Последний Шанс

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Библиотека » Сюжет


Сюжет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Глобальный сюжет

Весь Мист накрыла Тень грядущих перемен. В яростной схватке готовы схлестнуться те, кто еще вчера пил из одного кубка, делил кров и хлеб, молился одним богам. Тревожно звенит тетива натянутого лука, который направил Дагор на южного соседа, словно не замечая гнойных язв на собственном истощенном теле. Взывает Киан к помощи единственного союзника, но не спешат драконы напоить вольные земли своей огненной кровью. А в это время далеко на севере, где-то глубоко под землей, в темнице, куда даже случайно не попадает и искра света, средь стылого холода и тишины медленно сходит с ума вечный пленник Академии - не разумное существо уже, но еще не зверь. Не знает пока, что не один он больше.

Одинокий голос в Великом Ничто вопрошает "Справедливо ли, что, когда одни по праву рождения живут в мире и довольствии, прочие обречены на лишения и страдания лишь потому, что род их и внешний облик мерзок тем, кто мнит себя превыше прочих? Правы ли мы были, дав им свободу? Обделенные, несчастные, побежденные - вы,  которые из своего богатого наследства взяли себе лишь дурноту  вчерашнего дня. Почему же не дать каждому самому решить где его место? Дай им огонь и железо! Дай им новую жизнь!"
Великое Ничто не отвечает. Безразлична слепая Пустота, нет ответа мечущимися перед ней сгусткам энергии.


Некоторые великие события свершаются не на полях сражений, а в благозвучном безмолвии храмов - минуло пять тысячелетий и Темный бог вернулся в мир, раздираемый на части.  Крадучись, ступил он на беззащитную землю своего соперника Даана. Среди нестройного хора голосов, взывающих к ушедшим богам услышал он пустоту, как пропасть, где тонет свет. В покалеченном, но еще живом куске плоти нашел Татес умиротворение, какое ведомо лишь тому, кто взирает на иссушенную солнцем и выжженную огнем долину, где не осталось ничего кроме пепла и пыли - не осталось жизни на ее поверхности, но сама она стала той плодоносной колыбелью, которая вскоре взрастит новую жизнь. Сосудом для амбиций младшего бога стал низверженный маг, обреченный на вечное заточение в цитадели Кей-Кобад.  Завладел Татес разумом мага, добровольно согласившемся принять в своем теле непостижимую мощь божества в обмен на Знание о Мире, поклялся в верности, став орудием, которым будет он рушить опоры мироздания и возводить их вновь.

«Я  споткнулся о порог - бывают времена, когда распадается язык и при
помощи  слов ничего не  улавливается, ничего не предсказывается. Эти люди
пришли ко мне, предложили вместо ребуса мир и потребовали разгадки. Нет у
мира разгадки, потому что нет в мире смысла.
- Скажи, что нам делать - покоряться или бороться, - спрашивают они.
Нужно покориться,  чтобы  выжить,  нужно бороться,  чтобы  продолжать  быть.
Предоставь  все  жизни.  Правда  жизни  едина,  но  открывается  всегда  как
противоречие,  это  и есть злоба дня. Но не тешь себя иллюзиями: сегодняшний
ты всегда уже мертв. Твоя противоречивость - противоречивость преображения,
ты  меняешь  кожу,  поэтому  тебе  так больно,  поэтому  ты  страдаешь. Кожа
трескается,  лопается. Но когда ты переродишься, у тебя появятся крылья.» (с)

2

Дагор

Королевская охота


http://se.uploads.ru/2ab1y.png

1431 год Третьей Эпохи.
Тревожные вести разлетелись по всем сторонам света - король и королева со своей свитой направлялись в Академию, шторм обрушившийся на корабли, вынудил их свернуть к южным берегам Киана, где они подверглись нападению пиратов. Киан и Кёху категорично отвергают свое причастие к инциденту, однако наметившаяся оттепель в отношениях между городами сменилась суровой зимой.
Младший сын Харальда Великого и брат правившего короля -  Роланд II Неустрашимый взошел на трон Дагора как единоличный правитель всего королевства. Малолетний наследник престола и его сестра остаются на попечении своего дяди-регента.
Те, кто усомнился в легитимности регента, были объявлены предателями и сосланы, посажены в темницу, казнены.
Бунты в отдельных провинциях, спровоцированные Жречеством и Инквизицией, вылившиеся в краткосрочную, но кровопролитную гражданскую войну заканчиваются присягой верности Регенту.
Общественное недовольство, подогреваемое расползающимися слухами о жестокости и корыстолюбии Роланда, подавляется резко увеличившимся количеством воинов - гвардейцы короля выполняют роль городских стражников и активно взаимодействуют с осведомителями, сообщающими о малейшей возможности заговора.
1432 - 1433 гг
На границе с Кианом то и дело случаются межнациональные стычки. Политика Дагора характеризуется как "железный кулак Татеса" - правящая элита, желая угодить Регенту идет на уступки, при этом ужесточается контроль за расходованием средств казны, сбором налогов. Поощряется звонкой монетой всякий вклад в процветание королевства - оценивает научные изыскания всех желающих отличиться Совет при Ордене Креста и Розы, созданный еще во время правления короля Харальда.
1433 - 1439 гг
Экономика и производство продолжают идти на подъем. Начинается долгий этап подготовки армии - первая волна затрагивает имущие слои населения из которых отбираются и обучаются будущие полководцы - для их обучения в ход идут все возможные средства.
Резко увеличивается финансирование и снабжение всех легионов, что делает военную службу привлекательной для всех прочих граждан. На территории Академии проходят обучение маги, должные пополнить ряды воинов.
Жесточайшая дисциплина и муштра через которую проходят все без исключения является краеугольным камнем в становлении дагорской армии способной бросить вызов всему Мисту - именно так думает Роланд Ненасытный, обходя раз за разом плац, на котором ему демонстрируют то, чего достигли солдаты... его солдаты, за пять лет обучения, однако не упивается ли он своим величием раньше времени?
Шпионы и соглядатаи не перестают докладывать о том, что Дагор готовится к войне, что Дагор желает отомстить Киану за короля, что никогда еще Дагор не был так силен и так распущен. Знать погрязла в пороке и безнаказанности, в интригах и предательствах. Крестьянам и ремесленникам нет дела до того, что творят их господа - они трудятся, не подымая головы, но эхо грызни стаи волков обезумевших от власти, за место у ног своего хозяина, начинает докатываться и до них в виде сплетен о том, какой разврат царит при дворе, что министры едят из рук Регента и целуют край его сапог, а жена его ради развлечения душит юных фрейлин, которые могут бросить тень на славу о ее красоте. Но пока золотые монеты звенят в суме у дагорцев есть ли им дело до того как развлекается их знать?

Лицо короля


Побочный сюжет:

В стенах королевского замка много щелей, сквозь которые просачиваются слухи о том, что принц стал заложником регента. Прошло более года с тех пор, как наследника последний раз видели за пределами замка. Так ли это на самом деле?
Действительно лишь то, что отношения дяди и племянника вежливы до зубовного скрежета, излишне напускная теплота между двух родственников ползет морозом по коже - какую тайну скрывают они за ледяными улыбками?
Принц Тристан менее чем через год должен взойти на престол, но хочет ли амбициозный регент уступать место неопытному мальчишке, который ни разу не показал себя, как человек достойный своего титула? Графство Равенн принадлежащее ему давно, не приносит никакой существенной прибыли и постоянно подвергается нападкам со стороны кианских разбойников, а своего сюзерена жители видели лишь однажды, когда тот вместе с отцом объезжал свои владения, более десяти лет назад. "Нет ему дела до своего народа" - думают жители Равенна, молятся богам и защищают свои дома как могут.
"Тристан манкирует своими обязанностями" - в очередной раз напоминает Синклиту регент. "Почему бы ему не пойти и не навести порядок на своей земле? Как можно надеть ему на голову корону, посадить на трон и вверить судьбу Дагора и наши судьбы тому, кто не способен на такой простой шаг?" - вторит регенту Совет.
Однако среди членов Совета есть те, кто сомневается и в притязаниях Роланда на трон - желание свергнуть династию Мэйн позавчерашние новости, не угасли еще воспоминания дагорцев о том, что однажды им уже удалось свергнуть и линчевать короля. Зреет болезненным нарывом заговор. Как никогда сильны эрцгерцоги Ганцеры, чья родословная пышно разрослась под тенью увядающего фамильного древа Мэйнов.
Какое будет лицо у будущего короля?

В любви и на войне


Побочный сюжет:

Пока Дагор точит зубы и капает слюной на южного соседа, готовясь к войне, суверенитет собственных земель может оказаться под угрозой. Ее Высочество Лилиан Мэйн все чаще видят в замке наместника Хойля, и можно было бы заподозрить неладное, но известные предпочтения графа исключают неверность принцессы, да и бывает он в своих владениях нечасто, все время отираясь у ног своего хозяина в столице. Стало быть, Лилиан приводят туда какие-то другие причины, например желание навестить супругу графа и близкую подругу, но насколько же они близки, что ездит туда она чуть ли не каждую неделю? Готовится заговор против регента? Конечно готовится. Хойльские феодалы один за другим выказывают лояльность инфанте. И стараются усидеть на двух стульях. До каких пор удастся скрывать сей факт от регента, чьи соглядатаи прячутся под каждым кустом неизвестно, известно лишь одно - как веревочке не виться, а конец будет.
Но никто и представить не мог, что в замке укрывается кианский наемник, беглец и предатель, которого наместник взял под свое крыло, планируя использовать в будущем в собственных интересах. Но его честолюбивым планам не суждено сбыться, ибо принцесса нашла лучшее применение ассасину.


"Вот кончается время мое.
Тот, которому я предназначен,
Улыбнулся - и поднял копье..."

3

Кёху

Искра


http://se.uploads.ru/lMDnC.png

Император узнав от оракула Шаафсин о некоем пророчестве обрел истинную форму, якобы по зову богини и отправился на поиски мифического артефакта, способного пробудить самого первого дракона пришедшего в Мист. [По легенде дракон сей сторожит врата через которые когда-то явились боги - в пасти у него горит негасимое пламя, а чешуя сверкает чистым золотом и владеет он тайнами мироздания.] По указанию микадо вся власть перешла к единственному сыну и наследнику. А может статься, вся эта красивая история - выдумка для того, чтобы прикрыть исчезновение императора, как раз в духе Кёху? Не можешь сказать правду - расскажи сказку.
Из Дагора, страны упадка и хаоса, приходят новости повергающие в негодование и ярость всех кёхуанцев - Инквизиция преследует драконов, живущих в своей истинной форме. Войне быть?
Кеху принимает всех кто спасаясь, бежит оттуда, но не спешит пускать в столицу и расселяет их в провинции Самосс, подозревая, что среди них могут оказаться подосланные шпионы.
Извечные соперники Клан Цветка Холода и Хамелеона смогли на время отложить разногласия и подумать над тем, что готовит им приход к власти принца, каковы будут его первые шаги и чем он ответит Дагору на брошенный вызов. Прошлые его взаимоотношения с кланами не складывались - уж чересчур самонадеян и горделив он был, балуя своей милостью лишь клан Цветов и клан Воздаяния - шлюхи и безжалостные мясники - вот кто по нраву нынешнему правителю. Кроме этого всем известно, что долгое время живший за пределами родины, принц набрался вольнодумства и пренебрегает традициями предков. Терзающие их сомнения понуждают искать союзников, в случае если принц-регент решит поддержать Киан. Они ищут содействия у клана Обмена и практически получают его, взамен пообещав откупиться деньгами и землей, при условии, что принца благополучно свергнут и они смогут возвести на вожделенный Нефритовый Трон своего ставленника. Неожиданно ярким аккордом в их стройное трио вторгается иноземный союзник - глава Кехуанских змеев, увы не лично, а через доверенное лицо, так сказать инкогнито, и раскрывать себя он не намерен до поры до времени. Глава клана Цветка Холода оскорблен подобным поведением и обескуражен тем, что их заговор оказался известен кианскому преступнику, за голову которого император сам назначил солидное вознаграждение и, наверняка, не зря. Змею приходится надавить на заговорщиков, грозясь раскрыть их далеко идущие планы микадо. Недоверие друг к другу терзает изменников, но пути назад у них уже нет - все мосты сожжены, а пепел развеян.
Может по вышеуказанным обстоятельствам Первому Советнику Гёджину повсюду и мерещится запах жаренного? Чует, чует всем своим нутром Старый Лис, что где-то притаился предатель и ждет-выжидает заветного часа, слабое место вынюхивает - неспокойно ему, оттого терзает он своими визитами Мезомастеров, чтобы те молили богинь о помощи, чтобы заглянули оракулы в будущее, чтобы предостерегли принца, ибо не слушает тот никого, кроме Тайвэя. Терзает он Тайного советника и сам, лично, присутствует при допросах, быстро переходящих в форменные пытки, того гляди - втянется и начнет сам участвовать.
Если хочешь найти иголку в стоге сена что толку перебирать его день и ночь? Достаточно сжечь скирду и взять иглу.
Искусными увещеваниями и вовремя показанными свидетельствами Гёджин убеждает принца-регента в недобрых намерениях дагорских послов - все до единого, вместе со свитой и челядью отправляются в заключение - кого-то ждут допрос и пытки, кого-то рабство.
Но вот какая штука - Кёху и Дагор так тесно переплелись в занятии торговлей, так сильно тяготеют друг к другу, что вступать в вооруженное противостояние не торопятся, ограничиваясь обменом болезненным тычками и формальными "любезностями".
Кто-то оступится первым, кого-то поглотит тьма.
Между тем все чаще бесследно пропадают корабли плывущие в Кёху из Академии и Дагора и рыбацкие суда не имеющие никакого отношения ни к торговле, ни к политике. Первые подозрения о морских разбойниках развевают сами корсары оповещая столицу о том, что есть потери и среди их кораблей. Штормы или какие-то чудовища глубин морских чинят беспредел стараются выяснить все от мала до велика - делаются ставки, разыгрываются театральные представления, сочиняются стихи. Тайная полиция же обратившись за помощью к жрецам расследует таинственные исчезновения, недобро косясь в сторону соседей.

Сон в нефритовом павильоне


Побочный сюжет:

Время как янтарь, в котором на веки застыли обитатели дворца - замедляя свой бег, дни сменяют друг друга, вчера похоже на сегодня, а сегодня будет похоже на завтра и так было всегда.
Словно в долгий сон погружены они - заложники собственных грез. Чьи-то сны прекрасны, чьи-то притворно веселы, кого-то мучают кошмары, а иные бродят словно тени - бессонницей пленены.
Но с приходом принца треснула скорлупа, отгородившая дворец от внешнего мира. Зашевелились отяжелевшие от ничегонеделания чиновники, засуетились слуги, выметая заскорузлую косность из темных углов, отворились ставни, выдувая затхлый воздух.

Обида горче поражения свербит Левого министра, наградив того мигренями, апатичностью и несговорчивостью. Прошло уже много лет, а нанесенная рана продолжает гноиться и заражать всех вокруг - пострадали в первую очередь дети сановника. Дочь его спит и видит, как приведет к краху правящую династию - воистину коварство и упрямство уязвленной в чувствах женщины хуже чумы и войны!
Другая женщина страдающая тем же недугом, решает для начала погубить собственную семью, заклеймив их несмываемой печатью позора и, видят боги, так оно и случится, если кто-нибудь не вмешается. И, если одна делает это умышленно и с четким расчетом, то вторая явно не от большого ума.
И, наконец, третья женщина, сама императрица-мать вдруг снизошла до того, что среди презренных рабов заметила Тайвэя, до одури желающего заполучить драконессу, при том при всем, что через несколько лет должен он, в соответствии с данными клятвами взять в жены младшую принцессу, по неопытности и доброте душевной вообразившей, что влюбленность ее взаимна. От одури до плахи - один неверный шаг.
Все три прекрасные дамы сами того не осознавая точат Нефритовый Трон, покрывшийся невидимой паутиной трещин, а верные слуги своего господина - евнухи уже шепчутся о новых рабах, которых вот-вот доставят корсары и о намерении принца подыскать себе супругу - загудел растревоженным ульем сначала весь гарем, затем всполошились главы Кланов, подхватили общий гомон все знатные семьи, принадлежащие к императорской расе. Что же сам принц? То известно лишь одному существу - одной из кисэн из дома удовольствий "Пионовый сад".

4

Киан

Реставрация основ


http://savepic.net/6450420.png

Марредион по прозвищу Большой Мар никогда не отличался склонностью переоценивать свои силы, ценное и неожиданное качество для того, кто возглавляет Мечи Киана уже не первый год. Старый оборотень силен не той глупой похвальбой в кулачных драках, за что его прозвали Разбивателем, когда он еще был молод, он осторожен и осмотрителен и сейчас его осторожность говорит о том, что Мечи угодили меж молотом и наковальней. Им досталась власть, с которой они не знают, что делать, ведь после гибели членов Совета, правителей Киана, наемники – единственные, кто удерживает страну. Велик соблазн установить владычество напрямую, провозгласить вольные города юга своей вотчиной, однако Марредион не собирается этого делать, ему не нужна гражданская война.
Он создаст новый Совет, он посадит в Киане послушных властителей, которые не разграбят его родину и не перегрызутся между собой... но для этого, о Зибилле, дай мудрость сделать правильный выбор, ведь все чиновники и богатеи Киана наперебой желают аудиенции Большого Мара, а в стане тем временем ропщут капитаны, и еще неизвестно, что происходит на западе, в проклятом Дагоре, из которого он так невовремя вывел многих умелых разведчиков, тщась расследовать убийство старейшин.
В намерении восстановить мир и спокойствие в родном цветущем крае поддерживает отца все его пятеро сыновей, предложив покончить с распрями между державами, связав оба города нерушимым союзом.
Брачным.
Но вот какая незадача - наследному принцу кианскую деву не предложишь, уж больно шаткое положение у того, да и, как докладывают лазутчики, характером тот вышел - ну сущий Мблок, врагу не пожелаешь, а принцесса лет пять как замужем давно. Путем нехитрых вычислений Кианские псы приходят к выводу, что из двух зол нужно выбирать меньшее и препятствие в виде герцога Эдель-Шантийон, супруга леди Мэйн - следует устранить любым безболезненным способом.

Хозяин Гнезда

Дом Воров не спешит спасать Киан от возможных смут; во всем он видит свою выгоду и потому выжидает, все внимание обратив на Дагор, где разрозненных Синеруких все душат и не могут задушить неуловимые Таллийцы, и на Кёху, где, вопреки требованиям Дюжины клан Змеев все продолжает свои интриги против местных преступных синдикатов.
Но пока воровские старейшины размышляют о Западе и Востоке, у них под носом назревает нечто невероятное. Их послушные малефики всерьез размышляют над воскрешением своего духовного лидера и основателя Ковена, но, разумеется, ни с кем своими планами они делиться не собираются, только отправили на запад двоих из своих мастеров. Даже богам не приснится, что собираются отыскать Каэр Ключник и Йомель из Суэрты там, где века тому назад погиб легендарный темный маг Фариас, что они хотят похитить из подвалов Инквизиции, это знает лишь спутник Каэра, искуснейший из воров Миста, но едва ли он раскроет эту тайну.

5

Академия

В краю легенд


http://savepic.net/6458612.png

Давным - давно, в одной далекой северной стране, где ночь, казалось, может длиться всю зиму напролет, собрались у потрескивающего очага сказители, чтобы разогнать тьму. Старики грея у огня кости вспоминали предания ушедших времен, героев чья слава не меркла и поныне, примостившись у их ног, дети, разинув рты, ловили каждое оброненное слово, а те кто умел играть подхватывал стройное веретено сказания благозвучной мелодией.
Предания эти, древние как сам Мист, родились не здесь, некоторые из них передавались из уст в уста кочуя вместе с племенами жившими на заре Первой Эпохи, записывались на табличках и свитках, теряясь среди скарба торговцев и оказывались в захваченном багаже мародерствующих армий. А иные рождались и укреплялись в родной земле своего народа, становясь неотъемлемой частью быта и самосознания.
Одна из таких легенд восхваляла блистательную славу храброго воина - Вольсунга, свершившего множество ратных подвигов, но лишь один из них изменил судьбы множества существ. Волею случая суждено ему было найти потерянный тысячи лет назад зачарованный меч - один из двух мечей самого Даана - Нораллтах, сиявший будто зажженный факел.* Вместе с этим мечом одолел он многих существ несущих разрушение Мисту - что было на самом деле, а что вымысел не скажет уже никто.
История эта настолько стара, что упоминания о ней можно найти лишь среди полуистлевших исторических свитков...в которые, конечно же, никто не додумался заглянуть, когда на скалистых берегах Академии нашли человека (а может и не человека), который не знал ни имени своего, ни откуда пришел, единственное, что при нем было - меч.
Другая легенда рождается на глазах всех ныне живущих. В Академию устремились жрецы со всех городов и причиной тому видения, предсказания и, в конце концов, слухи - кто-то решил, что вот-вот там родится могущественный маг, который изменит весь мир, кто-то, напротив, получил знамение от младшей богини гласящее, что один из городов станет очагом большого пожара, кому-то просто любопытно что за странные знаки, не поддающиеся расшифровке, выпали во время гадания.
Охотники так же обеспокоены тем, что Ветры то "затихают" то вновь набрав силы рыщут по Мисту. В тоже время стало рождаться больше детей предрасположенных к Энергии. Пред лицом неизвестности они сплотились, забыв, что истинный враг тот, кто прячется в твоей тени.
В подземельях Кей-Кобад много тех, кого можно считать их врагами, кто заставляет свое сердце биться лишь мыслью об отмщении. Пойманный и побежденный маг опаснее любого другого существа, ибо душу его отравляет гордыня, попранная и растоптанная. Каждый из узников "расходный материал" для экспериментов. Есть ли среди их числа те, кто все еще опасен? Несомненно.



* По древней легенде, которую уже никто и не помнит у Даана был лишь один меч с которым он боролся с чудовищами на заре Первой Эпохи, клинок его не знал ни препятствий, ни пощады и служил лишь одному хозяину. Татес обманом вынудил Старшего отдать меч гномам и те перековали его, сделав два меча - Нораллтах и Бегаллта, что значило "Большая фурия" и "Маленькая фурия". Первый сиял словно солнце, второй был чернее ночи. Один придавал мужества в бою и защищал хозяина, выбирая лишь достойного, другой жаждал крови и желая подчинить себе, сводил с ума любого, кто прикасался к черной стали. Даан разделил мечи и спрятал в разных уголках мира, ибо только божество способно совладать с силой клинков. Найти мечи пробовали многие, но никому это не удавалось и вскоре упоминания о них стали лишь забытым мифом.
Мечи всегда взывают друг к другу - если нашелся один значит вскоре обнаружится и второй. Какой-то библиотекарь однажды заметил, что многие войны описанные в истории городов сопровождались упоминанием о неких артефактах - мечах с необычными свойствами. Но упоминания эти были столь туманны и противоречивы, что никто не стал связывать их со старой сказкой.


Вы здесь » Последний Шанс » Библиотека » Сюжет