Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Библиотека » Путеводитель по Киану


Путеводитель по Киану

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Содержание и краткое описание:

1. Географическое положение, климат, фауна.
2. Население
3. Государственное устройство
  • Особенности народного самосознания.
4. Правовая система
5. История
6. Экономика
7. Транспорт
8. Вооруженные силы
9. Культура
10.Наука
11.Магия
12.Дипломатические отношения
Бонус: Организации: Братство Чертополоха, Ковен Высшего Малефиция, Дом Воров, Гильдия наемников.

Информация дополняемая и изменяемая.

2

Киан, полное название – Кианский Союз вольных городов Юга, он расположен на южном материке Миста и занимает его восточную часть по соседству с Дагором. До недавнего времени власть находилась в руках Совета старейшин, достойнейших представителей страны, избиравшихся ее жителями, однако, после гибели членов Совета бразды правления принял военный вождь гильдии наемников Мечи Киана, чьи войска встали под стенами столицы и сейчас здесь формируется военная диктатура.

Союз делится на четыре больших области: вольный город Киан и его предместья, вольный город Римера и восточная провинция Ример-Дор, и вольный город Килгеш, расположенный на юго-западе; также к Киану относятся и бескрайние южные леса, от Айхорских холмов, владений таинственного Братства Чертополоха и дальше, туда, куда не ступала нога человека.

Именно Киан всегда был историческим сердцем юго-востока, однако, в отличие от прочих уголков Миста, иерархия здесь имеет свой, особенный оттенок и среди вольных городов он первый среди равных.

1. Географическое положение

Карта Миста

Земли, подвластные Киану, раскинулись на востоке южного материка Миста; с севера и запада они примыкают к владениям Дагора, недоброго старого соседа, то и дело грозящего войной, южная граница утопает в лесных чащах, которым нет конца, а восточное и северное побережье омывает теплое море. За его солеными водами, дальше на восток простираются неизведанные Дикие земли, края выжженого песка и причудливых зверей.

Самым большим городом является сам Киан, расположенный неподалеку от побережья и год за годом подступающий все ближе к морю и портовым бухтам; его долина пестрит заплатками полей и пастбищ, среди лугов и лесов затерялись десятки деревень, жители которых возделывают эту богатейшую землю. В столице и ее предместьях живет примерно половина всего населения.
Вторая по размерам, но в несколько раз меньше Киана сельская Римера, центр Ример-Дора, восточной провинции, которая считается житницей не только вольных городов, но и всего юга. Залив Русалок, удивительное колдовское место, является своеобразной достопримечательностью восточной провинции.
Третьим относительно крупным поселением стал Килгеш, старый вольный город на границе цивилизации и лесов, и здесь можно встретить многих известных охотников и воинов; первые закупаются и продают добычу, вторые – стерегут границу с Дагором.
Также известны и другие меньшие вольные города – Арэм, знаменитый своими воинами и своими лошадьми, Линар, выстроенный на крайней восточной оконечности материка рядом с таинственной крепостью Гардора, приграничный Мот-Эран, славный своими укреплениями, которые еще никому не удавалось взять штурмом.

Ландшафт

Киан занимает широкую приморскую долину, полого спускающуюся к морю от лесистых южных возвышенностей, оттого в его просторах так много ручьев и рек, большинство из которых текут с юга на север. Земли этой страны плодородны, урожаи обильны, а климат из-за близости моря весьма мягок.
Некогда жители Киана пожелали создать вокруг себя цветущий сад, в котором будут собраны все мыслимые и немыслимые растения и животные мира, несколько экспедиций в незапамятные времена отправилось в странствия и то, что они привезли из дальних уголков Миста, в этих землях сохранилось и преумножилось – более нигде нет такого разнообразия деревьев и трав, зверей и птиц.

Климат

Теплые юго-восточные ветры приходят в Киан вместе с течением, тянущимся с юга на запад вдоль побережья, благодаря чему зимы здесь очень мягкие, а лето – прохладное, теплее всего в сентябре (25-30 градусов), а самый холодный месяц – апрель (3-7 градусов, снег выпадает нередко, но лежит недолго). На востоке теплее и колебания температур ниже, но, чем дальше на запад и чем ближе каменистые равнины Дагора, тем морознее бывает зима и знойнее лето.
Летом в Киане довольно сухо и жарко, но на полях, случается, возникают вихри, а с моря изредка приходят по-южному свирепые грозы. Зима же дождлива и часто накатывает с востока штормами и ливнями, превращающими кианские дороги в непролазное месиво.

О временах года и смене сезонов

Животные

В городе-саду содержится немало разных зверей, многие, кого завезли из дальних земель, сумели прижиться и в лесах Киана, однако и изначально природа этого края весьма богата: в лесах с давних времен бродят стада зубров, лани и лоси, пугливые косули, нежные серны.
На восточной окраине прижились завезенные из Диких земель львы; с годами они измельчали и потемнели, однако по-прежнему бродят в незаселенных долинах.
Из многообразия птиц стоит отметить огромных дроф, а еще ястребов и соколов, которых умельцы ловят и продают на запад, в Дагор, где обученные охоте пернатые хищники ценятся на вес золота.

3

2. Население

Население юга составляет около 480 тысяч различных существ. Десятки языков, сотни рас и полукровок, тысячи лиц – более нигде вы не найдете такой пестроты; кажется, все многообразие народов Миста Киан впитал в себя, чтобы украсить ими свои сады, а разгадка проста – здесь рады всем, нет своих и чужих, темных и светлых, есть только местные и неместные. Жители Киана косо глянут на иноземца, однако ничуть не удивятся разношерстной компании, в которой эльф подает руку вампиру. В речи исключительно мало слышится ругательств, указывающих на расу оппонента – это не просто не принято, но считается постыдным невежеством.

Население Киана и его предместий составляет более 60 тысяч жителей; в пять раз меньше, но вторая по размерам – сельская Римера, центр восточной провинции, она насчитывает 14 тысяч жителей, третий крупный город -  лесной Килгеш на юго-западе, в нем примерно 9 тысяч жителей. Остальное население равномерно разбросано по деревушкам и хуторам в зеленых землях плодородного и щедрого юга.

4

3. Государственное устройство

Испокон веков Киан – свободная земля, сытно кормящая своих детей, и, говорят, именно от сытости этой народ нет-нет, да и поднимет голову от плуга: вольные города всегда были немного неуправляемыми.
Как не может один человек превосходить остальных во всем, так власть здесь не может принадлежать одному, и жители выбирали из своих рядов достойнейших, кому вручали право посмертно править от своего имени: те и правили, как могли. Состав Совета всегда менялся, и  кто-то в нем защищал свои интересы, кто-то дряхлел и скудел рассудком, кто-то неосмотрительно рвался исполнять свои самые грандиозные замыслы – среди градоправителей никогда не было согласия, а часто – и порядка.
Тем не менее, Киан не утопает в анархии, его не раздирают войны, а все потому, что народ здесь крайне консервативен, местами суеверен и чтит традиции, на которых зиждется общество. Здесь знают цену пролитой крови и берегут добрососедские отношения; местечковые старейшины, пусть и не имеют на то официального права, нередко выступают посредниками и судьями в мелких спорах, и зазорно сомневаться в справедливости их слова. В Киане невероятно крепко народное самосознание, закалившееся в давней вражде со спесивым Дагором, эти люди подозрительны к чужакам и не любят их, но, стоит приезжему освоиться, научиться говорить как местные, одеваться, как местные, через каких-то пару лет он замечает, что многие даже в первую встречу могут обращаться с ним как со своим. Если же чужак приходит с оружием, да еще и не один, есть на юге пословица о том, что Киан, хоть неповоротлив, да только, если развернется, на ногах последним останется.
Ныне настали другие времена, времена тревог, перемен и войны – члены старого Совета убиты, главенство над Кианом взял военный вождь наемников, и в спешке он пытается сформировать новый Совет, не допустив гражданской войны.

Чиновник и человек или особенности народного самосознания киан

Чиновник что собака – полезная скотина,
но дитя нянчить не приставишь.

Киан – вольный город и народ в нем вольный, однако все же это государство, а государство без принуждения существовать не может, но и то, и другое мирно сосуществует уже долгие годы. Люди не любят чиновников, а чиновники не любят людей – этот вооруженный нейтралитет хрупок только внешне. У киан нет доверия назначенным и присланным в их края управителям, землемерам и прочим надсмотрщикам, и даже судьи не пользуются уважением – судья считается не более чем книжным червем, призванным искать в своих ученых книгах нужные закорючки, судят же сами жители, соседи, родичи и знакомцы виновного и пострадавшего. В то же время избранный этим самым народом член Совета, староста, городской голова, если он умеет себя подать и его поведение достойно, будет пользоваться огромным и непререкаемым авторитетом.

5

4. Суд и право

Все суды в Киане публичны, и это, вместе с последующим публичным же наказанием – еще одно известное народное развлечение. Руководит действом судья, ранее их назначал Совет, теперь эта обязанность лежит на военном вожде гильдии наемников; судья по книгам определяет преступление и меру наказания, однако обвиняет только народ – открытая ладонь означает смягчение приговора или оправдание, а опущенный вниз либо указывающий на горло большой палец означает признание вины и требование наказания. Суды поединками в Киане не приняты.
В случае, если обвиняемый принадлежит к Дому Воров, тот нередко сам проводит суд, не вынося сор за порог. Судья в этом случае только присутствует, дабы засвидетельствовать оправдание или исполнение наказания.
Во время суда обвиняемый защищает сам себя и может вызывать свидетелей своей невиновности из толпы, а обвиняет его сам судья, или человек, изобличивший преступника или тот, кто пострадал от него.

6

5. История

В процессе.

7

6. Экономика

Общие экономические вопросы

В портовых поселениях на южном побережье всегда людно, а в бухтах – пестро от парусов, Киан торгует и торгует много. Почти половина произведенной провизии кормит другие страны, а, вместе с ними, и армию купцов. Вывозят солонину и рыбу, маис и пшеницу, гречиху и ячмень, просо и горох, ткани и воск, вывозят лошадей и волов, поделки из дерева и из кости, изящную мебель и редкостные украшения, тонкие, точно костяное кружево; в вольном городе Килгеше делают лучшие луки – короткое, но поистине страшное оружие из дерева и жил, что со снятой тетивой выворачивается на обратную сторону, точно полумесяц, столь велика его мощь и за морем еще ни один мастер не сумел создать нечто подобное. В Киане на редкость дрянное железо – его попросту негде добывать, и большим спросом пользуются мечи, выкованные на манер кехуанских, из многослойной узорчатой стали, переливающейся после закалки, точно форель, но прямые, привычные для руки большинства воинов Миста.
На юге мало железа, однако дерева вдоволь и местные корабелы отличаются мастерством, изящные кианские корабли, носы которых в угоду Шаафсин украшены морскими девами, а широкие паруса пестрят самыми яркими цветами, бороздят моря до самых Хладных Вод.
Если говорить о налогах, тут следует учесть особенности Киана. В этом краю не бывает массовых переписей, а любой мытарь рискует отдать богам душу на местных дорогах, так и не достигнув и половины поселений, поэтому налоги собирают не подворно, а с тех, кто привозит свои товары на рынок, на ярмарку или вовсе везет караваном в Дагор или на кораблях за море. И в этом есть мудрость: торгуют обычно излишками, а с излишка и взять не грех.
Казной ныне распоряжается военный вождь Мечей Киана, из нее платят судьям и прочим чиновникам, городской страже, таможенникам, воинским командирам из числа наемников, частично за счет казны содержатся храмы и иные мелкие государственные устроения. Казеных денег никогда не бывает много, напротив, их вечно не хватает, оттого взяточничество, хоть и подсудное дело, но часто встречается на юге, причем чем меньше сошка – тем наглее требует у посетителей подарков.

8

7. Транспорт

Говорят, в Киане две беды – чужестранцы да дороги и, если с чужестранцами еще можно иметь дело, с кианскими дорогами договориться никак нельзя. Накатанные многими колесами прямо через луговины и поля, дождливыми зимами они утопают в грязи, проехать толком можно лишь когда все высыхает, но зато летом лежит пыль коням по ноздри. Замощен и поддерживается в порядке только Поперечный тракт, продолжение одного из королевских дагорских путей, который и соединяет две страны. Тракт, однако, заканчивается в самом Киане, а до прочих транспортных жил руки не доходили у Совета, не доходят они и у нынешнего военного вождя, взявшегося временно править Кианом до той поры, пока не будет сформирован новый Совет.
Самым надежным транспортом для путника является лошадь, именно здесь разводят одних из самых резвых в мире скакунов с норовистым нравом и горячей кровью, однако грузы киане предпочитают перевозить на могучих выносливых волах.
Кроме того, в этих землях немало рек и зачастую жители путешествуют на лодках и на плотах и на них же сплавляют товары.

9

8. Войско

Постоянного войска в Киане нет, градоправление нанимает стражников для поддержания порядка, знатные люди и богатые купцы пользуются услугами наемников, однако, в случае войны производится набор ополчения, в которое входят все, независимо от пола и расы. Жители одного города, или местечка, или деревни, как правило, выступают одним отрядом и у них есть собственное знамя, которое в мирные времена хранится у старейшины. Большой позор потерять его в битве.
Участие в ополчении – дело добровольное, но издревле за Советом есть право поднять особые, алые стяги и призвать всех жителей Киана на его защиту, под алые знамена не зовут только калек, детей ниже стремени на конском седле, стариков старше шестидесяти лет и одного взрослого в каждом из дворов, чтобы было кому присмотреть за младшими и за старшими. Однако это дело редкое и исключительное, когда речь идет о сохранении независимости кианской вольницы, оттого алых стягов люди не видели уже несколько поколений.
Войсками ополченцев всегда командовали нанятые Советом наемники, опытные профессиональные военачальники, знающие толк в дисциплине, тактике и стратегии, способные превратить вчерашних селян и охотников в подобие войска. Но в по-настоящему трудные времена Совет никогда не полагался на ополчение, а доставал кубышку и нанимал отряд-другой Мечей Киана, гильдии наемников, известной по всему Мисту.
Нередко к ополчению присоединяются и воины из Дома Воров, опытные разведчики, убийцы и маги. Ходят слухи, что воровские главари берегут где-то чумные могильники, и, может статься, завоевателю вольных городов победа обойдется очень и очень дорого.

10

9. Культура

Праздники и традиции
Единый сборник фольклора

Отсчёт нового года в Киане начинается с первого дня осени, о его праздниках можно прочесть здесь.
В конце второго осеннего месяца справляется главный праздник - Лунная охота. Днем перед определенным полнолунием жители Киана организуют грандиозную охоту на вепрей или оленей. Во время травли охотники и воины стараются показать все своё мастерство, снискав почет и удостоившись чести убить загнанную добычу. Ночью же после заката все собираются на грандиозное празнество, в котором каждому достается по кусочку убитой накануне дичи: так жители одной деревни или одной местности братаются друг с другом, разделяя пищу пред ликом Зибилле.
Со всех концов света в Киан долгие века стекались представители самых разных народов и культура этой страны понемногу взяла отовсюду, тем не менее, люди здесь прямые и честные, как их любимая Младшая богиня, не любят азартных игр, презирают лицедейство, но горазды посоревноваться в ловкости и в силе, спеть и станцевать под незамысловатую музыку лютней и свирелей, тамбуринов и рожков. Особое место занимают песенные легенды – большая честь знать и уметь их должно исполнить, тем более, что тексты не записывают, все запоминают наизусть. Также известны и устные сказания киан, если начистоту, больших любителей приукрасить подвиги своих героев. В иных местах считается удачей, если в один из вечеров трактир или кабак посетит сказитель и скрасит вечер увлекательной повестью о странствиях и приключениях.
Книжная наука в Киане не особо распространена, это считается уделом людей ученых или богатых, но всяко далеких от простого люда. Не понимают здесь и искусных живописных картин, и изящных одежд, считая все придурью бесящейся с жиру знати.
В праздники обычное дело пропустить чарку-другую, но пьяниц презирают, и все потому, что пьянство – слабость, а здесь уважают силу и ясный ум. Тем не менее, это не мешает местным нахваливать свою ядреную медовуху, настоянную на травах, называя ее самым крепким спиртным, что есть в Мисте.
Много народов на юге слились в один, и среди них нерушимым обычаем лежит обязанность всех и каждого считать равными, и равенство это распространяется и на отношения между полами. Мужчины и женщины по давнему обычаю равны, женщина не является собственностью мужчины, в браках запрещено многомужество и многоженство, а сожительство с представителями одного пола считается отвратительным и преследуется народным гневом и законами. Хотя тайные походы на сторону моралью также порицаются, а облапошенные супруги не становятся объектом насмешек, на слуху немало развеселых историй о пойманных изменщиках и их ревнивых половинах. Вместе с тем, традиции, которые в Киане сильны и нередко граничат с суевериями, некоторые виды работ строго разделяют на мужские и женские. Так, например, мужчине позорно прикасаться к зрелому маису, символу мужского достоинства, поэтому и собирают, и обмолачивают его женщины, а те, в свою очередь, не оберутся стыда, если возьмутся за плуг, потому как невспаханная земля считается «невестой», ждущей только мужской руки. Также существуют и блюда, которые могут стряпать только повара определенного пола, как правило, это особые праздничные кушанья.

11

10. Наука

То, что можно назвать наукой, в Киане делится надвое: полезные знания и дурь. К последнему по простоте душевной относится все, что не приносит сиюминутного результата или черезчур сложно для обывателя, полезные же навыки и знания неотделимы от ремесел, и наибольшим почетом пользуются кожевники, красильщики, печники, кузнецы, строители, каменотесы, мастера, обрабатывающие дерево – резчики, заготовщики, столяры.
Киане консервативны и не любят новое. Их мельницы, ткацкие станки, кузнечные горны и инструмент такие же, как сотни лет назад у их дедов и прадедов, они не желают пробовать изобретать, пока им хорошо служат старые и привычные вещи.
Травничество и медицина занимают особое место и являются делом уважаемым, но прочно увязанным в головах обывателей со жрицами, простому человеку там и делать нечего, ведь почти волшебство – унять крепкой настойкой зубную боль или зашить рану так, что шрам будет аккуратный и ровный.
С грамотностью дело обстоит сложно. С одной стороны, человек, не умеющий сосчитать свой урожай и написать свое имя, считается безнадежным дурнем, а с другой все, что свыше этого, полагается дуростью не меньшей, ведь скажите на милость, зачем селянину или сыну ремесленника знать названия далеких земель или различать знатные гербы или, чего доброго, вообще разбирать магические науки?
Четыре пятых жителей Киана с натяжкой можно назвать грамотными и учат обычно на дому, богатеи же нанимают учителей или отдают отпрысков в платные храмовые школы, имеющиеся в больших городах.

12

11. Магия

СЛЭП

Магические навыки жителей Киана различны и пестры, как и его народ, который, точно огромная река, впитал в себя сотни маленьких ручейков и нельзя сказать наверняка, какие магические искусства здесь распространены более прочих.
Девственные жрицы при храмах Зибилле нередко владеют силами исцеления, пожалованными им богиней, жрецы из Ордена Чертополоха, таинственные адепты его Внутреннего Круга, обладают таинственными знаниями, что дарят им их помощники-проводники из мира сновидений, а также умеют засыпать в одном месте и просыпаться в другом. Далеко на востоке, в таинственной крепости Гардора, скрываются маги, посвятившие себя мраку и изысканиям в самых темных чародействах.

13

12. Дипломатические отношения и внешняя политика

Дагор – старый недобрый сосед, спесивый и заносчивый, вечно голодный и вечно зарящийся на богатства зеленого Киана. Война с ним то затихала, то вспыхивала вновь, некогда даже был период недолгого мира, ныне уже истершийся в памяти. Ныне, в связи с произошедшими событиями, грядет новая война.

Дагорские соседи или добрая драка лучше худого мира

Всем славен Киан, обласкан матушкой-удачей и милостью Зибилле, ему достались самые лучшие земли и жители его, без сомнения, самые искусные решительно во всем, их женщины красивей, чем у других, и не бывает воинов отважней, чем знаменитые во всем Мисте Мечи Киана. И у такого замечательного народа есть только одна печаль – отвратительный сосед, которым наградил их злокозненный Татес.
Государство – не государство, народ – не народ, куда ни глянь на запад, всем он плох: ну скажите вот на милость, где это видано, чтобы один-единственный человек достоин был править всем сразу, да еще и не избранный людьми, а облагодетельствованный властью по наследству? А земля их, похожая на худую скотину, из которой камни торчат, точно острые кости? Не иначе, боги наказали за гордыню, потому как, кроме гордыни, дагорцам и похвалиться нечем. Богатые у них прожигают жизни в каких-то шутовских развлечениях, ну что за потеха такая – маскарады, пьянство да дуэли? А бедные напротив, коротают дни, да считают крохи, несчастный народ, рабов и тех хотя бы кормят!
А что до того, чтобы захватить запад, так не гневите милостивую Зибилле – не хватает Киану еще такую обузу на шею вешать, пусть живут себе, убогие, пока зависть насмерть не заест.

Кёху – давнее торговое сотрудничество сделало союз выгодным для обеих стран, но слишком большая разница в культуре и менталитете никогда не позволит этим народам быть по-настоящему братскими.

Академия – за давний союз с Дагором весьма нелюбима на юге, однако это скорее нейтралитет, чем война – вооруженных стычек не было, да и быть не может из-за океана, разделяющего государства, а простые люди и знать не хотят о том, что где-то на другом краю света, прилипнув к заснеженным утесам, какие-то чудаки изучают свои эфирные материи и плетут сомнительные интриги.

14

Организации

Братство Чертополоха

Также известны как: чертополошники, лесняки, грубо – репьи.

В Братство может вступить представитель любого народа, но не всякий может выдержать жизнь в нем: вступающие дают обет нестяжательства, они не имеют права носить деньги, все, что есть у лесных братьев, сделано их руками, также действуют строжайшие запреты на кражу и убийство детей, на причинение любого вреда членам братства.
Порицается ложь, прелюбодейство ради удовольствия и распитие алкоголя, жизнь в городе, в отрыве от Братства, азартные игры и состязания.
Вступающий в братство должен порвать все связи с прежней жизнью и семьей и раздать все ценное нищим или родственникам.
Браки заключать не принято, но непосвященные Внешнего Круга порой живут друг с другом в совершенно небратских отношениях. На это смотрят без одобрения, но однозначного запрета нет. Если члены братства вступают во Внутренний Круг, проблема исчезает сама собой – плотские удовольствия отступают на второй план.
Случается, что чертополошники, особенно престарелые, возвращаются к мирской жизни, таких, пусть и зовут отступниками, не преследуют, более того, братство обычно продолжает поддерживать с ними связь.

История
Тысячи лет назад, в Первую Эпоху из Киана на запад, с тем, чтобы основать новый храм отправились жрицы Зибилле, с ними были те, кто сопровождал их и те, кто случайно примкнул к каравану. Они везли книги и лекарства, свое небогатое имущество и священные реликвии, посвященные богине – семена и зерна, горсть земли от корней Древа и неувядающую ветвь крушины. Но в пути на них напали злые люди, привлеченные слухами о храмовых богатствах; увидев, что на самом было драгоценностями жриц, главарь налетчиков разгневался и решил, что над ним жестоко посмеялись. Две дюжины юных девушек были отданы на поругание стае ублюдков, утративших всякий людской облик и честь, а, насытившись вдоволь, они бросили своих жертв посреди дороги, вместе с трупами попутчиков и защитников. И тогда встала одна, чье имя уже стерлось за давностью лет, и подняла она из грязи растоптанную хрупкую ветвь, но в тот день не было произнесено ни страшных клятв, ни зловещих обещаний, та первая только лишь увела сестер прочь от людских путей и селений - навсегда.
Лишившись девственности, оскверненные, они не могли уже быть жрицами, они не решались и не желали показаться на глаза людям, но продолжили служить своей богине, поселившись в лесах. И, говорят, в ту пору часто видели свирепых волчиц с белыми лбами – словно звери были в жреческом покрове. Говорят, те девушки благословением Зибилле выжили в лесах, и брали себе мужей, забирая от мира тех, кто готов был разделить их покаяние под сенью ветвей, и жили, подобно диким животным, оставив после себя только один завет – строгий обет нестяжательства в память о причине постигшего их несчастья.
Такова легенда, и не сказать уже, насколько она правдива – те, кто жил в те времена, уже умерли, не рассказав правды своим потомкам, а орден воинственных лесных жрецов существует и по сей день. Упоминание о нем и о символе чертополоха появляются в летописях юга с начала второй эпохи, и уже тогда обычаи и законы Братства были весьма похожи на нынешние.

Внутренний и Внешний Круги посвящения
Братство разделяется на две неравные половины – более многочисленный Внешний Круг, или непосвященные, это охотники и воины, разделяющие идеи и идеалы Братства, но не получившие или не пожелавшие получить посвящение в его жреческие таинства, или не выдержавшие встречи со своим проводником.
Внутренний Круг гораздо уже. От простого человека жреца Братства Чертополоха отделяет ночь посвящения, Ночь Высокой Травы, которая изменяет навечно и дарит ужасающие знания. Все члены Внутреннего Круга, или посвященные, носят на груди мешочек с особыми травами – они дают возможность встретиться с проводником или тотемом – у каждого он свой, это может быть и животное, и растение; в первую ночь проводник говорит с неофитом до рассвета, рассказывая тайны духов и мертвецов, но тот, кто осмелится встретиться с проводником во второй раз по своей воле, считается принятым во Внутренний Круг и отныне, заваривая свои травы, он может звать таинственного помощника снова и снова, может узнавать неведомое, видеть прошлое и путешествовать тайными тропами сновидений, засыпая в одном месте и просыпаясь в другом. Запрет на прелюбодейства, алкоголь и азартные игры особенно важен для жрецов Внутреннего Круга – все это лишает настроя духа, необходимого для того, чтобы общаться с проводником; иногда он может и не явиться.

Иерархия
Глава братства – Отец или Мать, в зависимости от пола. Стать Верховным Жрецом или Жрицей может любой посвященный член Братства, а избирают его проводники, посылая в мир причудливые знамения своей воли – к примеру, дом нынешнего главы в одну ночь пустил корни и зазеленел ветвями, которые исправно растут и по сей день.
Вожаки или старшие (братья и сестры) – преимущественно из посвященных, опытные воины и жители леса, знающие толк в тактике, охоте и способные вести за собой единомышленников. В военные времена возглавляют отряды, в которых насчитывается от 10 до 50 членов братства, в мирные дни выполняют роль старейшин небольших поселений в чаще леса. Старшие обычно обеспечивают своих подопечных всем необходимым, распределяют обязанности и ведают казной – запреты запретами, но без оружия, наконечников для стрел, инструмента и игл, зерна и воска, тканей и веревок выжить в лесу тяжело, а купить их можно только за деньги.
Братья и Сестры, рядовые члены братства – могут состоять как во Внутреннем, так и во Внешнем Кругу.
Приемыши, неродные, примкнувшие, кукушата – так неказисто и даже насмешливо зовутся взрослые, рискнувшие попробовать вступить в братство, над ними, неуклюжими жителями городов, подтрунивают, однако и возятся больше, чем со всеми остальными. Выдержав испытания лесной жизнью, они будут наречены братьями и сестрами и более никто не намекнет на путь, по которому они пришли в братство. Как правило, в кукушатах ходят 2-4 месяца, но срок может закончиться и раньше, если испытуемый проявит себя как истинный член братства.
Ученики – дети членов братства и подброшенные сироты, чертополошники учат их всему, что знают сами и нарекают братьями и сестрами в возрасте 15 лет.
Если кто-то из членов братства берет себе ученика или опекает кукушонка, он становится наставником, хотя особых прав ему это не добавляет, а вот обязанностей – более чем.

15

Ковен Высшего Малефиция

Также – тени, малефики, чернокнижники, иногда неверно прозываются некромантами. Сами зовут себя Птенцами Гардоры.

Сообщество могущественных магов, овладевающих силами мрака, таится на далеком юге. В Киане о них не любят говорить, их не принято поминать, это нелюбимое, подлое, но подчас необходимое оружие, которое держат в ножнах до последнего.
Они вот уже долгое время существуют под крылом Дома Воров, однако власть, влияние и деньги никогда не было целью Ковена, только средствами на пути к истинному величию, что, как они верят, ждет их во мраке, в том истинном мраке, который не имеет ничего общего с ночью, это тьма, после которой не настанет рассвет и ее запретные плоды приманили в свое время немало умелых рук.
Войти в Ковен по одному лишь капризу или за деньги, или еще каким-либо способом невозможно. Адепта должны выбрать, а потом должен сделать свой выбор сам адепт. Если пути сошлись, он более не увидит ни родных, ни друзей, ни мест, где вырос; отныне мирские заботы не будут волновать его, его окружат лишь потаенные знания и чудовищные ритуалы, великое наследие прошлого и волнующие перспективы будущего. Не следует обольщаться: многие гибнут на этом пути, те же, кто пройдет до конца, становится рано или поздно проклятым, тварью могущественной, но гонимой и презираемой.
Ковен малочисленен, в лучшие времена в нем было не больше пятидесяти членов, ныне это всего лишь двадцать магов, включая самых юных аколитов.

История
Кем был Фариас – безумцем, пораженным собственными болезненными амбициями, великим ученым, тщеславным проходимцем? Этого мы не знаем и не узнаем уже никогда.
В 112 году Второй Эпохи некий маг из Академии собрал круг единомышленников, учеников, дерзнувших бросить вызов самому страшному из направлений магии – мраку. Все они предназначались в жертву некоей сущности, однако один, что носил имя Фариас, понял план мерзавца, но и не помыслил о спасении себя или товарищей, он обратил ритуал, что погубило всех участников, и вобрал в себя могущество, предназначавшееся учителю. Никто не понял сразу, что изменилось в юноше, пережившем такое потрясение, и он беспрепятственно покинул холодные скалы северного острова, чтобы по запаху тьмы, вслед за шепотом в своей голове отыскивать тех, кто по-настоящему мог восприять мрак и познавать вместе с ним – без страха и пристрастий, без привязанностей и без чести. Их называли малефиками, ибо они творили то, что простые люди звали злом, сами они звали себя Птенцами, они скитались и бедствовали, многие, хотя что там – практически все гибли, ибо что мрак в неумелых и неопытных руках ужасная сила, оставался лишь один Фариас, любимчик судьбы.
В конце Второй Эпохи орден был практически истреблен дагорской инквизицией, наконец, распознавшей в безобидной секте якобы поклонников Татеса смертельно опасных чернокнижников. Говорят, тогда Великий Инквизитор лично бился с Фариасом, до последнего зачем-то прикрывавшего отход соратников. Странная самоотверженность, странные цели, может статься, великий темный и знал, что делает, однако с тех пор Птенцы не видели своего наставника и со временем он стал не более чем легендой.
Они вновь бежали, и, когда свою помощь предложил Дом Воров, не смогли отказаться. Их лидер был мертв, сами они не имели никаких средств к существованию, кроме своей неукротимой силы духа.

Иерархия
Строгой иерархии в Ковене нет, обычно при принятии решений имеет значение только авторитет, могущество и возраст. Действительные члены друг друга зовут Птенцами, ученики зовутся аколитами, обычное обращение ученика к учителю – «мастер».
Сейчас в Ковене всего одиннадцать членов, у многих есть ученики, но только четверо – по-настоящему могущественные маги, прожившие не один век. Лидера между собой они не выбирают, разобщенность их изысканий делает это бессмысленным, их не интересуют мирские заботы, а при ведении дел с Домом Воров они принимают решения все вместе.

Ковен и Дом Воров
Можно сказать, что малефики существуют по сей день и имеют достаточно свободного времени для своих практик только благодаря Дому Воров, который опекает и оберегает чернокнижников, изредка прибегая к их услугам, а услуги эти отличаются широтой – от допроса мертвых и изощренных убийств до врачевания и даже, говорят, воскрешения некоторых представителей темных народов, ценных для Дома.
Крепость Гардора, новый дом Ковена, преподнесенный ему в дар в конце Второй Эпохи, высится на крайнем юго-востоке, вдали от торговых путей и шумного многолюдья. Даже небольшой городок или большая деревня, снабжающая Гардору всем необходимым, находится в стороне от стен. Это, казалось бы, ничем не примечательный, пусть и добротно выстроенный относительно новый замок, если бы не ряды уродливых горгулий под крышами, да две жилых башни вместо обычной одной. Первая – для людей, прислуги и учеников, но вторая, хранящая тайные библиотеки малефиков и их лаборатории, словно чешуей, выложена гладким обсидианом, вулканическим стеклом, им же застеклены окна. Местные клянутся, что не видели, чтобы кто-то сводил в замок такие количества этого редкого камня, значит, сверкающая неприступная шкура башни выращена силами некоего странного колдовства.

16

Дом Воров

Иных названий нет, да и это – неофициальное.

Законы существовали всегда, ибо это скрепы – связующие людей в единое государство, в единый народ, делающие людей – людьми, но также всегда были и те, кто ставил себя над законами, когда больше, когда меньше, преступность неистребима. Видят боги, никто и никогда не собирался объединять убийц и мошенников, воров и контрабандистов, шлюх и фальшивомонетчиков в единую организацию, Дом Воров возникший изначально как объединение нескольких преступных группировок, разросся на весь Мист неожиданно для своих основателей, которые и помыслить не могли о таком будущем.
Неверно считать, что Дом контролирует абсолютно весь преступный мир; он сквозь пальцы смотрит на единоличников и мелкие банды, оставляя конкуренцию с ними кланам, на чьей земле они промышляют. Но крупные преступные доходы не остаются незамеченными. Всех, кто отказывается платить долю и сотрудничать с Домом, как правило, ждет печальная участь и кара нередко вершится с помощью официальных судов.

История
С Первой Эпохи в каждом из четырех государств была темная, скверная изнанка, и правители с ей старались противостоять – когда рьяно, когда почти не замечая, когда приручали опасного зверя, а когда устанавливали свои порядки холодной сталью. Чтобы противостоять давлению властей и конкуренции создавались и распадались десятки преступных сообществ, они боролись друг с другом, боролись за жизнь, гибли, рождались заново, и, что естественно, некому было писать их летописи.
К началу Второй Эпохи в Киане наступила неопределенная ситуация – одним из членов Совета стал Гуир Леворукий, глава кианского преступного сообщества, захватившего почти весь юг. Гуир был умным человеком и искусным дипломатом, в конце концов он склонил на свою сторону весь совет и добился для себя законных послаблений, это дало начало пятому, скрытому государству Миста. Большая часть его истории прошла в тени и сегодня мы не знаем даже, кто и когда утвердил совет Дома Воров в виде Мейтарской дюжины, есть только отдельные сведения о том, что к середине Второй Эпохи были заключены соглашения и союзы между преступными кланами, что позволило уцелеть и возвыситься сильнейшим из них.

Мейтарская дюжина
Вершина преступного мира, старейшины Дома Воров, собирающиеся в престижном кианском квартале под названием Мейтар. Как правило, каждый из крупных кланов в Дюжине представляет один или два человека, оттого в ней не всегда ровно двенадцать человек, часто бывает и больше.
В Дюжину входят не головорезы и проходимцы, те, кто сумел взобраться сюда, на эту недосягаемую для прочих высоту, отличаются терпением и мудростью, осведомленностью и искусностью в политических играх. Решения, принимаемые в Мейтаре, обязательны для всех и подчас они значат больше, чем указы иных королей.
Только Мейтарская Дюжина имеет право принимать решения о том, чтобы пустить в ход самый страшный резерв Дома Воров – малефиков, чей ковен давно ими опекается.

Правила
У Дома Воров нет законов, им отвратительно это слово, но есть правила, порядки, традиции и даже суеверия, за несоблюдение которых карают смертью. В разных кланах разные правила, но уважение к старшим и уважение к соратникам и их собственности – универсальные добродетели.
Дом Воров не знает наказаний и не изгоняет из своих рядов, полагаю эти игры уделом законников, серьезные умышленные проступки влекут за собой убийство виновника.

Кланы

Братство Скорпиона, также Черное Братство

Зона влияния: весь Мист
Сферы влияния: заказные убийства, отчасти шпионаж, контрабанда редких товаров, заказные похищения
Самый малочисленный и самый дисциплинированный преступный клан с долгой и насыщенной историей, обладающий огромной сетью осведомителей и связей, которая может соперничать с разведкой иных государств. Скорпионы – лучшие в Мисте наемные убийцы, и они предоставляют полную конфиденциальность и кичатся тем, что никому еще и никогда не выдавали своих заказчиков. Кроме убийств, Скорпионы могут предложить и помощь в похищениях, доставке редчайших и запрещенных товаров для влиятельных клиентов и тому подобные услуги, к слову, весьма дорогостоящие.
Нынешний глава Скорпионов – Бруно Хайс, почетный член Мейтарской Дюжины, довольно молодой  жесткий лидер, руководящий кланом из Дагора.
В клан входят только мужчины, это давняя и уважаемая традиция, ограничений по расе нет.

Синерукие, также Меченые и Свистуны

Зона влияния: Дагор, отчасти Академия, отчасти Киан
Сферы влияния: почти все аспекты низа преступного мира – воровство, проституция, попрошайничество.
Разобщенный преступный синдикат Дагора, как правило, Синерукие никогда не были единой силой, это несколько банд различного состава, сбивающихся в кучу только перед противостоящими им таллийцами, с которыми у Меченых давняя и кровавая вражда.
Шлюхи и воры, опаснейшая гильдия дагорских попрошаек – все они рады впиться в горло не только ненавистным Ласкам, но и друг другу, несмотря на роднящие многих из них татуировки на руках – собственно, причину их странного прозвища.

Морские братья, также - Рыбьи дети и множество иных нелестных названий, официального нет

Зона влияния: океан близ Киана, Дагора и Академии; говорят, в Диких Землях есть некий пиратский город, но не исключено, что лгут. Рыбьи дети избегают окрестностей Кёху, а, если и заплывают, промысел не ведут – по негласному соглашению, в этих водах кормятся только имперские пираты с официальными разрешениями.
Сферы влияния: пиратство, морская контрабанда
Многочисленные пираты - причина того, что в море становится все опасней выходить без вооруженного сопровождения. Рыбьи дети не трогают только друг друга, узнавая сотоварищей по неким тайным знакам, но прочие корабли, какой бы принадлежности они ни были, рискуют стать добычей.
Единого властителя у пиратов нет. Самый известный из главарей – Бродгар Синеусый Кит, именуемый среди соратников папой, у него три прекрасно оснащенных корабля, в его команде два дракона, и для его крохотной флотилии не существует недостижимых целей, хотя главное умение папы Кита – точно знать, кто, куда и что везет, у него прекрасная сеть осведомителей.

Таллийцы, также Мокроносые, Ласки или Хорьки

Зона влияния: Дагор, отчасти Киан
Сферы влияния: хищение казенных денег, контрабанда и шпионаж в пользу Дагора, в последнее время – и воровство
Многие кланы возникли по воле случая, но у таллийцев кривая дорожка – семейный промысел. Некогда это было знатное семейство Таллиан, с лаской на гербе, но постепенное погружение в мир преступных страстей привело к тому, что в начале Второй Эпохи король лишил их дворянства и объявил награды за их головы. Плачевное обстоятельство вынудило Ласок перебраться в Киан, правда, ненадолго. Сейчас они прочно запустили корни в ложу Саламандр и государственные структуры, получая значительную, пусть и тайную поддержку.
Ласки без зазрения совести пытаются прижать к ногтю все теневые доходы и промыслы Дагора, и год от года им все яростнее сопротивляются Синерукие.
Лидеры таллийцев в настоящее время – Лютер и Диана Таллиан, брат и сестра, тайно живущие в Дагоре под чужими именами, гордые наследники и продолжатели традиций семьи.

Кехуанские Змеи

Зона влияния: Кёху
Сферы влияния: воровство, заказные убийства, игорные дома, продажа и контрабанда опиума, шпионаж
В Кеху уже существуют преступные синдикаты, объединенные Кланом Цветов, однако в Дом Воров они официально не входят, хотя и лояльны ему и имеют своих доверенных лиц в Мейтарской Дюжине. Клан Цветов существует со значительной опорой на снисхождение императора, чем не могут похвастаться Кехуанские Змеи.
Конкуренция и приток в этот клан оппозиционеров, настроенных против императора, поставили Змей на грань тихой войны с Кланом Цветов и, под явное неодобрение Дома Воров, война эта ведется, не затихая, уже долгие годы.
Большинство Змей – мужчины, все они – урожденные кехуанцы, никто не потерпит иноземцев в рядах. Нынешним лидером является дракон Шио Кэйтар, официально – владелец игорного дома и борделя для богатых «Пионовый сад», свою принадлежность к Змеям он всячески отрицает.

17

Гильдия наемников

Самоназвание – Мечи Киана, также известны как Кианские Псы, грубо Шкуры.

Гильдия наемников Киана – одна из крупнейших в Мисте, да и, пожалуй, вообще единственное сообщество наемных войск такого масштаба. Как принято в Киане, здесь нет различия между народами, религиями и полами, в гильдию может войти любой, способный носить оружие, он, в соответствии с его талантами, призванием и имеющимся вооружением будет распределен в соответствующий отряд.
Домашние лагеря Мечей Киана разбросаны по всему югу, а ради сражений наемники путешествуют по всему Мисту, сейчас, однако, в связи с волнениями и гибелью Совета основная часть сил сосредоточилась под Кианом, также усиливается присутствие наемников у западной границы с Дагором.

История
В Киане с его небольшими налогами никогда не было средств на регулярную армию, в случае нужды набиралось только народное ополчение, которое, естественно, не могло ее заменить в полной мере, поэтому с самой первой эпохи на юге существовали отряды наемных войск, готовые служить всем, кто заплатит. Изначально они выступали на стороне Киана, сопровождали торговцев и знать, но в конце Первой Эпохи, с разрастанием численности населения и первыми конфликтами с Дагором, некоторые вольные отряды обернулись против своей родины. Наемники грызлись друг с другом из-за конкуренции, сражаясь за разных хозяев и только к концу Второй Эпохи крупнейшим из них удалось собраться под единым управлением, под единой рукой и отныне стоимость услуг Мечей Киана значительно возросла – ведь поддержка гильдии зачастую означала победу в войне.
Мечи тесно сотрудничают с самим Кианом, полагая его своей родиной и домом, который предоставляет укрытие от любых недоброжелателей, коих за века набралось немало, и теперь, когда Совет пал от руки неизвестных, военный вождь не оставил юг и, взяв руководство страной в свои руки, формирует новый Совет, намереваясь поддержать его своим авторитетом и, если понадобится – и силой.

Отряды и командование
Наемники разделяются на крупные отряды - так называемые руки, выполняющие различные функции, имеющие различное вооружение и, соответственно, престиж и заработки в них тоже разные. Как правило, для мелкого сопровождения нанимают людей одной руки, но, если речь заходит о крупных столкновениях, заказчик говорит непосредственно с полевыми капитанами гильдии и они сами определяют состав и количество воинов. Такие переговоры – занятие долгое и утомительное, традиционно сопряженное с отчаянным торгом, капитаны нередко перестраховываются и стремятся набить карманы, отправляя больше людей, чем нужно.
Сама цель создания единой Гильдии – снижение конкуренции между разрозненными отрядами, которые в иные эпохи нередко сражались и друг с другом на разных сторонах, ныне они по-прежнему достаточно разрознены и зачастую, чтобы избежать споров между отрядными капитанами, пекущимися о заработке для своих людей, нередко применяется жребий. Жизнь воина часто зависит от удачи и потому никто не смеет оспаривать решение, принятое судьбой.
Командование Мечами Киана осуществляет военный вождь, избираемый из полевых капитанов – опытных командиров-тактиков, не входящих в состав ни одной руки, они имеют различную специализацию, кто-то руководит осадами, кто-то умел в партизанской войне, кто-то прославлен победами в открытых битвах. Именно им поручается управление войсками при выполнении крупных контрактов.
Руководство руками, их движение и снабжение осуществляют избранные внутри них же отрядные капитаны, а им подчинены сотенные лейтенанты и сержанты-десятники. Внутри десятков, которые часто именуются десятками весьма приблизительно, есть собственная нумерация, и чем меньше номер десятка, тем опытней и старше в нем воины. Новички из последних десятков, как правило, выполняют всю хозяйственную и лагерную работу.

Сыны Арэма (Рука Арэма)

Знаменитые кианские конные бойцы, происходящие из небольшого вольного городка под названием Арэм, отряд насчитывает 3500 человек, из них половина – это тяжелая панцирная конница, вооруженная копьями и молотами. Лошади, используемые Сынами Арэма, славятся по всему Мисту и большая удача заполучить такого боевого коня, резвого, злого, необычайно крупного и способного нести броню и облаченного в полный доспех всадника.
Среди Сынов Арэма, как самого высокооплачиваемого отряда, нередко встречаются маги. Они выступают в 3-5 ряду конницы и владеют опасным боевым колдовством, а также защищают товарищей от дротиков и стрел.
Знамя Сынов – черный конь на золотом поле под скрещенными молотом и топором. Отрядный капитан – Ласло Трэван.

Железные Кулаки (Железная рука)

Одни из лучших воинов Миста, пешая панцирная пехота, опасная в равной степени и в бою на открытой местности, и при захвате городов и крепостей. Железные Кулаки славятся силой и мастерством фехтования, высокой дисциплиной и искусными маневрами на поле боя, а также своей универсальностью. Численность отряда – более 9000 человек. Многие имеют как тяжелые панцири, так и более легкие доспехи, в Кулаках нет воинов, владеющих менее, чем двумя видами оружия, а оно весьма разнообразно – и длинные пехотные копья, и двуручные мечи, и молоты, и тяжелые метательные дротики, и арбалеты; все без исключения обучены маневрировать с тяжелыми щитами и в различных видах строя.
Знамя Железных Кулаков – обнаженная дева с золотыми волосами на алом поле, причина того, что завистники называют этот отряд шлюхиными детьми, но сами Кулаки зовут свой символ Матерью и приносят присягу, целуя отрядное знамя. Отрядный капитан – маг земли Бруин Безухий.

Килгешские Стрелки (Рука стрел)

Если верить увещеваниям полевых командиров, то Сыны Арэма – лучшие в Мисте конные воины, Железные Кулаки – лучшая пехота, а Килгешские Стрелки – самые умелые лучники; правда это или нет, кто знает, но всем давно известно, что искуснейшие из хвастунов все родом из Киана. Численность Стрелков составляет 2500 человек, и они в совершенстве владеют килгешским составным коротким луком или его длинным собратом, обращаться с которыми учатся с самого детства.
Как правило, воины этого отряда выступают верхом; те, кто вооружен короткими луками, способен и стрелять с лошади, это легковооруженный и очень стремительный отряд, но, занимая позицию на поле боя, все они спешиваются для большей точности и скорости стрельбы. Запас стрел при этом вонзается в землю перед стрелком, говорят, некоторые при этом окропляют землю ядом, но, скорее всего, это неправда; нагноения ран от их стрел могут происходить и из-за обычного загрязнения.
Об убийственности килгешских луков давно ходят легенды, и вполне оправданно – за сто шагов стрела с узким наконечником пробивает стальные латы, скорость залпов может составить до 5-6 в минуту, а навесные выстрелы без труда преодолевают крепостные стены и обрушиваются на защитников с неба, без труда пробивая даже непрочные деревянные навесы на башенных галереях.
Знамя Стрелков – рука, сжимающая охапку стрел, белая на черном, в окружении четырех крестов. Отрядный капитан Стрелков – женщина, Альха из Диира.

Охотники Полумесяца (Рука полумесяца)

Мастера партизанской войны, способные выживать в любой глуши и при этом вести войну. Жестокие и безжалостные, беспринципные, словно настоящие разбойники, но имеющие весьма строгую внутреннюю дисциплину, полумесяцы насчитывают около 4000 человек и разбросаны по всему Мисту, они – мастера тревожащих вылазок, ловушек, яда и разведки, им ничего не стоит сковать войско, в десятки раз превосходящее их по численности.
Их оружие и приемы разнообразны, а честь – давно пропита за ненадобностью, в этом отряде есть и шпионы, и ловчие, не понаслышке знакомые с методами Братства Чертополоха, и искусные убийцы, способные пробраться в чужой лагерь и убить вражеского командира. Единственное, в чем совершенно беспомощны полумесяцы – это, естественно, открытые столкновения, поэтому их десятки входят в гильдейские войска только для диверсий и разведки.
Знамя Охотников Полумесяца – на зеленом поле два белых полумесяца с агрессивными гримасами, один над другим, направленные в разные стороны, отрядный капитан – Вастер Коль.

Крупнейшие отряды наемников узко специализированы не напрасно – это изрядно мешает им выступать в одиночку, без поддержки других войск и обеспечивает целостность Гильдии и актуальность ее централизованного управления.
Помимо вышеперечисленных, в Гильдии наемников есть множество иных, менее крупных и известных рук, есть руки, имеющие примерно поровну бойцов различных специализаций, что позволяет им выступать целиком и действовать как единая сила, есть руки, обладающие уникальными воинскими техниками и насчитывающие всего несколько десятков, есть руки, полностью состоящие из боевых магов.


Вы здесь » Последний Шанс » Библиотека » Путеводитель по Киану