Последний Шанс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом


[15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Слепой, как есть слепой, - подумалось Лею после чего он спешно отвел взгляд. Должно быть мальчишке неприятно такое внимание. Ему вот прежде невыносимо было чувствовать как на него пялятся, совершенно не скрывая этого, будто взглядом ощупывают лицо и запускают пальцы в пустую глазницу. Мерзость да и только!
- Никто из них не оставит своего каждодневного труда ради сомнительной радости встретится с Вами, - пока еще этот юнец казался ему просто избалованным мальчишкой, привыкшем получать все что пожелает. Таким же как Фэн Ю. Собственно, вся эта встреча с предложениями погостить тоже была вероятнее всего очередной причудой микадо. - Для них куда важнее не дать своей семье голодать, чем потешить иноземного принца побасенками о своей жизни.
Возможно... да что там, почти наверняка, Кагито казался этому мальчишке законченным грубияном, который получал слишком мало палок для того чтобы выучиться манерам. Но адмирал говорил от чистого сердца, не стесняясь в выражениях и не подбирая слова.
Как говаривал Широ, все эти принцы и императоры, горшечники и рыбаки внутри одно и то же - кожаный мешок набитый костями и мясом. Так зачем вилять хвостом перед мешком на который нацепили еще один - из парчи и шелка?
- Дагорские виноделы терпеть меня не могут, да и вино у вас дрянное - вода водой, - Кагито отставил кружку и вдруг ухмыльнулся, широко, едва сдерживая рвущийся наружу смех. - Вас так обидели мои слова, что вы морщите нос, Принц? Или дело в чем-то другом?
Лея не брала даже обжигающая как удар кнута по спине кехуанская рисовая водка, что уж говорить о дагорском вине для мужчин больше похожих на женщин. Впрочем, Принц такого впечатления не производил, и это пожалуй было пока единственным его качеством.
Смех прорвался таки вовне, расплескался по залу, подхваченный несколькими голосами - им невдомек было над чем смеется этот коротышка, но уж больно заразителен был его хохот. А Лей даже ладонью по столу хлопнул, стремясь успокоится. Левой ладонью - прозвенев звонче его мальчишеского смеха о тарелку и опрокинув полупустой кубок.
- Отож я растяпа неуклюжая! - фыркнул он сам на себя, сгребая пролитое вино в железную ладонь не смущаясь оставлять на дереве стола метки как дикая кошка.

Отредактировано Кагито Лей (2012-02-25 23:38:01)

32

Мальчишка, кажется, с малолетства привык к чужому вниманию - собственно Николас скорее тревожился, когда ощущал что на него никто, совсершенно никто не пялится. Взгляды были разными - и липкими, и сладкими, и грязными и такие, от которых хотелось потом вымыться всему целиком, оттирая жесткой щеточкой кожу, - но взгляды были даже тогда, когда принц не был ни слепым, ни хоть сколько-нибудь загадочным, так что именно взгляды его не смущали совсершенно. Другое дело эмоции и настроения.
- Oни могут трудиться и тут. Конечно, каждому приятно трудиться ближе к дому, в семье и среди знакомых проводя свободное время. Но, - и тут принц все же глянул на собеседника прямо, - если выбор между чужеземными деньгами и голодом - неужели и тогда никто не оставит своего города? Раз уж их семьи голодают? Рассказывал бы мне сказки, а Дагорская казна за них бы платила, - усмешкою, уже представив такую статью расходов. И должность "рассказчик политических сказок" впридачу. Впрочем, Его Высочество позволил себе подобие улыбки - кем бы неизвестный собеседник не выставлял себя, а ощущался он проще чем многослойный и сам-себя-во-всем-путающий Белый Тан. Вытанцовывать на дипломатических канатах затейливые пируэты интересно в меру.
- Не думаете же Вы что я не собирался им платить?
А еще внезапно дико захотелось есть.
А еще мгновение спустя Николас с удивлением осознал что ему мокро. Как бы споро не стекалась вода в железную пригоршню, а перчатки были все в винных кляксах, явственно чавкая в то время как приходилось их снимать.
- Нет-нет, ничего, - несколько растеряно, машинально уловив улыбку и ею же ответив, словно в зеркале подсмотрев и на себя напялив чужое настроение, - а еще пытаясь привыкнуть и подстроиться к новому уровню ощущений, слишком уж  яркому, - я просто внезапно осознал что голоден. Удивился. Да и до дома отсюда довольно далеко. Даже не знаю, - на лице вдруг промелькнуло мимолетно-шкодливое настроение, - предлагать разделить трапезу или мой собеседник, не отделяя себя от своего народа, предпочтет голодать, только чтобы не потешить иноземного принца своими нелегкими взаимоотношениями с дагорскими винами и едой.
Стянутые перчатки, несмотря на безнадежное состояние, были аккуратно расправлены и уложены на место - привычка к упорядоченной бережливости давала себя знать.
- Впрочем, думаю что и воду здесь подают тоже...

33

Неуклюжесть, если уж начистоту, хоть и изгваздала вином принцевы перчатки будто кровью не первой свежести, зато позволила мельком глянуть на руки. Оказались они совершенно ожидаемо холеными и белыми, впрочем ничего другого ожидать от венценосных не приходилось.
- О таком коварстве я как-то не подумал. Одна беда, пересылать деньги из Дагора в Кеху слишком уж ненадежно. Редкий посыльный довезет их до острова целыми и невредимыми. Впрочем принц мог бы обзавестись целой семьей сказочников, - адмирал по-простецки вытер вино о штанину и неожиданно для себя заурчал животом. Не то подхватил аппетит от Его Высочества, не то, сам того не ведая, послужил причиной его желания хоть чем-то набить королевский желудок. - Так они смогут играть вам целые спектакли на разные голоса, - добавил он, и даже подумал, что знает пару семей, которых стоило бы предложить молодому Мэйну. Если он сейчас, конечно же, говорит всерьез.
- Предпочитаю быть со своим народом сытым. Так больше шансов, что я хоть чем-то им помогу. На пустой желудок не повоюешь, не поторгуешь, да и не пограбишь... - последние слова Кагито сказал тихо-тихо, перегнувшись через стол и сцапав Николаса за руку своей железякой. - Позволите мне на правах гостя выбрать, отношениями с какой едой Вас потешить сегодня? Есть в Дагоре одно местечко, так вот там готовят по-королевски, не то что в этой забегаловке. Да и нянек за порогом оставите.
Несколько взглядов, по весу сопоставимых с кулаком Тана давшим по темечку впечтались в Лея, но тот и ухом не повел. Будет им беспокоится, не съест же он их принца на ужин и в темном углу не зажмет... Будь прокляты сплетни которые распускают про кехуанцев, сплетники и те кто дает им повод трепать языком.
- Соглашайтесь, иначе так и будете до самой старости ходить под присмотром. Вылезайте уже из пеленок, принц, мужчина Вы или у дагорского Короля как у покойного Императора родились одни дочери?

/оос: что характерно, при физическом контакте с железной рукой очень хорошо чувствуется одновременно "железность" и "живость" конечности, но побочных эффектов виде дополнительной трансляции эмоционального состояния не идет/

34

- Если бы это семейство только захотело, это действительно было бы отличным выходом. Как Вы думаете, это возможно? -   Николас успел еще улыбнуться, услышав вполне красноречивое свидетельство тому, что голоден тут не только он один, а потом...
- У нас говорят что голодный желудок - лучший стимул ко многим свер... - и договорить он попросту не успел, сбившись на полуслове: кёхуанец не просто посмел, он всею ладонью сграбастал пальцы слепого принца так, словно имел на это какое-то право. С самого детства, с тех пор как старший принц Дагора перестал, еще в деском возрасте, пачкать штанишки, с ех пор как он вообще начал считаться не-совсем-ребенком никто никогда не смел хватать его не то что за руки - вообще хватать. Да еще без перчаток! Николас побледнел, вскочил и, позабытым совершенно рефлексом схватился за отсутствующее оружие примерно одновременно - воспитание и горячая кровь сработали куда быстрее чем любое знание, все же заставившее немного притормозить. Шевеление слуг за спиною Николас прекратил сразу, коротким жестом запрещая вмешиваться, потому что... осознание пришло потом, помедлив и, собственно, еще несколько мгновений принц потратил на легкое ощупывание чужой "руки". Пусть мельком и вскользь, но достаточно подробно чтобы понять, почему именно волна чужих эмоций еще не вломилась в него, словно в открытые ворота. Не то чтобы это делало поступок кехуанского проходимца более вежливым, но более приемлемым - точно делало. Тем не менее из всей тирады неизвестного разбойника Николас, с трудом собирая по крохам не-услышанное, смог восстановить только то, что его куда-то зовут, при этом сравнивая с малохольными, но изящными Императорскими дочерьми. Не до конца успокоившаяся кровь немедля вскипела снова и Николас, осторожный, разумный, спокойный Николас сделал то, что делать было ни в коем случае нельзя: он согласился.
- Своего Императора Вы, разумеется, вольны считать кем угодно... А в Дагоре короли не бабы, пусть даже Вам того и хотелось бы...
Пальцы слепого безошибочно точно надвинули обратно на лицо маскерадную маску, прячущую надежно и скулы и выступивший на них яркий румянец. Одного слова и одного взляда было достаточно, чтобы все кроме Леонарда сделали шаг назад, от старого слуги избавиться было бы сложнее, но как раз его Николас совершенно не стеснялся и не замечал - гнать его было все равно что отпиливать себе ногу: не умно, муторно и незачем, - делать этого Николас не собирался. А собирался и сделал он только одно - вскинул голову, вздернул подбородок и...
- Ну что же, идете?

Отредактировано Николас Мэйн (2012-08-19 00:46:22)

35

- Нет ничего невозможного, Ваше Высочество, - доверительно сообщил адмирал прописную истину прямо в алеющее ухо принца. Правда для этого пришлось принца сперва покререпе ухватить за рук, а после слегка наклонить к себе. Предельно сокращая почти комическую разницу в росте и неизбежно позволяя оную Николасу оценить.
Для того чтобы говорить с дагорцем на равных и не подпрыгивать при этом, тайсею понадобилась бы табуреточка.
- Я бы сказал бежим. Леонард, верно? Да что же вы, Леонард, встали будто на вас василиск косо посмотрел? - Лей панибратски хлопнул старого слугу принца по плечу и поволок обоих представителей рода человеческого к выходу. Пока остальные пристяжные не очухались от подобной наглости. - Вы мне потом еще спасибо скажете. Такого пива как там нигде в Дагоре больше не найдешь. Лучше любого вина. А как там готовят жаркое! Настоящее мясо, не то что здешняя требуха.
Преследователи не успли выскочить во двор, а Кагито уже вел своих спутников извилистыми дагорскими переулками, в которых и сам Татес наверняка не раз подворачивал ногу. Впрочем с тех пор, мостовые изрядно подлатали, так что даже слепому принцу можно было не опасаться расквасить нос из-за не к месту расшатавшегося камня. Лей слегка опасался, что за долгие годы забыл каков Дагор изнутри, но едва только каменные стены города обступили его со всех сторон, память услужливо выдала маршрут.
Трактир "Гнутая подкова" был совсем крохотным, и далеко не самым популярным местом в городе. Название свое он получил благодаря своему первому хозяину троллю, который на спор с легкостью эти самые подковы гнул, вернее сказать разгибал. С тех пор как Громовой кулак был здесь в последний раз прошел не один век. Но Лей был уверен, что старина Тоург и его женка сделали достаточно достаточно детенышей чтобы семейное дело не загнулось на первом поколении.
Сейчас заправлял всем внучатый племянник Тоурга, носящий то же самое имя (с троллями такое случается довольно часто), которому сказки про одноглазых бандитов с желтыми глазами дед рассказывал когда мальчишка вел себя особенно проказливо. Так что остаться незамеченным не было никакой возможности.
Спутникам героя сказок тоже досталось по крепкому рукопожатию крепкой как камень лапы. Особу королевской крови по простоте душевной, Тоург в лицо не признал. Да и где там за маской лицо-то разобрать.
- Кагито! Явился! - пророкотал тролль, не забывая одной рукой метать на стол деревянные миски, а второй поворачивать вертел. - Дед был бы рад тебя застать да не вышло. Ладно нынче хоронют, хрен выкопаешься. Да садись ты, чучело, миом все будет. А друзьям твоим, как всегда, фею на вертеле? - Тоург расплылся в кровожадной улыбке, но не продержался и минуты. Хлопнул себя по коленями и расхохотался. - Нет, ты видал эти лица? Да шучу ж я, шучу. Барашка стало быть, иль полегче чего? Кролей может? Мой младший сегодня в полях отличных кролей поймал, во! - демонстрируемым на длинну трольего локтя кролем можно было при желании травить лис. - Овощей не предлагаю.Чей мы не козлы, траву не едим.

Отредактировано Кагито Лей (2012-08-19 14:05:57)

36

Николас оценил. То есть сперва он оценил лапищу кёхуанца там, где быть ей совершенно не полагалось, а вот потом уже - рост этого наглеца. Поговорку про мелких, но кусючих и прыгучих не по росту была не иначе как выстрадана народом, то есть абсолютно правдива: неугомонный проходимец уже тащил Николаса вслед за собою, заставляя врезаться в не успевших убраться с пути гуляющих благородных прохожих. По правде казать едва не потерявшийся сзади Леонард никогда таким галопцем с подпрыгиваниями принца не водил и уже через несколько совершнно незнакомых поворотов, соударений, дворов и переходов Николас насмерть потерялся и заблудился в собственном городе. Нет, он, наверное, смог бы со временем добраться до узнаваемых мест и площадей, но сейчас приходилось покрепче уцепиться за предложенную руку и сконцентрироваться на том, чтобы не упасть, да не потерять на лету маски. Впрочем, по сравнению со случившимся далее пробежка по кривоватым и перепутанным переулкам старого Дагора была делом приятным и развлекательным - троллью руку Николас инстинктивно пожал, а вот при предложении мяса явственно не совладал с лицом. Есть почти что перехотелось, но удалось все же и освободиться от железной хватки Кагито и уцепиться за услышанное.
- И воды не пьем! - принц подхватил слова хозяина как свои родные, попадая ровнехонько в тон и стиль речи малость поддатого гуляки. Как там говорила его старая кормилица про свою деревнскую свадьбу?
- Кролей! С диким луком, чесноком и барбарисом, - Николас отчаянно надеялся что данное блюдо достаточно деревенское, чтобы его ничем не выдать, - воды, вина и... - что так кёхуанец звалил? А, - и пива - ему!
В качестве компенсации всяческих неудобств Николас стремительно ткнул своего провожатого кулаком под ребра, вполне дружески, но метко.
- А то от его жалоб на местное вино скоро не только молоко - вода сказится!
Размеров предлагаемого кроля принц не видел, а то, может, и убоялся бы, - зато не ьыло видно и сопровождающих. Было достаточно трех секунд, чтобы представить себе что именно и кто именно ему скажет уже завтра, но... с другой стороны, если уж вляпался, почему не получить удовольствия?

37

Кагито хохотал до того самого момента как кулак принца не врезался ему под ребра, перехватывая смех резким вздохом.
- Прекратите покушаться на мою жизнь, - все еще едва не икая от хохота пригрозил он Николасу. - А не то пожалуюсь Леонарду и он Вас выпорет. Как в старые добрые времена, а?
Тут засмеялись уже все кто услышал заявление кехуанца. Смеялись беззлобно, не воображая себе невесть чего и не щупая принца глазами. Даже Леонард, кажется, позволил себе усмехнуться в кулак. И это при том что принцев он не порол в жизни. Где ж такое видано.
К тому моменту как новые посетители уселись за стол перед ними уже стояли увесистые кружки и миска с хлебом и сыром, кусками которого при желании можно было сбивать голубей в полете. Тоург потешно расшаркиваясь повинился за нерасторопность и попросил не отубать ему голову - кролям надо было потомится на огне еще пару минут.
Тролль был прощен. В ожидании лучшего в Дагоре мяса Лей травил принцу и всем присутствующим байки о дальних землях, где можно ходить по воде, а песок блестит на солнце как драгоценные камни, о горах которые дышат огнем и морских течениях закручивающихся в спираль до самого дна. О землях где у каждого есть нож, но никто не боится удара в спину. О землях где женщины ходят в одних украшениях и сами выбирают себе мужей.
А когда кто-то сомневался в правдивсти этих сказок стучал железным кулаком по столу и клялся.
- Честное пиратское, чтоб мне вовек ветра попутного не было!
И только когда тарелки с мясом заняли свое место, а слюна стала так быстро скапливаться во рту, что мешала говорить, Кагито, проглотив очередной кусок, легонечко толкнул Николаса под локоть.
- Что скажете, нравится Вам это место, Ваш... то есть... - тайсей на минуту задумался и куда тише произнес. - Как мне называть Вас чтобы сохранить Вашу личность в тайне? Дагорскому принцу не с руки сидеть в таком заведении.

Отредактировано Кагито Лей (2012-08-23 13:46:15)

38

- Дешево ж ценится дагорское гостеприимство, коли попрекают покушениями на жизнь. Айя, хозяин, а гость-то твой, чай хлебосольности нашей ни разу досыта-то то и не хлебал? Все по дедовым словам только, так ли? Тоург, а не показать ли нам легенде как в Дагоре нынче кормят?
Короткий толчок в плечо кёхуанца должен был, Николас на это надеялся, быть направлен в сторону скамей и столов. Сам он надеялся на разумность незнакомца, на то что хмыкнувший Леонард стоял там-где-должен был и на то чутье, которое иногда-то должно выводить пьяных, дураков и авантюристов по кривой, да к цели. В конце концов, несмотря даже на болтающийся у пояса подвесок от "дедушки инквизитора", а именно авантюрой все это действо и было. Хорошо хоть задуматься над ним Николас не успевал - хохотал да подкалывал тролля, принюхивался да расхваливал наметанные на стол закуски (сыр пах так, что и зрячий бы, глаза закрыв, не промахнулся - острый, размашистый запах, проюивающий едва не до слезы), слушал байки, да ладонью по столу хлопал, вздымая из-за маски брови, мол и верю вроде, да только брешешь же, гостюшка. Прислушиваться за правдой принц сейчас не хотел - играть в рассказчика и слушателей было интереснее, к тому же кёхуанец явно дело это любил. Как, впрочем, и привирать немного...
Было даже жалко что все кончилось так быстро, что еда - уже вот тут и теперь рассказам конец, хоть и на время. Было жалко времени и немного грустно и очень, очень голодно, поэтому мясо все же пришлось кстати, а вот чтобы ответить - пришлось сделать титаническое усилие, разом поглотив кусок не меньше чем с кентаврью переднюю ляшку.
- Боюсь что Вы правы. Хотя сегодня всем можно всё и, вздумай Вы звать меня хоть полным именем - только посмеются, ведь меня не может тут быть. Впрочем, рассчитывать на это неразумно - пусть будет Аллен. Любые производные.
Веселье разом скатилось, словно вода с гуся, оставив только неприглядный до отвращения факт, да тихо пробегающее время. Есть расхотелось почти совершенно и пальцы слепого, нащупывая, неловко перевернули полный стакан. Почти что повтором. Для того чтобы веселиться приходилось делать усилие, но голос все еще был звонок:
- Тоург, наше вино залетному гостю не по нраву - плесни по стаканам Маскарадной настойки, а я... глядишь и смогу оплатить тебе такое разорение!

39

В ответ на коварный замысел принца опоить гостя Лей только в усы усмехнулся.
Мальчик, конечно, не знал с кем имеет дело. А если б и знал, верно бы не поверил?
А если бы и поверил, то вовек не догадался бы, что адмирал Кеху отгулял в городе Татеса больше Маскарадов, чем сам Николас. Но разубеждать и отговаривать его от каверзы Кагито не стал, даже глядя в округлившиеся глаза Леонарда. Махнул рукой успокоительно, мол, ничего с принцем не станется, не сахарный.
- Тоург, и правда. Чем это ты потчуешь дорогих гостей. Малец же сказал, Маскарадной ему подавать, так подавай, лапы твои кривые. Да поживее! - он даже ногой притопнул, изобразив наигранное возмущение нерасторопностью прислуги. Но лыбился при этом так, что каждому было понятно: Тоург может не торопиться, а спутнику шумного коротышки осталось не так уж и долго до расправы.
- Так-то, господин Аллен, Маскарадную в одну рожу хлебать не принято. За знакомство со мной, да за сказочки, хлебни за компанию? На полпальца ему! Тоург, да куда ж ты плещешь ему как себе-то?! Окосеет совсем, а нам с Леонардом до дому тащить!
Лей решительно отнял у тролля стаканы и придвинул один из них к принцу, почти не помогая крепко сжать его пальцами. Запах у Маскарадной был не слабее сырного, разве что поприятнее, а дыхнув после глотка на факел любой человек мог изображать огнедышащего дракона. Зато пилась она на удивление легко, начисто лишенная горечи и тягуче прокатываясь по горлу. Пьянели с нее обычно не сразу, чувствуя сперва непривычную легкость и готовность протанцевать да пропеть песни до самого утра. Язык и ноги как правило начинали заплетаться через пару часов. За эти пару часов гуляки обычно успевали перехватить еще пару стаканов.
- Пейте же, Аллен! Ну! - не долго думая Кагито столкнул стаканы боками, по традиции позволяя содержимому смешаться и подхватил принца под руку. Пить первый стакан полагалось на брудершафт. И до дна. - Не грустите, Аллен! - кехуанец почти крикнул это Николасу в ухо, пытаясь перекричать остальных посетителей. - Маскарад не время для грусти! Пейте и забудьте обо всем на эту ночь. Разве не для этого Татес подарил дагорцам маски?

40

Николас, даже если бы знал, с кем имеет дело, даже если бы представлял, насколько у негаданного "товарища" больше питейского опыта, даже если и подозревал бы, что замысел его по опаиванию (с обной-то порции? смешно, право) приезжего гостя не удастся, - все равно бы сделал как сделал.  Оттого просто, что не имел цели как-то специально железнорукого до похмелья довести. В своем роде это была верность традициям - положено Маскарадную пить, так уж давайте тогда ее пить. И никакая тревога Леонарда, сочащаяся неприятным холодком из-за спины и по ней же марширующая легионами мурашек, никакая насмешливая и игривая готовность вестись на подначки, демонстрируемая кёхуанским гостем, - ничто это помешать Николасу не могло. Он же решил. Он же сказал, велел, предложил - теперь дороги обратной нет, да он ее, по совести если, и не искал ни единого мгновения.
- Поровну, Тоург, поровну лей! - звонкое и насмешливое возмущение в голосе долженствовало привести к честному и правильному розливу по бокалам. Нет, Николас совершенно уверен был, что трезв не останется и с полупальца настойки, так зачем же меру знать? Чего ради? Ради завтрашнего тусклого и занудного утра? Вот еще, думать о таком на Маскараде - кто рассчетом одним на празднике движим, тому Татес потом припомнит, мстительно и как нельзя более "вовремя".
- За веселье! - толстопузые бокалы сталкиваются и скоро все пальцы уже в Маскарадной, запах бьет в нос, не давая ни опопмниться, ни поосторожничать, ни раздумать - Аллен знает, как нужно пить это, - ирония такая, но он видел и помнит прекрасно и сейчас, совсем не специально, но просто копирует манеры с давнего Маскарада, оттопыривая немного локоть и залпом опрокидывая в себя... тепло. В голове почти сразу становится легко и звонко, но она, голова которая, она еще понимает, что это не просто так и не дает движениям стать разлапистыми. Николас, даже не сосредотачиваясь, куда более аккуратен в жестах, чем на трезвую голову и все дается как-то... легче, что ли, - оттого и хочется больше, еще больше, всего и сразу, забыв о пришепетывающем голоске потаенных страхов. От сотрапезников, Аллен наконец-то вспоминает нужное слово и улыбается широко и открыто хозяину заведения, от них всех веет теплом и какими-то славными травками. Уютно.
Ноги исправно держат дагорского принца, разве что сдержанность в желаниях подается перед напором Маскарада и Маскарадной, заставляя, безошибочно угадав бокалом стол, хлопнуть по столешнице опустевшей посудой.
- Веселиться - вся ночь впереди. Ешьте быстрее и идем, не только же брюхо радовать!

41

.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-03-25 00:18:32)

42

Кагито и впрямь собирался в этот день радовать не только брюхо - подобных скучных радостей Татес не жаловал, а тайсей совсем не жаждал потом обретать неприятные, хоть и занимательные, приключения на свою голову весь последующий год - до нового Маскарада. Но если по началу он планировал выбраться и погулять по праздничным улицам, то с появлением в "Гнутой Подкове" белокурой красотки, мысли его приняли совершенно однозначное направление, совпадающее кажется со всеми представителями сильного пола, находящимися в эту минуту в трактире.
Даже если припомнить, что дома, в Кеху, его ждет (по крайней мере обычно Кагито надеялся именно на это) Анико, тайсею ничто не мешало изобразить из себя этакую помесь охотника и рыцаря. Да заодно утереть нос дагорским наглецам, снисходительно посматривающим на него сверху вниз. В конечном счете, никто не обязывал его тащить эту девицу в постель.
- Разумеется, не только, господин Аллен. надеюсь у меня выйдет устроить нам развлечение для ума. Подождите минутку, не серчайте. А вы, Леонард - я на вас надеюсь, смотрите чтобы никто не безобразничал.
Судя по малость побледневшему Леонарду, успевшему хлебнуть разбавленного вина, просьба эта ему казалась определенно плохой. Впрочем, баловать никто из присутствующих, похоже, не собирался. И дело было не только в том, что Тоург ленивым движением потянулся за тесаком, а в том, что Лей размашистой походкой направился к замершей у стойки девушки. Той самой, в платье, которое стоило как добрая четверть тролльего трактира.
Хотя может быть как раз наоборот.
- Надеюсь Его Величеству не придется тратить на это время, красавица, - Кагито оказался к ней так близко, как только позволяла пышная юбка платья. А еще бессовестно поймал за руку, поворачивая к себе. Не то чтобы он так уж хотел рассмотреть ее грудь поближе, скорее уж это получилось само собой. Что поделаешь, коли кехуанский адмирал оказался такого удачного роста.
- Останьтесь с моими спутниками, пока кто-нибудь не решил, что имеет на вас какие-то права. Уверяю, так оно будет лучше. А я пока доставлю сюда вашу леди.
Лей умел говорить таким тоном, что незнакомые принимали его за военного и желание перечить отпадало как-то само собой. Фактически, впечатление он производил совершенно верное, разве что учеником Кадетского корпуса никогда не был.
- И возражения не принимаются, - добавил он, споро подталкивая девушку к столу, за которым устроилась их троица и, убедившись что она двигается в заданном направлении, метнулся на улицу.
Если вы когда нибудь видели как бегают медведи, то представляете себе зрелище, представшее перед глазами дагорцев отмечающих Маскарад. Валяющиеся на мостовой бумажные фонарики хрустели у кехуанца под ногами.
- Это вы та дама, которой плохо? - разумеется, ничего более глупого Лей спросить не мог. В общем-то, как ему помнилось, в этой части города Дамы были редкостью.
Так и не дождавшись ответа (если им нельзя счесть не слишком то добрый взгляд), тайсей попросту перекинул Даму через плечо и, не слушая возражений, потащил ее в "Подкову". В любой другой день стража немедленно отреагировала бы на подобную выходку, но сегодня был Маскарад и дагорцам было позволено куда больше, чем обычно. Дагорцам, а не их женщинам, чтобы вы понимали разницу. Последним оставалось только расслабиться и получать удовольствие. Или покрепче держаться за отца, брата, мужа или любовника, если таковой у них имелся.
- Воды Даме, живо! - рыкнул Кагито и эта самая вода появилась на их столе как по волшебству.
Свою ношу тайсей сгрузил на лавку с величайшей осторожностью и придвинул к ней стакан. На всякий случай, если у нее вдруг будут дрожать руки.
О том, что куколка Мари или ее Дама могут совершенно случайно оказаться дамами весьма близкими к дагорскому двору и какие проблемы это может за собой повлечь Кагито даже не предполагал.

43

День Татеса, именно - кажется эти сутки задали себе единственную цель - сделать так, чтоб Николас не успел приспособиться к ситуации, а как только он хотя бы подумал, что контролирует процесс - изменить ситуацию целиком и полностью, чтоб не завирался. Стоило, наверное, сказать, что в этот раз "покровитель Дагора" определённо Николаса "достал" - ничего хуже чем дама в такого рода трактире и представить себе было нельзя. Не потому даже, чтоб дагорцы были какими-то особенными шовинистами - не более чем предполагают времена и нравы, - просто хотеть женщину было слишком уж естественным желанием для большей части особей мужского пола, а скрывать это желание принято не было. Нет, разумеется, сношаться посреди улицы было нежелательно (для этого, в конце концов есть переулки), а за попытку отбить супругу можно было получить по рогам, зубам и рукам вплоть до уютной домовины, но вот вожделеть противоположный пол не выпрыгивая из штанов было более чем дозволено - показатель здоровья, жизненной силы и своеобразный комплимент женщине, большая часть которых понимала (и принимала) подобные знаки внимания правильно. В защиту дам разного рода можно было сказать только то, что они, как правило, от эмоциональной сотавляющей подобного "этикета" были защищены.
   В подобные моменты слепой принц безоглядно радовался тому, что не телепат и тому, что большое количество существ вокруг кое-как сглаживает чёткость чужих желаний, все же заставляя его, Николаса, брезгливо морщить нос под маской, возбужденно выдыхать и подёргивать себя за многострадальный висок: он был и рад тому, что Кагито отошел, и переполнен чужим, и предельно отстранён. Остатки возможного хмеля слетели на жалобе призвать на головы охальников (или негодников) королевский гнев и на осознании того, что, раз уж тайсей осчастливил их заботой об этой, в парадное платье разряженной, куколке, щит ставить всё равно придётся - иначе дело и впрямь закончится кровавой оргией.
   Счастье еще, что в голосе Лея откуда-то повляется металл, а Леонард успевает подхватить под руку движущуюся в их сторону особу - суета вокруг предлагаемого стула, взаимных расспросов и предложений выпить или успокоиться отвлекает, но не настолько, насколько раздражает и выводит из себя навязанная окружающими эмоция - до головной боли и сызнова пошедшей носом крови. Может из-за того спрятанный в маску принц совершает ошибку, накрывая слабеньким, но щитом не себя, а всех, устроившихся за столом, да ещё и вслух.
   Если бы у него было время на то, чтоб подумать, он понял бы, что это только усугубит ситуацию, но он, сейчас и тут накормленный чужой похотью и желанием, едва соображает... Ах да, голову надо держать пониже - эти, помянувшие Короля, они могут случайно его узнать. Голову пониже и поменьше говорить - старший принц Дагора утыкается в кружку с пивом, забывая и о выпитой Маскарадной и об утренней, но так и не прошедшей даром гномской самогонке.
- Думаю, про кролей и спокойно выпить можно забыть, - голос, искаженный кружкой, неузнаваем, - Николас на это надеется, - если только тут нет отдельных кабинетов...

44

Мир перевернулся с ног на голову так быстро - в одну секунду!
Со своего места на плече незнакомца Жермини могла наблюдать лишь за мерно вышагивающими сапогами похитителя. Стук-стук-стук! Так это и есть настоящий мужчина, о коем грезят все дамы? Пришел - увидел - унес в пещеру?
Несмотря на всю бережность, с которой герцогиню усадили на лавку, транспортировка не могла не сказаться на её разнывшемся боку. Камерарий еле удержалась, чтобы не поморщиться. С недобрым взглядом Рыцарь не ошибся. Будь у женщины муж - он бы вызвал смельчака на дуэль. Будь у неё крепкий отец - он бы тоже вызвал на дуэль. Но у Жермини была только она сама... К тому же, сегодня праздник... И, вроде бы, мужчина не со зла... Сложив аргументы вкупе, камерарий решила повременить с поединками чести. Длинные ресницы опустились на край стакана, женщина сделала пару глотков. Но кто-то рядом сокрушенно сообщил, что дама расстроила их планы. Не волнуйтесь, сударь, она не задержится:
- Найди нам экипаж. Немедленно. - голос был тихим и ровным. У герцогини уже не было сил злиться на камеристку… Хотя стоило! Та даже не шелохнулась. Как зачарованная Мари смотрела на одного из спутников:
- Ваше Высочество...? Вот глупая! С досады коготки Жермини чуть не вонзились в руку служанки. Камерарий не видела, как принц поспешно нырнул носом в кружку, стремясь быть неузнанным. Она не застала начало встречи. В отличие от Мари. И сейчас камеристка всем своим видом показывала, что она не ошиблась. Но как же это было назойливо…
- Найди нам экипаж. Это твое последнее поручение на занимаемой должности. – девушка посмотрела на госпожу испуганно, но перечить не решилась. Будто тело в эфире, избавленное от земной оболочки, она пронеслась по таверне и исчезла за дверью. А герцогиня, наконец, внимательно присмотрелась к окружению.
О да! Это был принц. И дело даже не во внешности – узнать молодого человека сейчас было бы весьма проблематично. Но с ним был Леонард. А всех слуг при дворе Жермини знала наперечет. Случись такая встреча в другом месте, камерарий присела бы в глубоком реверансе, почтительно опустив глаза. Но в данных обстоятельствах подобные церемонии были более чем неуместны. Посему слова вылились в воздух легким вздохом:
- Здравствуйте, мой принц… Прошу прощения, что помешала вашей беседе... – Беседе? Где бы он ни находился, каким винным духом не был окружен, для герцогини Николас Аллен Мэйн, прежде всего, оставался сыном короля. Однако, мальчик вырос. Этого нельзя было отрицать.
На этот раз камеристка вела себя куда тише. Склонилась над ухом госпожи и что-то быстро прошептала. Невесомый жест руки – хорошо-хорошо, спасибо, я всё поняла.
- Но раз так случилось... Не окажите ли Вы мне честь прокатиться вместе по городу? – ни тени упрека, ни намека на то, что из трактира нужно убираться как можно скорее, лишь невинный вопрос.
- Места в экипаже хватит всем… – добавила Жермини, устремив взгляд на Рыцаря, словно тот был мишенью, и женщине предстояло стрелять. Она ещё не забыла оказанный ей прием. Но улыбнулась безоружно. Одними уголками губ.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2013-09-22 14:21:23)

45

- Вам придется повременить с отъездом, - "рыцарь" не удосужился даже выслушать мнение своего спутника и его слуги, продолжая говорить таким тоном, будто в его шкуре на Маскарад заявился сам Татес. Наглость с лихвой окупала недостаток роста. - Даже если места в экипаже хватит всем.
Вообще-то, Лею просто не хотелось забираться в экипаж и тешить дагорских господ своими сложными отношениями еще и с лошадьми, которые его, мягко говоря, недолюбливали. Впрочем, это никак не помешало ему предупредительно вложить в лапищу подошедшего тролля стопку монет, вдвое превышающую ту сумму на которую они успели посидеть. Авансом, за возможные... недоразумения и сломанную мебель.
Под куполом щита, которым принц накрыл их компанию, как бабочек сачком. На это вырвашееся (не против ли воли?)заклинание, Лей только хмыкнул и легонько толкнул принца в плечо, поясняя собственное положение в пространстве и самую малость ломая его напряженную позу.
- Праздник еще не перевалил и за середину. Рано возвращаться домой, - показал он зубы из под старенькой маски. Конечно, куда еще могли попытаться увезти господина Аллена в экипаже - или в замок или в узилище, что в общем-то было примерно одинаково. - К тому же, мой друг должен непременно побывать на сожжении масок. Верно говорю, господин Аллен?
"Ну же, принц! Покажите кто хозяин в этом городе: вы, сын своего отца, или эти разряженные в шелка дамы?"
Железная рука тайсея уперлась в стол совсем рядом с руками Николаса - тот уже должен был запомнить, что шарахаться от близости конкретно этой руки нет никакой необходимости. Этот жест отдавал попыткой защитить и принять огонь на себя.
И все, возможно бы, получилось, если бы кровь Мэйнов не была горяча и горюча как Маскарадная настойка.
А что до того, что господина Аллена вслух назвали "высочеством" и "принцем"... Будто кому-то в "Подкове" (кроме самих дам, Леонарда и Николаса) было до этого дело!

Отредактировано Кагито Лей (2013-09-22 20:18:26)

46

Быть иль не быть? Достойно ль...

Воистину этот день был посвящён Татесу и изгибистым поворотам судьбы... в равной степени. Наверное целью этого урока было дать понять слепому принцу. что ему не по силам общаться на равных... или что ему не понравится такое общение, или... Татес, вариантов могло быть множество, но пока, пока Николас начинал закипать - сегодня все словно целью поставили себе вывести его из себя. И Первый Инквизитор, Леон де Виррид, которого так некстати пришлось оттаскивать от кёхуанского генерала, и сам Белый Тан со своими многослойными и неявными конструкциями туманных предложений, и даже тайсей, недвусмысленно пытающийся подпихнуть его, Николаса, к принятию определённого решения. Впрочем, последний, возможно, действовал так не из хитроумной рассчетливости, а от внезапного деятельного сочувствия - беда была только в том, что такого рода сопереживание (а эмоциональный фон кёхуанца Николлас волей-неволей чувствовал) было совершенно не к месту и, вместе с категоричным предложением (и изрядным количеством уже выпитого) подталкивало к совершенно ребяческим поступкам. Например к тому, чтобы стукнуть кулаком по столу и тоже повысить голос.
Как бы Николас не "держал фасон", многолюдные сборища были ему утомительно-непривычны и, не будь предложение камерария Дагора таким... настойчиво-прямым, он, вполне возможно, ухватился бы за эту возможность ускользнуть от многолюдья толпы.
Но не теперь...
Ладонь "господина Аллена" безошибочно ложится поверх железной "лапы" тайсея кёху - благодарностью за заступничество и неожиданно крепкой хваткой затянутых в тонкую кожу внутренних перчаток пальцев.
Ладонь Николаса, лёгшая поверх "клешни" тайсея демонстрирует всем желающим и, в частности, Леди Камерарию, стандартный амулет Инквизиторов: нет, он не один и его не нужно "спасать". Пусть даже побрякушка Его Милости пока не активирована, это решительно никакого значения не имеет, ведь Николас ещё не завершил разговора.
- Я непременно воспользуюсь Вашим предложением, Ваша Светлость, - карточный домик легкомысленной болтовни рушится от упоминания очередного титула, а венценосная особа отрывается от ставшей бесполезной и ненужной уже кружки, - когда должен буду занять своё место на церемонии завершения Маскарада. Надеюсь, что в Ваших силах до тех пор составить мне компанию? Я не прошу о невозможном?
Интонации принца легкомысленны и невесомы, но это совершенно и явственно не просьба, пускай и не угроза - тоже. Это же просто Маскарад... - пауза для возражений оставлена, но не настолько длинна, чтобы мадам герцогиня успела и впрямь возразить.
- Тогда, пожалуй, нам нужно что-то более подходящее для дам, чем Маскарадная.

47

Маскарад – это неизбежное зло. Капризный и своевольный ребенок. И каждому, кто захотел бы разубедить герцогиню, она предоставила бы отчет с двумя графами: «что должно было получиться» и «как вышло на самом деле». Слишком много личных интересов сталкивались в одном месте: – Домой? – удивленно вскинутая бровь и капелька оскорбленного достоинства, самую малость: - Кто же проводит праздники в четырех стенах? Разве что узники… - а какой из принца узник? Впрочем, последняя мысль была довольно сомнительной, и герцогиня предпочла оставить её при себе. «Мой друг» - так обратился к принцу доселе неизвестный Жермини собеседник. И это понравилось ей. Хорошо, что у Николаса есть друзья. И вдвое приятно, что они готовы так яростно его защищать: – Отнюдь. Просто сегодня в городе есть места, где потчуют не только хлебом, но и зрелищем… - герцогиня распрямляет пальцы, которые до сих пор нервно сжимали ткань платья, безнадежно обрекая его на складки. Она расслабляется и прямо чувствует, как уходит неприятный зажим в плечах: – К примеру, вы видели когда-нибудь бои люцертол? А ведь эти ящеры бесподобные охотники! Да и их способности к регенерации можно позавидовать. Если в драке им оторвали лапу, они запросто вырастят новую… - голос плел невесомую кружевную вязь и чуть туманил сознание. Жермини надела на себя маску той приятной светской дамы, которая появляется, как всегда, кстати и разряжает обстановку. Она прекрасно понимала, что мужчинам необходимо держать лицо и достойную позу, и только женщина может позволить себе быть гибкой. Пойти на уступки. К тому же, решение принца было по-королевски мудрым: составить компанию он не отказался, но и сменить декорации не позволил. Женщина улыбается и послушно кивает Его Высочеству. Даже не видя, он поймет её ответ. Он и не ждет другого: - Пожалуй, вина? Белого. - делая заказ, Жермини смотрит на тролля изучающе, она даже завидует ему. По счастливому стечению обстоятельств, хозяин таверны за один вечер сделал недельную выручку. И она готова была спорить, что из всех присутствующих он единственный, кто всей душой любит этот непредсказуемый Маскарад...

ОФФ: Я тормоз, каюсь.

Отредактировано Germaine d'Lefevre (2014-01-09 00:17:04)


Вы здесь » Последний Шанс » Архив Дагора » [15-16.07.1439] Мирный праздник в каждый дом