Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Трактирные байки героев и проходимцев » Ох, рано встаёт охрана.


Ох, рано встаёт охрана.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

23.07.1439. Килгеш и его окрестности.
http://www.matrony.ru/wp-content/uploads/2014/12/4307a4a3096f.jpg

Глава 2 ( часть А)
о том, что утро редко бывает добрым, мимопролетающих драконах, исчезнувших дамах сердца, весенних внезапных снегопадах, ведущих к насморку и печали, и прочих о...

Отредактировано Кристофер де Брие (2016-02-17 15:10:15)

2

Пожалуй, лучше всего описать происходившее ночью можно было только в ругани площадной да междометиях. Когда перепуганная служанка, вереща что-то невнятное о драконе, открыла двери в спальню Ливетты изнутри, той уже и след простыл, а менестрель, выскочив на балкон, увидала лишь серебристый отблеск в небе.
Значит, какому-то дракону явно захотелось вспомнить старые байки.
Какоему-то очень дерзкому дракону. И очень зоркому, если разобрал, что наивная красавица стояла в эту ночь, прохлаждаясь на балкончике. Или знал...
Мысли эти ничуть не нравились Миилин. Но пораскинуть мозгами и решить, куда прежде бежать, так споро не получилось - в комнату ворвались обеспокоенные хозяева, а дальше началось такое представление, что все ярмарочные балаганные шуты руки бы себе пообгрызали до локтей, только бы увидеть и разодрать на сюжеты как заламывала руки и причитала, а потом Отходила своего мужа шалью господа Амалия. Как багровел лицом, а потом пыхтел, отдавая приказы и причитая о том, что дочь умыкнули, ироды, без всякой свадьбы, господин городской глава.
Как потом трясли и спрашивали полукровку и глупую служанку...
Дальше пошла уж совсем дурная бурная деятельность, направленная на то, чтобы немедля зазвать гонцов к дальним рубежам, чтобы доложили, какой был дракон, а то девичьего бормотания мало к толку.
Только музыкант догадывалась, что дракон был не местным. И ей не слишком хотелось, чтобы её догадка быстро пришла на ум другим - в Киане не любят чужаков, правда. Но полукровке не хотелось крови купцов, даже если они замешаны в похотливых делишках одного из них.

Миилин метнулась к себе, наскоро оделась и, прихватив лютню, флейту, монеты за все года службы, и сумку со всем необходимым (будто ждала случая две сотни лет), резво выскочила во двор и припустила вниз по улице, зная, кого следует искать. И кому следует взгреть шею - авось, будь Кристоф под окном с цветами, зверь бы не кинулся вниз. Но рыцаря там не было, значит, решил залить горе элем.
Трактиров в городе было не так много, так что, к утру, по серой хмари и резкому холоду, да усиливающемуся ветру, от которого уже приходилось прикрываться плащом да капюшоном, полукровка нашла господина де Брие. Состояние "в синюю зюзю*" не слишком нравилось менестрелю и, недолго думая, легкая на руку девица, позаимствовала со стола кружку с недопитым и вылила на голову мужчине.
- Пожар! - Звонко крикнув, так, что выпивохи за соседними столами дернулись, полукровка плюхнулась на лавку напротив, сгрузив свои пожитки и тут же вскочила, принимаясь тормошить Кристофа.
- Нашел когда пить! С Ливеттой беда!

_______
* - редкий зверек, является тем, кто перебрал

3

Утро редко бывает добрым. Очень и очень редко. А уж когда ты просыпаешься на жесткой скамье в трактире, да тебя еще поливают прокисшим пивом, настроение вряд ли будет радужным.
- Твою разтудыть! – мрачно приветствовал страж того, кто вздумал его разбудить и подробно обрисовал маршрут, куда этому некто надлежит отправиться, причем как можно быстрее.
Переместив бренное тело в положение «сидя», Крис обнаружил перед собой престранную картину.
Вроде бы видел он менестрельку Миилин, только у неё было четыре руки, говорила она на два голоса, да ещё и голова время от времени раздваивалась.
Крис зажмурился и покрутил собственной головой, вроде одной, но отчаянно болевшей. «Пить надо меньше» - философски заключил де Брие, впрочем вывод был чисто теоретический и на практике всё время опровергался.
Но перед глазами прояснилось. Оказалось, что за Миилин стоит помощник писаря из казармы и тоже пытается воззвать к чувству долга помощника начальника стражи.
- Давайте как-то по очереди, - постановил Кристоф, пощупал челюсть. Болело. Ближе к ночи в трактире были проведены традиционные соревнования: сборная стражи против всех-кто-рискнул, поэтому ощущалась легкая помятость в некоторых частях тела. Стражники как обычно победили, хотя милостиво снимали доспехи и шлемы, да и дрались только кулаками. Верх одерживали, потому что всё же были натренированы и действовали сообща.
Писарчонок доложил, что торговая делегация испарилась, то бишь собрали вещички и умотали купцы чужеземные, видать рыльце-то в пушку (покосился на Миилин). Теперь все важные люди города требуют расследовать, не пропало ли еще чего (понимай - поценнее, чем девица: добро, товары, прочие ценности) и ежели чего – догнать и взыскать!
Крис пошкреб заросший щетиной подбородок и повернулся к полукровке, одетой по походному. Она явно собиралась выступить в путь прямо сейчас.
- Нет, - коротко ответил Крис, вылавливая из под стола куртку. – Я не поеду с тобой. Извини.
Он не хотел вдаваться в подробности и очернять имя дочери главы города, но видел то, что видел. Ливетта стояла на своем балконе с кёхуанцем и разговаривала, довольно мирно. Очевидно и дальнейшее произошло не без желания девицы. Это было обидно и даже несколько унизительно для Кристофа, поэтому он не хотел сейчас обсуждать поступок девушки. Тем более, что вскоре ему всё равно придётся встретиться с господином Теверином и возможно ехать вслед за делегацией от лица города.

Отредактировано Кристофер де Брие (2016-02-19 19:50:18)

4

Отборная ругань помощника главы стражи не произвела на полукровку должного эффекта (менестрель она или где, в конце-то концов?!), так что Миилин только хмыкнула и выжидающе скрестила руки на прискорбно-плоской груди, так что взывать к мужественности окружающих было нечем.
Собственно, окружающие окружали, вот только они явились на по душу полукровки (слава Богине!) , а всё к тому же похмельному Кристофу де Брие. Мужчина был хмур, помят и еще не совсем готов к диалогу, но кто ж его спрашивать-то будет, если небо уже свалилось на голову обитателям городка.
Музыкант тоже внимательно слушала писаря, отмечая про себя, что и не сомневалась в складности действий хитрый узкоглазых чужаков. А потому судьба Ливетты казалась еще более незавидной и это совершенно не нравилось девушке. Она хмурилась, крепче сжимая тонкие пальцы.
"Нет" от Кристофа было как ударом по темечку. Полукровка недоуменно моргнула, промолчала миг, всматриваясь в упертые и благородные черты лица мужчины, а потом, поджала губы, нахмурившись.
- Хорошо. Как знаешь, не пожалел бы потом. - В то, что Ливетта могла сговориться с драконом-оборотнем, её учитель музыки не верила. Девушка была вертихвосткой, конечно, но на такой фортель у нее не хватило бы наглости, цинизма и ума. Так что, всё же, Миилин была уверенна, что Лив - жертва обстоятельств. А потому отказ рыцаря, который еще вчера полагал себя почти женихом красавицы, изрядно огорчил.
"Ну и ладно. Эх, дороги мои, дороги... пусть выносят ноги и помогают Боги!"
- Счастливо оставаться. - Сдержанный кивок не мог выразить всю степень возмущения полукровки, но сейчас возопила эльфийская часть крови - умолять и ползать на коленях было не по чести Детей Лесов.
Миилин забрала свои пожитки с лавки и отправилась по улице к воротам. И, пока на городом собирался снежный буран, о причинах которого менестрель догадалась ("...это торгаши решили так следы замести, злыдни"), нужно было решить еще один насущный вопрос, который иначе полукровка бы решила за счет рыцаря.
Нужно было верховое животное, потому что путь до ближайшего порта далёк и опасен. Конечно же, в сумке у музыканта водились деньги, но, во-первых, путь далёк и опасен, во-вторых, стресс способствовал тому, что хотелось взять и свести в личное пользование чужую вещь. Миилин прямо чувствовала как чешутся её руки, но в черте города воровать было глупо.
Так что полукровка, решив не пытать судьбы, пошла к воротам и битый час, в снегопад, ругалась со стражей, чтобы её пропустили. Наверное, только холод повлиял на то, что охранники открыли калитку перед оголтелым "пацаном".
Снег укрывал всю долину. И это было очень плохо для посевов и зверья в лесу.
Ругаясь и скрипя зубами, полукровка дошагала пару миль, добираясь до постоялого двора, который сегодня привечал всех, оказавшихся во власти непогоды. Едва отряхнув снег с капюшона и размяв пальцы, выстукивая снег с сапожек на крыльце, менестрель услышала, а потом и увидела как по дороге, сворачивая ко двору, подьезжает карета, запряженная хорошей такой четверкой лошадей.
И в мозгу что-то щелкнуло.
Но, сначала, надо подождать в тепле, переждать бурю, которая не будет вечной. Заодно и дать скотине отдохнуть.
Так что, промерзшая, но в приподнятом настроении, полукровка ввалилась в общий зал постоялого двора, намереваясь отобедать и послушать, что люди говорят.

5

Писарчонок неплохо знал способы проведения досуга своего начальства. Пока Кристоф разговаривал и собирал свои вещи, тот заказал кружку травяного отвара для господина помощника, а возле трактира была привязана лошадь из конюшни стражи.
Деваться было некуда, покряхтев, де Брие залпом опрокинул в себя горький напиток, надеясь, что он поможет избавиться от головной боли и отвратительного привкуса во рту, расплатился, и направился в караульное помещение.
Погода портилась и страж основательно замерз, пока добрался до места. Впрочем, возле входа его встретил еще один посыльный и передал, что начальник ждет его в здании Ратуши, где собрались купцы и сам глава города, все очень встревоженные.
Предполагая подобное, де Брие пересек площадь и вошел в малый зал, где обычно собирались обсудить текущие вопросы. Сейчас помещение напоминало базар в хороший такой торговый день. Шум, гам, бурные возгласы и тыканье друг в друга пальцем с замечаниями: «А я вам говорил! А вы уши развесили, губу раскатали!».
Поискав взглядом начальство, Кристоф увидел господина Теверина: за несколько часов осунувшегося, посеревшего и изрядно помятого, после потрясений минувшей ночи. Отец Ливетты тоже заметил стража, кивнул в сторону бокового выхода, приглашая поговорить.
Де Брие, раз уж его пока никто не заметил, потихоньку обошел спорщиков и вскоре был в просторном коридоре. Страж знал, что разговора не избежать и сейчас помянул тихим недобрым словом дракона: вот ведь змей! Девушку умыкнул, да так, что все сливки снял – красавица в руках, без всяких трат на ухаживания, свадьбу, подарки ей и родне, плюс ни тебе папаши девицы с душевными беседами, ни госпожи Теверин с претензиями! Лукавый ящер, как ни крути.
- Сынок, - начал городской голова, положив руку Крису на плечо.
«Ну да, оно конечно", - хмыкнул про себя де Брие. Но говорить ничего не стал, соображая, что отцу девушки не до шуток.
- Я понимаю, что не в том положении, чтобы тебе приказывать… - мужчина пытался подобрать слова, - хотя могу, должность моя такая в городе. Но я тебя прошу, как отец: найди Ливетту. Хоть не вернешь назад, так хоть убедись, что она в безопасности, и… и… - господин Теверин явно был расстроен больше, чем показывал.
- И что она замужем. Если же нет, передай, пусть возвращается, не боится. Мы с матерью примем, устроим, уже по ситуации. Она наша дочь, не отказываемся.
Де Брие не мог смотреть в глаза отцу девушки, к которой, что скрывать, испытывал чувства. Обида Криса отошла на второй план, задвинутая стыдом. Он поддался гневу, был мелочен, а теперь неизвестно где Ливетта, как с ней там обращаются?
- Хорошо, - ответил страж. – Я её найду. Выеду с отрядом, который город посылает за купцами, и поищу следы.
- Вот и отлично сынок, вот и отлично, - растроганный господин Теверин хлопал де Брие по плечу и даже пытался обнять. – Расходы на дорогу я оплачу, только ты пиши обо всем, что узнаешь.
Вот так к исходу дня Кристофер оказался собран, экипирован, запасная лошадь нагружена провизией, а слуга даже успел прикупить им новые сёдла – господину, конечно же, ну и себе, подешевле, но не менее мягкое.

Отредактировано Кристофер де Брие (2016-02-24 14:05:45)

6

В общую залу при постоялом дворе вошёл молодой мужчина, на ходу стряхивая с себя снег. Он не выглядел продрогшим несмотря на лёгкий дорожный камзол, но был жутко недоволен возникшей в пути заминкой и непогодой, вынудившей его сделать остановку в столь неподобающем его статусу месте, вместо того, чтобы доехать до города и уже там разместиться в приличной гостинице с привычным комфортом.
Хозяин постоялого двора вмиг распознал важного гостя и поспешил засвидетельствовать своё почтение лично, а заодно узнать, чем может служить такому благородному господину он, его домочадцы и слуги. В уме трактирщик уже прикидывал размер щедрой благодарности, которая с лихвой компенсировала надменный взгляд этого заезжего юнца, смотревшего кругом свысока и презрительно кривившего губы. Однако он со снисходительностью выслушал хозяина и ответил, что его собственные слуги сейчас распрягают карету, и хорошо бы лошадей устроить в здешней конюшне на отдых как положено. Путь был не близкий - весь день и всю ночь, а сегодняшнее утро и вовсе выдалось ненастным. Хозяин заверил, что всё будет сделано в лучшем виде и что он сейчас же пошлёт своего человека присмотреть за этим, а пока не угодно ли будет господину отдохнуть с дороги? Наверху есть замечательные комнаты, обед можно будет подать туда...
Но господин явно не планировал задержаться столь основательно. Хотя и переполненная зала не вызывала у него бурного энтузиазма, он пожелал, чтобы ему подыскали столик в уютном углу, подальше от всеобщей толчеи, где он, так и быть, пообедает и оценит фирменные блюда здешней хозяйки.
Рассыпаясь в любезностях: "Что вы-что вы!... Конечно!... Моя жена почтёт за честь.. Специальное столик для дорогих гостей.... Проходите вот сюда... ", хозяин проводил гостя в импровизированную нишу в углу зала за занавесками, где стоял широкий чистый стол и пара скамей на четверых. Тут же были зажжены свечи и предложен аперитив с холодными закусками.

Попивая местное вино, что на вкус было чуть лучше, чем просто терпимо, Раймар с интересом, который, впрочем, не выдавала его скучающая постная физиономия, оглядывал собравшихся в трактире, волей случая и непогоды. Не нужно было напрягать слух, чтобы уловить - местные и те, кто прибыл из города, обсуждают совсем недавнее происшествие весьма скандального характера. Кто-то кого-то обманул, что-то украли, чья-то честь поругана и какая-то девица скомпрометирована, а главное - чужаков не-кианцев будут тщательно проверять на всей дороге до ближайшего порта. Графу оставалось только порадоваться, что он не едет со стороны побережья и не направляется в ту сторону - ещё задержки в пути и излишнее внимание к его персоне ему ни к чему.
Пробираясь сквозь толпу в зале, Раймара разыскивал один из его слуг. Наконец он заметил господина и, подойдя к нему, с поклоном доложил, что лошади устроены... Поймав взгляд мальчишки, сидящего ближе всего и как будто прислушивающегося к их разговору, Раймар велел слуге и его товарищам оставаться присматривать за лошадьми и каретой.

7

В трактире было битком, как и положено подобному заведению в такую погоду, но не в такое время суток - ранняя рань же! Ну ладно - дело уже к обеду, но все равно, так что трактирщик, уж точно, сетовал на непогоду, кривя душой. Впрочем, что Миилин было до изворотливых и лживых людей вокруг?
Она, будто рыба в воде, лавируя между посетителей, подобралась в центр зала, так выгодно пристроившись за трактирщиком и дорогим гостем - им все уступали дорогу, поэтому когда полукровка плюхнула свои пожитки и сама уселась на лавку неподалеку, принимая самый невозмутимый вид, можно было бы подумать, что она здесь уже давно сидит. Если бы не последние капельки истаявшего снега, всё не просыхающие, на плаще, который полукровка оставила на плечах - в подобных местах за своими вещами нужен глаз да глаз, а то и чехол с лютней сопрут, чихнуть не успеешь! (во всяком случае, сама, не чистая на руку, Миилин, попыталась бы, если бы нашла что-то рядом достойное внимания и работы). Вот только пока что она задумывала серьезное воровство - коня свести! За такое в добром городе и без рук, и без ушей оставить могут, но двигаться-то как-то надо, да и спесивого молодчика, что с таким наглым видом оглядывался, проучить стоило. Даже если чувство самосохранения поспешно капитулировало.
На, сначала, горячей похлебки с мясом да кружку теплого молока с мёдом.
Пока полукровка втолковывала разносчице что да как, в зал приперся, видимо, слуга рыжего дворянчика - менестрель затихла, сбилась со слова, слушая о лошадях, а потом только что зубами не скрипнула, услышав, что слуги будут их караулить.
"Ну ничего, может, не все так страшно".
Разносчица удалилась, Лин перестала позыркивать на бла-а-агородного и скучающе повела взглядом по залу: сколько она таких перевидала, вот только сейчас пока нужно было не песни петь, а поскорее в путь справиться.
"Может, узнать у кого, есть ли путники до приморья?" - ход мыслей был нагло прерван. И, увы, совсем не тарелкой еды.
Мужик, сидящий чуть наискосок от стола, где примостилась полукровка, оценил чехол с музыкальным инструментом и крякнул.
- Эй ты, пацан, давай сыграй что-то... душевное! А то и так эта погода паскудная всё перепортила, а тут у нас дамы... надо, чтоб было красиво! - При это мужик недвусмысленно покосился в сторону занавесей, полузакрывающих вид на стол высокородного гостя.
"Вот идиот..." - как-то тоскливо и устало подумала музыкант. То, что её давно принимали за подростка-мужчину, бесило, но устарелой болью, а вот то, что кто-то, залив зенки с утра пораньше, ещё и красивого юного парня от ряженой девицы не отличит - это уже диагноз.
Но охочий до развлечений люд уже косился на молчащую полукровку.
- Тебе надо, ты и играй. На ложках да тарелках, мужик. А я бесплатно и, тем более, для таких дам, не играю. - С расстановкой, дерзко, почти прошипела полукровка. - Обед жду я, не видишь, что ли.
Мужику явно не понравился такой ответ как и смешки за соседними столиками.
Он побагровел лицом и встал из-за лавки, направляясь к полукровке.
Чего не отнять у бардов, так это умения чуять, когда пахнет мордобоем, а потому полукровка подобралась и зыркнула на рыжего.
- Вашество, сейчас здесь будет низкопробная драка, но может и не быть, если вы что-то придумаете, вы же леди. - С издевкой, на самом деле, отчаянно веселясь, без всякого вина: грузный мужик все равно ничего не сделает вертлявой падчерице Лесов.

Отредактировано Миилин (2016-03-04 23:08:55)

8

Замечание насчёт того, что у кого-то тут дамы, Раймар был готов великодушно пропустить мимо ушей. Мало ли кто прячет женщину под дорожным плащом, или, может, кто-то из этих в зале - сама себе бородатая дама. Ну, потренькал бы мальчишка на своём... что там у него, и остался бы в стороне от дальнейшего развития ситуации, наверное. Но он как будто из кожи вон лез, чтобы обратить на себя куда большее внимание нежели любой другой из находившихся здесь сейчас. Его последние слова, обращённые к Раймару, просто не оставили возможности сделать вид, что не было сказано ничего особенного, такого, чтобы задеть гордость вспыльчивого аристократа.
Он метнул на мальчишку злой взгляд, обещающий, впрочем, быструю смерть в огне. Но вот успел ли пацан оценить этот красноречивый взгляд, осталось непонятно, потому что обзор загородил тот самый тип, который тут где-то женщину нашёл... или потерял. Его грубые извинения за "невоспитанного дрянного мальчишку-музыканта, который сейчас докочевряжится" и любезности в адрес "прекрасной рыжеволосой нимфы... пардон, леди", граничащие с пошлостью, заставили Раймара очень быстро, прямо-таки на ходу пересмотреть цель для своего праведного гнева. Мужчина, который так старался произвести на него впечатление, в порыве пылких чувств шагнул ближе и, наклонившись через стол, в каком-то интимно-доверительном взял Графа за руку, повлажневшими глазами ловя его взгляд. Несвежее дыхание вкупе с винными парами и запахом немытого тела не то что слезу вышибали - рвотный рефлекс удалось подавить с трудом. Дальнейшие события развивались молниеносно: зелёные глаза полыхнули огнём, Раймар, сколь не было бы ему противно, перехватил руку этого деревенщины, полупроцедив-полупрошипев сквозь зубы что-то мало понятное - то ли ругательство, то ли проклятие, магической формулой призывая энергию огня и направляя её в свою ладонь. Горе-ухажёр взвыл нечеловеческим голосом и отпрянул, еле вырвавшись из захвата и прижав к себе, баюкая, покрасневшую руку. В зале резко стих и гвалт, и вообще разговоры, некоторые из посетителей даже повскакивал с мест.
- Бешеная злобная фурия! - мужик взирал на Раймара ошалевшими глазами, по-видимому, так и не поняв, в чём его ошибка. Граф уже было встал из-за стола, чтобы объяснить более доходчиво, но на крик прибежал хозяин и принялся суетиться вокруг "уважаемого господина и дорогого гостя", рассыпаться в извинениях и ругать "всяких проходимцев, которые порочат честь его достойного заведения". В мгновения ока по его знаку появились двое местных вышибал и выпроводили из трактира уже пришедшего в себя и сыпавшего грязными ругательствами незадачливого дебошира и, кажется, на выходе придали ему ускорение по направлению к грязной луже посреди двора.
Трактирщик вновь принялся за свой подобострастный тон - может ли он как-то загладить свою вину перед господином за эту досадную неприятность. В целом, Раймар мог бы быть удовлетворён исходом, ведь всё же в Киане он чужестранец и должен довольствоваться здешними полумерами наказания, а чтобы не поддаться искушению и не выследить своего обидчика, чтобы рассчитаться с ним сполна, лучше было бы прямо сейчас запрячь лошадей обратно в карету и продолжить путь. Но его людям и лошадям нужен был отдых. Поэтому Граф, метнув ещё один злой взгляд в сторону уже слегка притихшего дерзкого пацана, с выражением великодушной снисходительности по отношению к несчастному хозяину объявил, что лучше ему будет отобедать в уединении, в какой-нибудь из свободных комнат наверху, куда трактирщик тут же и вызвался его отвести, пообещав, что теперь уж он самолично проследит за порядком и чтобы никто больше не побеспокоил дорого гостя.

9

События, увы, слишком быстро пустились в скомканную плясовую, а самым неприятным открытием оказалось наличие магического дара у рыжего дворянчика - дерзить высокородным - уже опасно; дерзить богатым высокородным - катастрофично, а пытаться увести лошадь у высокородного мага огня... "Эй, Миилин, тебе снег заморозил мозги? Ты точно уверенна?" - инстинкт самосохранения мог кричать сколько-угодно, но выбранного не воротить, как и сказанных слов не избежать - вряд ли маг почтет нужным оказать посильную помощь какой-то полуэльфийке с лютней наперевес, в остального же честного народа было по одной скотине и, все-таки, Мий воровала для благого дела. А с богача от одной лошади не убудет и потащат три лошади его карету спокойно.
Мысленно кивая. одобряя собственный план, полукровка равнодушным взглядом проводила наверх колдуна и трактирщика, неспешно поела, наслаждаясь вкусом домашней еды - в дороге, да её через море, придется с этим как-то перебиться, и лишь потом, когда в зале затихли последние отголоски разговора о произошедшем, расплатилась и вышла, подхватывая свои нехитрые пожитки.
К вечеру присыпанный снег истает, развезя дороги в жидкую кашицу, а сейчас было просто противно и сыро. Музыкант поморщилась, натянула на голову капюшон, прикрывая острые уши, а потом уверенным шагом направилась на конюшню.
Двое слуг, прибывших с рыжим, должны были обретаться подле неё.
По-уму, один бы лучше внутри кареты караулил - а то ведь и занавеси снимут и что скабрезное на оббивке вырежут, а второй - у лошадей. Тут бы пригодились навыки каких-то чар, но такого дара даровано не было.
Тихо пройдя внутрь, так, что двери даже не скрипнули, полукровка остановилась на пороге просторного помещения, чтобы быстро открыть пошире ворота, подготавливая себе отход.
Осмотрелась. Денников было не много, но все заняты - от дальних слышался разговор, видимо, охрана предпочитала ходить парой. Тьфу ты, перестраховщики.
Так что менестрель покосилась даже на кляч в ближайшем деннике - кобыла и жеребёнок - отпадает. Старый мерин - только на колбасу. Еще один мерин, вот только тяжеловоз. В следующем деннике стояла рабочая лошадка, ударяя копытом с разболтавшей подковой по полу - отпадает. Кажется, не миновать четвёрки коней волшебника. Видит Богиня - Миилин пыталась выбрать кого-то другого.
Для начала - нейтрализировать охранников. Мужики, один леший знает почему, решили, что пустой денник - идеальное место, чтобы сесть там и заладить играть в карты. Может, они думали, что услышат, если кто-то подойдет.
И дело было за малым - резко и быстро захлопнуть высокую калитку денника, вколачивая засов в паз.
А теперь быстро открыть соседний и, перехватив закинутый было за голову недоуздок коня, вывести того, подманивая прихваченным с харчевни пирожком с вареньем.
- давай, родимый, перебирай ногами, скорее... тебе же тоже не нравится карету таскать. Давай. - Тянула на себя и в сторону открытых ворот, менестрель. В то, что мужики скоро разберутся как выскочить из "клетки", полукровка не сомневалась. А потому нужно было чудом все провернуть - отчаянные времена требовали отчаянных решений.

10

Их было четверо. Четыре вороных красавца, одинаково сильных и выносливых, чтобы тянуть карету и по ухоженным дорожкам графского парка, и по внезапно возникшему бездорожью из-за раскисшей от снега и дождя глубокой колее какого-то кианского захолустья; и равно высоких и статных, так что не зазорно и самому Графу прокатиться верхом на одном из таких. Восьмилеток звали Першерон, Клайдесдаль, Брабансон и Тагор, и к каждой паре был прикреплён свой грум, даже в таком далёком путешествии, как это. Да, Раймар любил животных, в частности своих лошадей, едва ли не больше людей. Лошади его не раздражали своей глупостью, хорошо выдрессированные не дерзили и умом порой превосходили некоторых других двуногих слуг. И как другие слуги, перенимали что-то от характера своего хозяина.

Несмотря на то, что безымянный постоялый двор был ещё тем захолустьем, впрочем, ничем не отличающимся от многих других, что попадались в их путешествии, однако, благодаря харизме Графа, его лошади и слуги были устроены со всевозможным по местным меркам комфортом, так что люди даже позволили себе расслабиться, получив от господина распоряжение готовить лошадей не раньше вечера, а то, может, и следующего утра - как погода опомнится и придёт в себя, то есть, в норму.
Устроив лошадей по всем правилам, задав им овса и выполнив тем самым свой долг, конюшие, а вместе с ним и личный лакей графа, решили выпить да закусить, а заодно и скоротать досуг за картами. Разумеется, не выпуская из виду денников с лошадьми. Но вот всех охватил азарт, а карта шла только к одному, тут шум, споры, шуточные угрозы, и все как-то выпустили из внимания, когда и как прикрылась калитка денника, в котором они заседали.

Именно Тагор оказался в том самом злополучном деннике, который ближайший подвернулся конокраду под руку. Гордый жеребец в своих лошадиных мыслях не допускал, что его могут свести как какого-то молочного жеребёнка следом за мамкой. Вышел он за калитку следом за тянувшей повод девочкой скорее из любопытства, уверенный, что в любой момент может не только поднять такой шум и переполох, что тут все сбегутся во главе с хозяином, но и просто как двинет копытом по лбу незадачливой воришке, так всё и закончится. Дагорские лошади ничего не слышали про то, что женщин не бьют.
Тагор негромко фыркал, прядал ушами и принюхивался к тому, чем девчонка пыталась его подкупить. Эта невежда совершенно не разбиралась в лошадях и надеялась, что он польстится на булку. Жеребец возмущённо и громко заржал.

Тем временем запертые в деннике люди поняли, что что-то не так. Самый крепкий из них толкнул пару раз калитку и убедился, что она не поддаётся. И тут они услышали возмущённое конское ржание. Стало ясно, что что-то уже совсем не так. Один из товарищей забрался на спину другому и перемахнул через калитку, как раз вовремя, чтобы увидеть вставшего на дыбы чёрного жеребца над замершим в испуге мальчонкой, который, по всей видимости, собирался свести коня. И тот отплатил за оскорбление крепким ударом копытом в грудь, так что, похоже, начисто вышиб дух из пацана. Конюший принялся успокаивать Тагора, который ещё порывался метнуться в сторону, чтобы настигнуть своего обидчика и втоптать его в пыль окончательно. Выбравшись из закрытого денника, подоспели остальные, с некоторой опаской поглядывая на распростёртого на полу конюшни мальчишку.
- Что? Зашиб на смерть? - спросил один другого.
Слуга графа наклонился, чтобы послушать, дышит ли несчастный конокрад.
- Да нет, вроде жив, - откликнулся он спустя секунд двадцать. Из-за шумно фыркающего и бьющего копытом коня сложно было что-либо расслышать, но, кажется, грудь под лёгкой курточкой вздымалась, хоть и не слишком высоко и не слишком ровно.
- Надо сказать господину, позвать... - подал голос третий.
Один из слуг побежал за графом.
У них у всех на уме было то, что случись это дома, в Дагоре, такому происшествию придали бы не больше значения, чем попытке кражи, причём пострадавшей стороной был бы Граф. А тут они чужаки в другой стране, не самой дружелюбной к дагорцам стране. Не хотелось бы лишних неприятностей из-за неизвестного мальчишки, зашибленного на смерть при неудачной попытке свести коня.

Как и полагается хозяину собственной, ну и других жизней, Раймар привык наслаждаться редкими минутами покоя не спеша, пусть даже в таких непритязательных условиях, как одна из гостевых комнат на постоялом дворе, да под местную, пусть не слишком изысканную, зато приготовленную со всем старанием лично хозяйкой "для дорогого гостя", вполне съедобную на вкус и сытную для желудка стряпню. Он только распробовал чудесное жаркое под унылый вид в окне с видом на дорогу, как явился слуга, коротко извинившийся, что беспокоит господина, но на конюшне с одной из лошадей случилось досадное происшествие, которое требует незамедлительного решения графа. Своим приближённым, а путешествовал он только с особенно доверенными слугами, Раймар привык доверять, а потом не стал тратить время на расспросы на месте, и лакей рассказал всё по дороге к конюшне.
Там они обнаружили всё тех же, примерно всё в том же положении. Мальчишке-конокраду, видать, крепко досталось, и никто не стал приводить его в чувство. Раймар велел принести со двора побольше снега. Принесённый ком он растопил в один момент прямо над "бездыханным телом", так что окатило как из небольшого такого ведра ледяной водой. Граф и его слуги обступили несостоявшегося вора. Злой взгляд зелёных глаз Раймара был скорее угрожающим, нежели грозным. Этого мальчишку он заметил ещё в трактире. Ох, как это должно свербить в одном месте, чтобы с такой настойчивостью нарываться на неприятности!

11

Лошади, всё-таки, были явно не "коньком" Миилин (вот такой вот каламбур). Менестрель, не успев даже толком повод перекинуть, оказалась один на один против разъяренного вороного гада. И все, на что хватило реакции полукровки, - испуганно прянуть назад, но удар копытом есть удар копытом - если уж получила, изволь валяться в грязном месиве талого снега, соломы и песка, которым был посыпан двор.
Очнуться от боли и ведра воды в рожу - второе по приятности ощущение, после вылета в несознанку от удара копытом.
Пытаясь сфокусировать взгляд и вспомнить как дышать, а не хрипеть, полукровка, неожиданно, углядела над собой рыжую высокомерную рожу того самого мага, у которого она коня-то и пыталась свести. Затуманенный мозг как-то так отстранённо воспринял информацию о том, что били конём её уже (а логика и порядок случившегося и причин перемешались и оказались смяты), значит, дальше её будут пытать, возможно, не просто с членовредительством, а с отрубанием конечностей. Возможно, даже скормят пальцы вон тому самому вороному, что всё никак не успокоится (а ведь, казалось бы, выбирала самого смирного - как обманчива внешность!).
И, пока над двором повисала удивительно-прекрасная тишина затишья перед бурей, Лин уже успела мысленно попрощаться с белым светом; обозвать себя идиоткой и жадиной - свела бы какую-то доходягу из первых денников, никто бы и не хватился; попросить прощения у Богини и предьявить Той претензию, мол, "а что ж ты так, на сьедение дагорцам пакостным меня оставляешь" и даже завещать свою лютню сжечь вместе с хладным телом. Но... прежде, чем ляпнуть что-то из шикарного списка всевозможных опасных слов, когда говоришь с человеком, который властен над твоей судьбой, полукровка оглядела склонившиеся над ней лица (больше, от гнева - рожи) мужчин, вздохнула и... решила, что терять ей, всё равно, нечего, а раз так - можно и джигу сплясать с судьбой.
- Лекаря! Лекаря! Тут человеку... мхм... эльфу.... плохо, в общем. - Прохрипела, она, быстро поняв стратегическую промашку - говорить было еще хуже и больнее, чем дышать. Умолкла. Побуравила взглядом хозяина всей этой шайки-лейки, подумав о том, что с Ливетты хватило бы одного обморока и не талой водой девушку бы обливали, но чего нет, того нет.
"Точно прибьют и закопают под свинарником... или порубают свиньям на корм. У этих, темных, всё так".
- За что ж вы так детей и сирот не любите, а? И коней... - Осторожно пытаясь хоть привстать на локлях, Миилин старалась даже не думать, какой грязной сейчас является. Достаточно того, что на лютне уже больно лежать. Хорошо, что струны с той были предусмотрительно сняты перед упаковкой.
"Прибьют. Ведь прибьют же. Вот только - как?"
Но издали уже слышался шум - не от трактира и честного кианского народа, а со стороны дороги.

12

Как ни собирайся в долгий путь, всё равно чего-нибудь да не предусмотришь. Можно было догадаться, что пролетающие лениво снежинки обернутся настоящей весенней метелью, случаются они хоть и не часто, но и редкостью не назовешь, но Кристоф об этом не задумался, а потому сидел в седле согнувшись, кутаясь в капюшон куртки. Эх, плащ бы, мехом подбитый сейчас очень пригодился.
Однако метель  налетела и стихла, как по волшебству, оставив после себя снежные наносы и противное свербение в горле и носу, отнюдь не улучшающее стражу настроение.
Спасибо господину Теверину, снарядил в дорогу отменно. Крис сделал пару глотков из фляги, не более, чисто в лечебных целях и пришпорил коня. Размышлял  де Брие всё это время над тем, как далеко поведет его дорога: отлетел ли дракон от города, а дальше продолжил путь с земляками, или же отправился восвояси в одиночку, с Ливеттой в лапах?
Чтобы побыстрее уяснить этот момент Кристоф не щадил себя и лошадей, пытаясь догнать кехуанскую делегацию, пока те не достигли порта. Тряска в седле добавляла усталости, неопределенность и чувство вины – мрачных сожалений, а надвигающийся насморк – раздражения, посему возле трактира Кристоф высадился в состоянии бурлящего котла, разве что крышкой прикрытого.
Хозяина в зале не оказалось и хмурый страж, пнув дверь, широкими шагами отправился на конюшню, где по словам подавальшицы «шото шумять».
Взгляду де Брие открылась толпа во дворе и лужа, в которой пытался встать мокрый подросток.
- Что за самосуд, любезные? – громко поинтересовался страж, положив руку на рукоять меча. – Мне нужна горячая вода, еда и комната, кто хозяин?
И тут Крис с удивлением обнаружил, что мальчишка, ползающий в грязном подтаявшем снегу, не кто иная, как Миилин.
- А ты что тут делаешь? – он сделал шаг вперед, за шиворот взял менестрельку и поставил на ноги. – Мне кто-нибудь объяснит, что происходит?

13

Вид барахтающегося, хрипящего при каждом вздохе и пытающегося не то встать, не то просто приподняться и сесть мокрого пацана сочувствия у дагорцев не вызывал. Пусть радуется, что вообще живой и даже, кажется, с целыми рёбрами. То-то ещё с ним сделает граф. Раймар как раз размышлял, как бы проучить этого наглого мальца, даром что тот выглядел уже вполне наученным самой жизнью. Впрочем, выводы об этом было ещё рано делать - язык у него был явно без костей, а голова - без ума. Чем ещё иначе можно объяснить несдержанность речей в самых невыгодных ситуациях?
- Воров не любят всегда и везде одинаково, - ответил Раймар на обвинение, что он кого-то там не любит. - Так сильно, что за воровство отрубают руку.
Его взгляд и выражение лица красноречиво говорили о намерении осуществить озвученное. Конечно, мирный постоялый двор - не самое подходящее для этого место, но и вывозить мальчишку в сундуке - это как-то... низко. От решения этой дилеммы Раймара избавил шум со стороны дороги, а вскорости и появление нового действующего лица.

При виде эдакого детины его слуги как-то невольно расступились, но Раймар остался стоять как стоял на месте и глаз не прятал. Наоборот, он смерил воина (ну, очевидно же, что воина - вон и за меч хватается, ещё толком не успев вникнуть, что к чему, всё от большого запаса силы, не иначе) оценивающим взглядом. Ну, какие тут сделаешь выводы, кроме самих собой напрашивающихся? Неожиданное появление на месте происшествия старого знакомого, всем своим видом демонстрирующего готовность вступиться за "жертву".
"Кто здесь самый слабый?" - с усмешкой про себя подумал Раймар. Вслух же заговорил сдержанно, с невозмутимостью обрисовывая суть дела:
- До суда пока что не дошло. А произошло ни много ни мало то, что этот парень решил свести у меня коня, но далеко с ним не ушёл...

14

"Отрубают руку..." - услышав угрозу от рыжего дворянчика, полукровка едва не стартовала с места в небо, подскочив и заново оседая в лужу, испуганно прижимая к себе руки. То, что для менестреля худшей участи нет, было понятно, как и то, что после такого путь один - вниз с обрыва. Угрызения совести по поводу сведенного вороного чудовища? Нет, не слышала. Но терять уже было, практически, нечего.
- Да не воровала я вашего коня! Достали! Я его вывела и хотела накормить. Мне показалось, что ему в стойле плохо! - Врать, так до синей луны.
И тут в ситуацию опять вмешался случай.
Удача явно любила дураков и пьяниц, а еще - берегла менестрелей.
Узнавая Кристофа (ну надо же - таки сподобился в поход за своей зазнобой!), Мие мысленно выдохнула и приглушенно вякнула, когда её вздернули за шиворот с пресловутой лужи, как котенка. Уцепилась тонкими пальцами в чехол лютни и жалобно-жалобно посмотрела на рыцаря и весь народ, кольцом взявший двор. Кианцы и дагорцы, в тесном пространстве одного трактира, в момент, когда война почти на пороге - это вам не шутки.
- И вообще, я девушка! Хватит ко мне, как к мальчике. - Раздраженно (чувствуя какую-никакую, но защиту) огрызнулась полукровка, гневно сверкая глазами на рыжего. - И если бы я сводила коня, то разве так глупо? С грузом вещей за спиной! - Сейчас главно было - на свою сторону переменить родных килгешианцев. В толпе уже слышались хмыканья и вздохи узнавания.
- У кого-хошь спросите - я вообще слуга пропавшей дочери городского главы. А вы, может, колдун и дракону помогаете. И его дочку свели и в коня превратили! - Кажется, Миилин заносило, но чем смелее обвинения, тем больше шанс, что толпа зацепится за что-то другое.
Заркныв на рыцаря, тихо вздохнула.
- Ты за мной не пошел, вот я и пошла Ливетту спасать. - Выдохнула. Поежилась от холода. Валяться в луже, это вам не в реке летнюю жару смывать.

15

Что полукровка вздумала учудить, в это Крис вникать не стал, главное сейчас было разогнать не очень-то дружелюбно настроенную толпу. Окинув взглядом стоявших вокруг мужиков, женщин почти не было, де Брие задвинул менестрельку себе за широкую спину, и показал бляху городской стражи.
- Я помощник начальника городской стражи города Келгеш . Надеюсь моего слова достаточно? Знаю эту девушку, она музыкант и немного… страненькая. – Тут мужчина ухмыльнулся, уже представляя, как будет возмущаться Миилин, когда придет в себя.
- И точно могла этой вашей кляче принести морковки или вывести лошадь на прогулку, решив, что животине одиноко.

Пока девушка снова не стала болтать, что ни поподя, страж перевел тяжелый взгляд с хозяина трактира, который рад уже был тому, что шум-гам успокоится, на дагорца, как, вероятно, главного пострадальца, смотревшего с изрядной долей надменности. Из благородных, да нос задирающих, что ли?
- Животному не был нанесен ущерб, я полагаю? Думаю, в таком случае мы можем уладить дело миром – я вас угощаю, что там у любезного хозяина найдется в закромах самого лучшего. А всем остальным – по кружке эля за счет городской стражи! ( За счет господина Теверина, если быть точнее, но здесь вряд ли было много его сторонников). Кристофер Де Брие, будем знакомы, - и он протянул руку для рукопожатия и заключения соглашения.
Толпа обрадованно загудела и потянулась в трактир, в ожидании дармовой выпивки, а Крис ждал ответа от дагорца.

Отредактировано Кристофер де Брие (2016-05-03 08:07:22)


Вы здесь » Последний Шанс » Трактирные байки героев и проходимцев » Ох, рано встаёт охрана.