Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Кёху » Странные игры


Странные игры

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: сад при гареме
Действующие лица: Фэн Ю (дракоша и Его Императорское Высочество), Камиль (эльф и балбес xDDD)
Балом правит импровизация х)

2

Одним замечательным летним вечером на улицах Кёху можно было наблюдать незамысловатую картину: бегущий по улице темный эльф, на вид еще совсем молодой, браво улепетывающий от двух преследователей тоже вполне эльфийской наружности.
Иль оглянулся на догоняющих молодых эльфов.
Как там говорится? Ничто не предвещало беды…? Ну да, кажется так. Вот и этим вечером беды ничто не предвещало. Однако шило в известном месте не дало молодому эльфенку спокойно сидеть дома. Молодость, глупость, отсутствие мозгов и родителей дома как ограничивающих факторов. Вот и решил юноша отправиться на поиски приключений. За что боролись, на то и напоролись. Прогуливающийся по городским улицам Камиль просто не мог пройти мимо «небольшой» потасовки между двумя далеко не самыми крупными кланами, завязавшуюся в небольшом переулке. Но и посмотреть со стороны он, видимо, тоже не мог, поэтому полез в самый центр драки. Почему просто драки? Ну, когда юное поколение в кланах сталкивается, ничего масштабного произойти не может. Сила да умения еще не те. Получив пару увесистых толчков и сам поставив синяков какой-то бандитской эльфячьей роже, Камиль благополучно выбрался обратно на улицу. Каково же было его удивление, когда вслед за ним выскочили два эльфа и бегом пустились к нему. Иль проверять их намерения не стал и бегом припустил дальше.
Ох, а вот замечательное место, чтобы спрятаться, - эльфенок заметил зазор в растительности, растущей по краю улицы, и быстро юркнул туда. Затем пришлось несколько минут планомерно продираться сквозь густые заросли кустов. И все же его усилия были вознаграждены – Иль благополучно вывалился на мощеную камнем дорожку.
- Кажется, это какой-то сад. Значит, если идти по дорожке, можно, в конце концов, наткнуться на выход… или вход, но не суть, - сделав сей исключительно логичный вывод, Камиль с воодушевлением двинулся вдоль дорожки. О том, как он будет объяснять своё появление в саду, эльф, разумеется, не подумал.
Бродить долго не пришлось, дорожка вывела на небольшую поляну, где собрались.. девушки. И не только - юноши там тоже были. Молодые, красивые, ухоженные. В голову начали закрадываться смутные предположения о происхождении и назначении сада.
- Шаафсин мне в печенки, куда я попал? – на большее слов у Иля уже не хватило. Он растерянно огляделся по сторонам: ну и что теперь?

3

Едва на небе занялся закат, раскрасив видневшийся вдали дворца край горизонта с размытыми пёрышками облаков в пунцовый цвет, согласно установившейся традиции, принц вернувшись с прогулки, приняв благоухающую ванну и переодевшись в специально отведенный наряд, должный подчеркнуть (цитируя) "глубокий червонный и в тоже время прозрачный, как кристально чистые воды священного родника на склоне самой большой горы цвет его прекрасных глаз", отправился по проторенной дорожке прямиком к наложницам, прихватив юного служку, несшего на серебряном подносе -подарки лучшим цветкам гарема.
Надо ли говорить, что настроение у него было как оно бывает чаще всего- праздное, а вид подобающе величественный и возвышенный. Церемониальность, коей он свободно пренебрегал, тем не менее въелась в него хуже чернильного пятна и проявлялась вот в таких не насущных мелочах.
Через некоторое время, когда на небо начали высыпать первые звезды, а царственный слух услаждали музыканты и те самые сладкоголосые "лучшие цветки гарема" усевшись у ног императорского Высочества и извиваясь в такт журчащим, мягким и выразительным нотам янцина и эрху, внезапно оживились две борзые расположившиеся у ног своего хозяина, доселе спокойно дремавшие. Подняв узкие заостренные морды вверх они поднялись, не побеспокоив ничьё внимание, и в паре длинных прыжков нырнули в аккуратно стриженную гущу кустов, проскочили несколько подобных зеленых островков, распугали пучок наложников и стайку золотых рыбок, затеявших какую-то игру у искусственного пруда и очутились перед незванным гостем, так кстати растерянным, озорно вихляя тонкими хвостами, норовя от излишка чувств хлестануть мальчишку по бедру, в попытке встать на задние лапы и скаля пасть, протяжно лизнуть, приглянувшуюся мордаху эльфёнка.
Тут его и заметили наложники, удивленно, испуганно,а кое-кто с неподдельным интересом воззрившись на незнакомца. В ответ на заданный юношей вопрос пронесся тихий шепоток среди обитателей гарема, засияли застрелявшие кокетством глаза, нескромные, но бледные улыбки, со слабым дуновением ветра слетевшие с красивых лиц. Однако через считанные секунды ветром сдуло и их, оставив гостя наедине с собаками, не прекращавшими своих домогательств, равно как и не давая ему ступить и шаг.
Таким образом, если эльф вел счет времени он мог насчитать около 323 упавших лепестков с низкого коряво покосившегося персикового дерева. Через 5,5 минут Фэн Ю хватился своих зверушек, стоило начать мерзнуть его ногам, которые он конечно мог прикрыть чьим-нибудь пылким телом, а то и двумя, но не стал ввиду хорошего расположения духа и увлеченности созерцанием красоты и мыслями о смысле жизни. Решив пройтись немного в одночестве и разыскать заодно борзых, он все с той же величественностью поднялся из кресла, медлительными движениями расправил складки платья, особо уделил внимание локонам струившимися крупными завитками по спине и плечам и сложив руки за спиной, как часто любил делать его отец, двинулся в сторону ничего не подозревающей троице у пруда.
Неслышные мягкие шаги дракона и, та тропинка которую он выбрал сквозь отцветающие деревья вела его прямиком к заплутавшему эльфу. Теплый воздух едва колыхался от широких шагов мужчины, а ночь дарила всем жителям Кёху почти ощутимую гармонию и уют, какие могут быть только в отчем доме, когда возвращаешься в него после долгих и тяжелых странствий, зная наперед,что тебя ждет твой очаг и твоя семья, спокойная мирская жизнь. Вспомнив и своё возвращение домой, и чуть было не проскочил собак о которых уж и забыл, но до чуткого слуха донеслось поскуливание и какое-то пыхтение, сбившее всю грустную волну.
Принц развернулся и направил стопы к источнику затевающейся возни. Выйдя на поляну он и наткнулся на незадачливого нарушителя территории.
Пузатые фонарики колыхавшиеся немного поодаль фантасмагорически подсвечивали и дрожащую воду пруда, и оранжевые бока снующих там рыбок и грубо скроенные стволы молодых деревьев и самого эльфа. Призрак. Пронеслось в голове дракона. Слишком уж тщедушен ему показался мальчик, взлохмаченный и бледный после беготни и борьбы с кустами, тоненький как стебелек, выглядывающий из вороха одежды. Но как известно, первое впечатление обманчиво, поэтому второй мыслью стала теория с сироткой залезшим невесть каким чудом в сад, да еще и при гареме охраняющийся не хуже покоев самого Императора...правда с иной целью, но всё же, дабы попромышлять в целях наживы. Хотя кто их знает- нынешнюю молодежь-то? Нет. Отрезал внутренний голос и продолжил напутственно и даже, как показалось, Фэн- слегка заискивая. Охрана у нас хорошая, обученная...с чего бы это им какого-то приблуду упускать из виду, не устроив ему мгновенный сеанс аккупунктуру стрелами? Да и глянь...собаки-то его как родного приняли!
Секунды ушли у принца на размышления. Его псы перестали терроризировать мальца и теперь шелудиво терлись о ноги мужчины.
-Так...ты...сынок Лу Сяохэ? Неуверенно начал дракон, но секундное негодование скрылось за чарующе глубокими обертонами голоса, опутывающие слушателя невидимыми мягкими как летний шелк- сетями, коими иной раз не совладать и колдуньям вроде Цирцеи.
Фэн Ю наклонился потрепать по холке пса и словно отключился от реальности, продолжив тешить ласками любимца.

4

Эльф замер, не в силах решить, куда же идти дальше, а определить, в каком направлении двигаться не представлялось возможным: множество дорожек, петляющих  среди раскидистых деревьев и пышных кустов, сбивали с толку. Обычное явление для многочисленных садов Кеху, но кто знает, куда они могут вывести? Однако он так и не успел принять никакого решения: словно по волшебству откуда-то из зеленых зарослей выскочили два пса, со всех ног метнувшись прямо к непрошеному гостю. Первым его порывом было испуганно отшатнуться, но следом пришла уже более разумная мысль, что врожденное умение общаться с животными распространяется и на домашних собак. Правда, отчего те так радостно скакали вокруг, норовя не то облизать эльфа, не то повалить его на землю, Иль так и не понял. Впрочем, он не замедлил присесть рядом с борзыми на колени, оглаживая по бокам, почесывая за ушами, перебирая жесткую шерсть на холке. Юноша настолько увлекся своим незамысловатым «общением» с псами, что почти не заметил реакции находящихся в саду посетителей. Разве что то, как быстро еще совсем недавно людная поляна превратилась в практически пустую, заставило его несколько растерянно оглянуться. Но, скользнув взглядом по безупречно-красивому пейзажу, Камиль вновь вернулся к собакам, требующим свою порцию внимания. Спустя пару минут эльфенок уже с пыхтением отпихивал от себя расшалившихся псов, пытающихся чуть ли не на колени к нему забраться. За почти детской возней он не расслышал звук приближающихся шагов, поэтому чужой голос, пусть и негромкий, заставил темного эльфа вздрогнуть и вскинуть голову в поисках источника звука. Тот обнаружился сразу же в лице мужчины неопределенной расы и явной его принадлежности к аристократии Кеху. Псы, услышав, по-видимому, знакомый голос, отбежали к незнакомцу. Иль проводил их взглядом, жалея, что не может зарыться пальцами в теплую шерсть – живое тепло тоже какая-никакая поддержка.
- Чей сын? – удивленно уставился на мужчину и, спохватившись, встал с колен. Заметив взгляд, которым его рассматривал незнакомец, эльф попытался представить себе возможный вид. Представшая картина не особо радовала – сейчас он наверняка представляет собой нечто среднее между уличной сиротой и начинающим разбойником. Поспешно пригладив топорщившиеся волосы, словно это могло исправить впечатление,  Камиль продолжил, - Возможно, вы меня с кем-то путаете? – и, чуть помедлив, неуверенно добавил, -  вообще-то я заблудился, - Это надо же было, мало того, что заблудился, так еще и попался кому-то из знати, а не простому слуге. Вот же «удачливость».
От внимательного осмотра собеседника у эльфа даже кончики острых ушей заалели -  невольно отметилась изящность и утонченность его внешнего облика, в то время как сам Камиль находился отнюдь не в лучшем виде для знакомства. Постаравшись отогнать смущение и призвав на помощь все своё обаяние, Иль состроил просительное выражение лица и тихим голосом поинтересовался:
- Вы же мне поможете?

5

Мальчик оказался действительно мальчиком, как спокойно рассудил Фэн Ю, подразумевая незатейливость и простодушность юношеского возраста,( не склонную к скользкой изворотливости и коварству) сквозившую в ответе на каверзный вопрос. Никакого Сяохэ сам принц не знал.
Он обеими руками разгладил завитки шерсти на жилистых боках пса и выпрямился, складывая руки на груди попутно пряча кисти в широких длинных рукавах ципао. Со степенной улыбкой в приподнятых краях рта проследил за жестами эльфа, выдающими волнение и неуверенность. Диковинный и неопытный птенец залетел в чужой сад.
-Возможно.
Дракон приблизился к юноше, чтобы в сгущающихся сумерках разглядеть его точеное личико, вспыхнувшее краской смущения. Одежда его оказалась довольно простой, но не обтрепавшейся и чистой, если не считать ровного слоя пыли и застрявших в складках и волосах небольших листьев, и обломков веточек куста, через которые тому пришлось продираться.
-Назови мне своё имя. Игнорируя вопрос и просьбу эльфенка, прошептал дракон, высвободив из рукава узкую ладонь, которой медленно, дабы не спугнуть мальчика, потянулся вытащить нелепо торчащие листья из густо спутавшихся волос, дивного, пурпурного цвета.
Из-за угла каменной беседки неподалеку высунулась любопытная мордашка самой юной и самой прелестной из наложниц, наблюдавшей из своего укрытия за необычным гостем, запретного для чужаков, сада. Мальчик был примерно её возраста по виду, и такой необычайной внешности, которую она прежде видела лишь на свитках в библиотеке, изображавших заморских прекрасных принцев и волшебников, умеющих говорить с животными. Недавняя сцена с собаками укрепила её во мнении, что это и принц и волшебник в одном лице. Стоит отметить, что даже в библиотеке она видела не так уж много, ведь растили её отнюдь не для большой осведомленности о окружающем мире и его обитателях.
Фэн Ю не обратил внимания на маленькую шпионку, до его слуха докатились грустные и томительные звуки эрху, хрустальный тонкий, как шелковая нить голос, приближавшиеся к ним вместе с позвякиванием серебряных колокольчиков, которыми любили обвязываться наложники. Замелькали огоньки золотистых фонариков не далее, чем в нескольких метрах за деревьями- пёстро выряженные музыканты, пританцовывающие наложники и слуги несущие на подносах оставленные на большой лужайке -явства. Они были похожи на сказочное виденье- прекрасные, как боги едва появившиеся в Мире, весёлые, парящие среди клубов шелка и полупрозрачного газа* развевающегося в такт ритмам мелодии, ловя перламутровые блики золотого света яркими губами и печальными глазами.
Принц окликнул кого-то и тут же на его зов примчался пожилой прислужник, низко кланяясь до земли и стремительно поднимая и опуская взгляд, чтобы не упустить ни малейшего жеста своего господина.
-Найди для нашего юного гостя подходящую одежду. Фэн Ю указал на эльфа. -А ты, пойдёшь со мной.
Посмотрев в миндалевидные глаза, пригласил проследовать к большой лужайке, где разместились музыканты и вся свита принца, под раскинувшимся восточным шатром подаренным Императору иноземными купцами.
Принц вернулся на любимые подушки, развалившись в вальяжной позе, принимая с улыбкой от одного из наложников чашу со сладостями. Борзые, как залог нерушимости и невозможно преступить слово наследника, потрусили по бокам от эльфа, то и дело тычась влажными носами в ноги.

*ткань.

6

Не получилось, - отметил про себя бесполезность жалобного взгляда эльф, ничуть впрочем, не расстраиваясь и не унывая: и не из таких передряг выпутывался. Не обратил внимание на то, что его полу-просьбу полу-вопрос просто проигнорировали, не дав желаемого ответа, зато отметил, как в глазах мужчины на секунду вспыхнула и угасла искорка понимания, словно он что-то решил в отношении незваного гостя. На какие мысли мог навести его потрепанный вид Иль старался не задумываться - примут еще за уличного воришку, какой позор для клана.
Легко, почти незаметно, приподнял уголки губ в мягкой улыбке и даже не шевельнулся, когда собеседник вдруг протянул к нему руку. А как хотелось дернуться, отскочить. Кто знает, что несет с собой протянутая рука - помощь или наказание? Нет, сам эльфенок в подобную ситуацию не попадал еще ни разу, но воспитатели все же смогли вложить в упрямую голову воспитанника осторожность и недоверие к незнакомцам. Опустил глаза в пол, словно смущаясь - хотя отчасти так оно и было - а на самом деле пряча за ресницами чуть расширившиеся в испуге зрачки.
- Камиль, - и даже голос не дрогнул. Мысли солгать или увильнуть от ответа даже не возникло, сомнений в том, что собеседник почувствует ложь, не было. А протянутая рука, приведшая в замешательство еще несколько мгновений назад, всего лишь вытянула из волос запутавшийся в них листок. Облегченный вздох сдержать было куда сложнее, зато и напряжение, сковывавшее молодого эльфа начало отпускать, словно распрямлялась туго стянутая пружина.
В поле зрения попала девушка, почти девочка. На личико, к слову весьма симпатичное, ровесница эльфа. Открытый и заинтересованный взгляд наложницы встретился с не менее заинтересованным и чуть смущенным Иля. Понимание для чего растили девушку и чему обучали, приводило эльфа в некоторое замешательство, и он поблагодарил судьбу и всех богов, что ему повезло родиться и жить в клане, обучаться у воинов-мастеров и служителей науки. Себя в качестве наложника он не представлял, и представлять не желал. Задорно улыбнулся девушке и весело подмигнул, надеясь, что её хозяин не сочтет это оскорблением. Сам же хозяин на наложницу внимания не обратил, или сделал вид, что не обратил. Что ж, тем лучше.
Взгляд мужчины, самого так и не представившегося, словно устремился вдаль, такой вид бывает у людей, которые прислушиваются к чему-то на грани слышимости. Что он мог услышать в тишине сада? Сначала едва уловимо, но затем все отчетливее слышалась та музыка, что уже уловил тонкий слух хозяина гаремного сада. Представление? Камиль постарался скрыть заинтересованность. На самом деле в гаремах он ни разу не был, не доводилось, и сейчас ему было интересно, чем же развлекают наложников и их хозяина. Интересно так, что кончики пальцев покалывало от любопытства смешанного с предвкушением. Как бы уговорить пустить меня посмотреть? Хоть один глазком. Однако коварные планы уговоров и просьб еще не успели начать складываться в голове, как мужчина словом и жестом подозвал к себе слугу. А вот последующие заявления заставили эльфа возмущенно встрепенуться и недовольно фыркнуть, но вслух свое негодование он решил не выказывать. Ведь желание исполнилось - ему дадут посмотреть на представление. Так какая разница, каким тоном это предложение было сделано, если цель достигнута.
- Слушаюсь и повинуюсь, - в голос все же просочилась струйка неудовольствия, замаскированная легкой насмешкой над самим собой. Двинулся следом, ближе к развернувшемуся действу, не забывая разглядывать попадающихся по пути артистов. Уж больно занимательно все это было, а любопытство не дремлет, словно лиса, высунувшая свой острый нос из норки в поисках интересностей. Хозяйские собаки, на которых юноша внимания до сего момента почти не обращал, стали ему верными спутниками. Или верными стражами? Но убегать он не собирался, сказочное ощущение чуда витало в воздухе, а попавший в ловушку собственного интереса Иль уже не выберется, да и стремления к этому нет.
Опустился на подушки рядом с хозяином, скрестив ноги и опершись локтями о колени, стал рассматривать музыкантов. Хотя нет, собеседник его интересовал ничуть не меньше музыки, в чем-то даже больше. А с каждым новым взглядом искоса в красивом словно вырезанным из кости лице мужчины угадывались - или мерещились - знакомые черты. Словно он где-то его уже видел, или видел человека (да и человека ли - слишком красив) очень на него похожего.
- Мы нигде не встречались? - высказал он вслух свои сомнения, чувствуя себя на редкость глупо. Пальцами неосознанно перебирает кисточки на ближайшей подушке, не отводя взгляда лиловых глаз от лица нового знакомого, завороженный его хищной и опасной красотой, притягательной, как приготовившийся к броску тигр. Резкий звук заставил дернуться в сторону и сморгнуть образ-наваждение, словно за эти секунды вытесненный в сознании.
Глубоко кланяясь к ним подошел слуга, в руках которого аккуратной стопочкой была сложена одежда для юноши. Тот окинул его раздраженным взглядом, понимая что старик ни в чем не виноват, но наряд-то именно он принес.
- Вы уверены, что я нуждаюсь в этой... одежде? - вопрос, обращенный к мужчине, сорвался с языка прежде, чем эльф сообразил что возмущается. Внутренне уже смирившись с неизбежным Иль вопросительно глянул на собеседника. - И как мне к Вам обращаться?

7

Камиль. Как лопнувшая на языке ягода, раздавленная о нёбо. Как мягкая перина новобрачных. Как тихая летняя ночь, ступающая на мягких лапах по сочной шелковистой траве. Очень мягкое имя, приятное на "ощупь". И наверняка редкое для Кёху. А что же его обладатель? Он такой же мягкий? Такой же приятный на ощупь?
Малыш (коим для дракона был юный эльф) быстро сориентировался в происходящем, не мялся в смущении и не ломался, принимая приглашение добродушного хозяина, так как, если тот был его старым приятелем, другом семьи.
Фэн Ю продолжал смотреть на разыгравшееся перед ним представление, кажется, окончательно потеряв интерес к гостю. Однако приподнятые края его рта, едва заметно подергивались невпопад отдельным репликам и действиям актеров.
Сценка была скрупулезной, стремительной и изобиловала неприкрытыми намеками на грани абсурда. Отзеркаленные образы королевской семьи веселили принца, где его самого изобразили ярым праведником и борцом за нравственность, трусливым и честным, отказавшимся от трона ради любви к крестьянке, императрица стала ему под стать, матерью добродетели, отсылающей всех поклонников на каторжные работы, лишь бы не запятнать свою честь, воинственный император приударивал за наложниками, заливающимися звонким смехом от пошлых намеков сыплющихся на них, из ярких уст актера, изображающего правителя, слегка прихрамывающего, как позже выяснилось по причине непомерного огромного детородного органа из ткани и папье-маше. Принцессы так же нашли свои антиподы. Не тронули лишь Гёджин- советника, оставив того коварным змеем вьющимся у ложа имперской семьи. Яркие костюмы, размалеванные гримом лица, маски взлетающие в воздух и веселая музыка уморили наследника, не сдержавшего смеха, который тут же подхватили все слуги снующие в шатре незаметными тенями.
Вот тут Джин и обратил внимание на маленького гостя, взглядом мазнув по его сосредоточенному лицу. Смех стих, заиграв на губах последними аккордами веселой улыбки. Он смотрел в его глаза, прищурившись, сквозь частокол длинных ресниц, будто пытаясь понять ход мыслей юноши, увлеченно рассматривавшего его доселе.
-Может и встречались. Дракон склонился к сидящему рядом эльфу. Музыка начала стихать, а актеры замялись. Фэн Ю махнул рукой, давая знать, чтобы не останавливались и все взорвалось сказочно буйным весельем с новой силой. Актеры сняли часть одежды, перевоплощаясь в новые образы, простого люда.
-Как долго ты живешь здесь? Где бываешь? Чем интересуешься? И не лукавишь ли ты, делая вид, что не знаешь кто я. Последние слова прозвучали громогласнее, как подозрение и укор.
Неподалеку маячила наложница, что недавно следила за эльфом. Ее кокетливые взгляды то и дело вспыхивали за мельтешащими актерами.
Явился и слуга с традиционной одеждой носимой дворянами при дворце. Вопрос юноши вызвал волну недовольства в пожилом прислужнике и густые брови его, как две могучие тучи сошлись на переносице, сыпя молниями недовольства из глаз на мальчишку не умеющего держать язык за зубами, как например искусно умеет это делать он. Тем не менее сам Фэн Ю лишь усмехнулся кивнув головой.
-Одевай.
Напоровшись на еще один томный взгляд наложницы, не выдержал и подозвал ее отрывистым жестом. Она тут же подплыла к ним, поклонившись и опустив взгляд долу.
-Помоги нашему гостю переодеться. Девочка прерывисто вздохнула, приоткрыв нежные лепестки губ и сделала нерешительный жест навстречу эльфу, присаживаясь рядом. Приняла их рук слуги одежду и села рядом, потянувшись к поясам и застежкам. Запах цветов начал заполнять все вокруг в радиусе полутора метров. Маленькими проворными пальчиками она умело расправлялась с нехитрыми преградами, вскоре обнажая юношу до пояса, умудряясь не касаться его кожи, и не успев дать ему время, чтобы возмутиться пуще прежнего или пуститься наутек. Мало кто обратил внимание на них- представление подходило к концу и все собравшиеся жаждали узнать, чем же все кончится- убежит ли послушница храма с колдуном или же отдастся помещику. Слуга подбирал одежду гостя, несколько брезгливо перекидывая через руку.
-Называй меня Джин Лонг (золотой дракон), гостеприимным хозяином, покровителем беглецов, а я буду звать тебя Шэн...Пурпурной ночью или быть может Пурпурной бабочкой летящей к солнцу?

Отредактировано Фэн Ю (2010-11-05 12:42:19)

8

Спросить и устремить взор на разворачивающееся действие, приняв такой вид, будто ответ на вопрос его вовсе и не интересует, хотя, на самом деле, эльф просто горел желанием узнать что-нибудь о своём собеседнике. Так почему бы и не начать с имени? Всего лишь с какого-то имени – да и то, наверное, назовут неполное. Любопытно, а байки о том, что вроде как можно проклясть, зная имя – это же только детские сказки, а на самом деле не бывает же такого, верно? Уж Камиль-то о таком ни разу не слышал, не видел и не читал. Разве что еще совсем ребенком, когда мама читала на ночь сказки – да-да, такое с тёмными эльфами случается – сказки и мамы. А еще она предупреждала быть осторожнее с незнакомцами. Тут эльф кинул подозрительный и, как он надеялся, незаметный, взгляд на сидящего рядом человека.
Что сейчас больше интересовало юношу – представление или попытка угадать собеседника – сказать было сложно, и то, и другое, несомненно, заслуживало пристального внимания. По окончании сценки он лишь улыбнулся, благодарно и немного смущенно, чувствуя себя не в своей тарелке в окружении такой сонмы незнакомых лиц. Что, однако же, не помешало юному эльфу насладиться переливами смеха мужчины, который оказался столь же обворожителен, сколь и глубокий голос. Кажется, хозяин сада по достоинству оценил умения и старание артистов.
Под пронизывающим взглядом золотистых глаз Миль почувствовал себя неуютно, словно бы в нем пытаются найти такие темные мысли, о которых он всю свою сознательную жизнь даже не подозревал. Но глаз всё равно не отвел, пользуясь возможностью прямо взглянуть в лицо мужчины, лучший способ удовлетворить любопытство и, при этом, слишком пристальным взглядом не оскорбить собеседника. «А то ведь придворные очень чувствительные к воображаемым оскорблениям пошли» - так казалось эльфу. Град посыпавшихся вопросов – тут не то чтобы ответить, нужно хотя бы уследить и понять, что именно спрашивают. Иль рассеянно хлопал глазами: ну и на что отвечать первым?
Жест хозяина и откуда-то появилась, словно соткавшись из воздуха, девчонка, которую юноша уже видел, буквально пару минут назад. Эй! Эй-эй-эй! Налетела как вихрь и споро принялась стаскивать одежду, за которую эльф цеплялся, как утопающий за соломинку. Люди же кругом, а его как какую-то куклу вертят и переодевают. Едва успел смутиться, как тут же оказался завернут в традиционную одежду – традиционную для Двора. Оглядев себя, юноша недовольно поморщился. Вот же вырядили. Одарив столь же сердитым взглядом старого слугу, каким удостоился от него же, Камиль вновь сосредоточил внимание на гостеприимном хозяине.
- Приятно познакомиться, господин Джин Лонг, - смиренно улыбнуться и поклониться, выражая свою признательность оказанному гостеприимству, чтобы в следующую минуту едва ли не зашипеть от досады. Мало того, что обрядил не пойми во что, так еще и имя придумал - словно кличку собаке дал. Красивую, но тем не менее – кличку. На скулах пышным цветом расцвел румянец злости и негодования. Хотелось кинуться на этого самодовольного покровителя беглецов, повалить на груду мягких подушек и придушить по-тихому, среди всего этого великолепия. Вдруг не заметят? Несколько глубоких вздохов и можно уже не опасаться, что, открыв рот, скажешь какую-нибудь непростительную глупость.
- В Кёху живу с рождения. И я не знаю, кто вы, - в голосе явно слышалась нотка расстройства – одновременно тем, что не смог угадать кто же это – и это проживая в городе больше полувека, и тем, что, наконец-таки узнав, уже не будет этого гложущего изнутри любопытства и предвкушения. Чувства тайны. А в том, что он всё разузнает рано или поздно, Миль не сомневался.
- Я благодарен вам за гостеприимство, господин. Как я могу выразить вам свою благодарность? – Не спросить этого тёмный просто не мог, с детства приученный не только к вежливости, но и к тому, что ни одно знакомство лишним не бывает. Кто знает, когда пригодится это? Если, конечно, от озвученных мыслей Джина юноша не унесется сломя голову обратно к уличным разбойникам – мало ли что тот может захотеть. Пока же он лишь терпеливо ждал ответа, вновь опустившись на подушки, сложив руки на коленях и всем своим видом выражая святую невинность.

Отредактировано Камиль (2011-02-24 18:15:28)


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Кёху » Странные игры