, что не было ни шторма, ни виен упаси Шаафсин, горизонт был чист, а фордевинд раздувал паруса, гоня суда во весь опор по ребристой глади моря. Было принято решение лечь в дрейф и подождать. Команда была недовольна и с трудом подчинилась новому старпому.

Оказия - редкий, из ряда вон выходящий случай.(с)

Отредактировано Storyteller (2015-04-09 22:54:20)

2

Сури Жгут нарезал круги на палубе, судорожно пытаясь собрать мысли в кучку - ромовые пары еще не выветрились, а потому матрос двигался по ломанной траектории, путаясь в собственных ногах.
Он поглядывал на реи первого грота, выстроившихся прямо, как солдаты, только чтобы не терять курса. Из каюты кока доносилось нестройное пение и гоготанье осоловевших пиратов - надо же как-то скрасить ожидание, которое может пагубно повлиять на команду, если в их крови не будет плескать дешевый, но крепкий, как затрещина капитана, - ром. Нету рома, значит будет поножовщина. Так спокойней. Поэтому Сури не стал возражать, когда все гурьбой кинулись открывать и дагорское вино. Несколько матросов несли вахту, а этот Бран Дан...Берн Дорн...Брандир...тьфу! Сури сплюнул на пол, тихо выругавшись. Ну и имечко у этого супчика! Вон он на капитанском мостике о чем-то говорит с Гуннаром, рулевым. Важный такой. Только Сури никто не проведет, уж он-то может отличить сухопутную крысу от морского волка. Но против Папани Кита не попрешь, его слова не просто закон, а приказ к незамедлительному исполнению, в лучшем виде, получите-распишитесь- извольте миловать. Может и впрямь было что-то в нем такое о чем знал только Кит - выгоды своей тот не упустит.
Матрос нервно озирался в сторону капитанского мостика, от нарастающей паники у него началась икота. Ну и где капитан, когда он так нужен, раздери его гран-те-макк?!
Доран начал спускаться на палубу и Сури решил, что вот он шанс подкатить к старпому и выложить все начистоту. Он бросился наперерез.
-...эмм...ик, - пикси замялся, давая возможность Дорану заметить преграду ниже его самого на две головы.
-...мне надо ик вам кое-что ик сказать...Нет, показать! - прошелестел он заговорщическим шепотом, обдав собеседника восходящей  волной перегара. Пират почесал затылок, продолжая вздрагивать от икоты и пошатываться в такт качке.
Опустились сумерки, окутывая корабль сизым покрывалом. Пикси чувствовал как колотится его сердце. Ему очень не хотелось посвящать в это деликатное дело кого-то еще, иначе поднимется настоящий бунт. Угораздило же Кита доставить этот груз именно на это судно! Расчет был, по-видимому, на возможность преследования от которого "Игривая" играючи же и ушла бы, в маневренности и скорости этого корабля убедились даже кехуанские корсары.

Свернутый текст

Сури Жгут - пикси, средних лет, небольшого роста, волосы ярко-малинового цвета, кожа смуглая. В Морских братьях с малолетства, в бытность юнгой отдраил все корабли Кита, пока его не пристроили на должность помощника "фигаро тут фигаро там". Помогает везде понемножку. Прозвище Жгут получил за расписной шелковый платок, яркого красного цвета, который он повязывает вокруг предплечья. На расспросы о столь необычном для пирата аксессуаре отвечает, что это подарок дамы сердца.

3

Стоял штиль. Кажется,так звучало описание погоды на морской манер. Впору дневник вести о пиратских буднях на корабле. Сумерки сгущались,табачный дым из курительной трубки Гуннара- вызывал омерзение. Темный рыцарь терпеть не мог этот тяжелый и дешевый запах незнакомой ему травы, которую так обожали курить пираты. Но пока скрывал свое недовольство.Высказаться сможет позже, когда закрепится на новой должности. Он не допускал даже мысли о возможной неудаче. Стоя рядом с рулевым, мужчина периферийным зрением видел все, что творилось на палубе. Эта привычка не раз спасала в прошлом жизнь, позволяя заранее оценить ситуацию и принять решение. Бран не был слепым и видел, что его новоявленная команда настроена весьма враждебно, и подчиняется лишь из страха и уважение к Синеусому Киту. Попытку Кита сделать из феи старшего помощника -Доран воспринял как вызов самому себе. Такой шанс лишний раз доказать, что он чего-то стоит и может брать ответственность за команду, а не только за себя самого - он не собирался упускать.
Из всей команды лишь Гуннар держался с ним если не дружелюбно, то без колючей настороженности, и, будучи старым волком, весьма охотно делился байками  времен своей бурной молодости. Бран ловко играл на предрасположенности рулевого поностальгировать, искусно выведывая те мелочи, которые могли дать ему хоть какое-то представление о команде. За пару-тройку таких вечеров у темного рыцаря  уже сложилось мнение о тех, кем при должном умении теперь предстояло руководить.
Мужчина внутренне усмехнулся, внимательно слушая очередные излияния Гуннара и наблюдая за попытками пикси приблизиться к мостику. Вот и первый бунтовщик пожаловал. Доран чувствовал, как в воздухе назревает тревога. Команда роптала из-за приказа, который, по их мнению, выходил за рамки понятных.
Сумерки сгущались и табачный дым сделался совсем невыносимым. Чувствуя, как начинает болеть голова, Бран распрощался со словоохотливым рулевым и поспешил вниз. Но тут же был вынужден остановиться, чтобы не налететь на пикси, весьма резво преградившему дорогу.
-Эмм...ик...мне надо ик вам кое-что ик сказать...Нет, показать!
После клубов табачного дыма запах перегара почти не ощущался. Зато страх и неуверенность  Шнурка, кажется такое нелепое, но вместе с тем подходящее прозвище  навеки к тому прилипло, заменяя порой имя собственное-  забивали все. Бран решил сдержаться и не опускаться до скабрезных шуточек, которые так и рвались с языка. Надо дать команде шанс. Показать собственный норов он всегда успеет. И когда темный рыцарь стал таким сдержанным и рассудительным? Что, Доран, не хочется терять теплое местечко после того, как что-то обрел после нескольких лет  или все же месяцев, скитания?
- Ну, показывай свои сокровища!- эту фразу даже удалось произнести ровно, без привычной насмешливости и превосходства над окружающими. Широко махнул рукой, призывая пикси  взять на себя роль проводника.

Отредактировано Бран Доран (2015-04-10 11:37:19)

4

Матросу не оставалось ничего кроме как повести за собой старпома прямиком в грузовой трюм, попутно, по-воровски, оглядываясь. Он больше не проронил ни слова, справедливо рассудив, что его дело скромное - доложить. Прежде чем спуститься, он обернулся к следующему позади мужчине и приложил палец к губам. Стараясь совладать с икотой, пикси пощипывал себя за бока и задерживал дыхание, стараясь икать как можно тише. "Ш-шш! Рыбьи головешки! Ну что эта икота привязалась именно сейчас! Надо же...а в мыслях я-то не икаю. Диво!" 
"Игривую" никогда не нагружали сверх меры, доверяя ей самое главное - быть спутником "Шаафсин" и в случае надобности "прикрыть" боевую подругу. Но на этот раз трюм оказался забит, так, что приходилось протискиваться между переборками и стоящими друг на друге тюками с зерном.
В неровном свечении факела, зажженного пикси, видно было, что загружались в спешке - обычно за этим тщательно следили, чтобы при качке ничего не смещалось и судно не давало крен. Возможно на этот раз баласт расположили иначе или вовсе избавились от него. Пикси напрягся, взывая к расплывающимся от хмеля воспоминаниям - дело было ночью, за погрузкой следил боцман по поручению капитана, Сури спал в камбузе после сытного ужина и краем уха слышал приказания и ругань на палубе.
В темных углах шелестели и попискивали крысы, бросаясь в рассыпную от света. Несмотря на то, что за бортом был штиль нутро каравеллы скрипуче напевало свою песенку "По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там..." Или Сури напевал про себя эту песенку, стараясь совладать с собой.
Помимо зерна был хлопок и шерсть, чай, пряности и благовония от странной смеси запаха которых чесалось в носу, железо и фарфор - мешки, тюки, сундуки, бочонки, все как обычно - обычная контрабанда обычного пиратского рейда. Где-то слышалось фырканье и похрапывание лошадей, усыпленных магом на время плавания.
Островок света скользил вдоль нагромождений перевозимых товаров, отчего по стенам обшивки скакали причудливые тени. Сури крался на цыпочках, схватившись одной рукой за кинжал на поясе. Он то и дело оборачивался, каждый раз непроизвольно громко икнув, с крайне извиняющимся видом. Они достигли кормовой крюйт-камеры - здесь находилась небольшая ниша, остававшейся пустой большую часть выходов в море. Но на этот раз там были тюки шерсти и размотавшиеся свертки шелка. И именно на них указал пальцем пикси, нетерпеливо вглядываясь в лицо старпома. Ему действительно было любопытно.
Бран Доран мог видеть лишь несколько упавших свертков нежнейшего кехуанского шелка, поверх покосившихся мешков. Но когда глаза его в очередной раз прошлись по тому месту куда показывал матрос, то он бы заметил очертания фигуры под тканью. Пикси в нетерпении подошел ближе и осторожно откинул ткань, посветив огнем на спящего. Он даже забыл о мучившей его последние полчаса икоте, затаив дыхания в ожидании дальнейших действий феи.
Перед ними лежала полуобнаженная девушка и судя по всему она весьма крепко спала, о чем свидетельствовало похрапывание, которое Сури ранее приписывал лошадям. И полуопорожненная бутылка рома подтверждала эти подозрения.
-В одну харю почти всю бутылку выжрала! Вот это женщина! Пикси уже был пленен темпераментом девицы. Ну и красотой конечно. В свете факела выглядела она как настоящая красавица, может статься и при дневном не дурна - волосы, что огонь, а тело, пожалуй, лучше, чем у самой дорогой портовой шлюхи. Одежда...или, вернее сказать, некое подобие одежды состоящей из все того же шелка и газа, подходило под описания того, что носят в кехуанском Квартале Цветов, но Кёху далеко. Какими ветрами занесло на корабль Морских братьев этот восточный цветок еще предстояло выяснить. Зачем ей прятаться в трюме, если Синеусый Кит позволил ей находится на своем корабле? И уж если на то пошло и Кит занялся еще кой-какими делами, то почему только одна, а не целый трюм таких сладеньких крошек? Вдруг она беглянка? Как крыса прошмыгнула на пиратский корабль - не самый разумный выбор.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Академии » Оказия